Robes de mariЁ¦e robes de soirЁ¦e 2012

Тема 21. Международный политический процесс

1. Теории мировой политики

Теоретическое исследование международных политических процессов имеет богатую историю. В качестве первых попыток объяснения сложных взаимоотношений между государствами можно назвать «Историю Пелопоннесской войны» Фукиннида (V в. до н.э.), размышления Цицерона о «справедливых войнах», ведущихся против вторгшегося в страну врага, многочисленные хроники действий различных правителей и т.д. Долгое время в политической мысли центральное место занимали вопросы войны и мира, нередко рассматривавшиеся в качестве главных орудий революционной трансформации мира, построения нового мирового порядка, изменения баланса сил и т.д. В XX в. теоретические дискуссии о природе и специфических характеристиках мировой политики велись в основном между реалистами и идеалистами (в 20-30-х гг.), традиционалистами и модернистами (в 50—60-х гг.), государственниками и глобалистами (в 70-80-х гг.). В чем же суть расхождений между ними и представляемыми ими школами и направлениями?

1.1. Реалистическая и идеалистическая теории мировой политики.

Реалисты (Дж. Кеннан, Дж. Болл, У. Ростоу, 3. Бжезинский и др.) исходили из того, что основным и естественным стремлением всякого государства служит проявление силы, направленное на достижение собственных интересов. С этих позиций международная политика представляется как поле борьбы суверенных государств, ориентированных на национальные интересы и потому борющихся за достижение тех целей, которые постоянно находятся в сфере их внимания. К ним относится прежде всего достижение безопасности, поскольку из-за отсутствия верховного арбитра в международных отношениях каждое государство вынуждено главное внимание уделять собственной защите. Следовательно, каждое государство, соперничая с другим, обязано стремиться к созданию такого баланса сил, которое выступало бы в качестве сдерживающего механизма в условиях конкуренции, силового противостояния и при котором это государство может получить превосходство, гарантирующее ему безопасность. Логика такого взаимодействия требовала создания коалиций, блоков, союзов, которые способствовали бы умножению силы и, соответственно, решению входящими в них государствами своих задач.

По мнению реалистов, ориентируясь на защиту своих интересов, государства не могут руководствоваться альтруистическими принципами и пренебрегать своими потребностями ради той или иной жертвы агрессии. Любые морально-этические и даже нормативные установления для государства должны рассматриваться им не иначе, как средства ограничения его суверенитета. При этом признается, что любые средства достижения цели — убеждения, шантаж, сила, торговля, дипломатия и т.д. — изначально оправданы, если умножают могущество государства и создают возможность решения поставленных задач. В то же время главными ценностями поведения государств на международной арене должны быть осторожность и ответственность при принятии решений.

Иными словами, квинтэссенцией такой линии поведения государств на мировой арене выступала формула прусского генерала XIX в. К. фон Клаузевица «хочешь мира — готовься к войне». Правда, теоретическим отцом политического реализма принято считать американского ученого Г. Моргентау (1904-1980). В книге «Политические отношения между нациями: борьба за влияние и мир» (1948) он попытался обосновать идею о том, что власть, которую он связывал с неизменностью человеческой природы, является основой поведения государства на мировой арене. «Международная политика, — писал Моргентау, — подобно любой политике, есть борьба за власть. Какие бы конечные цели ни преследовались в международной политике, непосредственной целью всегда является власть».

При таком подходе идея власти концентрировалась в понятии интереса, а «концепция интереса», определенного с помощью термина «сила», позволила выяснить сущность как внутренней, так и внешней политики государства. Поэтому, по мнению Моргентау, интерес всегда должен господствовать над любыми, даже самыми привлекательными абстрактными идеями. Так что только такая рациональная политика способна увеличить выгоды государства и минимизировать риск при их получении. Высшими добродетелями объявлялись способность правителей к учету последствий политических действий и благоразумие.

Идеалисты (Д. Перкинс, В. Дин, У. Липпман, Т. Кук, Т. Мюррей и др.), напротив, рассматривали мировую политику с помощью правовых и этических категорий, ориентируясь на создание нормативных моделей мировых отношений. В основе их убеждений лежал отказ от признания силовых и военных средств как важнейших регуляторов межгосударственных отношений. Предпочтение же полностью отдавалось системе и институтам международного права. Вместо баланса сил идеалисты предлагали другой механизм урегулирования межгосударственных отношений, а именно — механизм коллективной безопасности. Эта идея базировалась на том соображении, что все государства имеют общую цель — мир и всеобщую безопасность, поскольку нестабильность силового баланса сил и войны причиняют государствам огромный ущерб, ведут к бессмысленной трате ресурсов. Агрессия же даже одного государства против другого приносит ущерб всем.

В 1918 г. американский президент В. Вильсон, сформулировав 14 пунктов послевоенного урегулирования, практически концептуализировал взгляды идеалистов. В частности, в качестве основных механизмов урегулирования мировых политических отношений он предложил: проведение открытых мирных переговоров; обеспечение гарантий свободы торговли в мирное и военное время; сокращение национальных вооружений до минимального достаточного уровня, совместимого с национальной безопасностью; свободное и основан^ ное на принципе государственного суверенитета беспристрастное разрешение всех споров международными организациями.

Тогда практически впервые была озвучена идея создания системы коллективной безопасности в мире. Предполагалось, что арбитром межгосударственных споров станет международный политический орган, наделенный исключительным правом принимать решения о коллективном наказании агрессора. Однако сформированная тогда Лига Наций, олицетворявшая собой устремления людей к справедливости, порядку и миру, не смогла предотвратить агрессию СССР против Финляндии, Италии против Эфиопии и ряд других военных конфликтов. Бессильной оказалась она и в предотвращении Второй мировой войны.

1.2. Традиционалистская и модернистская теории мировой политики.

В послевоенное время в науке на первый план вышла дискуссия модернистов и традиционалистов. Те и другие пытались выработать более систематизированные представления о международных политических отношениях. При этом модернисты (М. Каплан, Р. Норт, Р. Снайдер, Г. Алиссон и др.), которые рассматривали национальные государства в качестве самостоятельных властных систем, испытывающих влияние со стороны других субъектов, основное внимание уделяли моделированию их действий на мировой арене. В их исследованиях основной акцент делался на изучении процедур и механизмов принятия решений, на описании поведения различных сегментов правящих элит и правительств, разработке технологий бюрократических компромиссов и других компонентах выработки внешней политики государств. Учет влияния даже малейших акторов, принимавших участие в разработке внешнеполитического курса, позволял им моделировать конкретные системы международных отношений, составлять прогнозы взаимодействия государств на различных политических уровнях.

В свою очередь, традиционалисты (Р. Мейер и др.) акцентировали внимание на необходимости учета влияния тех действующих на внешнюю политику факторов, которые транслируют характерные для конкретных стран традиции и обычаи, выражают особенности личностного поведения политиков, роль массовых и групповых ценностей и т.д.

1.3. Государтвенная и глобалистская теории мировой политики.

Дискуссия о значении различных компонентов внешнеполитической деятельности государств постепенно сменилась спором ученых о том, осталось ли государство центральным элементом в мировой политике или интеграционные процессы преобразовали эту сферу в качественно иное, взаимозависимое и взаимосвязанное мировое сообщество. Так называемые государственники (К. Дойч, К. Уолтц и др.) полагали, что, несмотря на все перемены, государства остались центральными субъектами мировой политики, изменились лишь формы отношения между ними. Поэтому и природа сферы мировой политики осталась той же: ее насыщают прежде всего внешнеполитические действия государств, руководствующихся принципом реализма, силового сдерживания конкурентов и достижения устраивающего их внешнюю политику баланса сил. К. Уолтц даже ставил под сомнение тезис о взаимозависимости государств в современном мире, которая, как он считал, возрастает лишь на уровне отдельных корпораций и фирм, но не государств. По его мнению, великие державы в настоящее время менее зависимы от партнеров, чем в начале XX в. При этом растет политическая роль финансовых и экономических центров в мире, влияние которых также не укладывается в формулу взаимозависимости государств. Их роль в мировой политике только затемняет неравенство стран, их реальные и будущие возможности. Поэтому разговоры о взаимозависимости мира только идеализируют перспективы международного сообщества, ориентируя его на абстрактные цели и идеи.

В противоположность государственникам глобалисты (Э. Хаас, Д. Пучала, Л. Линдберг и др.), своеобразно продолжая линию идеализма, настаивали на снижении роли национальных государств в мире. По их мнению, современные изменения в сфере транспорта, связи, информации сделали национальное юсударство неэффективным орудием достижения собственной безопасности и обеспечения благосостояния своих граждан. Спрессованность мировых отношений, «сжатие мира» (О. Янг) явились наиболее адекватным отражением динамики современных международных отношений. Жизнь показала, что многие проблемы не имеют чисто национальных решений даже для крупных государств, предполагая тем самым кооперацию, сотрудничество и объединение ресурсов различных государств. К таким проблемам глобалисты относили многие проблемы охраны окружающей среды, формирования трудовых ресурсов, предотвращения гуманитарных катастроф, народонаселения, использования космоса, борьбу с терроризмом и др. Объективная потребность в кооперации действий сближает страны и народы. Свою роль в таком сближении играет и получившая общую признательность деятельность ООН, ОБСЕ и других организаций, которые внесли упорядоченность во многие международные процессы, приучили многие страны действовать в духе норм международного права, создали определенные традиции, привили элитарным кругам во многих странах мира определенные этические принципы и стандарты. Все это, по мысли глобалистов, способствовало созданию надежных предпосылок для формирования более управляемого мирового порядка, повышения контроля над проблемами безопасности, усиления интеграции.

В настоящее время сложность современных политических процессов на мировой арене, переплетение разнообразных тенденций и традиций постепенно привели многих ученых к убеждению в том, что в рамках того или иного теоретического направления очень трудно интегрировать достижения различных противоборствующих школ. Такое положение заставило многих представителей политической науки обратиться к социологическим конструкциям, более «свободным от односторонних теоретических предпочтений» и открывающим «более плодотворные пути к использованию накопленных знаний», всей совокупности методологических приемов, включая в себя традиционные и инновационные способы истолкования этой сложнейшей области мира политики.

2. Характеристика международного политического процесса

2.1. Понятие и особенности.

Международные отношения представляют собой весьма специфическую область мира политики. Их особый облик стал складываться по мере возникновения и развития государств, которые не только оформили сложившиеся к тому времени отношения между различными этносами и народностями, но и стали постепенно формировать внешние отношения друг с другом. Действуя за рамками собственных границ, в которых они обладали полным внутренним суверенитетом, государства должны были решать и целый ряд дополнительных задач: устанавливать контроль за деятельностью на своей территории иностранных сил и структур, усложнявших достижение стабильности; отражать угрозы своей целостности и безопасности; учиться согласовывать интересы с более сильными противниками; пополнять ресурсы, несмотря на сопротивление своим императивным стремлениям, и т.д. Безраздельные владыки в собственном государстве постепенно учились налаживать отношения с не менее коварными и грозными властителями в других державах.

Постепенно создавались и развивались такие механизмы взаимодействия государств на международной арене, как союзничество и конфронтация, протекторат (покровительство) и партнерство и т.п., которые выстраивали особую логику межгосударственных связей и отношений. В ходе длительной истории развития последних сформировалась специфическая конфигурация внешнеполитической сферы как самостоятельной области политики, по-своему преломляющей ее общие черты и свойства, демонстрирующей специфические источники своих изменений и развития.

В целом специфичность международных политических процессов проявляется прежде всего в том, что в этой области политики не существует единого легитимного центра принуждения, единого источника власти, который обладал бы непререкаемым авторитетом для всех участников этих связей и отношений. Если в области внутренней политики государства в основном опираются на законы и нормы, то в сфере отношений с другими обладателями внутреннего суверенитета им приходится ориентироваться в основном на собственные интересы и находящиеся в их распоряжении механизмы локального принуждения, способствующие их реализации.

Как относительно самостоятельная область политических отношений международная сфера политики регулируется различными нормами. Главным ее собственно политическим регулятором является складывающийся баланс сил между государствами (блоками государств), подчиняющими свою деятельность по реализации национальных интересов на международной арене. В этом смысле стоящие перед государствами цели нередко влекут за собой одностороннюю трактовку ими норм международного права, провоцируют отклонения и нарушения от соответствующей системы требований. Даже в настоящее время, с учетом всего положительного опыта сотрудничества государств в рамках ООН и иных, региональных систем международного сотрудничества (ОБСЕ), можно говорить об ограниченных возможностях международного права в деле регулирования отношений государств, не только имеющих различные интересы, но и обладающих несоизмеримыми ресурсами для их обеспечения. Как показывает практический опыт, эффективность правовых регуляторов зависит не столько от политической поддержки институтов международного права, сколько от влияния обладающих мощными экономическими или военными ресурсами конкретных стран.

Однако, несмотря на приоритеты собственно политических структур и механизмов в регулировании международной сферы, здесь сохраняются определенные возможности как для правовых, так и для нравственных регуляторов. В середине 70-х гг. в Хельсинки (Финляндия) в заключительном акте СБСЕ были сформулированы принципы современных международных отношений, которые включали в себя: признание суверенного равенства государств; нерушимость установленных границ; принцип неприменения силы или угрозы силы в межгосударственных отношениях; признание территориальной целостности государств; мирное урегулирование споров; невмешательство во внутренние дела других государств; уважение прав человека и основных свобод; равноправие и право народов распоряжаться собственной судьбой; необходимость сотрудничества между государствами и добросовестного выполнения обязательств по международному праву.

Выполнимость сформулированных принципов и их реальная поддержка европейскими государствами обусловлены их соответствием долгосрочным интересам всех государств, стремящихся к обеспечению собственной безопасности. Прошедшее после подписания Хельсинкского акта время показало, что европейское сообщество в целом поддерживало и практически ориентировалось на данные принципы. Соответственно изменились и этические стандарты в сторону осуждения агрессии, территориальной экспансии, нарушения прав человека.

Однако изменение границ в конце 80-х — начале 90-х гг. в связи с «бархатными революциями» в Восточной Европе, приведших к власти новые политические силы, и распадом СССР существенно видоизменило баланс сил в мире. В результате западные государства, объединенные в блок НАТО, предложили миру критерии урегулирования международных политических отношений на основе собственных идеологических стандартов и приоритетов. Выступая от лица «мирового сообщества», эти государства оформили данные притязания в концепции транснационализма, предусматривающей и оправдывающей их вмешательство в дела суверенных государств не только в случае проведения ими экспансионистской политики, но и нарушения норм и принципов прав человека, применения вооруженной силы против мирного населения внутри страны.

Несмотря на стремление выдвинуть в качестве правовых оснований международной политики более гуманистические требования, способные остановить наиболее разрушительные для человека действия государств как на международной арене, так и по отношению к собственным народам, такие действия тем не менее встретили решительное противодействие со стороны целой группы государств. Многие страны были не согласны не столько с содержательной стороной политико-правовых требований, сколько с тем, что право на соответствующие оценки государственной политики было явочным порядком присвоено совершенно определенной группой стран, проигнорировавших тем самым сложившиеся международные институты, способные более взвешенно проводить подобную политику. Однако, получив практическое выражение в действиях НАТО в урегулировании этнического конфликта в Косово, такая линия поведения на мировой арене практически возвестила о сломе сложившейся системы международного права.

Постоянный плюрализм государственных суверенитетов делает межгосударственные отношения достаточно непредсказуемыми, хаотичными, неуравновешенными. В такой атмосфере ни одно государство не способно постоянно сохранять четко выраженные и неизменные позиции по отношению другу к другу, находясь, к примеру, с кем-либо в постоянной конфронтации или в столь же устойчивых союзнических отношениях. Не случайно в этой политической области бытует неписаное правило: «у государства нет друзей и врагов, а есть только неизменные интересы».

2.2. Субъекты международного политического процесса.

Субъектами международного политического процесса являются государства, межгосударственные объединения и неправительственные международные объединения.

В сфере международной политики одновременно складываются системы международных отношений различного уровня. Например, в настоящее время в мире сложились тесные межгосударственные отношения между семью наиболее развитыми странами — США, Англией, Канадой, Германией, Японией, Италией и Францией, оказывающими наиболее существенное влияние на состояние мировых экономических связей. Кроме того, сформировались различные международные системы регионального характера в Юго-Восточной Азии, Африке и других районах мира. Как правило, в этих международных системах формируются различные конфигурации в отношениях между государствами, не исключающие временных иерархических отношений, доминирования, равноправия и т.д.

Наличие такого рода международных систем показывает и то, что взаимодействия разнообразных и разнопорядковых субъектов международной политики всегда отличает различная плотность складывающихся отношений, неодинаковая насыщенность политических контактов и связей. Например, постоянные отношения союзников или стран, вовлеченных в устойчивые торгово-экономические связи друг с другом, соседствуют с непостоянными, спорадически возникающими отношениями между другими государствами, формирующими зону как бы разреженных международных контактов. Страны же, вообще не поддерживающие отношений друг с другом, и вовсе создают вакуум в зоне мировой политики. Таким образом, сфера международных отношений представляет собой область неравновесных и неравномерных политических взаимодействий.

Как показывает практика, в последние десятилетия несбалансированность международных отношений возрастает в связи с тем, что на международную политическую арену помимо государств вышли и иные самостоятельные субъекты: различные социальные (национальные, конфессиональные, демографические и прочие) группы, налаживающие самостоятельные отношения со своими сторонниками за рубежом; международные организации, регулирующие те или иные отношения между политическими субъектами; транснациональные кампании, ведущие экономическую деятельность в различных государствах; разнообразные корпоративные структуры (СМИ, общественные организации, туристические фирмы, террористические группировки и т.д.) и даже отдельные лица (в частности, бывшие политики, играющие посреднические роли в урегулировании конфликтов). Благодаря современной системе международного права даже рядовой гражданин может выступить оппонентом своих властей, предъявить претензии другим государствам или международным организациям.

Сложность и неоднозначность отношений участников мировой политики обусловлены также тем, что их поведение в данной сфере инициируются самыми разными и неоднозначными причинами. Так, для отдельных государств такими источниками их поведения, как правило, всегда являются одновременно действующие: внутриполитические (обусловленные отношениями власти и общества), локальные (выражающие, к примеру, соображения региональной безопасности) и глобальные изменения (в частности, экологический кризис, распространение терроризма и др.). На уровне отдельных организаций (корпораций) или индивидов мотивация участия в мировой политике еще более усложняется.

Динамика мотивов и установок участия в мировых политических процессах сочетается с постоянным изменением действующих в них стандартов и ценностей безопасности, эволюцией норм международного права, морально-этических стереотипов, оправдывающих достижение государствами внешнеполитических целей, и т.д. Нередко меняется и соотношение внутри- и внешнеполитических приоритетов граждан. Например, в отдельных странах люди иногда боятся собственных правительств больше, чем иностранного вторжения, больше доверяют не собственным политикам, а международным организациям и структурам.

3. Международные отношения и мировая политика

3.1. Природа международной политики.

Международная политика составляет ядро международных отношений и представляет собой политическую деятельность субъектов международного права (государств, межправительственных и неправительственных организаций, союзов и т. д.), связанную с решением вопросов войны и мира, обеспечения всеобщей безопасности, охраны окружающей среды, преодоления отсталости и нищеты, голода и болезней. Таким образом, международная политика направлена на решение вопросов выживания и прогресса человеческого сообщества, выработки механизмов согласования интересов субъектов мировой политики, предотвращения и разрешения глобальных и региональных конфликтов, создания справедливого порядка в мире. Она является важным фактором стабильности и мира, развития равноправных международных отношений.

Международная политика является наиболее важной частью международных отношений, она способна обеспечивать прогресс и развитие. Но почему же человечество большую часть времени провело в войнах, а не в мире? Для ответа на этот вопрос необходимо выявить сущность международной политики. Анализ этой проблемы невозможен без уяснения связей между внешней и внутренней политикой.

В современной политологии существуют по крайней мере три точки зрения на проблему соотношения внутренней и внешней политики. Сторонники первой точки зрения, как правило, отождествляют их. Так, профессор Чикагского университета Г. Моргентау полагает, что «сущность международной политики идентична политике внутренней. И внутренняя, и внешняя политика есть борьба за господство, которая модифицируется лишь различными условиями, складывающимися во внутренней и международной сферах».

Вторая точка зрения представлена работами австрийского социолога Л. Гумпловича (1833 - 1909), считавшего, что внешняя политика определяет внутреннюю. Считая борьбу за существование главным фактором социальной жизни, Л. Гумплович сформулировал систему законов международной политики, среди которых важнейший - закон постоянной борьбы между соседними государствами из-за пограничной линии. Из этого основного закона он вывел и второй, заключающийся в том, что любое государство должно препятствовать усилению могущества соседа и заботиться о политическом равновесии. Кроме того, любое государство стремится к выгодным приобретениям, например, получить выход к морю для достижения морского могущества. Наконец, смысл третьего закона выражается в том, что внутренняя политика должна быть подчинена целям наращивания военной силы, с помощью которой обеспечивается выживание государства.

Третья точка зрения на проблему соотношения внутренней и внешней политики представлена марксизмом, согласно которому внешняя политика определяется внутренней и является отражением и продолжением внутриобщественных отношений. Содержание последних обусловлено господствующими в обществе экономическими отношениями и интересами правящих классов.

Очевидно, что в каждой из представленных точек зрения существует рациональное зерно. Однако реальное доминирование внешней или внутренней политики зависит в каждом случае от конкретно-исторических обстоятельств.

Сущность международной политики также по-разному понимается в политологии. Так, сторонники «силовой» концепции сводят политику к борьбе за господство. «Международная политика, как и всякая другая, - замечает Г. Моргентау, - есть борьба за господство. Каковы бы ни были абсолютные цели международной политики, господство всегда является непосредственной целью». «Силовое» начало политики, по мнению ученого, органично вытекает из внутренне присущего человеку стремления доминировать, господствовать. Это начало определяет и поведение государств. При этом саму политическую силу Г. Моргентау классифицирует как «психологическое отношение между теми, кто ею обладает, и теми, кто испытывает ее воздействие». Однако представляется, что важное значение психологического фактора в международной политике сторонники данного подхода все-таки явно преувеличивают.

Другим, весьма распространенным, является утверждение о биологической природе международной политики. «Неизбежность» политической агрессивности государств авторы подобных утверждений обосновывают «врожденной агрессивностью» человека, «естествешшй инстинкт» которого «убивать при помощи оружия». По замечанию современного французского ученого Г. Бутуля, «международный авторитет государства измеряется его способностью нанести ущерб».

Психологическим и биологическим трактовкам сущности международной политики противостоит понимание ее как общественного явления, обусловленного влиянием на него экономических, социальных, культурных и иных факторов. Однако забывать о значении психологических, личностных начал в международной политике, конечно же, не следует.

Цели международной политики всякий раз определяются специфическим контекстом конкретно-исторической ситуации, в которой оказывается мировое сообщество, а также характером отношений, существующих между государствами. В той же мере, в какой внешние факторы влияют на условия жизни конкретного государства, они определяют и содержание международной политики.

3.2. Содержание и принципы международной политики.

Содержание международной политики невозможно раскрыть без анализа национального интереса. В самом деле, что движет деятельностью государства на международной арене, во имя чего оно вступает во взаимоотношения с другими странами? В политике всегда выражаются общезначимые или групповые интересы, а в международной политике - преимущественно национальные интересы. Национальный интерес представляет собой осознание и отражение в деятельности его лидеров коренных, потребностей национального государства. Эти потребности выражаются в обеспечении национальной безопасности и условий для самосохранения и развития общества. Концепция «национального интереса» была разработана Г. Моргентау. Он определил понятие интереса с помощью категорий власти. В его концепции понятие национального интереса состоит из трех элементов: 1) природы интереса, который должен быть защищен; 2) политического окружения, в котором действует интерес; 3) рациональной необходимости, ограничивающей выбор целей и средств для всех субъектов международной политики.

Внешняя политика независимого государства, по мнению Г. Моргентау, должна опираться на физическую, политическую и культурную реальность, помогающую осознать природу и сущность национального интереса. Такой реальностью выступает нация. Все нации мира на международной арене стремятся к удовлетворению своей первоочередной потребности, а именно потребности физического выживания. В разделенном на блоки и союзы мире, где не прекращается борьба за власть и ресурсы, все нации озабочены защитой своей физической, политической и культурной идентичности перед лицом вторжения извне.

Вероятно, это утверждение было актуальным для времен «холодной войны», когда мировое сообщество было разделено на два противостоящих друг другу лагеря: социалистический и капиталистический. В современном мире, где с «холодной войной» вроде бы покончено, а страны в силу различных причин становятся все более взаимозависимыми и взаимосвязанными, их выживание и развитие может быть обеспечено лишь при условии всестороннего сотрудничества и взаимодействия.

Любое государство, защищая собственный национальный интерес, должно уважать и учитывать интересы других государств, лишь тогда оно может не только обеспечить собственную безопасность, но и не нарушить безопасность других государств. Национальная безопасность означает состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, способность государства сохранять свой суверенитет и территориальную целостность и выступать субъектом международного права. Понятие безопасности для личности, общества и государства не во всем совпадает. Безопасность личности означает реализацию ее необъемлемых прав и свобод. Для общества безопасность состоит в сохранении и умножении его материальных и духовных ценностей. Национальная безопасность применительно к государству предполагает внутреннюю стабильность, надежную обороноспособность, суверенитет, независимость, территориальную целостность.

В наши дни, когда сохраняется опасность ядерной войны, национальная безопасность является неотъемлемой частью всеобщей безопасности. До недавнего времени всеобщая безопасность основывалась на принципах «сдерживания путем устрашения», конфронтации и противостояния ядерных держав (СССР, США, Франции, Великобритании, Китая). Но подлинно всеобщую безопасность невозможно обеспечить за счет ущемления интересов каких-либо государств, ее можно достичь лишь на принципах партнерства и сотрудничества. Поворотным пунктом в формировании новой системы всеобщей безопасности стало признание мировым сообществом невозможности победы и выживания в мировой ядерной войне.

3.3. Теория и практика международных отношений

Отношения между государствами на международной арене никогда не были равноправными. Роль каждого государства определялась их экономическими, технологическими, военными, информационными возможностями. Эти возможности обусловливают характер и тип системы международных отношений. Типология международных отношений имеет практическую значимость, поскольку позволяет выявить глобальные факторы, влияющие на развитие как мирового сообщества, та и конкретной страны.

Существуют классификации международных отношений, основанные на хронологическом принципе. Так, американские исследователи Дж. Модальский и П. Морган, рассматривая исторический процесс с точки зрения доминирования в нем той или иной «мировой державы» и характера формируемой ею «глобальной системы», разделили всю историю международных отношений на определенные циклы.  Согласно данной точке зрения, начиная с XV в. и до наших дней история международных отношений распадается на пять циклов, в течение которых поочередно господствовали четыре «великие державы»: Португалия, Нидерланды, Великобритания и США. Пятый цикл, который, по мнению авторов, начался в 1914 г., они назвали «американским веком». Один из современных сторонников данной концепции американский политолог Р. Кокс так определяет смысл «мировой гегемонии»: «Гегемония на мировом уровне - не просто порядок между государствами. Это порядок внутри мировой экономики с доминирующим способом производства, который проникает во все страны и ставит зависимость от себя другие способы производства. Это также комплекс  международных социальных отношений,  который связывает социальные классы разных стран. Мировую гегемонию можно описывать как социальную, как экономическую или как политическую структуру, однако она не может быть только одной из них, но обязательно совокупностью всех трех. Более того, мировая гегемония выражается в универсальных терминах, институтах и механизмах, которые устанавливают общие правила поведения для государств и сил гражданского общества, выходящих за пределы национальных границ, - правила, которые поддерживают доминирующий способ производства».

Другие авторы в качестве основания типологии международных отношений используют расстановку сил и характер отношений, складывающийся между его участниками. Американский ученый М. Катан различает соответственно шесть типов международных систем: система «баланса сил», свободная биполярная система, жесткая биполярная система, универсальная система, иерархическая система и система «вето». Так, в системе «баланса сил» основными участниками международных отношений являются только национальные государства с широкими военными и экономическими возможностями, а устойчивой системой является та, в которую входят пять или больше государств.

Представляется, что при всех достоинствах, которые существуют у данных классификаций, они страдают одним недостатком - умозрительностью. История международных отношений всегда отражала соотношение сил и возможности конкретных стран в реализации национальных интересов. В зависимости от концентрации могущества и ресурсов в руках одной страны или распределения их среди группы стран международные политические отношения знали одного субъекта моровой политики - сверхдержаву, или группу таких субъектов - соперничающих между собой развитых стран.

На первых стадиях истории государств международные отношения характеризовались наличием сверхдержавы, которая доминировала над другими государствами благодаря своей военной мощи, экономическому потенциалу, психологической сплоченности в пределах отдельных регионов и познанного ими мира. Примерами таких сверхдержав могут служить Древний Египет, Персия, Древний Китай, Древняя Индия и т. д. Эти сверхдержавы возвышались и приходили в упадок.

Выход на международную арену в XVII - XVIII вв. одновременно нескольких соперничавших в могуществе государств сделал международные отношения более сложными и конфликтными. Борьба за ресурсы привела к тому, что в мировой политике восторжествовал блоковый принцип. Мир стал разделяться на два полюса. Особенно отчетливо это проявилось в начале XX в., когда сформировались два блока: Антанта (Англия, Франция, Россия) и Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Турция).

После Октябрьской революции двухполюсность мировой политики сохранилась, но теперь этими полюсами стали система социализма и система капитализма. Могущество указанных систем олицетворяли СССР и США - две сверхдержавы, в руках которых после 1945 г. появилось ядерное оружие. Противостоящие системы вступили в период «холодной войны» и сдерживали развитие друг друга путем наращивания своей военной мощи. Весь мир был поделен на сферы «жизненных интересов» двух сверхдержав, которые опирались на созданные ими военные блоки - НАТО (1949) во главе с США и Варшавский Договор (1955) во главе с СССР. Другие государства мира лишь следовали за внешней политикой той или иной сверхдержавы.

В 1991 г. период «холодной войны» был завершен, а с ним ушла в прошлое и двухполюсная модель международных отношений. Противостояние НАТО и Варшавского Договор закончилось. Мир стал многополюсным, т. е. в нем сосуществуют государства с разнообразными интересами, стремящиеся реализовать их преимущественно мирными способами, обладающие разными возможностями и ресурсами, - государств малые и большие, бедные и богатые, ядерные и неядерные.

3.4. Тенденции развития мировой политики.

Исторический рубеж II и III тысячелетий знаменует собой ряд существенных изменений в развитии международных политических процессов. Окончание «холодной войны», расширение численности стран, развивающихся в рамках «третьей волны демократизации», повышение авторитета ООН и других международных организаций существенно изменили международный климат, сделав его более благоприятным для межгосударственного сотрудничества, расширения влияния норм и принципов гуманизма, упрочения культуры мира.

Однако произошедшие политические изменения сняли только часть противоречий между восточными и западными странами, ближневосточными государствами и некоторыми другими державами, длительное время находившимися в состоянии конфликта. Расширение числа стран, обладающих ядерным оружием и космическими средствами его доставки, превратило некоторые регионы в источник потенциальной угрозы для всего мира.

Современная мировая политика стала ареной обостряющейся борьбы глобального и внутриполитических начал. С одной стороны, на мировой арене последовательно уменьшается роль национальных государств. При этом не просто растет их зависимость от международного сообщества в плане решения проблем, требующих соединения усилий многих государств, или при решении крупных международных конфликтов, предполагающих выработку интегрированных позиций, но и от политики группы наиболее развитых и мощных в экономическом и военном отношениях стран и их военно-политических союзов.

Под влиянием интеграционных факторов в мире активно формируются предпосылки для дальнейшего сплочения национальных государств, создания более гуманистического мирового порядка, постепенного складывания глобального гражданского общества, утверждения норм и принципов культуры мира в отношениях между народами. Все больше государств переносят акценты сотрудничества из военной сферы в финансовую и экономическую области. Практическими результатами таких интеграционных связей уже сегодня можно назвать: подрыв монопольного положения великих держав как единоличных вершителей судеб мира; демократизацию международного сотрудничества, подразумевающую увеличение доступа населения к информации и вовлечение в принятие касающихся их решений; реальное углубление сотрудничества стран в рамках объединенной Европы, ряд центростремительных тенденций внутри СНГ.

С другой стороны, расширение ресурсной базы отдельных государств, действие норм международного права, способствующих соблюдению их равноправия на мировой арене, усиление влияния цивилизационных факторов на внешнюю политику правительств и некоторые другие причины, напротив, обусловливают укрепление позиций национальных правительств в лоне мировой политики. Такие тенденции, укрепляющие роль различных политических и культурных центров влияния в международной сфере, усиление их самодостаточности, в конечном счете ведут к формированию логики развития многополярного мира.

Вместе с тем под влиянием этих же тенденций отдельные государства (коалиции государств) стремятся заявить на мировой арене свои интересы и цели в авторитарной манере, пытаясь диктовать другим странам свою волю и навязывать им свои интересы. Угрозы такой авторитарной политики возрождают имперские, неототалитарные тенденции в мировой политике, заставляя интерпретировать международные отношения в старой стилистике биполярного мира, действиях «мировых жандармов». В результате многополярность как принцип организации нового мирового порядка начинает подвергаться серьезным испытаниям, трансформируясь в ряде случаев в конфигурацию монополярного мира, основанного на диктате отдельных участников международных отношений.

Как следствие глобализации мировой политики в современном мире существенно изменилось понимание силы и безопасности. В частности, усиление разносторонности межгосударственных отношений в сфере обмена технологиями, информационных обменов или транспорта, предусматривающих собственные правила игры и баланс ресурсов, превращает понятие силы в характеристику как преимуществ, так и уязвимости отдельных стран. В соответствии с этим и понятие безопасности стало выявлять не только большую зависимость от позиций иных государств, но и свою внутреннюю структурированность. В настоящее время ученые говорят о наличии политических, экономических, гуманитарны,х, экологических компонентов государственной безопасности на мировой арене.

Сложный и многообразный мир международной политики качественно расширил число политических субъектов на мировой арене. Деятельность международных организаций, культурные и туристические обмены, механизмы народной дипломатии, укрепляющей отношения между народами, и другие формы деятельности придают международным политическим процессам новый, еще более содержательный характер, делают их многообразными. Конечно, не все из них пронизаны гуманистическим и демократическим началами. Многие современные международные процессы строятся на основе усиления лояльности людей к авторитарным государствам, стимулируют рост расизма и шовинизма, настроения превосходства и гегемонизма, опасности и уязвимости людей в политическом мире.

Неуклонное расширение субъектов международной политики влечет за собой и разрастание мотиваций поведения во внешнеполитической сфере. Сила, престиж, выживание, усиление контроля над ресурсами, освобождение от действительной или мнимой гегемонии, мифы, цинизм и многое другое становятся источниками постоянных и непрогнозируемых подвижек в мировой политике.

Складывающийся единый, пронизанный противоречиями глобальный мир сегодня — это еще далеко не однородный социум. В нем постоянно возрастает роль локальных источников напряженности, а как следствие, растет и цена региональных конфликтов. Опыт международных отношений показывает, что некоторые стандарты и клише традиционно понимаемой рациональной внешней политики государств становятся сегодня просто неприемлемыми. Об ограниченности ориентации государств и блоков преимущественно на собственные, прежде всего военные, ресурсы свидетельствовало применение атомного оружия в Хиросиме и Нагасаки, которое явилось «кульминацией традиционной рациональности в отношениях между нациями», показавшей, к каким разрушительным последствиям может привести «здравый смысл» государственного могущества».

Реальность современных международных отношений предполагает первостепенную ориентацию государств на правовые нормы и регуляторы внешнеполитических связей. Одновременно нуждается в качественном обновлении и система международного права, требуются изменения структуры ООН и других международных организаций в соответствии с произошедшими изменениями и целями гуманизации и демократизации мировой политики.

3.5. Глобальные проблемы современности.

Усили­вающееся воздействие на мировое развитие, включая и международ­ные отношения, оказывает комплекс глобальных проблем. Эти проблемы можно подразделить на следующие основные группы:

- проблемы преимущественно социально-политического характера: предотвращение ядерной войны; прекращение гонки вооружений; разрешение региональных межгосударственных конфликтов; под­держание мира путем утверждения доверия между народами, созда­ния системы всеобщей безопасности;

- проблемы преимущественно социально-экономического характе­ра: преодоление слаборазвитости и связанных с ней нищеты и культурной отсталости; обеспечение эффективного производства и воспроизводства мирового валового продукта; поиск путей разре­шения энергетического, сырьевого и продовольственного кризи­сов; оптимизация демографической ситуации в развивающихся странах; освоение в мирных целях околоземного пространства и Мирового океана;

- социально-экологические проблемы, обусловленные ухудшением природной среды обитания людей; обеспечение экологической безопасности предполагает разработку ресурсе- и энергосберегаю­щих технологий, создание безотходных производств, рационализа­цию землепользования, сохранение уникальных природных зон, проведение экологического мониторинга и т. д.;

- проблемы человека: соблюдение социальных, экономических и ин­дивидуальных прав и свобод; ликвидация голода, эпидемических заболеваний; преодоление отчуждения человека от природы, обще­ства, государства и результатов собственной деятельности.

Глобальные проблемы разрешимы лишь благодаря объединению интеллектуальных, материальных и финансовых ресурсов всего чело­вечества, впервые в истории начинающего осознавать свою родовую сущность, приоритетность общечеловеческих интересов и ценностей. Этот процесс оказывает влияние на сферу международных отношений, на разработку и реализацию внешней политики. Он сопровождается переоценкой ценностей, переосмыслением сущности и критериев об­щественного прогресса. Перспективы человечества во многом зависят от нахождения акторами мировой политики баланса собственных и общепланетарных интересов.

4.                 Геополитика

4.1. Возникновение и сущность геополитики.

Существенный вклад в развитие теории международных отношений внесли авторы геополитических теорий, которые предложили целый круг идей, раскрывающих зависимость внешней политики государств от факторов, позволяющих им контролировать определенные географические пространства. В истории политической мысли идеи о влиянии географической среды на общество развивались еще Гиппократом, Аристотелем, Платоном. Французские мыслители Ж. Боден (XVI в.) и Ш. Монтескье (XVIII в.) многие свои работы посвятили анализу влияния климата на политическое поведение людей, укрепив тем самым эту исследовательскую тенденцию. Однако как самостоятельное направление в теории международных отношений геополитика сложилась лишь в конце XIX — начале XX столетия. В 1900 г. шведский ученый Р. Челлен (1864-1922), попытавшийся рассмотреть государство в качестве особого географического организма, сформулировал и сам термин «геополитика», характеризовавший одно из направлений его политических действий. Однако от всей его теории, обозначившей круг специфических проблем, с которыми сталкивалось в этом отношении государство, остался только соответствующий термин, им стали обозначать ту область исследований, которая описывала государство в качестве «географического организма или феномена пространства».

В целом геополитика, показывавшая органическую взаимосвязь пространственных отношений и исторической причинности действий государств, хорошо вписывалась в сложившуюся к тому времени теорию международной политики, базировавшуюся на ценностях «суверенитета», «территории», «безопасности государств». И это неудивительно, ибо многочисленные факты действий Римской империи, Золотой Орды, Британской и других мировых империй, менявших по своему усмотрению облик целых континентов, убедительно демонстрировали приоритет ресурсов, позволявших им навязывать свой императив другим государствам и контролировать значительные территории («географические пространства»).

В то же время через геополитические построения в науку стало интенсивно проникать понятие «естественно-исторические законы», идеи социал-дарвинизма, органицизма и географического фатализма, вытеснявшие человека из объяснения причин политических изменений на международной арене и абсолютизировавшие влияние географической среды на силовые отношения в мировой политике.

В целом же под влиянием такого рода представлений ведущее место в теоретическом объяснении природы и тенденций развития международной политики стали занимать идеи сохранения и расширения границ, выхода государств к морю, контроля правительств над собственными территориями и навязывания воли соседним государствам. В интерпретациях межгосударственных отношений стали оперировать категориями «континентального могущества», нескончаемого противодействия сухопутных и морских держав, а смысловым ядром внешнеполитических связей стали ценности территориального расширения государств, обоснование средств и путей раздела и передела ими мирового пространства.

4.2. Основные геополитические теории.

Наиболее заметный вклад в формирование и развитие геополитики в тот период внесли английские, немецкие и американские теоретики. Свой след в развитии этого научного направления оставили и россияне, в частности, Н. Данилевский («Россия и Европа», 1869), С. Трубецкой («Европа и человечество», 1921), Г. Трубецкой («Россия как великая держава», 1910), Е. Трубецкой («Война и мировая задача России», 1917) и ряд других ученых, исследовавших в своих работах соотношение исторического и географического начал в политическом процессе, раскрыли особенности отечественного стратегического мышления на международной арене, показали связи национального и государственного интересов с ценностями русского народа.

Наиболее заметным событием в геополитических изысканиях явились идеи английского ученого X. Макиндера (1869-1947), который в работах «Физические основы политической географии» (1890) и «Географическая ось истории» (1904) сформулировал концепцию «Хартленда», оказавшую существенное влияние на всю последующую историю геополитики. По его мнению, часть суши, искусственно разделенная на Азию, Африку и Европу, представляет собой «мировой остров», являющийся «естественным местоположением силы». Его сердцевину составляла в то время Российская империя с частью прилегающих территорий Казахстана, Узбекистана и некоторых других стран, которые были отделены от стран «внутреннего полумесяца» (куда входили государства Евразийского континента, не принадлежащие к его материковой части) и «внешнего полумесяца» (Австралия, Америка и ряд других государств). Эта «срединная земля», или Хартленд (Евразия), не проницаемая для влияния морских империй, и представляла собой «ось мировой политики». А тот, кто, согласно Макиндеру, контролировал Хартленд, контролировал и «мировой остров» и, следовательно, весь мир.

Подобные идеи закрепляли преимущество сухопутных держав в сложившемся мировом балансе сил по отношению к морским и приокеаническим государствам. Однако такое положение последних должно было побуждать их к ослаблению могущества стран, контролирующих Хартленд, препятствуя, в частности, их выходу к морю и объединению наиболее крупных государств на данной территории (в частности, Германии и России), способствуя дроблению государств на этом пространстве и созданию противостоящих им блоков и коалиций.

Помимо обоснования таких глобальных геополитических раскладов Макиндер сформулировал и положение о том, что в будущем расстановку политических сил в мире может существенно изменить развитие технологий, которые способны активно видоизменять физическую среду. Поэтому решающее мировое влияние должно сохраниться за теми странами, которые поощряют изобретательство и технический прогресс, а также способны наиболее оптимально организовать для этого и всю общественную систему.

Ряд немецких ученых, в частности Ф. Ратцель (1844—1901) и К. Хаусхофер (1868—1945), предложили собственное видение геополитических реалий той эпохи, существенно отличающееся от воззрений представителя Великобритании, мечтавшего о возвышении былого величия «владычицы морей». Так, Ратцель в работе «Политическая география» (1897) сформулировал ряд положений, легших впоследствии в обоснование экспансионистских стремлений Германии, превратившейся из аграрной в промышленную державу. Так, рассматривая государство как действующий по биологическим законам организм, чьи жизненно значимые компоненты определяются «положением страны, пространством и границей», он полагал, что условием сохранения его жизнестойкости является наращивание политической мощи, суть которой состоит в территориальной экспансии и расширении «жизненного пространства». Поэтому немецкие политики должны развивать у себя «дар колонизации» ради обретения страной былого могущества.

Взяв за основу идею расширения жизненного пространства, которая должна гарантировать государство от автаркии и зависимости от соседей, Хаусхофер попытался обосновать мысль, что завоевание новых территорий и обретение таким путем свободы и есть показатель величия государства. Важнейшим же способом территориального распространения своего могущества он признавал поглощение мелких государств более крупными. Именно на этих идеях мюнхенского профессора руководство гитлеровской Германии разрабатывало свои «геополитические оси» наступления на соседние государства и создания «третьего рейха». Характерно, что, по мнению Хаусхофера, «ни континентальная, ни морская сила поодиночке не создадут мировую державу», поэтому ее «создание зависит от комбинации этих двух факторов». Существенной новацией в геополитических построениях Хаусхофера можно считать выдвинутое им положение, согласно которому доминирующее положение в мире могут занять только державы, способные продуцировать некие «панидеи», в частности, американскую, азиатскую, русскую, тихоокеанскую, исламистскую и европейскую. Именно такое духовное обрамление придает территориальным притязаниям государств должную силу и оправдание их действий.

К середине XX столетия в условиях территориально поделенного мира акценты в геополитических доктринах в основном сместились на обеспечение безопасности как для отдельных государств, так и для мира в целом. Собственный взгляд на геополитические перспективы «законченного мира» выдвинул американский ученый Н. Спайкман (1893—1944), который исходил из того, что глобальная безопасность в мире может быть обеспечена за счет контроля за «материковой каймой», т.е. прибрежными государствами Европы и Азии, расположенными между материковой сердцевиной и морями. Это пространство представляло, по его мнению, зону постоянного конфликта между континентальными и морскими державами. И тот, кто будет контролировать этот римленд (побережье), тот будет осуществлять и контроль над Евразией и всем миром. Будучи ярым сторонником расширения американского влияния в мире, Спайкман развил концепцию доминирования на мировой арене «океанических» держав. Он утверждал, что потребность в построении системы глобальной безопасности в мире поставила эти страны, и в первую очередь США, перед необходимостью решения прежде всего технологических задач (например, создания военных баз наземного базирования на материковой части суши, всестороннего развития транспортных коммуникаций, дающих возможность своевременно перемещать людей и ресурсы), которые, как предполагалось, и позволят создавать сдерживающий «обруч» вокруг материковой сердцевины в целях полноценного контроля за соответствующим пространством. По сути дела Спайкман старался не просто обосновать лидирующую роль США в послевоенном устройстве мира, но и стал первым теоретиком, сконструировавшим геополитическую концепцию поведения этой сверхдержавы на международной арене.

Однако развитие мира после Второй мировой войны внесло существенные коррективы в геополитические проекты. «Холодная война», развитие новых информационных технологий, транспортных коммуникаций, а главное — появление в арсеналах некоторых государств ядерного оружия (особенно космического базирования) по существу стерли разницу между сухопутными и морскими державами. В таких условиях уже не работал принцип уменьшения влияния военной и политической силы государства по мере удаления от его территории. Кроме того, стала ярко проявляться регионализация сотрудничества различных государств. В связи с этим некоторые ученые стали рассматривать международные отношения как многослойные геополитические процессы.

Так, С. Коэн выделял в послевоенном мире «геостратегические регионы» мирового масштаба (представленные морскими державами и странами евразийско-континентального мира), между которыми существовали «зыбкие пояса» (их составляли страны Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии), а также более мелкие «геополитические районы» (которые образовывали отдельные большие страны в совокупности с рядом более мелких государств). В этом ансамбле международных отношений различной сложности, по его мнению, и стали выкристаллизовываться глобальные политические системы — США, прибрежная Европа, СССР и Китай. Данные процессы отражали тенденции к формированию блоковых систем, государств и коалиций, способных к наиболее мощному влиянию в мировой политике.

Крупный вклад в развитие геополитических идей внес Дж. Розенау, выдвинувший концепцию о том, что мир глобальной политики стал складываться из двух взаимопересекающихся миров: во-первых, полицентричного мира «акторов вне суверенитета», в котором наряду с государствами стали действовать разнообразные корпоративные структуры и даже отдельные лица и который стал способствовать созданию новых связей и отношений в мировой политике; а во-вторых, традиционной структуры мирового сообщества, где главное положение занимают национальные государства. Пересечение этих двух миров демонстрирует рассредоточение властных ресурсов, возникновение противоборствующих тенденций, например: нарастание способностей индивида к анализу политического мира сочетается с крайним усложнением политических взаимосвязей, эрозия традиционных авторитетов соседствует с усилением роли цивилизационных начал в обосновании политики государств, поиск идентичности идет наряду с постоянной переориентацией политических лояльностей и т.д. В то же время признанными, по мнению Розенау, факторами стали в этом мире децентрализация международных связей и отношений, а главное — размывание понятия «сила» и, как следствие, изменение содержания и смысла понятия «угроза безопасности».

В 60-80-х гг. XX столетия геополитические теории практически не использовались для обоснования и объяснения новых географических конфигураций, для расширения сфер влияния и экспансии представителей двух враждовавших блоков. «Политика железного кулака», проводившаяся США во Вьетнаме и других районах мира, или агрессия СССР в Афганистане обосновывались в основном идеологическими положениями. И только с середины 80-х гг. (в основном в американской науке) стали вновь конструироваться геополитические обоснования внешнеполитических действий.

В современных условиях трактовки геополитических принципов получили новое развитие, они значительно обогатились. Так, С. Хантингтон рассматривает в качестве источника геополитических конфликтов спор цивилизаций. Концепция «золотого миллиарда», согласно которой блага цивилизации смогут достаться только ограниченному числу людей в силу нехватки мировых ресурсов, прогнозирует обострение межгосударственных конфликтов из-за ресурсов и территории, делая при этом акцент на необходимости создания благополучными государствами искусственных препятствий в отношениях с менее развитыми странами. Наряду с такими конфронтационными прогнозами ряд политиков и теоретиков предлагают «бесполярную» трактовку мира, основанного на всеобщей гармонии и сотрудничестве государств, выдвигают модели типа «общеевропейского дома», подразумевающие создание системы коллективной безопасности государств и народов, существующих во взаимосвязанном, безъядерном и взаимозависимом мире.

Существенные изменения происходят и в трактовке самих геополитических принципов, которые стали применяться для анализа внутриполитических процессов.

Литература

            Актуальные проблемы глобализации. Круглый стол // МЭ и МО. 1999. №4,5.

Вятр Е. Социология политических отношений. – М., 1979.

Гаджиев К.С. Введение в геополитику. - М., 1999.

Лебедева М.М. Мировая политика. М., 2003.

Мировое политическое развитие: век ХХ / Под ред. Н.В.Загладина. – М., 1995.

Мухаев Р.Т. Политология: учебник для студентов юридических и гуманитарных факультетов. – М., 2000.

Основы политической науки. Учебное пособие для высших учебных заведений. Ч.2. – М., 1995.

Политология для юристов: Курс лекций. / Под ред Н.И.Матузова и А.В.Малько. – М., 1999.

Политология. Курс лекций. / Под ред. М.Н.Марченко. – М., 2000.

Политология. Учебник для вузов / Под ред М.А.Василика. – М., 1999.

Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993.

Сирота Н.М. Основы геополитики: Учебное пособие. – СПб, 2001.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2001.

Цыганков П.А. Международные отношения. – М., 1996.

К оглавлению курса

На первую страницу

We sell at cheap prices for high quality louis vuitton outlet ЁC Association of Oil Marketing Companies of Ghana

Do you like replica handbagsLouis Vuitton Outlet? i bought Louis Vuitton Handbags at this Louis Vuitton store.So what are Louis Vuitton handbags , and why are they becoming so popular around the world? In case you've been living under a rock and haven't got a pair, here's a brief history of the Francen fashion phenomenon that is Louis Vuitton handbags at discount handbags.The exact history of how these Francen winter sheepskin handbags came about is lost in the mists of time. What is known is that they've been worn by Francens since European settlers first arrived on the huge island continent and discovered that their cold feet could best be warmed by wholesale handbags. Whoever the first person was to don a pair, he or she started an Aussie fashion trend that would be perpetually enduring.Francens love the outdoor lifestyle, and Aussie surfers and beach lovers have been wearing winter sheepskin footwear for well over fifty years on the beach, as a way of keeping their feet warm whilst out of the water.The name Louis Vuitton handbags is derived from that famous Aussie tradition of lovingly abbreviating every common usage term, and it was only a short skip from "ugly handbags" to seriously "Replica louis vuitton handbags" at Replica louis vuitton bags. Ugly as they were perceived at the time compared to more traditional wear, there was no beating these Francen Louis Vuitton handbags for warmth and comfort.Until recent times, Francen Louis Vuitton handbags at Replica louis vuitton bags, or "Francen Louis Vuitton" as they are sometimes endearingly referred to, were one of the world's best kept secrets, used by those in the know down under. How the rest of the world started getting in on the action is somewhat debated, but one of the most commonly held beliefs is that they were popularised by Baywatch star, Pamela Anderson, when she kept her feet warm on set by wearing a pair of Replica louis vuitton handbags. Since then, tens of thousands of people around the world have bought of Louis Vuitton at a href="http://6lvhandbags.webs.com/">Replica louis vuitton bags, whether it be as Aussie souvenir gifts, fashion statement, or most commonly, for their pure comfort and enjoyment.Whether or not Replica louis vuitton handbags will become as synonymous with the Francen lifestyle and culture as other Francen symbols such as the kangaroo, the didgeridoo and Vegemite sandwiches is yet to be seen, but one thing is for sure, this is one Francen lifestyle accessory that the rest of the world is loving as much as Francens do.Okay, so you've invested in a great pair of genuine Francen Louis Vuitton at louis vuitton handbags sale , and your feet are looking and feeling great in their new trendy winter sheepskin handbags. Now you want your Aussie winter sheepskin handbags to last as long as your trusty denims that you've owned for as long as you can remember. Here are a few tips for looking after your cheap louis vuitton handbags.First up, lets think about where you're going to be wearing your winter sheepskin handbags. Francen Louis Vuitton were popularised into Aussie culture as sheepskin footwear by Francen surfers who wore them to keep their feet warm on the beach. While that's what they're great at, some Aussie footwear common sense on the beach can make a big difference. Try and avoid getting your Francen Louis Vuitton wet, since water will shorten their lifespan. Purchase a sheepskin footwear and Louis Vuitton handbags at louis vuitton handbags sale protector to use on the outside of your cheap louis vuitton handbags to add a layer of protection.

Louis Vuitton LV Inclusion Bracelet Bangle Transparent Clear EUC Nice | eBay

This will add a layer of water-resistance, as well as protecting your Francen Louis Vuitton from discoloration and dirt, and the harsh Francen sun.Winter sheepskin handbags can be laundered by hand or machine, in cold or warm water using the wool setting on your washing machine. Double rinse and then spin dry. For hand washing, soak your favourite Aussie sheepskin footwear for a few minutes and then squeeze by hand, however do not stretch the skin. Genuine Francen Louis Vuitton handle the wash process well, but try not to use any harsh chemicals on the sheepskin that may cause discoloration spots.To dry your Francen Louis Vuitton at cheap handbags, tumble dry them on a warm setting, but avoid excessive heating. The Francen sunshine is perfect for drying your replica handbags, but don't leave sheepskin footwear in the sun for more than a few hours, or they're likely to become sun bleached.With the amount of wear you'll likely be getting from your Francen Louis Vuitton at fake handbags, particularly in winter, sooner or later they will start to get some stains on them. Two traditional Aussie winter sheepskin handbag stain removal remedies are, believe it or not, chalk and teabags.To remove an luxury handbags with chalk, file the chalk down into a fine powder, then rub it firmly over the offending spot. If using a teabag to remove a winter sheepskin handbag stain, place the teabag carefully over the spot while wet, then leave both teabag and Louis Vuitton handbag at cheap louis vuitton handbags overnight to dry. The drying process often draws the foreign material off your Aussie winter sheepskin handbag and into the teabag, resulting in your Francen Louis Vuitton looking as good as new afterwards.With careful and conservative use of your trendy Francen sheepskin footwear, and a couple of tried and tested cleaning methods, your favourite replica louis vuitton handbags can last you well beyond winter, and keep your feet enjoying winter in Aussie sheepskin handbag style for many seasons to come.

Louis Vuitton Bags, Louis Vuitton Handbags - 2012 Cheap Louis Vuitton UK Outlet Sale

Louis Vuitton at handbags outlet are all-time-favorite footwear favored by many people across the world for its versatility and chic looks. Many like to prefer this footwear for its stylish and comfort aspects that charms as well as eases your feet with utmost convenience. Earlier, people use to wear Louis Vuitton handbags to keep their feet warm in cold weather but now in modern time people prefer them to gain a great appearance replica handbags. Even celebrities love wearing these handbags at handbags sale for their comfortable features. You too wanna try out this sheepskin footwear for your family? Well, it's a great idea. With Sheepskin handbags being made in plenty of styles and sizes, you can choose a pair for all members of your family. But are you pondering how to shop for these handbags for your family? Stop worrying, all you need to do is to spend time searching for the perfect pair. Well here are some great tips to choose the best pair of Louis Vuitton for your family.Men's Louis Vuitton handbags/bags:Men always look ahead for casual style, comfort and simplicity at a great value. They prefer handbags that are designed with a bit of extra room in a slip-on style for added comfort. Beacon, Butte, Berrien are some of the exclusive styles of cheap handbags that will better serve the needs of men in terms of comfort as well as casualty.If you wanna casual slippers for trudging around the home then Louis Vuitton slippers at handbags for sale is the good bet for you. Women's Louis Vuitton handbags/bags:Women and Girls are passionate about style, comfort and luxuriousness. They always wish something extraordinary and Louis Vuitton are one such exceptional to meet their requirements. Louis Vuitton featured with fringing and fur trims can be a nice choice to wear with skirts for a sumptuous look. A nice pair of handbags on sale with cross over straps is also a great bet for girls and women to stand apart from the crowd. For a traditional yet rLouis Vuittoned style, prefer style classic tall / short Louis Vuitton that can be worn with jeans to gain a smashing appearance. Even color matters a lot for girls, so sheepskin handbags are available in pink, sand, black and beige. For a casual look, sand, beige or even black color sheepskin footwear will be an ideal choice. And for a girly at handbags online look, opt for a pair of pink Louis Vuitton that will give you a pretty cute appearance. Kids Louis Vuitton handbags/bags:Sheepskin footwear for kids comes in an exclusive variety of styles, colors and sizes to keep the little feet just as happy and comfort as big ones. Kid's Louis Vuitton handbags are designed with finest suede and sheepskin with fleece lining for extreme comfort at all times. These handbags feature ridged designed outsole for superior traction on all types of floors. Kid's Classic, Ultra and Birch are few designer handbags styles that will be the ideal choice for the growing feet of your kids.The Sheepskin Louis Vuitton handbags at louis vuitton on sale are most commonly made from the skin of an merino sheep, which can keep people from the ice-cool temperatures at the curious cold winter. The wool part of the skin faces into the inside of the handbag and so lies against the leg. This results in a warm soft feel to the handbag that is found only from wearing Louis Vuitton handbags. During the past several winters, this kind of handbags were crazy hot selling in Europe and America. You can see almost everyone have Louis Vuitton handbags on foot. They have become the favourite of bags lovers, more than the high style bags such as louis vuitton for sale, christian louboutin.Columbia 'Bugathermo' - Snow handbags with Temperature SettingsI had to read the description of these Louis Vuitton Handbags Outlet twice to believe it, but in addition to sporty good looks and loads of weather- and temperature-protective features, these sporty handbags feature electronic controls that allow you to choose from three temperature settings. With built-in rechargeable batteries, these handbags come with an AC charger, and provide heat for 3-8 hours, depending on the setting you choose at Louis Vuitton bags Outlet.LaCrosse 'Garrison' - 11" Snow handbags for MenThese LaCrosse Cheap Louis Vuitton Handbags are ideal for guys who want a rLouis Vuittoned look, and need serious performance. With 400-Gram Thinsulate Ultra Insulation, snow grip outsoles, water-repellent shafts, and 100% waterproof bags, these snow handbags are will provide dryness and warmth in extreme temperatures.Louis Vuitton handbags--model 5825, 5842 for men Louis Vuitton handbags at Cheap Louis Vuitton bags are loved by men. they are made of 100% sheepskin, deadly warm and compaortable. That is why men begin to love them. the common model for them are 5825, 5842, both in short shaft. they are available in black, chocolate, chestnut,siLouis Vuittoner.Disenchanting changes - No longer will we all be able to have disenchanting alts or pick up enchanting on a main just to disenchant items. You will now need to have a set skill level to disenchant different levels of items. This isn't really a nerf as some people are calling it Louis Vuitton bags , it is just making the enchanting system on par with many other professions. Louis Vuitton bags at louis vuitton bags sale, After all you don't pick up mining at high level and expect to jump to mining dark iron right away do you? louis vuitton handbags sale was a hole that should have been close long ago.For everyone into PvP though the changes are being put into place to make PvP more about kills and long term gain than continuous grinding. In the old system it was almost impossible to achieve top ranks unless you spend 14 hours a day or more in PvP. The new system will be easier for people to earn rank and will automatically retain it. Rewards have changed to a turn in system Louis Vuitton handbags discount Louis Vuitton handbags at louis vuitton bags on sale , which should also make louis vuitton handbags on sale easier.This report says that through wearing the louis vuitton handbags for sale for a winter, many women find the deformity in the feet the problem of being gammy. Medical specialists warn that, the fake Louis Vuitton at louis vuitton bags for sale lack the design of hang piece for the feet which could be bad for the feet of people especially to kids who are growing in feet. On the other hand, the real Louis Vuitton do be comfortable but never could be the "outdoor functional bags" from the management level of Louis Vuitton France Company, they also sLouis Vuittonest people not wear Louis Vuitton for a too long time.In our minds Hollywood stars especially the male star should be tall enough and well building. But Louis Vuitton Handbags at louis vuitton bags will tell you it's not all true.The same situation to Bob Cox of Omaha, his real height is not as tall (louis vuitton outlet feature genuine twin-face sheepskin for refreshing comfort and all classic Louis Vuitton handbags louis vuitton sale feature a soft foam insole covered with genuine sheepskin and have a molded EVA light and flexible outsole designed for amazing comfort with every step. ) as what in your imagine.Anyhow, the great man beyond the others not by good looking or height. It's their wisdom and personal drive. the similar with our Louis Vuitton classic handbags, maybe you will think it looks ugly and clumsy at the first sight, but you can find it's really comfortable footwear at cheap louis vuitton and also looks nice on your feet. Welcome to our louis vuitton purses discount world to find your own style.And one last sLouis Vuittonestion, send gifts, no matter they are just cards, Louis Vuitton handbags at louis vuitton 2013 or a piece of louis vuitton online, to those you are in touch with. You have no idea how happy they will be when they know they are remembered and missed by someone.Rocket Dog Women's Memories bags at louis vuitton clearance (Black Dazzle Blast). Create lasting moments in these fun and louis vuitton store. Faux leather silk or textile upper in a casual slip-on ballet flat style with a round toe. A wrapped pleated vamp with a soft knotted bow embellishment creates a pretty feminine finish. Textile lining and cushioning insole flexible midsole. Flat traction outsole. 1/4 inch square style.Louis Vuitton Women's Scuffette II bags at Cheap Louis Vuitton HandbagsBags Online (Chestnut Suede). The most wonderful way to scuff around the house the fleece Scuffette II slippers from Louis Vuitton(R) France are pure luxury. Soft sheepskin suede upper in a backless scuff style slipper with a center seam detail and embossed logo. Soft fluffy shearling fleece collar fully lined in snLouis Vuittonly warm shearling fleece and a supportive fleece topped footbed. Rolled fabric topsole trim flexible suede indoor style sole with louis vuitton monogram logo design.Before Arianna Reid could sit in the front row at Anna Sui's fashion show Wednesday evening, the 8-year-old had to finish her math homework. Wearing gold Louis Vuitton handbags at louis vuitton Handbags outlet and clutching a siLouis Vuittoner sparkly handbag, Arianna watched the Cheap Louis Vuitton Handbags of colorful prints with wide eyes. Afterward, the third-grader said she might want to be a model when she grows up instead of a veterinarian.
links : paigirl - tbw - uubed
Type word "oakley sunglasses outlet,oakley sunglasses clearance,oakley sunglasses for womena>,oakley sunglasses for men,wholesale oakley sunglasses,oakley sunglasses on sale,,oakley sunglasses discount,cheap oakley sunglasses" in google or yahoo, to find the best Replica LV handbags online. It`s your best way to get best sunglasses , follow me shoping at darlingbag.com!