© Н.А.Баранов

Баранов Н.А. Популизм как фактор политической экстраординарности (на примере Республики Беларусь) // Экстраординарность, случайность и протест в политике: тематическое и методологическое поле сравнительных исследований: сб. науч. ст. / под общ. ред. Л.В. Сморгунова, Е.В. Морозовой. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2011. С.84-92.

Популизм как фактор политической экстраординарности (на примере Республики Беларусь)

 Развитие современного общества сталкивается с множеством факторов, по-разному влияющих на политику современных государств. С одной стороны, современный мир характеризуется повышением предсказуемости во внутренней политике стран, связанной с демократизацией и либерализацией политических режимов, с другой стороны, - возникновением новых вызовов и угроз, имеющих, чаще всего, внешний по отношению к национальным политиям характер. Если демократия стала популярным брендом, которым хотят обзавестись большинство современных правителей, хотя бы чисто символически, создавая при этом минимальные демократические атрибуты в своих странах, тем самым способствуя становлению свободному плюралистичному обществу, то вторая тенденция практически не зависит от внутренних факторов ведущих государств. Возникновение мировых финансово-экономических кризисов, являющихся следствием глобализированной экономики, расширение террористической опасности, угроза распространения средств массового поражения, национальный и идеологический экстремизм, миграционные проблемы создают атмосферу тревоги и повышенного дискомфорта даже в стабильных государствах, способствуя возникновению такого феномена как экстраординарность в политике. 

Этимологически экстраординарность означает чрезвычайность, исключительность, из ряда вон выходящее явление[1]. Эффективным средством в борьбе с экстраординарностью является демократический политический режим, правовое социальное государство, развитое гражданское общество, которые, благодаря устоявшейся институционализации, минимизируют социальные издержки, а открытая политическая среда позволяет принять участие в политике всем заинтересованным группам населения. И напротив, авторитаризм, патерналистское отношение к государству, низкая потребность граждан в реализации прав и свобод становятся источниками экстраординарной политики, которая выглядит как метание власти из стороны в сторону в попытке разрешить назревшие проблемы, имеющие как национальный, так и глобальный характер.

Причинами такой политической нестабильности могут быть избирательное отношение государства к различным социальным группам; отсутствие возможностей влияния на процесс принятия решений проигрывающих групп населения, связанное с непубличным характером политики; харизматический характер власти или ее персонификация; популизм как политическая стратегия авторитарных лидеров. В реальной политике такая чрезвычайность может привести к неконвенциональным формам участия вплоть до вооруженного выступления масс.

Экстраординарность в политике рассмотрим на примере одного из постсоветских государств - Республики Беларусь, представляющей собой наиболее яркое эклектичное сочетание прошлого и современного в политической системе государства.

Современная политика, чаще всего, рассматривается как форма социальной активности человека. Как пишет А.Соловьев, «политика предстает как особая форма упорядочивания потоков социальной активности людей»[2]. Однако в этой средней по европейским меркам стране (население около 10 млн. чел.) политика является самой охраняемой сферой жизнедеятельности, в которую вторгаться никому не дозволено. Кто этого не понимает и предлагает другие пути светлого будущего белорусскому народу, тот попадает туда, куда остальные попасть не хотят.

Исходя из приведенного выше критерия политики, можно утверждать, что политики как таковой в Беларуси нет, так как в политической практике происходит запрет на инакомыслие с использованием авторитета национального лидера, применением силовых структур и средств массовой информации. Такая ситуация возникла не сразу, а постепенно, и стала возможной благодаря популярности белорусского лидера.

Александр Лукашенко избран президентом в ходе демократических выборов в 1994 году. После двухразового избрания на пост главы государства он инициировал проведение референдума, отменившего ограничения по количеству президентских сроков. В декабре 2010 года вновь был избран президентом с результатом __ процентов голосов, который ставится под сомнение западными наблюдателями.

Несмотря на противоречивое отношение к белорусскому лидеру следует отметить, что он популярен в народе: особенно высока степень доверия к нему со стороны сельских жителей. До сих пор большинство сельчан поддерживают главу государства, веря в то, что он говорит об оппозиции, несанкционированных акциях «шелудивых врагов народа», о причинах проблем в экономике. Такое доверие стало результатом популистской деятельности А.Лукашенко, которой он придерживается до сих пор.

Политический феномен под названием «популизм» имеет достаточно широкую интерпретацию. Так под этим явлением понимают исторически сложившийся переходный тип политического сознания; термин, используемый для обозначения различных социально-политических движений и идеологий, в основе которых лежит апелляция к широким народным массам; политическую деятельность, основанную на манипулировании популярными в народе ценностями и ожиданиями[3].

В данной статье популизм рассматривается как политическая деятельность, так как обычно в этой ипостаси чаще всего приходится сталкиваться с ним избирателям – тем, от кого зависят результаты выборов, референдумов и других политических актов всенародного волеизъявления.

 В условиях демократии и всеобщего избирательного права роль массы заключается в том, чтобы поддержать ту или иную программу переустройства общественной жизни, представленную политическим субъектом. Б.Н.Чичерин утверждал, что масса выбирает людей «не по их внутренним качествам, а сообразно с теми мнениями, которых держатся избираемые; … в демократии всегда перевес будет иметь то мнение, которое нисходит до понимания толпы или говорит ее страстям»[4].

Популисты очень внимательно относятся к изучению общественного мнения по той причине, что, как показывает исторический опыт, против общественного мнения править нельзя. Но общественное мнение можно сформировать, используя в этих целях богатый арсенал средств: неограниченные возможности административного ресурса, средств массовой информации, методы политического манипулирования и социально-политического маневрирования. По утверждению Х. Ортеги-и-Гасеета, «у большинства людей мнения нет, мнение надо дать им, влить как смазочное масло в машину»[5].

На деятельность элит накладывают ограничения убеждения народа. Лидеры не вправе слишком далеко отрываться от настроений своих сторонников, иначе те найдут себе других, более подходящих вождей. Ф.Ницше утверждал, что толпе нужно доставлять то, «что ей приятно, или сначала вбить ей в голову, что то или иное было бы приятно, и затем дать ей это. Но ни в коем случае не сразу; наоборот, следует завоевывать это с величайшим напряжением или делать вид, что завоевываешь…»[6]. Политикам приходится соответствовать требованиям избирателей. Лидеров несет волна массового мнения, что подталкивает их к популизму.

Популярность не имеет отрицательного содержания. Более того, завоевание популярности в определенных сферах деятельности, например, в сфере публичной политики является необходимым условием поддержания высокого реноме. Однако популярность достигается различными методами. Под популистскими методами понимаются приемы, способы, образ действия, используемый политическими субъектами для того, чтобы заручиться поддержкой народных масс. Суть популизма заключена в таких методах достижения популярности, которые имеют отрица­тельную природу с точки зрения норм жизнедеятельности общества, связанную с эксплуатацией чувств людей для достижения политических целей. По своей сущности популизм есть метод социально-управленческого воздейст­вия на общество, основанный на отклоняющихся нормах и использующий поддержку народа для завоевания успеха.

Среди основных популистских методов можно выделить следующие: попытки подстроиться под требования народа; использование податливости больших человеческих масс на примитивные громкие лозунги; использование черт обыденного сознания масс - упрощенность представлений об общественной жизни, непосредственность восприятия, максимализм, тяга к сильной личности; апелляция к простоте и понятности предлагаемых мер, приоритет простых решений сложных проблем; прямой контакт между лидерами и массами без посредничества политических институтов; спекуляция на вере людей в быстрые и легкие пути выхода из кризиса; выступление от имени простого человека; переориентация гнева и обид людей на действующие институты власти и элиты; использование нерешенности самых злободневных на данный момент проблем в целях получения статуса борца за народные интересы.

Популистскими методами достаточно успешно овладел А.Лукашенко, который позиционирует себя как защитника простого человека от бюрократов-чиновников, якобы потерявших связь с народом. Жизнь белорусского народа находится под неусыпным вниманием главы государства, которого в народе называют ласково «Батькой» - он и пожурит, и похвалит, и облагодетельствует, и наказать может.

Белорусский лидер даже позволяет себе по-отечески учить народ, например, обвиняя несознательных граждан в искусственной политизации дефицита валюты в стране, порожденной ажиотажным спросом на нее со стороны населения. Многие просчеты исполнительной власти президент перекладывает на внешние факторы, не зависящие от белорусских властей – высокие цены на энергоносители, политизацию экономических отношений российской политической элитой и европейскими политиками, создавая образ внешнего врага и ассоциируя Беларусь в качестве осажденной крепости. Создается иллюзия, что в таких условиях у народа может быть одна только защита – сильный, непреклонный, харизматический лидер. Те, кто сомневается в таких качествах лидера, объявляется врагом народа. Так, в результате финансового кризиса резко снизился уровень жизни в Беларуси, что стало причиной протестов наиболее активной части граждан и критики политики, проводимой А.Лукашенко. Акции протеста, проводимые по средам на главных площадях крупных белорусских городов, организуются через социальные сети и проводятся в форме одновременных похлопываний в знак несогласия с политикой белорусских властей (13 июля от аплодисментов решено было отказаться – у протестантов должны были сработать будильники на телефонах)[7]. Несмотря на мирный, негласный характер проводимых акций, власть увидела в этих мероприятиях опасность для себя и приняла до абсурда решительные меры по борьбе с их участниками. Так, борьбу с несогласными с режимом А.Лукашенко ведут переодетые в гражданскую одежду работники спецслужб, которые в нарушение конституционных прав граждан без предъявления документов арестовывают хлопающих людей, а иногда и просто случайных прохожих, прогуливающихся по центральным площадям (в Интернете стал популярным совет – «лучше в Беларуси по средам не гулять»[8]). В одном из административных протоколов, опубликованном в газете «Брестский курьер» (учредитель – ООО «Редакция газеты «Брестский курьер», тираж 8000 экз.), было написано, что каждый из задержанных «совершал хлопки ладонями рук, чем выражал свое общественно-политическое настроение»[9], в другом – «принял участие в уличном шествии, организованном интернет-группой «Революция через социальную сеть», двигался пешком, совершая хлопки ладонями рук»[10].

О молчаливых протестах белорусов комментарии в центральной газете «Советская Белоруссия» (учредитель – Администрация Президента Республики Беларусь и Редакционный совет, тираж 400100 экз.), так же как и по телевидению (по всем каналам белорусского телевидения – «Первый», ОНТ, РТР-Беларусь, НТВ-Беларусь) исключительно негативные: «Топаньем и хлопаньем ничего не изменить. Так заявил Президент. И он совершенно прав»[11]. Как отмечает корреспондент «БелГазеты»[12]  Виктор Мартинович, портрет участника молчаливых протестов в интерпретации государственных СМИ эволюционирует от «аморфного молодого человека с сигаретой и девушкой, похожей на бревно» до «врагов народа, зарабатывающих деньги на площадях», что как-будто должно оправдывать действия силовиков в их отношении[13].

По всем значимым политическим моментам первым в стране высказывается президент, после чего по всем телевизионным каналам начинаются комментарии того, что он сказал. Причем исключены комментарии, идущие вразрез с президентской линией. На белорусском телевидении отсутствуют плюралистические политические передачи - наиболее распространенной формой телекоммуникации является интервью с известными российскими, европейскими или американскими политиками, учеными, бизнесменами, которые в целом положительно отзываются о делах в Беларуси.

Популистская деятельность, как правило, имеет отрицательные результаты, которые могут привести к тяжелым последствиям для общества. Популизм подрывает доверие народа к институтам власти, служит орудием для сведения политических счетов, обусловливает снижение гражданской активности, отчуждение людей от власти, экономические и политические потрясения, социальный беспорядок.

По мнению большинства исследователей, финансовый кризис в Беларуси был спровоцирован существенным повышением заработной платы перед президентскими выборами 2010 года. Для выполнения своих предвыборных обещаний А.Лукашенко был вынужден осуществить экономически не продуманный шаг, что привело в конечном итоге к кризисным явлениям не только в экономической, но и в социально-политической сфере. В то же время, судя по данным социологической службы администрации президента (еженедельная телепередача «Неделя» на канале СТВ от 17 июля 2011 г.), выход из кризиса большинство белорусов связывают с деятельностью главы государства.

Сами по себе популистские обещания не содержат ничего предосудительного. Подобные приемы используют практически все политические силы и политики, тем более те, кто находится у реальных рычагов власти. Определяющим является то, насколько искренен конкретный политический лидер в своих предвыборных планах изменить жизнь к лучшему, насколько объявленные обещания будут фактически выполнены и насколько они являются продуманными и экономически осуществимыми. То есть важно, чтобы обещания не превратились в популизм, ибо не всякое обещание выступает в качестве популизма.

С помощью популистских методов политик зачастую пытается, во что бы то ни стало понравиться избирателям, показать себя благодетелем, эксплуатируя по сути их действительные и мнимые ожидания. В то же время популизм в определенных ситуациях имеет границы своего действия, за пределами которых он не срабатывает, а, наоборот, играет роль антирекламы. Обычно это связано с тем, что тот или иной политический субъект уже не раз успешно прибегал к популистским методам, достигая желаемых результатов на фоне обманутого народа. Невыполненные обещания, накапливаясь год от года, могут вызвать негативную реакцию избирателей в очередной предвыборной кампании в отношении такого кандидата.

Такая опасность появилась и для белорусского лидера. Согласно результатам опроса общественного мнения, посвященного важнейшим проблемам жизни белорусов, проведенного Независимым институтом социально-экономических и политических исследований[14] (методом face-to-face interview опрошено 1503 респондента в возрасте 18 лет и старше, ошибка репрезентативности не превышает 0,03%), 44,5% респондентов возложили ответственность за кризис белорусской экономики на президента, 36,7 – на правительство. Заявлению А.Лукашенко о том, что уже вскоре белорусы забудут о сложившейся «социально-экономической ситуации» не верят 65,6% (верят – 24,5). Число тех, кто считает, что победа А.Лукашенко на президентских выборах еще больше сплотила белорусское общество составляет 31,5%, а тех, кто считает, что расколола – 44,9%. Впервые за многие годы число не доверяющих президенту намного превысило число доверяющих: 53,8% vs. 35,7% (еще полгода назад было 34,1% vs. 55%), а число, готовых проголосовать за него на президентских выборах составило 29,3%. Тем не менее протестный потенциал белорусов пока низок: так в оппозиции к нынешней власти считают себя 25,8%, участвовали в публичных действиях для выражения своего мнения 10%, выразили готовность к таким действиям около 20%.

Наиболее характерными формами популистского воздействия являются прямые контакты лидера с массами без посредничества каких-либо политических институтов, постоянная апелляция к широким слоям населения. Такая стратегия наиболее эффективна, если политический лидер обладает или наделен населением харизмой, под воздействием которой человек воспринимает предлагаемую ему цель, как истину, не подлежащую сомнению.

При харизматическом воздействии само повиновение людей основано на эмоциональной зависимости. Чело­век психологически отождествляет себя с харизматическим лидером, принимая его ценности и нормы как свои. В случае отсутствия у субъекта воздействия харизмы возможен обратный механизм формирования мотива отождествления, когда не объект воздействия принимает цель субъекта воздействия как свою, а наоборот, субъект отождествляет свою цель с целью объекта. В этом случае цели людей становятся личными целями политического субъекта, заинтересованного в их поддержке. Распространенный вариант тако­го рода воздействия — намеренное формирование в сознании людей образа «слуги народа», что является характерным для белорусского президента. Так, например, белорусские чиновники президента боятся: он их регулярно снимает, принародно отчитывает за недостатки в работе по повышению уровня жизни населения.

Политика является важным механизмом, устраняющим негативные для общества последствия конфликтов крупных социальных групп. Однако в Беларуси таких конфликтов также нет – они устраняются решением первого лица государства с помощью силовых или юридических структур. Всех, кто был не согласен с его политикой, А.Лукашенко изолировал от принятия политических решений и влияния на общество силовым путем. Для устрашения регулярно появляющихся несогласных используется метод запугивания, связанный с жестким пресечением несанкционированных акций протеста, кульминацией которых стали события 19 декабря 2010 года. Достаточно емко выразил отношение к белорусской власти В.Мартинович: «Власть является властью не потому, что она уговорила всех считать ее властью, а потому, что она очень сильно наказывает тех, кто ее властью не считает»[15].

В результате страна стала постсоветским образцом полицейского государства, в котором роль силовых структур чрезвычайно велика, так как именно на них, а не на гражданское общество, опирается в своей политике белорусский президент. По данным международных экспертов Беларусь лидирует с большим отрывом от других государств по числу сотрудников правоохранительных органов на 100 тыс. человек: 1) Беларусь – 1442; 2) Бруней – 1074; 3) Россия – 976; … США – 233; … Китай – 120 при среднем в мире значении – 375[16]. Большое количество представителей силовых структур свидетельствует о том, что власть боится своего народа и не доверяет ему, пытаясь запугать применением силы. Число тех, кто считает, что люди в Беларуси в той или иной степени боятся выражать свои политические взгляды, составляет 85,3%[17].

В современном государстве конкурентное взаимодействие ограничивают и упорядочивают юридические нормы и правила. Юридические нормы в белорусском республиканском законодательстве предписывают согласование с органами власти даже одиночных пикетов, которые могут проходить только при условии присутствия сотрудников милиции, МЧС, «скорой помощи» и коммунальных служб, которым организатор пикета должен оплатить предоставленные услуги за время пребывания на мероприятии[18].

Как показывает политическая практика, популистская политика рано или поздно приводит к негативным результатам, ценой чему является снижение уровня жизни людей и разочарование в национальном лидере.  Вероятно, в белорусском обществе все больше людей начинают осознавать тупиковый путь белорусского президента: «…вместо Моисея, который точно знал, куда вести свой народ, отечественные руководители сами сбились с пути»[19]. Поэтому закономерный результат популизма - экстраординарная политика с преобладанием насильственных действий по отношению к гражданам, усомнившимся в возможностях политического лидера создать «общество всеобщего благоденствия». И такая экстраординарность будет длиться до тех пор, пока власть не осознает опасность протестного потенциала народа, а гражданская активность людей не приведет к созданию плюралистического политического климата в стране.

 

[1] Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1998. С.1395.

[2] Соловьев А.И. Политика // Политология: Лексикон. М., 2007. С.313.

[3] Баранов Н.А. Эволюция взглядов на популизм в современной политической науке. СПб., 2001. С.34.

[4] Чичерин Б.Н. Собственность и государство // Чичерин Б.Н. Избранные труды. СПб., 1997. С.357.

[5] Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Вопросы философии. 1989. № 4. С.128.

[6] Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое. Книга для свободных умов // Ницше Ф. Соч.: В 2-х т. М., 1990. Т.1. С.460.

[7] Первая акция протеста состоялась 8 июня 2011 года.

[8] Камашев О. «Лучше в Беларуси по средам не гулять» // БелГазета. 2011. №28. 18 июля. С.9.

[9] Супрунюк О. «Хапун» по средам  // Брестский курьер. 2011. №28. 14 июля. С.7.

[10] Супрунюк О. Молчи, грусть, молчи! // Брестский курьер. 2011. №27. 7 июля. С.7.

[11] Сыромятников М. Я не такая, я жду трамвая // Советская Белоруссия. 2011. 12 июля. С.3.

[12] «БелГазета» - информационно-аналитический еженедельник. Учредитель и издатель – ООО «БелГазета». Тираж 21500 экз.

[13] Мартинович В. «Шелудивые» и «шалопаи» // БелГазета. 2011. №27. 11 июля. С.3.

[14] Девальвация доверия. Социологи изучают общественное мнение // Брестский курьер. 2011. №27. 7 июля. С.8.

[15] Мартинович В. Бицепс лучше мозга // БелГазета. 2011. №27. 11 июля. С.5.

[16] Белорусская милиция вышла в мировые лидеры // Брестский курьер. 2011. №28. 14 июля. С.7.

[17] Девальвация доверия. Социологи изучают общественное мнение // Брестский курьер. 2011. №27. 7 июля. С.8.

[18] Примеры проведения таких пикетов в Белоруссии уже есть: так 10 июля 2011 г. по инициативе рабочего Григория Грика состоялся разрешенный местными властями г. Барановичи пикет «За жизнь без лжи и фальши».

[19] Романчук Я. Жизнь на марше из кризиса // БелГазета. 2011. №27. 11 июля. С.11.

 

К другим статьям

На первую страницу