© Н.А.Баранов

Баранов Н.А. Политическое обеспечение стратегии инновационного развития // Новый политический цикл: повестка дня для России. Международная научная конференция. Тезисы докладов. Москва, 5-6 декабря 2008 г. М.: Российская ассоциация политической науки, 2008. С.22-24.

Политическое обеспечение стратегии инновационного развития

Современные тенденции в международной жизни достаточно ясно определили вектор развития, связанный с информационным обществом и передовыми технологиями. Новая стратегия развития страны, предложенная политической элитой, предполагает отказ от парадигмы догоняющего развития.  Это - стратегия инновационного развития и ставка на реализацию человеческого потенциала, которая не может быть осуществлена без большей открытости власти и общества, без активизации населения, без эффективного управления, без широких прав и свобод граждан. Намеченный курс не может быть реализован без демократической институционализации, что будет предполагать неизбежную смену авторитарных тенденций в политической практике и необходимость освоения российской бюрократией демократических методов управления. Такая стратегия может быть осуществлена только в условиях открытого общества, характеризующегося эффективной конкуренцией, высокой мобильностью, плюрализмом, свободой частной собственности и выбора альтернатив, критическим типом мышления, общественным договором и наличием, по выражению Л.В.Сморгунова, «открытых к общению людей».[1]

В данном контексте становится актуальным переход от сложившейся в стране политической практики управляемой демократии к открытой, плюралистичной, восприимчивой системе власти, основанной на демократических институтах. В случае последовательной реализации нового политического курса управляемая демократия, как полагает Александр Аузан, придет «к своему логическому концу не потому, что она отвратительна, а потому, что она неэффективна» и представляет собой дорогостоящий проект с возрастающими издержками.[2]

Обоснованная возросшей ролью России в современном мире суверенная демократия становится препятствием для расширения демократических свобод и практик в обществе. Спроецированный с внешней на внутреннюю политику суверенитет способствует усилению государственного контроля за всеми сторонами жизнедеятельности общества. Сформирован иной механизм ответственности руководителей исполнительной власти разных уровней, который теперь ориентирует их на отчет о своей работе перед федеральным центром, а не перед избирателями. Возрастание эффективности власти стало результатом введения административных рычагов воздействия, а не повышения подконтрольности власти обществу. Механизмы управления остались забюрократизированными, зачастую не прозрачными, а потому не доступными для влияния на принятие решений со стороны оппозиции и других общественно-политических сил.

Поиск новых резервов в совершенствовании эффективности политического управления, связанном с переходом на новую, инновационную модель развития, заставил власть обратиться к пока еще мало востребованному потенциалу российского общества. В контексте заявленных стратегических планов развития, с точки зрения автора, на первый план выходят следующие проблемы.

1. Создание спроса на демократию. В начале XXI в. в России снизился спрос на институты политической демократии. Такой результат стал следствием недоверия людей как к власти, так и друг к другу. Политическая практика свидетельствует о том, что посредники в виде бюрократии появляются тогда, когда люди не могут между собой договориться. При этом на демократию нужен не только спрос, но и должно быть предложение. Такое предложение рождается через муниципальную демократию, демократию общественных организаций, кооперативов, акционерных обществ, ТСЖ.

2. Публичное обсуждение общественных проблем. Снизить высокие издержки политического управления призваны институты гражданского общества, которые должны иметь возможность контроля за реализацией социальной политики. Власть со своими институтами не в состоянии эффективно управлять без опоры на различные слои общества и организации, их представляющие. У современных политиков такое понимание есть. Так в марте 2008 г. при открытии Института современного развития Д.А.Медведев заявил, что «власть нуждается в открытом, полноценном, публичном обсуждении всех тех проблем, которые копятся в обществе, которые есть в социальной сфере, в экономике».[3]

3. Социально ориентированный курс. Высокое доверие к политическому лидеру необходимо конвертировать в реализацию социально ориентированного курса, предполагающего развитие человеческого потенциала, качества жизни людей. Современное государство, не поддерживающее надлежащим образом науку, образование, здравоохранение, не решающее своевременно демографические и социальные проблемы, не может называться демократическим. Активная социальная политика является обязательным условием успешного развития государства. Как отмечает В.И.Коваленко, «в современную эпоху демо­кратия не может восприниматься вне своих социальных измерений, равно как и вне контекста экономической эффективности, обуслов­ленной параметрами соответствующих политических режимов».[4]

4. Отношение к власти как к сервису. Государственная власть, как правило, является легитимной лишь при условии эффективного управления. Очевидно, что только эффективная власть способна обеспечить государственный суверенитет и достойную жизнь граждан. В России ситуация осложняется тем, что произошло переплетение бизнеса и власти: у успешного бизнеса появились административные ресурсы, а у власти – денежная мотивация. Такая тесная взаимосвязь вызвала всплеск коррупции, которая подрывает доверие к современной российской власти.

5. Правовое сознание. Борьбе с коррупцией, а также неуклонному выполнению законов, необходимому для становления демократического общества, способствует формирование правового сознания граждан. Это наиболее сложная проблема, уходящая своими корнями в историческое прошлое страны и связанная с российской ментальностью.

6. Демократическая институционализация. Институты российской политической системы адаптированы под политику, проводимую политическим руководством страны, и отражают приоритеты, имеющиеся на данный момент у власти. Существующая вертикаль власти отдаляет демократию, но в результате повышения уровня жизни у российских граждан, формирующих гражданское общество, все в большей степени будет возникать потребность во влиянии на политические процессы, что, в конечном итоге, может стать гарантией формирования демократических политических институтов.

7. Формирование гражданственности. Необходимое условие перехода к инновационному развитию – формирование полноценного индивида, способного размышлять над собственными проблемами и самому отвечать за себя. Русская соборность, представлявшаяся ранее как преимущество русского народа, в действительности означает неспособность отдельного человека к духовной автономии, нетерпимость к инакомыслию, исканию правды не в себе, а вовне. В результате советский коллективизм являлся труднопреодолимым препятствием для развития личности, ее индивидуализированного сознания. Преодоление такой коллективной зависимости является необходимым условием модернизации общества.

Модернизация России состоит в принятии обществом не только новых социально-экономических условий или формы политического устройства, но и нового типа социокультурного развития, способствующего эффективному решению современных проблем, и адаптации общества к динамично развивающемуся миру.

[1] Сморгунов Л.В. Философия и политика. Очерки современной политической философии и российская ситуация. М., 2007. С.73.

[2] Аузан А.А. Три публичные лекции о гражданском обществе. М., 2006. С.210-211.

[3] Медведев Д. Власть сегодня не нуждается в комплиментах // URL: http://www.annews.ru/news/detail.php?ID=157623

[4] Коваленко В.И. Проблемы трансформирующейся демократии в условиях новых вызовов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 2007. №2. С.10.

К другим статьям

На первую страницу