Тема 24. Политическое сознание

1. Сущность политического сознания

1.1. Понятие и содержание          

В политической сфере характер функционирования институтов вла­сти, формы поведения разнообраз­ных субъектов и все иные проявления активности человека непос­редственно зависят и формируются на основе его идей, воззрений, чувств и иных духовных явлений. Наиболее общей категорией, отра­жающей всю совокупность чувственных и теоретических, ценностных и нормативных, рациональных и подсознательных представлений че­ловека, которые опосредуют его отношения с политическими структурами, является «политическое сознание». То есть, политическое сознание отражает все те идеалы, нормы и иные воззрения человека, на которые он ориентируется и которые использует для адаптации к механизмам власти и выполнения в политике присущих ему функций.

Таким образом, по своему содержанию политическое сознание отражает все неинституциональные компоненты политической сферы общественной жизни. Тем самым оно показывает, что изменения в деятельности органов власти и управления, налаживании межпар­тийных отношений и других политических процессах так или иначе обусловлены субъективными позициями элитарных и неэлитарных слоев. Разнообразие подвижных и изменчивых человеческих взглядов формирует разнонаправленные политические процессы, ту стерео-логику политических взаимодействий, которая представляет много­образный поток человеческой жизни в публичной сфере. Эта генети­ческая зависимость политики от политического сознания превращает ее в непрерывный процесс опредмечивания идей и представлений (воплощения определенных взглядов и представлений в поступках че­ловека, функциях институтов) и их распредмечивания (отражения по­литических явлений в определенных оценках, доктринах, воззрениях).

Политическое сознание определяется как совокупность ментальных явлений, в которых выражается восприятие политики индивидуальным субъектом политического процесса. Следует отметить, что политическое сознание, наряду с ценнос­тями, установками и т.п., включает в себя психологический механизм их выработки, поиска собственной позиции.

Политическое сознание тесно связано с политическим поведени­ем, является его подготовительным этапом, наполняет политическое поведение смыслом, а также делает возможным поли­тическое взаимодействие между субъектами политического процесса. Можно охарактеризовать политическое сознание как «внутреннее» политическое поведение, влияющее на «внешнее» поведение челове­ка, то есть на его активность и деятельность.

Что же включает в себя политическое сознание? Обычно, анализируя политическое сознание, выделяют две ос­новные группы составных частей этого явления: познавательные и мотивационные. К познавательным относят знания о политике, инте­рес к политическими явлениям и убеждения. К мотивационным — по­требности, ценности, чувства и установки. В действительности доста­точно сложно выделить тот или иной элемент политического сознания в чистом виде и однозначно отнести его к познавательному блоку или мотивационному. Все эти элементы достаточно тесно переплетаются между собой и оказывают друг на друга взаимное влияние.

1.2. Подходы к рассмотрению политического сознания

В науке в настоящее время сложились две точки зрения на сущ­ность политического сознания. Так, сторонники бихевиорального под­хода рассматривают политическое сознание как форму рационально­го мышления человека, всю ту совокупность его воззрений и пред­ставлений, которую он использует при осуществлении своих ролей и функций в сфере власти. Иными словами, с этой точки зрения поли­тическое сознание предстает как развернутое и как бы наложенное на политику мышление человека. При таком подходе отсутствуют какие-либо специальные требования к выработке человеком своих позиций, оценок политических событий. А следовательно, снимается и проблема формирования политического сознания.

Второй, аксиологический, подход относится к политическому со­знанию как к определенному уровню социального мышления. С этой точки зрения в него входят также различные обыденные, общечело­веческие воззрения и ценности человека, но суть политического со­знания людей определяется его способностью и умением вычленять их групповые интересы, сопоставлять их с другими групповыми по­требностями, а также видеть пути и способы использования государ­ства для решения задач по их реализации. Таким образом, политичес­кое сознание понимается как тот уровень представлений, на кото­рый может подняться человек для оптимизации своего политического участия и выполнения необходимых функций в сфере власти.

В рамках такого подхода появляется возможность выделить, опи­раясь на те представления, которыми пользуется человек в сфере власти, две разновидности форм сознания — политическое и предполитическое (потестарное, от лат. potestas — власть), ориентирующие­ся на различные принципы и критерии отражения действительности. Политические формы сознания предполагают способность человека вычленять в социальной жизни динамику межгрупповой борьбы за власть, умение вырабатывать оценку политических отношений с уче­том целей соперников, средств и степени их достижения в рамках краткосрочной или долгосрочной перспективы развития, навыки про­гнозирования условий проигрыша (выигрыша) и других параметров этого взаимодействия. Такого рода воззрения, дополняясь этически­ми суждениями, позволяют людям осознавать ограничения полити­ческих методов борьбы, относить себя к сторонникам левых или пра­вых политических движений.

В противоположность этому предполитические формы сознания базируются на исключительно моралистских критериях оценки по­литических изменений, которые улавливают только внешние соци­альные взаимосвязи и потому трактуют все интересы в рамках эмоционалыю-нравственных предпочтений: плохо/хорошо, справедли­во/несправедливо. В силу такого восприятия политической реальнос­ти на этой основе постоянно развивается идеализация политической жизни, рождаются болезненные этнофобии, агрессивность, апатия, бунтарство.

1.3. Функции и пути формирования

Политическое сознание как неинсти­туциональный элемент политики выполняет три важнейших функции:

когнитивную (т.е. функцию отражения потребности общества в по­стоянном обновлении знаний для выполнения и модификации фун­кций политических субъектов); коммуникативную (т.е. функцию обес­печения осознанного взаимодействия субъектов между собой и с институтами власти); идейную (т.е. функцию осознания заинтересо­ванности субъектов в обретении и популяризации собственного ви­дения политического мира).

Степень полноты и характер реализации этих функций могут су­щественно меняться в зависимости от характера политических процессов. Например, в переходных процессах, когда в политическую жизнь активно включаются различные субъекты, обладающие соб­ственным видением политических изменений и политики будущего, ищущие логику своего властного поведения, тогда, как правило, ос­лабевает коммуникативная функция политического сознания, но од­новременно активизируется его идейная функция.

Политическое сознание, будучи вплетено в различные виды дея­тельности, внутренне структурируется, разделяясь на различные эле­менты и образования. В настоящее время вся совокупность духовных образований, обслуживающих политическую деятельность, в основ­ном исследуется в рамках трех основополагающих структур:

гносеологической (когнитивной), раскрывающей различия между элементами политического сознания с точки зрения достоверности отражения ими реальной действительности. Иными словами, гносео­логическая структура сознания предполагает, что все воззрения субъектов рассматриваются как знания, с той или иной степенью полноты отражающие различные стороны мира политики. В данном аспекте рассматриваются: вопросы соотношения политической ис­тины и лжи, заблуждения политического интеллекта и силы его про­никновения в тайны политического мира, соотношения мифологи­ческого, утопического и научного типов отражения и т.д.;

аксиологической, отражающей духовные явления политической сферы с точки зрения их приемлемости или неприемлемости для познающего субъекта. Иначе говоря, в данной структуре политичес­кие представления интерпретируются как разнообразные суждения и оценки, которые воплощают те или иные ценностные приоритеты познающего политику субъекта. Поэтому одни и те же институты, нормы, процессы и другие явления одним субъектом (например, пред­ставителем демократического мировоззрения) могут оцениваться по­ложительно, а другим (исповедующим иные идеалы и принципы) отрицательно. Совокупность же различающихся оценок и будет за­полнять весь объем политического сознания;

социологической (функциональной), характеризующей все эле­менты политического сознания с точки зрения занимаемого ими места, а также роли, которую они играют в процессе реализации духовных явлений на практике. С одной стороны, в рамках данной структуры описываются разные формы индивидуального, группово­го или массового сознания, а с другой — компоненты процесса пе­ремещения содержания мышления человека в сферу практики, а именно: идеалы, принципы, нормы, установки, мотивы и т.д. В каче­стве наиболее обобщенных элементов политического сознания в дан­ном смысле рассматриваются политическая идеология и политичес­кая психология, каждая из которых играет в политической жизни важную, чрезвычайно сложную специфическую роль.

Пути формирования политического сознания сложны и противо­речивы. Было бы большим упрощением считать, как полагали марк­систы, что оно привносится в массы идеологическими представите­лями партии и класса. В действительности формирование политичес­кого сознания осуществляется в сложном процессе критического осмысления людьми социальной действительности, обобщения и по­степенной рационализации чувственных представлений; осознания целей партийного или другого политического движения, присоеди­нения к уже сформированным оценкам и нормам политического про­цесса; эмоционального приобщения к вере в справедливость тех или иных политических идеалов. Естественно, ни один из названных пу­тей не гарантирует формирования политических воззрений. Это лишь предпосылка для появления способности осуществлять властно-груп­повую идентификацию. Только практика может дать ответ, возвысил ли человек свои воззрения до уровня политического сознания.

Политическое сознание открыто для восприятия разного опыта, для постоянного уточнения оценок минувшего и настоящего, пере­интерпретации разнообразных политических явлений. Однако поли­тическое сознание не может быть выработано исключительно «книж­ным путем», без вступления человека в реальные политические от­ношения. Политическое мышление — не логическая, не умозрительная форма мышления. Его развитие зависит не столько от приращения специальных знаний, сколько от разнообразия форм политического участия граждан в реальных процессах политической конкуренции. Поэтому сужение возможностей для участия граждан в отправлении власти омертвляет политическое сознание и одновременно способ­ствует деградации механизмов власти.

2. Структура политического сознания

2.1. Характеристика массового, группового и индивидуального политического сознания

С точки зрения субъекта в мировой политологии выделяются массовое, групповое и индивидуальное политическое сознание.

В первом измерении политическое сознание определяется как массовое сознание общества по вопросам, имеющим актуальное политическое содержание и чреватым определенными политическими последствиями. В этом смысле политическое сознание - особый, политизированный сегмент массового сознания. Структурно массовое политическое сознание включает статичные (типа ценностей и "общих ориентаций") и динамичные (типа массовых настроений) компоненты. В конкретном выражении это, во-первых, уровень ожиданий людей и оценка ими своих возможностей влиять на политическую систему в целях реализации имеющихся ожиданий; во-вторых, социально-политические ценности, лежащие в основе идеологического выбора (например, справедливость, демократия, равенство, стабильность, порядок и т.д.); в-третьих, быстро меняющиеся мнения и настроения, связанные с оценками текущего положения, правительства, лидеров, конкретных политических акций и т.д. Массовое политическое сознание определяет тип и уровень политической культуры общества и обусловливает наиболее типичные, массовые варианты политического поведекия. Наиболее распространенный способ выявления массового политическое сознание - опросы общественного мнения по политическим вопросам.

Во втором измерении политическое сознание рассматривается как обобщенное сознание конкретных - больших (социальные классы, национально-этнические образования, группы и слои населения) и малых (например, политическая элита, "правительственная военная хунта", политбюро правящей партии, разнообразные лоббистские образования типа групп давления и т.п.) групп, связанных с политикой. Исходя из объективного места группы в социально-политической системе и особенностей группового самосознания, такое политическое сознание трактуется как совокупность представлений, определяющих содержание, направленность и интенсивность политической активности группы. В структурном отношении особое внимание уделяется политическим позициям и идеологическим предпочтениям, доминирующим в групповом политическом сознании. Наиболее распространенный способ выявления такого политического сознания - анализ документов политического характера, исходящих от интересующих групп.

В третьем измерении политическое сознание трактуется как свойство и качество личности, "политического человека", способного так или иначе воспринимать политику, более или менее точно ее оценивать и относительно целеустремленно действовать в политическом плане. Здесь наиболыпий интерес представляют субъективно-психологические особенности, типовые характсристики и структурные компоненты сознания и поведения человека в политике как особой сфере деятельности, а также изучение процессов политической социализации личности, способов, используемых индивидом для овладения массовым и разными групповыми политическими сознаниями, а также для выработки собственного политического сознания на индивидуальном уровне. Анализ механизмов, управляющих функционированием политического сознания на этом уровне, позволяет выделить в нем два блока компонентов: мотивационные (политические потребности, ценности, установки, чувства и эмоции) и познавательные (знания, информированность, интерес к политике, убеждения). Наиболее распространенный способ выявления такого политического сознания - личностно-психологическое исследование, а также выделение социально-политических типов личности в отношении политического сознания.

2.2. Характеристика обыденного и научно-теоретического политического сознания

Важным функциональным направлением изучения политического сознания является исследование его обыденных и теоретико-идеологизированных форм. Обыденное политическое сознание отличается целым рядом специфических свойств: содержательной диффузностью, размытостью, "смутностью", спутанностью и противоречивостью, отрывочностью, несистематизированностью, повышенной эмоциональностью, во многом случайностью его компонентов, стихийностыо становления и развития под влиянием бытовых представлений и суждений о политике в рамках так называемого житейского здравого смысла. Одновременно, оно характеризуется устойчивостью и особого рода инерционностью влияния на политическое поведение: даже вступая в противоречие с параметрами теоретико-идеологизированного политического сознания, обыденное политическое сознание может продолжать определять такое поведение.

В отличие от него, теоретико-идеологизированное политическое сознание исходит из строгих и стройных представлений, составляющих собой целостную рациональную систему взглядов и суждений, определенное мировоззрение, объясняющее окружающую человека политическую действительность на основе той или иной идеологической концепции и сводящееся к расширенному истолкованию идеологии на подлежащие осознанию сферы жизни. Сознание в форме идеологии, науки, пропаганды и агита­ции позволяет устанавливать причинно-следственные связи меж­ду различными социальными и политическими явлениями объяс­нять и понимать политическую действительность, ориентиро­ваться в политической жизни.

Основным носителем такого сознания выступает политиче­ская элита. Посредством различных институтов, таких как общение, посвящение, мистерия, религия, предание и традиции, вос­питание, образование, средства массовой информации, агитация и пропаганда, искусство и т.д., это знание проецируется на насе­ление различным образом и с различными целями. Это может быть и сплочение населения для реализации общезначимой цели, и «промывание мозгов» для реализации целей авантюрной поли­тики находящихся у власти временщиков. На основе этого формируется массовое со­знание, которое включает в себя также знания на уровне здраво­го смысла как осмысление индивидуального или коллективного опыта.

Диалектика перехода тех или иных компонентов политического сознания из одной формы в другую представляет собой существенный показатель социально-политического развития.

2.3. Политическая идеология и политическая психология

Наиболее влиятель­ными формами политического сознания являются политическая идеология (подробно см. тему 25) и политическая психология. 

Политическая психология нередко имеет более существенное значение для политики, чем другие формы политического сознания. Она представляет собой совокупность по преимуществу эмоционально-чувственных ощущений и представленийлюдей о политических явлениях, складывающихся в процессе их (людей) политического поведения и непосредственного взаимодействия с институтами.

Признание такого духовного образования ориентирует научные исследования на переход от рассмотрения человека как носителя определенных политических функций, статусов, прав и доктрин к анализу его конкретных чувств и психологических механизмов, которые управляют поведением индивидов, групп и массовых общностей. В этом отношении учитываются уже не свойства абстрактного «человека политического», а конкретные способности индивидуальных или групповых субъектов к межличностному (межгрупповому) общению и сплоченности, особенности их восприятия политических явлений, интенсивность ожиданий, особенности темперамента (общительность, чуткость, тревожность сознания), механизмы привлечения внимания и внушения, подражания и заражения, структура предпочтений (социометрическая структура) и другие психические реакции.

О принципиальном значении политических чувств и эмоций в политике говорили многие ученые. Например, Аристотель, полагая политику как форму общения государства и гражданина, писал, что правителям «...нужно знать настроения лиц, поднимающих восстания, ...чем собственно начинаются политические смуты и распри»; Декарт писал о шести чувствах, которые движут человеком в мире и власти; Макиавелли, утверждавший, что «править — значит заставлять людей верить», специально указывал, что различия в настроениях выступают основной причиной «всех неурядиц, происходящих в государстве». Многие ученые были уверены в существовании «души народа» (В. Вунд, Г. Лебон), описывали «психические эпидемии» (например, во время революций), приступы народного самосуда, опьянение людей свободой или жаждой мести, массовые психозы и т.д.

Политическая психология обобщенно характеризует подобные (от индивидуальных до массовых) аффекты. При этом она включает в себя как универсальные чувства и эмоции человека, специфически проявляющиеся в политической жизни (например, гнев, любовь, ненависть и др.), так и те ощущения, которые встречаются только в политической жизни (чувства симпатии и антипатии к определенным идеологиям или лидерам, чувства подвластности государству и т.п.). Однако различная роль этих чувств и эмоций предопределяет двоякое значение психологии в политической жизни.

С одной стороны, она выступает тем духовным явлением, которое опосредует все разновидности политического мышления и поведения человека, придает форму всем субъективным проявлениям его мыслительной и практической активности. В этом отношении политическая психология представляет собой тот внутренний механизм преобразования человеческих представлений, который органически вплетен в политический процесс, но при этом может и не играть никакой самостоятельной роли в поведении человека.

Неустранимость из политической деятельности универсальных психических способов взаимодействия и общения людей превращает психологию в своеобразный универсальный измеритель всей политики в целом. Иными словами, власть, государство, партии, разнообразные политические поступки субъектов, а также другие явления политики представляются как те или иные формы психологического взаимодействия людей. В связи с этим в политологии сложилось целое направление, представители которого абсолютизируют роль психологических факторов. Они однозначно сводят все причины возникновения революций и тираний, демократизации или реформирования государства и общества к психологическим основам политического поведения людей. Даже массовые политические процессы объясняются психологическими качествами индивида или малой группы (Э. Фромм, Г. Олпорт, Е. Богарус и др.). В этом случае «человек политический» понимается как продукт личностных психологических мотивов, перенесенных в публичную сферу (Г. Лассуэлл). Сама же политика практикуется как «явление психологическое в первую очередь, а потом уже идеологическое, экономическое, военное и др.».

С другой стороны, политическая психология представляет собой генетически первичную, эмоционально-оценочную реакцию политического сознания и тот специфический духовный фактор, который оказывает самостоятельное воздействие на выработку мотивов и политическое поведение человека, отличаясь при этом от влияния, например, его рациональных или ценностных побуждений. Как писал Й. Хейзинга, «непосредственные проявления страсти», создавая внезапные эффекты, способны «вторгаться в политическую жизнь в таких масштабах, что польза и расчет... отодвигаются в сторону». Общеизвестно, что спокойствие чувств, эмоциональное привыкание людей к складывающейся в государстве ситуации является главным фактором устойчивости режимов. Не случайно, как отмечает ряд российских ученых, «власть интересуют не мнения общества... а настроения», которые «могут охватывать миллионы. ...Настроения, охватившего массу, достаточно, чтобы все изменилось».

3. Компоненты политического сознания

3.1. Политические ценности и установки

Одним из важных компонентов политического сознания являются по­литические ценности. По сравнению с другими компонентами, в ча­стности с политическими установками, ценности, как правило, рас­сматриваются как более фундаментальные ментальные образова­ния, как абстрактные идеалы не связанные с конкретным объек­том или ситуацией, как своего рода представления человека об иде­альных моделях поведения и идеальных конечных целях. Таким образом, ценности — это оценка идеального объекта в терминах «хорошо», «плохо», представление о том, что желательно и необ­ходимо.

Ценности — характеристика индивидуального сознания, имею­щая ярко выраженную социальную природу. Другими словами, мож­но сказать, что политические ценности — это усвоенные, приспособ­ленные индивидом (под влиянием личного интереса, ситуации и т.д.) социально-групповые представления. Эти представления усваиваются личностью в процессе социализации и формируют конкретные политические установки.

Каково же отличие политических ценностей от политических уста­новок? Ценности являются представлением человека об идеальном объекте или ряде объектов (например, о политической партии вообще или о свободе слова), в то время как установки характеризуют отно­шение людей преимущественно к конкретным объектам (данное раз­деление является, конечно, условным). Кроме того, ценности оказыва­ют значительное влияние на формирование конкретных политических установок, поэтому могут рассматриваться как один из элементов ус­тановок.

Ключевую роль во взаимоотношениях «внутреннего» и «внешне­го» поведения человека играет политическая установка: она предше­ствует действию, являясь его начальным этапом, настроем на дейст­вие.

Что же такое политическая установка? Применительно к уровню политического под уста­новками следует понимать отношение человека к тем или иным политическим объектам (институтам политической сис­темы, лидерам и т.д.), его субъективную готовность вести себя определенным образом по отношению к этим объектам.

При этом важно отметить, что на формирование политической ус­тановки значительное влияние оказывает социальный контекст: поли­тические установки служат выражением глубоких социально обуслов­ленных мотивационных потребностей, таких как ощущения включен­ности в структуру социальных связей, близости с социальным окруже­нием, безопасности, самопознания и самоутверждения и т.п.

Важной функцией установки, помимо преобразования потребнос­тей и мотивов в действия, является и оценочно-ориентационная функ­ция: она обеспечивает человека способностью реагировать на ситу­ацию и внешние объекты (например, на ситуацию неудовлетворенной потребности и объекты, способствующие или препятствующие ее удовлетворению) на основе прошлого опыта. Установка приводит в действие психические процессы и практические действия, адекват­ные ситуации и объектам, потому что в ней содержится предшествую­щая ситуации готовая модель этих процессов и действия. Другая существенная функция установок состоит в их способности не толь­ко опредмечивать возникшие на бессознательных глубинах психики потребности, но и практически выступать в качестве относительно са­мостоятельных потребностей и мотивов.

Установки неоднородны по своему происхождению и объектам. В политологии и других общественных науках существуют различные точки зрения относительно их структуры и типологии. Один из рас­пространенных подходов к типологии основывается на таком крите­рии, как природа элементов, лежащих в основе той или иной установки. В структуре установки, как правило, выделяются три эле­мента:

1) когнитивный (связанный со знаниями о политических объектах или явлениях и их нормативной оценкой);

2) аффективный (связанный с чувствами, испытываемыми инди­видом по отношению к объекту);

3) поведенческий (склонность к определенному поведению в от­ношении объекта).

Верхний уровень системы установок образует система политиче­ских и иных ценностей, имеющих отношение к политическим явлени­ям, характеризующая направленность в восприятии человека тех или иных явлений политики. Средний уровень — уровень установок, ха­рактеризующих отношение граждан к институтам политической систе­мы и политическими лидерам и группам, а также оценка своего места и роли во взаимоотношениях к политической системе (ориентации на политическую систему и на «свои» взаимоотношения с ней). Третий уровень — поведенческие установки (предуготованность к действию) по отношению к конкретным политическим объектам в конкретных ус­ловиях.

3.2. Политическая идентичность

С понятием «политическое сознание» тесно связано понятие «поли­тическая идентичность», которая является одним из продуктов политического сознания. Вместе с тем политическая идентичность является также продуктом объективных факторов, таких, например, как структура политического пространства и его ди­намики.

Политическая идентичность сама может оказывать значительное влияние на специфику политического сознания. Поэтому она, при оп­ределенных условиях и с известными оговорками, может рассматри­ваться как составляющая политического сознания.

Политическая идентичность играет существенную роль в процес­се формирования «внешнего поведения» индивида: с помощью поли­тической идентичности индивид или группа становится субъектом по­литических отношений и политического процесса.

Под политической идентичностью следует по­нимать отождествление субъектом политического процесса себя с определенной политической позицией, признаваемое другими субъектами политических отношений.

Идентичность формируется под влиянием явлений трех типов: психо­логической деятельности субъектов, системы ценностей и стереоти­пов, которые интериоризируются субъектами, и спецификой полити­ческой позиции (ее функциональными особенностями, а также «смыслом», придаваемым ею со стороны участников политического процесса).

Политическая идентичность, так же как и социальная, имеет груп­повую природу. Она проявляется в ощущении принадлежности к какой-либо группе (например, партии, идеологическому течению и т.д.) и/или как отождествление группой себя с какой-либо политической позицией и признание этого со стороны других субъектов политического процесса (например, борьба партий за возможность сформировать правительство и проводить определенный политический курс, а также после­дующее поведение ее как правящей партии с целью доказательства своего соответствия этой позиции). Политическая идентичность и идентификация также тесно связаны с легитимностью и легитимацией, ибо идентичность и идентификация предполагает признание право­мерности занятия той или иной позиции со стороны других субъектов политических отношений.

Исследователи выделяют различные типы политической иден­тичности.

По объекту идентификации с определенной группой можно выде­лить идентичность члена группы интересов, партии, идеологического течения, жителя города или региона, гражданина государства и т.п. При этом следует отметить, что, как правило, у людей преобладает смешанная идентификация. Так, житель Петрозаводска может ощу­щать себя одновременно коммунистом и жителем города. Он может чувствовать свою принадлежность к Республике Карелия как государ­ственному образованию в составе РФ и к России в целом. В странах, где государство не обладает всеми чертами современно­го, где процесс формирования национально-государственной идентич­ности еще не закончился, где существуют сильные региональные, соци­альные, культурные противоречия и особые традиции, может преобла­дать политическая идентичность, связанная с ощущением принадлеж­ности к какой-либо социальной группе, региону, местному поселению и т.д.

Достаточно важным вопросом является проблема идентификации граждан с определенными идейно-политическими направлениями, представителями определенных идеологических течений. Наиболее часто для характеристики такой идентификации используется шкала «левый-правый». Данная ось традиционно применяется для описания структуры политического пространства: позиций различных политиче­ских сил, политических предпочтений избирателей и т.д.

Деление на левых и правых имеет достаточно длительную исто­рию со времен Великой французской буржуазной революции данные слова применялись для характеристики идеологической позиции по­литических сил. Левыми обычно называли тех, кто выступал за соци­альные перемены, равенство и социальную справедливость, пра­вых — тех, кто был сторонником status quo, выступал с поддержкой ценностей индивидуализма, частной собственности, против социаль­ного равенства.

Вместе с тем в каждой отдельно взятой стране смысл, вкладыва­емый в данные понятия, несколько отличается. Эти отличия обуслов­лены историческими традициями, например формой и содержанием основного политического раскола. Кроме того, на смысловое содержа­ние данных понятий наложили отпечаток особенности социальных конфликтов и социально-политических проблем на определенных эта­пах развития.

3.3. Политические мифы

Обращение к мифам в политике в те или иные периоды исторического развития характерно для всех государств. Оно связано с особыми социально-политическими и экономическими условиями, которые не позволяют решать сложные проблемы за счет реально существующих средств и вынуждают политиков с помощью мифов воздействовать на массовое сознание людей и тем самым отвлекать их хотя бы на время от назревших и трудно разрешимых противоречий.

Попытка в теории представить мифы как нечто архаичное, утерявшее свое значение в современных условиях, на практике себя не оправдала. Реальная действительность доказывает, что одни мифы исчезают, другие появляются.

Замена одних мифов другими — явление закономерное для периодов революций и реформаций. Оно объясняется тем, что политические цели меняются коренным образом и требуют обеспечения веры в ту или иную идею, а также поддержки соответствующих политических акций со стороны народа.

Чем дальше общество продвигается в своем развитии, тем изощреннее и привлекательнее становятся мифы, тем сложнее они поддаются распознаванию. Мифы все больше приобретают актуальность и конкретную направленность, отвечающие потребностям времени. Мифы о «мудрой политике правительства», «о возможных переменах клучшему» и т. п. используются как сильный аргумент легитимации власти.

Интерес к мифам со стороны исследователей проявляется давно. Изучением этой проблемы занимались Э. Кассирер, 3. Фрейд, А. Розенберг, Ж. Сорель, П. Сорокин, А. Камю и др. Однако предметом их изучения были мифы, относящиеся к сфере культуры. Разумеется, многие их рассуждения вполне применимы и к политическим мифам, так как и те и другие имеют общую природу и аналогичные свойства: некритическое, эмоционально окрашенное восприятие мира, соединение реальности и вымысла, принятие мифа на веру без предварительной проверки и анализа его содержания.

Однако политические мифы — это совершенно иное явление и их нельзя рассматривать как неотъемлемую часть человеческой природы, изгнание которых из жизни людей обеднило бы их существование.

Для политических мифов характерны следующие специфические особенности:

— они не появляются спонтанно, а создаются искусственно, сознательно и целенаправленно;

— основу их составляют осознанные и культивируемые политиками коллективные чаяния и надежды, усвоенные массовым сознанием;

— в них соединяются два разнородных качества: трезвый расчет и фанатическая вера, позволяющие политикам освобождать себя от всех моральных преград;

— они не поддаются разрушению с помощью рациональных аргументов и потому вполне правомерна их оценка как ненаучного знания. Политические мифы в лучшем случае — полуправда;

— для них характерна непосредственная связь с политической реальностью, они призваны оправдывать тот или иной ход событий, обеспечивать абсолютную уверенность людей в правоте осуществляемых политических акций;

— политические мифы появляются значительно позже мифов художественных, что обусловлено созданием политических структур и социальной дифференциацией.

Политическим мифам присуще определенное противоречие,

С одной стороны, они обладают особой устойчивостью, в основе которой находятся: взаимообусловленность мифа и массового сознания: миф творится и поддерживается массовым сознанием, массовое сознание опирается на миф; живучесть элементов изначального сознания, которое оказывает значительное влияние на характер восприятия мифа и поведение (несмотря на интеллектуальную и культурную эволюцию); заинтересованность людей в политике и неспособность к обнаружению ее мифологического характера; осознание возможности находить смысл собственной жизни с помощью мифа. При стабильности политических систем существуют устойчивые (главные) мифы, предписывающие людям определенную систему ценностей и способы поведения (например, в США такими мифами является миф об американской демократии и свободном предпринимательстве).

С другой стороны, политические мифы весьма динамичны. Они могут исчезать и воспроизводиться вновь в зависимости от соответствующих потребностей.

Что же вызывает к жизни политические мифы в наше время?

Во-первых, необходимой предпосылкой продуцирования и репродуцирования мифов является наличие коллективного массового сознания, именно через него усваиваются коллективные желания, которые становятся фундаментом для создания политического мифа.

Во-вторых, для появления мифов необходимо соответствующее психологическое состояние общества, наличие напряженной ситуации, когда можно легко поверить в гонимых врагов и катастрофу и когда в это хочется верить.

Не случайно большинство исследователей пришло к выводу, что существует определенная закономерность — политические мифы утверждаются наиболее легко в странах, где существуют кризисные ситуации, а люди не обладают достаточным уровнем политической культуры. В таких условиях усваиваются любые мифы, в том числе противоречивые, нелепые и утопичные.

Однако наличие этой закономерности не исключает утверждения политических мифов и в странах с благополучной социально-политической ситуацией, где в качестве предпосылки выступают желания и надежды людей как коллективное бессознательное, нуждающееся в соответствующем оформлении (в том числе и в мифе).

4. Политический менталитет

4.1. Определение и сущность

Менталитет – это совокупность образов и представлений, которыми руководствуется человек или группа людей. Менталитет лежит между двумя формами познания: рациональным и религиозным, взаимодействуя как с первым, так и со вторым.

В свое время в обществознание понятие "менталитет" было введено представителями историко-психологического и культурно-антропологического направлений Л. Леви-Брюлем, Л. Февром, М. Блоком и некоторыми другими. В первоначальном контексте менталитет означал наличие у представителей того или иного общества, трактуемого прежде всего как национально-этническая и социо-культурная общностъ людей, некоего определенного общего "умственного инструментария", своего рода "психологической оснастки", которая дает им возможность по-своему воспринимать и осознавать свое природное и социальное окружение, а также самих себя. Со временем понятие " менталитет" стало использоваться и для описания в обобщенном виде свойств и особенностей организации социальной и политической психологии людей, в частности, политического сознания и самосознания.

Исследователи акцентируют вопрос о соотношении менталитета и ментальности. Суть этого соотношения состоит в следующем: в отличие от менталитета под ментальностью понимается частичное, аспектное проявление менталитета не столько в умонастроении субъекта, сколько в его деятельности, связанной или вытекающей из менталитета. Поэтому в обычной жизни чаще всего приходится иметь дело с ментальностью, чем с менталитетом, хотя для теоретического анализа важнее последний.

Существуют различные трактовки политического менталитета: это и представления и убеждения, присущие определенной социальной общности; это и совокупность установок, которые предпо­лагают активное восприятие окружающей действительности как на уровне отдельной социальной общности, так и ее субъектов; это и особого рода конструкт «коллективного бессознательного». Понятию «политический менталитет» близки такие понятия, как «картина политического мира» и «политическое сознание». «Картина политического мира» включает как знания теоретиче­ского характера, так и знания, вытекающие из повседневного опыта, а также ценностные ориентации политических субъектов. Политическое сознание — это не только научные теоретические знания, но и представления, возникшие в ходе осознания повсе­дневной жизни.

Политический менталитет связан с опытом, повседневной жизнью и включает в себя: 1) представления о политической ре­альности; 2) ценностные политические ориентации, носящие как осознанный, так и неосознанный характер; 3) политические уста­новки, стихийные предрасположенности особым образом реаги­ровать на политическую ситуацию.

В обобщенном виде менталитет можно рассматривать как социально-политическую категорию, представляющую собой отражение социально-психологического состояния субъекта (этноса, социальной группы, человека), которое складывается в результате исторически длительного и достаточно устойчивого воздействия естественно-географических, этнических, социально-экономических и культурных условий проживания указанного субъекта и проявляется в различных сферах деятельности. Складываясь, формируясь, вырабатываясь исторически и генетически, менталитет представляет собой трудно поддающуюся изменениям, устойчивую совокупность социально-психологических и духовно-нравственных качеств и черт, взятых в их органической целостности, определяющих все стороны жизнедеятельности данной общности и составляющих ее индивидов.

4.2. Особенности формирования

Хотя менталитет и является наиболее устойчивой и стабильной частью духовной культуры человека (слоя, класса, общества, народа), он, сохраняя в себе в традиционном виде общечеловеческие этические и нравственные нормы и требования, тем не менее, постоянно меняется под влиянием изменений в общественной жизни. И эти изменения тем заметнее, чем решительнее и кардинальнее изменяется жизнь человека. Поэтому отчетливее всего изменения в менталитете наблюдаются на переломных этапах в жизни общества, когда переделывается веками складывающийся уклад. Имея обыкновение запаздывать в своем появлении, они продолжают действовать и тогда, когда общественная мысль уже претерпела радикальные перемены.

С функциональной социально-политической точки зрения общий для той или иной группы менталитет способствует поддержанию преемственности ее существования и устойчивости поведения входящих в нее членов, прежде всего в относителъно стабильных, но особенно в кризисных ситуациях. Главной особенностыо последних является такое разрушающее воздействие на менталитет, которое подвергает опасности его целостностъ и сплачивающе-унифицирующий поведение людей характер, а в случае экстремального, критического воздействия может привести к дестабилизации, расслоению и нарушению общности менталитет для членов группы, вплоть до полного разрушения такой политико-психологической общности. Возникающая в результате подобных ситуаций аномия ведет к появлению многочисленных форм отклоняющегося (девиантного) поведения и острым психологическим кризисам у представителей данной общности, что влечет за собой и социально-политические последствия: общность становится способной прежде всего к деструктивному в социально-политическом плане поведению, подчас чреватому не только разрушением социального сооружения, но и саморазрушением такой общности.

В подобных случаях возникает особый, "кризисный менталитет" как выражение определенного этапа распада устойчивых прежде социально-политических образований, определяющих поведение людей, в структуре сознания и в психике в целом. Главными его особенностями являются своеобразная мозаичность, несистематизированность, отсутствие целостности и устойчивости, ситуативность и непрерывная изменчивость. В отличие от докризисного, достаточно устойчивого и структурированного менталитет, кризисный носит потокообразный, неустойчивый характер. Менталитет такого типа, например, появляется в ситуациях резкого перехода от тоталитаризма к демократии, характеризующихся появлением целого ряда форм общественной жизни - в частности, социально-политического плюрализма, многоукладной экономики, многопартийности и т.п.

Примером такого рода, в частности, служат попытки разнообразных реформ в советском обществе, связанных с периодом перестройки: главным фактором этих реформ должен был стать "человеческий фактор", т.е. предполагался новый, изменившийся менталитет всего общества. Развитие событий показало, однако, что трансформация менталитета является достаточно длительным и болезненным процессом, что связано, во-первых, с трудностями отказа от прежней "психологической оснастки", со значительной инерционностью и особого рода "сопротивляемостью" прежнего менталитета, во-вторых, с опасностью деструктивных последствий в результате его слишком быстрого разрушения и, в-третьих, со сложностью формирования нового менталитета в процессе, по сути дела, принудительной адаптации людей не столько к новым условиям, сколько к предстоящему длительному периоду реформирования. Трудности данного рода ведут к тому, что общественные преобразования оказываются лишенными поддержки со стороны массового менталитета общества и вынуждены преодолевать дополнительное сопротивление со стороны психологии членов общества.

Литература

Ануфриев Е., Лесная П. Российский менталитет как социально-политический феномен // Социально-политический журнал. 1997. №3-7.

Бирюков Н.И., Сергеев В.М. «Соборность» как парадигма политического сознания // Полис. 1997. №3.

Вятр Е. Социология политических отношений. – М., 1979.

Иванов В.Н., Назаров М.М. Политическая ментальность: опыт и перспективы исследования // Социально-политический журнал. 1998. №2.

Основы политической науки. Учебное пособие для высших учебных заведений. Ч.2. – М., 1995.

Политический процесс: основные аспекты и способы анализа: Сборник учебных материалов / Под ред. Мелешкиной Е.Ю. – М., 2001.

Политология для юристов: Курс лекций. / Под ред Н.И.Матузова и А.В.Малько. – М., 1999.

Политология. Курс лекций. / Под ред. М.Н.Марченко. – М., 2000.

Политология. Учебник для вузов / Под ред М.А.Василика. – М., 1999.

Политология. Энциклопедический словарь. - М., 1993.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2001.

Чудинова И.М. Политические мифы // Социально-политический журнал. 1996. №6.