© Н.А.Баранов

Баранов Н.А. Основные направления идеологического дискурса в современной России // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. Научный журнал. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2012. №2. С.19-34.

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО ДИСКУРСА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Введение.

Несмотря на критичное отношение ряда современных исследователей в отношении политических идеологий[1], подвергающих сомнению само их существование, тем не менее, в политическом дискурсе преобладает точка зрения, в соответствии с которой «ни политика личности, ни политика проблем не способны стимулировать активную деятельность в отсутствие широкого мировоззрения, предоставляемого политическими идеологиями»[2]. Поэтому, несмотря на переживаемый кризис, политические идеологии остаются влиятельной формой политического сознания, в значительной степени определяющей конкретную направленность политических действий.

Традиционная типология идеологий представляет политические принципы лежащими на одной линии, идущей слева направо: левые верят в равенство и являются сторонниками социализма, правые верят в свободу и провозглашают какую-либо разновидность свободного рынка. Центристы пытаются сочетать равенство и свободу, провозглашая разные формы государства всеобщего благоденствия. Однако такая типология, по мнению Уилли Кимлики, утрачивает свою адекватность. Канадский философ полагает, что, с одной стороны, традиционное представление о западной политической теории игнорирует важные вопросы, которые не позволяют объяснить появление новых идеологических течений. С другой стороны, различные идеологии имеют в своем основании разные фундаментальные ценности, в связи с чем разногласия не могут быть рационально разрешены, так как нет способа доказать, что равенство превосходит свободу, или что свобода важнее равенства[3]. Поэтому некоторые исследователи отвергают традиционную дихотомию левых и правых и исходят из того, что новые теории апеллируют к иным предельным ценностям – «договорного соглашения» (теории справедливости), «общего блага» (коммунитаризм), «пользы» (утилитаризм), «гражданское равноправие мужчин и женщин» (феминизм) и др.

Таким образом, современная идеологическая палитра становится гораздо богаче и насыщеннее классической, что предполагает теоретическое обоснование новых ценностных приоритетов и их практическое воплощение в общественно-политических объединениях и движениях.

Российская предвыборная практика показала, что идеологические предпочтения политических субъектов коррелируют с потребностями российского общества, которые изменяются в ходе экономических и социально-политических трансформаций. Поэтому политические партии стремятся агрегировать и артикулировать интересы определенных слоев общества, идеологически концептуализируя представления людей о политической ситуации, встроить эти оценки в общую картину мира, сделав понятными предлагаемые политические изменения.

В отличие от западного идеологического дискурса в России не стали определяющими постклассические тенденции, прежде всего, по причине нерешенности базовых социально-экономических проблем. Тем не менее, кардинальные перемены в социально-экономической, политической и социокультурной сферах приводят к корректировке фундаментальных ценностей всех основных течений общественно-политической мысли – либерализма, консерватизма, социализма. Изменяется оценка роли государства, научно-технического прогресса, демократии и других важнейших компонентов современного общества, что приводит к перестройке научного понятийно-категориального аппарата.

Все три модели общественного развития являются подвижными и динамичными. В зависимости от конкретной исторической ситуации социалистический, консервативный и либеральный сегменты в общей системе общественно-политической мысли могут расширяться или сужаться, проявлять себя изолированно или сближаться, создавая социально-либерально-консервативный синтез. Создается, по сути, пограничное пространство, которое можно представить как зону взаимопроникновения социализма, либерализма и консерватизма. Так, с точки зрения Е.Ясина, в современной России распространены три основных идеологических течения: традиционное, консервативное – национально-государственное; социалистическое – левое, популистско-гуманистическое; либерально-демократическое, у каждого из которых есть множество оттенков и переходных форм[4].

Либерально-консервативный синтез в России.

Синтез консерватизма и либерализма может быть перманентным процессом, результаты которого будут зависеть как от соотношения компонентов, так и от внешнего воздействия - условий, которые определяют содержание и темпы процесса в зависимости от потребностей конкретного момента или субъекта. В результате получится либо «либеральный консерватизм», либо «консервативный либерализм». Один из исследователей либерально-консервативного синтеза В.Ф.Пустарнаков отмечает, что в итоге появляется феномен, образующийся «в результате скрещивания генетически различных родительских форм», или продуцируется симбиоз, как форма «сожительства двух организмов разных видов, для которых их сожительство оказывается взаимовыгодным»[5].

Возникает вполне оправданное затруднение в характеристике идеологического гибрида, чем объясняется частое употребление данных конструкций как синонимов в определении политических позиций. Так в словосочетании «консервативный либерализм» базовой составляющей или «несущей конструкцией» является либерализм, который дополняется  «консервативным» содержанием. Т.е. это одна из форм либерализма, особенность которой заключается в том, что он, как считает С.Я.Матвеева, «пытается прорабатывать либеральную парадигму, ее основные идеи и принципы на почвенном материале, с учетом конкретных нравственных идеалов, исторически сложившегося регионального, культурного и профессионального опыта»[6].

Либерализм как идеология и политическая практика доказал свою жизнеспособность и, несмотря на многочисленные кризисы в своем историческом развитии, видоизменялся, приспосабливаясь к реальной политической действительности. Такие основные принципы либерализма, как свобода личности, неприкосновенность прав человека, правовое государство, парламентская демократия, плюрализм, гражданское общество и некоторые другие стали неотъемлемой частью общечеловеческой политической культуры. Отличительной особенностью современного либерализма является не только признание личной ответственности граждан, но и готовность государства взять на себя некоторую ответственность в том случае, если исчерпаны их возможности. А.Алесина и Ф.Джавацци характеризуют современный европейский либерализм как «гуманистическое учение, которое доказывает, что каждый человек – это личность, способная на самостоятельные решения», которой надо предоставить равные возможности, чтобы каждый человек мог отвечать за свою судьбу[7].

Главным обстоятельством, объективно отражающим жизненные силы либерализма, является тот факт, что все страны, достигшие наиболее значительных результатов в своем развитии, использовали либеральные принципы и ценности в различных соотношениях с другими – консервативными, социалистическими, националистическими, патриотическими и т. д. Данный факт позволил Ф.Фукуяме в 1989 г. высказать мысль о конце истории, в которой безраздельную победу одержал либерализм.

Несмотря на то, что многие исследователи, включая самого автора, подвергли сомнению данный вывод, остается очевидной необходимость либеральных ценностей для развития любого общества, т.к. без свободного индивида не могут быть в полной мере реализованы способности и возможности самого общества, без рыночной экономики невозможно максимально удовлетворить потребности человека, без правового государства гражданин не имеет возможности эффективно контролировать и сдерживать государственную власть.

В то же время идеализация либерализма приводит к игнорированию национальных особенностей, оставляет на «обочине жизни» значительные слои населения, не имеющие по субъективным причинам возможности для достижения желаемых целей. Поэтому выбор оптимального сочетания либеральных принципов с устоявшимися в обществе ценностями  может стать определяющим фактором для его поступательного развития.

Россия является пограничной страной между западной и восточной культурами, что предопределило их влияние на российскую действительность. Но при этом, перенимая чужой опыт, необходимо использовать его во имя утверждения своей уникальности, самобытности. Любой инородный опыт хорош лишь тогда, когда он служит во благо нации, национальной культуры и укрепления духовных сил общества.

К сожалению, авторы российских реформ конца XX века фактически игнорировали исторически сложившиеся традиции, менталитет и особенности характера русского народа. Попытки заимствования и некритического использования идей и опыта других стран не смогли исправить положения в осуществлении либеральных по форме и радикальных по существу российских реформ. Более того, без активной поддержки со стороны широких социальных слоев общества они не могли быть ни эффективными, ни успешными. Поэтому эти реформы не дали желаемых результатов. Стало очевидным, что выработанные цели, избранные пути, методы и темпы реформирования российского общества нуждаются в серьезной корректировке. В связи с этим возник практический интерес к проблеме российского политического консерватизма, опирающегося на традиции, преемственность, охранительность и стабильность, обеспечивающие постепенное реформирование и исключение крайних мер. Объясняя консервативный тренд, Л.Ионин отмечает, что консерватизм видит свою задачу в том, чтобы проскользнуть «между Сциллой социалистического эгалитаризма и Харибдой либерального индивидуализма, между Сциллой мировой революции и Харибдой либеральной глобализации»[8].

Тема свободы остается по-разному востребованной в дискурсе третьего российского президента. В своем первом президентском послании Д.Медведев заявил: «мы стремимся к справедливому обществу свободных людей»[9], употребив в своей речи слова «свобода», «свободный» двадцать девять раз. Во втором президентском послании Дмитрия Медведева частота упоминания данных слов сократилась до восьми, причем президент акцентировал внимание на том, что свобода предполагает ответственность[10]. В третьем президентском послании[11] о свободе в ее либеральном смысле президент сказал только один раз. В четвертом послании о политической составляющей свободы не говорилось ни разу[12]. Можно предположить, что причиной смены акцента связана с тем, что вульгарно понятая свобода не способствует возникновению справедливого общества, и лишь свободные, но ответственные люди, причем под контролем государства, могут создавать приемлемые для большинства общества условия совместной жизни.

Либерализм лишь одно из начал человеческой жизни, но оно не является единственным. Как отмечал Н.А.Бердяев, «невозможно нормальное и здоровое существование и развитие общества без консервативных сил. Консерватизм поддерживает связь времен… соединяет будущее с прошлым...»[13].

Некоторые российские и зарубежные политологи связывают возможности и будущее либерализма в России либо с утверждением основных идей русского либерального консерватизма, соединяющего ценности либеральной демократии и национальных государственных и духовных традиций, либо с усвоением ценностей «нового» либерализма, синтезирующего принципы классического либерализма и социал-демократии. По их мнению, в России нет либеральной традиции и общественных условий, благоприятных для развития либерального сознания. Поэтому необходим синтез для соединения экономического либерализма с духовно-культурным консерватизмом. Так, с точки зрения немецкого философа Г.Рормозера «в России отсутствует автономная личность, сознательный индивид, который был бы способен договориться на разумных началах со всеми остальными и по поводу собственных интересов, и относительно того, что наилучшим образом отвечало бы общим интересам»[14]. Будущее либерализма в России он связывает с просвещенным консерватизмом. 

Сейчас сложно однозначно разграничить консерватизм и либерализм. В современных обществах у них больше сходств, чем различий. В обоих случаях отстаивается свобода (правда, для современных консерваторов является приоритетной свобода в рыночных отношениях, а для либералов – свобода личности), конституционное государство, господство законов. Различаются они между собой в оценке путей, ведущих к цели, трудностей в ее достижении, а также приоритетов в социально-политическом развитии. «Нынешний консерватизм, - пишет Л.Ионин, - это реакция на модернизацию, тотальную демократизацию, глобализацию и прочие сложные и неоднозначные вещи»[15].

Отличительной особенностью русского консерватизма выступает тысячелетняя традиция, связанная с идеалом православного государства и антизападничеством как ответом на регулярно воспроизводимые в истории вызовы со стороны романо-германской цивилизации. Поэтому не удивительно, что в условиях активного продвижения либеральной модернизации в России появляются ее противники, предлагающие вернуться назад к своим истокам, от которых пошла «Святая Русь». Манифест просвещенного консерватизма, представленный в 2010 году Никитой Михалковым, ставит под сомнение либерально-демократическое начало, приводящее к революционным переменам, прямо заявляя - «эйфория либеральной демократии закончилась». В документе выражается уверенность в том, что «только справедливая форма сочетания свободы и власти, основанная на соединении заповедей и идеалов правды с принципами и нормами права, может и должна обеспечить всем нам "нормальную человеческую жизнь в нормальной человеческой логике - без революций и контрреволюций"»[16].

Авторы манифеста характеризуют новую разновидность консерватизма следующим образом: «Просвещенный консерватизм - это позитивное умение осмыслить прошлый и будущий мир вещей, свойств и отношений в должной и верной мере, а также способность эффективно действовать в современном мире, не разрушая его»[17]. В этих целях предусматривается новационный учет государственных, общественных и национальных традиций «Святой Руси» и «Великой России», сложившихся в течение нашей тысячелетней истории.

Наряду с  бережным хранением традиций и творческим восприятием новаций «просвещенные консерваторы» предлагают в качестве основных принципов новой идеологии те, которые в современном обществе небезосновательно подвергаются сомнению: укрепление вертикали власти; лояльность к власти; умение достойно подчиняться авторитетной силе; персонификация власти; почитание ранга. Такая гремучая смесь просвещенной традиции и авторитарной современности вызывает сомнение в целесообразности следовать курсу, который по признанию российского президента, никогда не ставил в качестве приоритетов человеческую жизнь[18].

Другим вариантом консервативной идеологии, взятой за основу при проведении российских реформ и интеграционных процессов, является идеология социального консерватизма, которая главной консервативной ценностью объявляет человеческую личность, ее позитивное и стабильное развитие как залог успешного развития страны. Такого мнения придерживаются представители Центра социально-консервативной политики и Российского социально-консервативного союза.

Центр социально-консервативной политики сформировался в 2005 году как антикризисная площадка для выработки позиции партии «Единая Россия» по ключевым вопросам социально-экономического развития страны, а также для разработки социальных программ, целью которых является защита прав граждан. На базе Центра разработана концепция российского консерватизма, основанного на принципах непротиворечивости социальных и экономических задач, проведения преобразований, основанных на традиционных для российского общества ценностях, недопустимость проявления любых форм экстремизма[19].

Российский социально-консервативный союз был создан 17 сентября 2011 года для поддержки деятельности «Единой России» и Общероссийского народного фронта в предвыборный период. Социально-консервативный союз - организация, объединяющая сторонников на принципах идеологии. В качестве приоритетов Союза - земельный вопрос, формирование религиозного сознания, решение проблем транспорта и освоения территорий. Председатель координационного совета Союза Ю.Шувалов полагает, что «Россия - это одно из немногих в мире государств, которое может успешно развиваться, рассчитывая на собственные силы. Выбор России - это выбор самостоятельного курса, так называемого «Российского проекта»[20].

Еще одну разновидность консервативной идеологии представляет клуб «4 ноября», задачами которого являются разработка либерально-консервативной программы развития страны и мер по ее реализации; формирование в стране широкой общественной поддержки либерально-консервативного пути развития; организация широкой дискуссии среди политически и экономически активных слоев российского общества; вовлечение в эту работу общественных организаций, интеллектуалов, журналистов[21]. Клуб рассматривает партию «Единая Россия» как наиболее значимого политического партнера, в то же время, являясь непартийной площадкой.

Консервативный либерализм тяготеет к осторожным, медленным реформам, соизмеряющим свои шаги с реакцией общества на проводимые преобразования, так как быстрые изменения могут привести к разрушению существующего порядка с соответствующими представлениями о справедливости, что является взрывоопасным для общества. Он считает необходимым сохранить для большинства народа психологически комфортное состояние. В качестве критериев консервативного либерализма можно отметить поиск реальных сил, которые бы явились опорой в становлении цивилизованных рыночных отношений, инициаторами в предпринимательской деятельности, в повышении личной ответственности людей, в признании демократических ценностей. Его особенностью является стремление воплотить либеральные идеи через обращение к массовым ценностям, поэтому он избирательно относится к опыту западных обществ, отбирая лишь то, что отвечает органически сложившимся потребностям страны.

Таким образом, преимущественно вокруг партии «Единая Россия», сформировались несколько направлений консервативной идеологии, ориентированных преимущественно на специфический для России путь развития, вовлекая в консервативный дискурс как социалистический, так и либеральный компонент.

В то же время становится очевидным, что современное развитие невозможно без свободного гражданина, способного стать актором в политическом процессе, разумно сочетающего свободу и ответственность. Характерная для России «воля без ответственности» должна уйти в прошлое, уступив место правовому сознанию.

Вероятно, устойчивым и жизнеспособным сделает  общество только такая общественная и культурная система, при которой либеральное и консервативное начала находятся в сбалансированных отношениях, когда существует  либерально-консер­вативный консенсус, отстаивающий эволюционное изменение социально-политических отношений, снятие напряжения, достижение баланса сил и устойчивого развития общества.

Либерально-социальный идеологический дискурс в современной России.

Современный либерализм существенно отличается от его классического варианта.  С точки зрения А.Алесино и Ф.Джавацци, либерализм является необходимым условием «для более справедливого общества, где открывающиеся перед каждым возможности не зависят от его классового положения или от родственных и иных личных связей»[22].

В современных общественно-политических условиях ответы либерализма на конкретные вопросы времени различны. Однако функционирование либерально-демократических систем, по мнению К.Б.Макферсона, привело к созданию единой современной модели, включающей две необходимые составляющие: соответствие желаниям и возможностям людей, а также необходимость в общем одобрении и поддержке[23]. Следовательно, либерализм становится социальным, что неизбежно приводит к коррекции ценностей.

В качестве весомых причин, повлиявших в последние десятилетия на левую идеологию, следует отметить глобализацию, которая способствовала вытеснению модели социального государства неолиберально-монетаристской доктриной. Практика ее осуществления в странах Латинской Америки и Африки посредством международных финансовых организаций привели к девальвации национальной валюты, приватизации экономики и снижению уровня жизни беднейших слоев населения. Распад социалистического блока на рубеже 1980-1990-х гг. способствовал аналогичным тенденциям в посткоммунистических странах: сокращению расходов на социальные нужды и образование, отказу от политики максимальной занятости, дерегулированию социальной и экономической сфер и как результат - прогрессирующей дифференциации между бедными и богатыми.

Другой взгляд на современное левое движение представляет отечественный исследователь А.Иванов, который предлагает соотнести современную левую идеологию с политической корректностью. По его мнению, проблема заключается в том, что «левый сегодня - это человек, у которого есть кредитные карточки… Сегодня левая составляющая является частью некоего постбуржуазного состояния. И вот эта диалектика приводит нас к пониманию того, что либеральная интуиция свободы и левая интуиция справедливости находятся сегодня в некоем единстве, причем в единстве, очень сложно структурированном»[24]. Важным элементом левого сознания, который присутствует в современном консюмеристском мире – мире потребления, является толерантность, поэтому левая идея, с точки зрения А.Иванова, не является сегодня идеей, которая радикализирует ситуацию.

Разный подход в обосновании современной левой идеи свидетельствует о ее неоднородности, которая зависит от приоритетов и проблем, решаемых в тех или иных странах.

Расширение левой составляющей в политическом спектре современной России имеет объективные основания. В качестве основных причин исследователи называют нерешенность социально-экономических проблем, остатки консервативного советского мышления, исторически сложившийся коллективистский характер российского общества, проблемы в становлении гражданского общества, отчужденность граждан от власти, увеличивающийся разрыв между богатыми и бедными и некоторые другие. Отечественный исследователь А.А.Галкин констатирует, что Россия, «…оказавшись в промежуточном положении между развитыми государствами и странами отстающего и догоняющего развития, … стала плацдармом, на котором переплелись наиболее острые противоречия, свойственные и тем, и другим»[25].

В то же время характерной чертой посткоммунистического реформирования России стало высвобождение частного и индивидуального после засилья гипертрофированного общего. Вполне очевидно, что данным потребностям отвечала либеральная политика, которая в свою очередь разрушила соотношение общего и частного по причине абсолютизации свободы индивида. С точки зрения Ю.А.Красина, великие идеи свободы и достоинства личности «не работают», потому что оторваны от российской реальности, и заработают лишь в совокупности с другими не менее значимыми ценностями – социальной справедливости, равенства и солидарности[26].

В современных условиях наблюдается не противостояние либерализма и социализма, а их сближение, свидетельствующее о недостаточности традиционных либеральных представлений о правах и свободах человека и гражданина для эффективной защиты интересов людей. «Без торжества либеральных идей, - отмечает председатель Конституционного Суда России В.Зорькин – не было бы государства и социального, и правового одновременно, т.е. государства, где социальные права граждан принадлежат им от рождения, а не даруются им сверху, и их перечень не зависит от монаршей воли; эти права закрепляются в конституциях и законах и гарантируются государством в силу притязаний (потребностей) гражданского общества и требований норм международного права на основе принципа справедливости и общепринятых стандартов»[27].

Потребность в социальной справедливости возникла из-за неравенства условий в политической, экономической и социально-культурной областях жизни общества, которые дополняются ошибочно просчитанными социальными последствиями принятых законов, оторванностью их от реальной социально-экономической ситуации в обществе, несогласованностью с общественным мнением, культурными традициями. Такие ошибки привели к высокому уровню бедности в нашей стране и потребности в перераспределении богатств между выигрывающими и проигрывающими слоями населения.

Однако представление о бедности меняется: с позиции недостатка денег происходит постепенная трансформация к позиции недостатка определенного рода возможностей. Принципы социального государства предполагают создание равных возможностей для всех членов общества, проведение социальной политики, признающей за каждым членом право на уровень жизни, необходимый для поддержания здоровья и благосостояния человека и его семьи не только, когда он работает, но также в случаях безработицы, болезни, старости, инвалидности.

По данным Института социологии РАН, в первом полугодии 2011 года уровень бедности в Российской Федерации составлял 14,9%, что по сравнению с первым полугодием 2010 года выше на 1,4%[28]. Характерной чертой бедности в России является бедность тех, кто имеет постоянную работу, что свидетельствует о низкой заработной плате работающих. В соответствии с Федеральным законом РФ от 1 июня 2011 г. №106-ФЗ "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда" на начало 2012 года минимальный размер оплаты труда составляет 4611 руб. (в Санкт-Петербурге – 7300 руб., в Москве – 10400 руб.)[29], что в большинстве случаев ниже регионального минимального прожиточного уровня. В то же время по данным Росстата уровень среднемесячной начисленной заработной платы по итогам 2011 года по стране составил 23693,1 руб. (в Санкт-Петербурге - 30172,3 руб., в Москве - 43547,1 руб., в Республике Дагестан – 11479,2 руб.)[30], что в целом свидетельствует о достаточно серьезном перекосе в заработной плате между богатыми и бедными. Данная тенденция привела к тому, что к началу XXI века в России произошло накопление, по выражению В.Н.Якимца, критической массы «несправедливых неравенств»[31], что дало толчок развитию социалистической идее, в значительной степени эгалитарно решающей проблему неравенства (по данным ИС РАН 86% граждан оценивают нынешнюю дифференциацию доходов как несправедливую)[32].

Актуальность левой идеи объясняется не только переходным характером российского общества. Возвращение к ней в различных вариантах свидетельствует о потребности в ее альтернативных моделях. Левые ценности сформировались во второй половине XIX – начале ХХ веков и отвечали реалиям своего времени. Однако, как и любые другие, они не могут оставаться неизменными ввиду постоянно изменяющихся условий жизни и для того, чтобы оставаться актуальными, вынуждены адаптироваться к объективной реальности. Так после краха социалистической системы возникла вполне очевидная потребность в поиске нового содержания ценностей, соответствующих новым условиям развития общества.

Ю.А.Красин полагает, что в нынешних условиях публичная политика по отношению к объективно обусловленному процессу дифференциации общества должна строиться на сочетании двух начал: либерального (принцип свободы личности) и коммунитарного или коллективистского (принцип равенства в социуме). Либеральная составляющая, акцентирующая внимание на свободе индивида, противостоит иждивенчеству, патернализму, властному бюрократизму, но более уязвима перед давлением эгоистического индивидуализма. Коммунитарная составляющая, сосредотачивая усилия на справедливом устройстве социума, ставит заслон эгоизму, выдвигает на первый план социальное равенство и солидарность, хотя и более подвержена «авторитарному соблазну», ограничивающему пространство индивидуальных прав и свобод[33].

На необходимости объединения гуманного либерализма с социальной демократией  также акцентировал внимание канадец Джон Хэмфри[34].

Российские политологи видят отличие социального либерализма от концепций социалистического толка в том, что социальный либерализм, в первую очередь, делает акцент не на патернализме - то есть, раздаче всякого рода социальных пособий, а на создании условий для нормальной работы, на создании привлекательных рабочих мест, позволяющих дееспособным людям обеспечивать самим себя. В данном контексте система государственного патернализма должна смениться социальным партнерством, способствующим преодолению неприязни между богатыми и бедными. Суть социального партнерства состоит в том, что усилия предпринимателей сосредотачиваются на создании эффективных рабочих мест и расширении на этой основе массовой покупательной способности населения, в результате чего растет жизненный уровень всех слоев населения. По достижениям на этом поприще формируется общественная оценка предпринимателя, определяется мера его жизненного успеха. Не менее важна и обратная связь - возросшая покупательная способность населения формирует, в свою очередь, условия для расширения производства и соответствующего роста предпринимательской активности.

По мнению С.П.Перегудова, основой социал-партнерских отношений должно стать конструктивное взаимодействие между государственными структурами, коммерческими предприятиями и некоммерческими организациями. Причем принципиально важным является возрастание роли некоммерческого сектора, который в условиях современной России не столь влиятелен в трипартистских отношениях. Однако С.П.Перегудов полагает, что предпосылки для продвижения к оптимальной трипартистской схеме постепенно начали создаваться[35].

Таким образом, реализация системы социального либерализма требует активного участия всего общества и государства. Ведущие функции государства в таком обществе - это контроль за соблюдением законности, защита от внешней угрозы, в том числе от терроризма, проведение общей экономической, кредитной, налоговой политики, контроль за секторами экономики, где условия свободной конкуренции неосуществимы. Ответственность за качество жизни на местах перекладывается на элиту нижнего уровня - конкретного района, города, поселения.

Идеи социального либерализма и либерального социализма становятся актуальными для российского общества, которое познало вкус свободы, но не порвало окончательно с патерналистскими ожиданиями. Российские политические партии следят за идеологическими предпочтениями граждан и соответствующим образом на них реагируют. Популярность левых идей приводит к сближению позиций политических партий по принципиальным вопросам, к использованию социалистической риторики в программных заявлениях правых. Вопросы социальной справедливости находят достойное место в политических программах всех партий. В то же время политические партии воспринимают либеральные ценности, зачастую громогласно не признавая их, но, не игнорируя в своих программах. Следовательно, вектор развития партий направлен на отражение и реализацию тех ценностей, которые в данный период востребованы, что приводит к созданию универсальных политических партий.

Заключение.

Современная идеологическая картина все чаще представляется в виде противостояния старых тотальных идеологий традиционного лево-правового спектра, и новых «молекулярных», которые сложно вписать в привычные рамки. Эти идеи и движения, которые реально мобилизуют людей, имеют качественно другую природу, непохожую на природу традиционных или установившихся течений. Джон Шварцмантель полагает, что новые более ограниченные идеологии вместе формируют новую структуру политического дискурса. В то же время сами по себе они не способны обеспечить формирование масштабных мобилизующих движений и обеспечивают только часть необходимого для политической жизни идеологического и политического обновления[36].

Однако для России характерно не широкое распространение новых идеологических течений, а развитие переходных форм либерально-консервативно-социалистического дискурса, который находит свое выражение в модели социальной демократии, ориентирующейся на три базовые ценности: свобода, равенство/ справедливость и солидарность[37]. При этом свобода предполагает ответственность людей; справедливость - равное достоинство каждого человека; равенство - равное распределение ресурсов, без которого не может быть реальной свободы; солидарность – взаимную связь, единство и помощь. Но в отличие от европейского варианта социальной демократии все эти ценности преломляются в российском политическом контексте, исходя из наших национальных особенностей.

Для российского политического дискурса стал также востребованным симбиоз классических идеологий с национализмом, который в различных формах присутствует в партийных программах. В политической риторике все чаще акцентируется внимание на великодержавии, патриотизме, незыблемости внутреннего и внешнего суверенитета. Националистическая идеология вновь широко востребована по причине снижения интегрирующей силы национальных государств, связанной с глобальными социальными трансформациями.

Противодействие глобальным тенденциям приводит к обращению политических партий и общественно-политических движений к потенциалу национализма как средству мобилизации населения для решения своих задач. Так, ЛДПР призывает к восстановлению «статуса России как Великой Державы» и объявляет стержневой идеей строительства будущей России общинность, понимаемую как «взаимовыгодный союз свободных людей одной культуры и одного языка, служащий величию Державы и процветанию общества»[38]. В программах других политических партий националистические идеи также эксплуатируются в той или иной мере, что вполне объяснимо, так как тесно связаны с жизненными интересами людей, их коллективной идентичностью.

Роль идеологий в общественно-политическом дискурсе по-прежнему является высоко значимой. По выражению П.Штомпки, «идеология вызывает особенно сильные эмоции и мобилизует к действию»[39], что не может не учитываться политическими акторами при реализации стратегий по переустройству общества.

Правые и левые идеологии в своей нынешней форме во многом утратили свою силу, поэтому происходит взаимное проникновение новых идеологических течений и классических, в результате чего создается порой эклектический идеологический синтез. Так как политические процессы в России не являются изолированными от мировых тенденций, поэтому социально-политические трансформации в стране будут сочетаться с «новыми картинами мира», представленными сформированными идеологическими дискурсами, отвечающими потребностям общества.

 

[1] См.:Giddens, Anthony (1994) Beyond Left and Right: the Future of Radical Politics. Cambridge: Polity Press.

[2] Шварцмантель Д. Идеология и политика / Пер. с англ. Харьков, 2009. С.47.

[3] Кимлика У. Современная политическая философия: введение / Пер. с англ. С.Моисеева. М., 2010. С.18.

[4] Ясин Е.Г. Приживется ли демократия в России. – 2-е изд., расшир. и доп. М., 2012. С.586.

[5] Пустарнаков В.Ф. Либеральный консерватизм и либерализм в России XIX – начала ХХ в.: различия и сходства // Либеральный консерватизм: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М., 2001. С.14.

[6] Матвеева С.Я. Консервативный либерализм в современной России. Либерал-радикальный проект в консервативной среде // Общественные науки и современность. 1993. №2. С.13.

[7] Алесина А., Джавацци Ф. Либерализм – это левая идея / Пер. с итал. В.Файер. М., 2011. С.9.

[8] Ионин Л. Апдейт консерватизма. М., 2010. С.10.

[9] Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации, 5 ноября 2008 г. [Электронный ресурс]: Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/transcripts/1968 (дата обращения: 14.02.2012).

[10]  Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации, 12 ноября 2009 г. [Электронный ресурс]: Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/transcripts/5979 (дата обращения: 14.02.2012).

[11] Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации, 30 ноября 2010 г. [Электронный ресурс]: Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/transcripts/9637 (дата обращения: 14.02.2012).

[12] Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации, 22 декабря 2011 г. [Электронный ресурс]: Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/news/14088 (дата обращения: 14.02.2012).

[13] Бердяев Н.А. Философия неравенства // Бердяев Н.А. Судьба России. М., 2000. С.567.

[14] Рормозер Г. Новый консерватизм: вызов для России. М., 1996. С.60-61.

[15] Ионин Л. Апдейт консерватизма. М., 2010. С.85.

[16] Манифест просвещенного консерватизма. [Электронный ресурс]. URL: http://www.polit.ru/kino/2010/10/26/manifest.html (дата обращения: 14.02.2012).

[17] Там же.

[18] См.: Статья Д.Медведева «Россия, вперед!». [Электронный ресурс]: Официальный сайт Президента РФ. URL: http://www.kremlin.ru/news/5413 (дата обращения 14.02.2012).

[19] Устав некоммерческого партнерства «Центр социально-консервативной политики». [Электронный ресурс]: Сайт Центра социально-консервативной политики. URL: http://cskp.ru/about/ (дата обращения: 03.03.2012).

[20] В России создан Социально-консервативный союз. [Электронный ресурс]: Официальный сайт политической партии «Единая Россия». URL: http://er.ru/news/2011/9/17/v-rossii-sozdan-socialno-konservativnyj-soyuz/ (дата обращения: 03.03.2012).

[21] Клуб «4 ноября». [Электронный ресурс]: Официальный сайт Института общественного проектирования. URL: http://www.inop.ru/page642/ (дата обращения: 03.03.2012).

[22] Алесино А., Джавацци Ф. Либерализм – это левая идея. М., 2011. С.160-161.

[23] Макферсон К.Б. Жизнь и времена либеральной демократии. М., 2011. С.15-16.

[24] Философия, консюмеризм и левая идея [Электронный ресурс]: Сайт философско-литературного журнала «Логос». URL: http://www.ruthenia.ru/logos/number/2000_3/01.htm (дата обращения: 14.02.2012).

[25] В поисках альтернативы: судьба левой идеи в изменившемся мире // Полития. 2006. №1. С.108.

[26] Красин Ю.А. Публичная политика: либеральная и коммунитарная составляющие // Дифференциация российского общества в зеркале публичной политики. Под ред. Ю.А.Красина. М., 2004.  С.13.

[27] Зорькин В. Стандарт справедливости // Российская газета. 2007. 8 июня. С.13.

[28] Горшков М.К. Российское общество как оно есть: (опыт социолог. диагностики). М., 2011. С.169.

[29] Сайт «Моя зарплата» [Электронный ресурс]. URL: http://www.mojazarplata.ru/main (дата обращения: 14.02.2012).

[30] Основные показатели социально-экономического положения субъектов Российской Федерации в 2011 году // Российская газета. 2012. 14 марта. С.19.

[31] Якимец В.Н. О переформировании подхода к социальной справедливости в России // «Актуальные левые» в международном и российском политическом контексте. Сб.ст. / Под ред. Л.В.Сморгунова. СПб., 2007. С.114.

[32] Горшков М.К. Российское общество как оно есть: (опыт социолог. диагностики). М., 2011. С.330.

[33] Красин Ю.А. Публичная политика: либеральная и коммунитарная составляющие // Дифференциация российского общества в зеркале публичной политики. Под ред. Ю.А.Красина. М., 2004.  С.14.

[34] Humphrey John, Human Rights and the United Nations: A Great Adventure. N.Y., 1984. P.39.

[35] Перегудов С.П. Политическая система России в мировом контексте: институты и механизмы взаимодействия. М., 2011. С.222.

[36] Шварцмантель Д. Идеология и политика / Пер. с англ. Харьков, 2009. С.280, 283.

[37] Курс социальной демократии. Часть первая / Т.Гомберт, Ю.Блезиус, К.Крелль, М.Тимпе. М., 2010. С.12.

[38] Официальный сайт Либерально-демократической партии России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ldpr.ru/# (дата обращения: 23.02.2012).

[39] Штомпка П. Социология. Анализ современного общества / Пер. с пол. С.М.Червонной. М., 2010. С.313.

 

К другим статьям

На первую страницу