© Н.А.Баранов

Баранов Н.А. Ответственность гражданского общества // Государство и гражданское общество в России: новые практики взаимодействия: Коллективная монография. Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2013. С.137-145.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

 Бурные споры и полемика вокруг понятия «гражданское общество» не утихают в российском политическом дискурсе последние два десятилетия. Вполне очевидно, что за годы политических, экономических и социальных реформ в России появились необходимые условия для его создания. Однако формирование гражданского общества не является самоцелью. Оно имеет смысл только в том случае, если люди получают отдачу от его деятельности и сами осознают необходимость гражданского участия в решении своих и общественных проблем. Поэтому гражданское общество не создается сверху и является результатом деятельности инициативных людей в условиях правового государства.

Целью данной статьи является не выявление доказательств наличия или отсутствия гражданского общества в России. Оно уже существует и оказывает влияние на все сферы жизнедеятельности российского общества, о чем свидетельствуют многочисленные публикации как в отечественных, так и в зарубежных источниках. Но доверие к нему по-прежнему низкое. Гражданское общество до сих пор не стало источником политической активности, демократического участия для большинства граждан нашей страны. Анализу проблем, с которыми сталкивается гражданское общество в России в процессе своего развития, посвящена данная статья.

В политической науке существует много определений гражданского общества. Дэвид Боуз определяет гражданское общество в широком смысле как совокупность всех естественных и добровольных объединений в обществе[1]. Американские ученые Дж.Коэн и Э.Арато под гражданским обществом понимают сферу социальной интеракции (взаимодействия) между экономикой и государством, состоящую, в первую очередь, из сфер наиболее близкого общения (семья), объединений (добровольных), социальных движений и различных форм публичной коммуникации[2].

Однако ассоциация гражданского общества с деятельностью индивида в рамках общественных объединений не раскрывает в полной мере суть гражданского общества. Организации, создаваемые людьми, могут иметь как общественно ценностный характер, так и экстремистский, агрессивный, входящий в противоречие с нормативно-правовой системой и интересами большинства общества. Партикулярные интересы способствуют антагонистичности частногрупповых целей, зачастую противопоставляемых общественным интересам. Поэтому ряд исследователей рассматривают гражданское общество через призму свободы с заботой об общем благе.  Так, американский политолог Б.Барбер определяет гражданское общество как «приватную» сферу, занимающуюся «публичными» благами[3].

Оригинальная концепция гражданского общества представлена в интерпретации Б.Капустина. Суть подхода российского политического философа заключается в том, что вступая в различные добровольные ассоциации, люди проявляют и развивают способность действовать свободно. Между ними выстраиваются отношения неиерархического типа, регулируемые нравственными нормами в противоположность рыночным экономическим и политическим отношениям. Возникает свободное от принуждения пространство, на котором вырабатывается социальный капитал и соответственно социализируется индивид. Он становится «частным гражданином» - индивидом, занимающимся  общественными, иногда политическими, делами[4]. То есть в интерпретации Б.Капустина гражданское общество рассматривается не как совокупность институтов, а как сфера отношений между гражданами и как событие, имеющее общественный характер.

Развитое гражданское общество является как источником, так и следствием политической и гражданской активности общества, образуя прочный фундамент демократии. Однако становление гражданского общества связано не столько с развитием демократии, сколько с формированием устойчивых традиций и культуры, основанной на уважении прав меньшинства и отдельной личности, толерантности, социальной ответственности, доверия, сотрудничества - качеств, дефицит которых особенно болезненно ощущается в современной России. Гражданское общество не может быть просто заимствовано, оно должно вырасти на основе традиционной культуры, по мере экономического и политического развития страны, роста благосостояния и самосознания народа. Недаром Р.Дарендорф назвал гражданское общество «жизненной средой свободы»[5].

Исторически свободное выражение мысли в России беспощадно подавлялось. Лишь после объявления советским партийным руководством политики гласности и продвижения государства по пути демократического социализма, свобода стала доступна обществу. За прошедшие два десятилетия российский народ испытал на себе «экономическую свободу», которая привела к резкой дифференциации общества и появлению большого количества бедных людей, «политическую свободу», при которой власть не хотела слышать, что говорит гражданское общество, вводя избирателей в заблуждение своими популистскими лозунгами и демагогическими приемами, «культурную свободу» как отказ от всех морально-этических норм и правил. Следовательно, недостаточно объявить свободу, необходимо создать условия, чтобы свобода работала на человека. Свободное общество может быть построено только в том случае, если в этом заинтересовано большинство. Обязанность государства - в создании условий для того, чтобы от свободы выиграло максимально возможное число граждан.

Свобода для российского гражданина в современной политической жизни – это свобода от нужды, от чиновничьего произвола, от коррумпированной власти, от государственного принуждения, от сложившихся за многие годы во многих поколениях стереотипов, препятствующих развитию инициативной личности, способной решать задачи самостоятельно без опоры на государство. Как отмечает В.Г.Марахов, «идея гражданского общества воспринималась массовым сознанием как иное, лучшее общество, в котором будет покончено с катастрофической ситуацией»[6].

Развитие гражданского общества определяется характером  взаимодействия с политической системой. При условии создания социальной базы в политической системе, освобождении многочисленных общественных организаций от бюрократического патернализма можно говорить о зрелом характере гражданского общества, которое способно влиять на общественно-политические процессы, привнося в него гражданскую активность населения. Однако гражданское общество не должно основываться на узкоэгоистических требованиях. Оно должно быть озабочено сохранением баланса между интересами общества в целом и интересами отдельных институтов и секторов гражданского общества, в частности.

Гражданское общество завоевало свое право на физическое существование и политическую значимость благодаря опреде­ленной системе гарантий со стороны государства. В этом заклю­чается взаимообусловленность и взаимозависимость гражданско­го общества и правового государства. Как отмечает В.А.Гуторов, «…прогресс гражданского общества предопределяется в реальной жизни эволюцией самого государства, а вовсе не степенью развития гражданской автономии»[7]. Потому что только под защитой закона могут создаваться различные социальные образования, вследствие чего правовое государство составляет сердцевину гражданского общества и ему предшествует. В данном контексте является принципиально важным для становления гражданского общества в России реализация тех правовых инициатив, с которыми выступил Д.Медведев, так как, в конечном счете, они создают базу для гражданского общества.

Гражданское общество - это общество равных возможностей, основанное на принципах социальной справедливости и социальной солидарности сильных и слабых. Это означает, что важнейшим условием существования свободного общества в России является не только раскрепощение частной инициативы, но и развитая система социальной поддержки.

Анализируя гражданское общество в современной России следует выделить следующие характерные особенности.

1.        Увеличение численности общественных организаций, фондов и других структур гражданского общества не сопровождается возрастанием их общественного влияния в решении проблем населения.

Гражданское общество состоит из институциональной структуры (организованное гражданское общество) – общественные организации, фонды, движения, инициативные группы и т.д. – и активных граждан (инициативное гражданское общество), без которых невозможно широкое участие в деятельности на благо общества и добровольная гражданская солидарность.

Проблема для России заключается в том, что они развиваются в отрыве друг от друга. С точки зрения исследователей Фонда Фридриха Эберта, «разнона­правленное развитие – более слабая формализа­ция на уровне гражданской активности и профес­сионализация на уровне организаций, – по всей видимости, не приведет к усилению гражданской активности и гражданского общества, а наоборот, только несет в себе опасность увеличения раско­ла между общественными организациями, с одной стороны, и гражданами и их насущными проблема­ми – с другой»[8].

Неверие российских граждан в конструктивность политических партий распространяется и на сферу институтов гражданского общества, поэтому отсутствует необходимая поддержка между гражданами и общественными организациями. Исходя из опыта региональной гражданской активности (например, Краснодарского края), в России распространена неформальная активность (в форме соседской помощи) и создание сетевых структур для практической помощи друг другу без участия организованных институтов, как политических, так и общественных. Заметными становятся только те общественные организации, которые объединены защитой значимых для людей интересов, ущемляемых властью.

При решении своих проблем россияне не ожидают помощи от граждан, участву­ющих в общественных организациях: доверие к этим негосударственным ин­ститутам особенно мало, что подтверждается, в том числе, количеством людей, участвующих в де­ятельности этих структур. В первую очередь помощь ожидается от родных и близких, друзей и знакомых, во вторую – от государственных структур и лишь только потом от некоммерческих организаций.

Кстати, подобная тенденция наблюдается и в других посткоммунистических странах Центральной и Восточной Европы. Так, Марк М. Ховард отмечает такие характерные черты для обозначенных стран, как:

- сильное недоверие к добровольным организациям, что является следствием их прежнего отношения к организациям коммунистического типа;

- приоритет неформальных частных и дружеских связей, что является препятствием на пути к участию в организациях гражданского общества;

 - крайнее разочарование новыми политическими институтами и экономической системой, которые еще больше отвращают людей от участия в общественной жизни[9].

Без веры граждан в возможность влияния на политические решения не произойдет кардинального поворота в сторону сознательного участия граждан в общественно-политической жизни. Россияне практически не видят возможности добиться изменений с помощью гражданской активности, поэтому отсутствует важнейшая предпосылка для мотивации к гражданскому участию.

2. Проблема не в том, что со стороны государства осуществляется пристрастный контроль (правда, необходимо признать избыточность контрольных функций государства), а в том, что само гражданское общество не может организоваться для решения социально значимых для общества проблем.

Важным показателем развития гражданского общества является уровень социальной интеграции и самоорганизации. Социальная интеграция — это способность общества координировать взаимодействие индивидов и социальных групп. От нее зависит, насколько общество способно справляться с различными проблемами.

Гражданская активность рассматривается, прежде всего, как добровольная, безвозмездная актив­ность ради создания общего блага, отделенная от рыночного и государственно-административного видов деятельности. Как секторное понятие гражданское общество означает определенную ответственность действующего лица, которое не является ни государством, ни рынком.

Гражданское общество – это не только аналитическое, но и нормативное поня­тие, модель общества, которая формируется та­кими гражданскими ценностями, как взаимоува­жение, солидарность и ответственность, а так­же организациями и институтами, которые под­держивают эту гражданственность, обеспечивая возможность участия, приобщения и солидарно­го самоопределения.

Однако в России у гражданских организаций не назрела необходимость объединения друг с другом для совместного влияния на процесс принятия политических решений.  Лидеры общественных организаций неохотно идут на контакт с другими объединениями, даже работающими в одной сфере, что свидетельствует не столько о самодостаточности, сколько об отсутствии общественной потребности в объединении друг с другом, несмотря на общий интерес каждой из организаций в отдельности влиять на принятие политических решений. Даже если у таких локальных групп и возникает потребность в кооперации с родственными организациями, наибольшим препятствием к ее удовлетворению оказывается недостаточное осознание общих интересов и возможностей. Среди преобладающих способов продвижения своих интересов отмечаются скорее негласные, чем легальные и публичные по характеру: личные связи с чиновниками, взаимные договоренности и соглашения между группами интересов, подкуп лиц, от которых зависит принятие нужных решений.  В меньшей степени используются такие способы как публичное обсуждение проблем, формирование общественного мнения. Самодостаточность большинства добровольных объединений не позволяет наладить их взаимодействие по горизонтали с аналогичными организациями.

3. Происходит виртуализация гражданского общества – все в большей степени наиболее активная, креативная часть населения уходит в Интернет, где создает свои сообщества, инициирует обсуждение политических и социально-экономических проблем страны.

Широкое распространение получили блогосфера и социальные сети, где происходит, по сути, формирование новой среды для критического отношения к реальной действительности и коммуникации как между участниками виртуального пространства, так и властными структурами. Именно здесь все чаще происходит формирование политической повестки дня и реализация политики. Поэтому политики вынуждены осваивать популярные в интерактивной среде коммуникативные средства - «Твиттер»[10], «Живой Журнал» («ЖЖ»)[11], YouTube[12], социальные сети.

Среди наиболее резонансных гражданских инициатив, объединивших большое количество людей в сети, можно выделить Интернет-участие по громким общественно значимым проблемам (пожары в 2010 г., борьба с мигалками, поддержка граждан, по мнению интернетовского сообщества незаслуженно притесняемых властными структурами, проект блоггера Алексея Навального о нецелевом расходовании бюджетных средств при проведении конкурсов на закупки материалов и услуг для государственных организаций и др.).

Интернет – это та среда, где пока не достают чиновники со своими надуманными опасениями за поруганную нравственность, и где можно выразить свое независимое мнение. Именно здесь появляются инициативы, имеющие значимый общественный характер, которые способствуют повышению легитимности организаций гражданского общества.

4. Неравнозначность структур гражданского общества.

Складывается дифференцирован­ная картина организованного гражданского обще­ства, которая, с точки зрения российских наблюда­телей и общественных деятелей, выглядит следу­ющим образом. Во-первых, существуют «признан­ные» неправительственные организации, выполняющие предписания властей. Во-вторых, существуют якобы официальные НПО, так называемые ГОНГО (НПО, созданные властью). И, в-третьих, есть иници­ативные граждане, проявляющие активность за рамками организаций. То есть стали появляться «ложные» общественные организации, а многие инициативы переходят на неформальную основу.

Похожее разделение на­блюдается и на уровне материального обеспече­ния: есть проправительственные организации, по­лучающие дотации из государственного бюджета; есть тесно связанные между собой оппозиционные организации, которые достаточно сильны и спо­собны самостоятельно привлекать финансовые ре­сурсы; и есть маленькие разобщенные благотвори­тельные организации, организации взаимопомощи и др. – самое слабое звено организованного граж­данского общества в России, которым экономиче­ский и финансовый кризис, повлиявший на объем пожертвований, доставляет са­мые большие трудности.

В России – в отличие от стран Западной Европы – государство практически не создает налоговых или иных стимулов для деятельности на благо общества. Исключение из правил представляет Федеральный закон от 5 апреля 2010 г. N 40-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций"[13], в соответствии с которым предусматривается оказание в приоритетном порядке помощи социально ориентированным некоммерческим организациям в различных формах, определяются виды деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций и полномочия органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления по поддержке таких организаций, а также регламентируется порядок ведения реестров социально ориентированных некоммерческих организаций – получателей поддержки.

С помощью правовой базы государство регулирует приоритетные направления деятельности институтов гражданского общества, создавая для них соответственно благоприятные условия.

5. В целом негативное отношение государства к гражданскому обществу.

Государство относилось и продолжает относиться к гражданскому обществу как к оппозиции, критикующей властные структуры и незаслуженно пытающейся контролировать административно-бюрократический аппарат. Поэтому здесь можно говорить даже не об отсутствии поддержки со стороны государства, а о противодействии со стороны государства.

Для изменения отношения государства к структурам гражданского общества Институт современного развития (ИНСОР) в своем докладе «Обретение будущего: Стратегия 2012»  предлагает «принуждение» к плюрализму[14].

В течение последних десяти лет в среде гражданского общества росло понимание того, что стратегия критического взаимодействия с государственной властью может оказаться более действенной, чем радикальная оппозиционная стратегия. Этому способствовало учреждение Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, который в настоящее время является наиболее эффективной структурой в организации сотрудничества между государством и гражданским обществом, а также создание Общественной палаты на федеральном уровне и в регионах, что в целом позитивно отразилось на взаимоотношениях государства и общественных объединений.

Применительно к сегодняшней России, справедливо отмечает Л.Никовская, «неуместен спор, должно ли государство направлять развитие гражданского общества, либо гражданское общество призвано ограничивать государство. Граждане ожидают и от государства, и от гражданского общества гораздо большей активности и эффективности, считая необходимым их равноправное партнерство»[15].

Проблемы, с которыми сталкивается гражданское общество в России, определяются переходным характером общества и вызреванием гражданской политической культуры. В целом имеющиеся тенденции в его развитии дают основания для умеренно оптимистической оценки перспектив гражданского общества, связанной с повышением активности людей в общественной жизни и их заинтересованности в реализации своих интересов с использованием современных технологий и новых форм взаимодействия с властью. 

Список литературы:

1.        Боуз Д. Либертарианство: История, принципы, политика. - Челябинск: Социум, Cato Institute, 2004. - 392 с.

2.        Дарендорф Р. После 1989: Мораль, революция и гражданское общество. Размышления о революции в Европе. - М.: Издательство «Ad Marginem», 1998. – 271 с.

3.        Инновационная модернизация России. Политологические очерки / Под редакцией Ю.А. Красина. - М.: Институт социологии РАН, 2011. - 253 с.

4.        Капустин Б.Г. Гражданство и гражданское общество. - М.: Изд. дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики, 2011. – 224 с.

5.        Коэн Дж., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория. - М.: Весь мир, 2003. – 784 с.

6.        Ланг С., Хэртель А., Бюрш М. Гражданское общество и гражданская активность в России. - Берлин: Фонд имени Фридриха Эберта, 2010. - 25 с.

7.        Теория и практика гражданского общества в России / Под ред. ассист.-проф. Д.Гузины, проф. П.Дуткевича, проф. В.Г.Марахова. - СПб.: Издательство СПбГУ, 2005. - 271 с.

8.        Обретение будущего: Стратегия 2012. - М.: ИНСОР, 2011. - 322 с.

9.        Ховард Марк М. Слабость гражданского общества в посткоммунистической Европе / Пер. с англ. И.Е.Кокарева. - М.: Аспект Пресс, 2009. -  191 с.

10.    Barber B.K. The Search for Civil Society: Can We Restore the Middle Ground between Government and Markets? // New Democrat. 1995. March/April.

[1] Боуз Д. Либертарианство: история, принципы, политика. Челябинск, 2004. С.142.

[2] Коэн Дж., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория. М., 2003. С.7.

[3] Barber B.K. The Search for Civil Society: Can We Restore the Middle Ground between Government and Markets? // New Democrat. 1995. March/April. P.13.

[4] Капустин Б.Г. Гражданство и гражданское общество. М., 2011. С.94.

[5] Дарендорф Р. После 1989: Мораль, революция и гражданское общество. Размышления о революции в Европе. М., 1998. C.61.

[6] Теория и практика гражданского общества в России / Под ред. ассист.-проф. Д.Гузины, проф. П.Дуткевича, проф. В.Г.Марахова. СПб., 2005. С.10.

[7] Гуторов В.А. Гражданское общество: историческая традиция и российская перспектива // Теория и практика гражданского общества в России. СПб., 2005. С.30.

[8] Ланг С., Хэртель А., Бюрш М. Гражданское общество и гражданская активность в России. Берлин, 2010. С.5.

[9] Ховард Марк М. Слабость гражданского общества в посткоммунистической Европе. М., 2009. С.158.

[10] Twitter (Твиттер – от англ. Tweet – «чирикать», «щебетать», «болтать») - система, позволяющая пользователям отправлять короткие текстовые заметки (до 140 символов), используя веб-интерфейс.

[11] «Живой Журнал», «ЖЖ» (англ. LiveJournal, LJ) - блог-платформа для размещения онлайновых дневников (блогов), либо какой-то отдельный блог («дневник», «журнал») на этой платформе.

[12] YouTube - сервис, предоставляющий услуги хостинга видеоматериалов. Пользователи могут добавлять, просматривать и комментировать те или иные видеозаписи. Благодаря простоте и удобству использования, YouTube стал популярнейшим видеохостингом и третьим сайтом в мире по количеству посетителей.

[13] Официальный сайт Президента Российской Федерации: [Электронный ресурс]. URL: http://text.document.kremlin.ru/SESSION/PILOT/main.htm (дата обращения: 10.04.2011).

[14] Обретение будущего: Стратегия 2012. М., 2011. С.48.

[15] Никовская Л.И. Гражданское общество и политическая система // Инновационная модернизация России. Политологические очерки / Под редакцией Ю.А. Красина. М., 2011. С.177.

 

К другим статьям

На первую страницу