Тема 15. Политические сообщества

1. Группы интересов

Группы интересов — организации, целью которых является объединение граждан для вы­ражения и защиты каких-либо специальных, конкретных интересов. Их основ­ное отличие от партий лежит не только в организационной области. Оно также заключается в способах взаимодействия с государственной властью: группы интересов не ставят перед собой задачу прийти к власти и бороться за ее завоевание. Они пытаются лишь оказывать воздействие на механизм принятия политических решений с целью реализации групповых интересов.

В политической науке и политической мысли существуют два ос­новных подхода, по-разному трактующих роль групп интересов в по­литической жизни и дающих разную нормативную оценку этому инсти­туту представительства.

Представители первого подхода считают их существование явле­нием отрицательным, оказывающим негативное влияние на функционирование демократической политической системы в силу того, они служат проводниками частного влияния на принятие политических решений. Все, что происходит в мире политики, рассматривается представителями этого подхода как следствие махинаций различных бизнес-групп, корпораций, мафии и т.п.  

Аргументы, приводимые сторонниками данного подхода, можно целом свести к следующим.

Во-первых, существование групп интересов создает неравенство возможностей различных групп относительно влияния на процесс принятия политических решений; в частности, таких возможностей больше у бизнес-групп, в то время как у групп, не обладающих достаточными ресурсами, они значительно ниже.

Во-вторых, существование групп интересов способствует неэффективности экономической политики и препятствует проведению aктивной социальной политики: более «сильные» группы интересов добиваются экономических и прочих благ, начинают в дальнейшем пре­пятствовать перераспределению и переменам, а действительно нуждающиеся так и остаются без поддержки.

В-третьих, существование групп интересов может привести к утверждению монополии на представительство групповых интересов или неокорпоративизма, когда заинтересованные группы присваивают право на монопольное представительство интересов общества. При этом извращается сам принцип представительства, который сводится к сделкам заинтересованных групп и бюрократии. Заинтересованные группы начинают представлять скорее самих себя, чем граждан. Наи­более точную характеристику этому явлению дал Ф. Шмиттер, описавший неокорпоративизм как «систему представитель­ства интересов, составные части которой организованы в несколько особых, принудительных, неконкурентных, иерархически упорядочен­ных, функционально различных разрядов, официально признанных или разрешенных... государством, наделяющим их монополией на представительство в своей области в обмен на известный контроль за подбором лидеров и артикуляцией требований и приверженностей». Такая монополия характерна, как правило, для недемократических политических режимов. Вместе с тем элементы корпоративизма отме­чаются и в странах развитой демократии.

Представители другого направления признают объективный ха­рактер существования заинтересованных групп и отмечают их поло­жительную роль в политическом процессе. В целом сторонниками данного подхода выдвигаются три основ­ных аргумента.

Во-первых, не все общественные группы имеют возможность уча­ствовать в ресурсно-затратных видах политической деятельности: в выборах, в правительственных структурах и т.п. Существование групп интересов не подрывает принцип представительства, а, напротив, по­вышает его эффективность, так как предоставляет шанс мелким груп­пам влиять на процесс принятия политических решений.

Во-вторых, существование заинтересованных групп является од­ним из элементов обеспечения необходимого для демократического правления плюрализма интересов.

В-третьих, группы интересов, так же как и партии, способны вы­полнять посреднические функции между государством и гражданским обществом, обеспечивая при этом не только реализацию собственных интересов, но и лояльность со стороны отдельных социальных групп. Представители данного направления считают, что чем более демократическим является общество, тем больше в нем существует различных механизмов, способов, организа­ционных форм, облегчающих влияние на процесс государственного уп­равления, тем больше в нем разнообразных групп интересов.

В политической науке и смежных дисциплинах разработано не­сколько типологий групп интересов. Типологией, в наибольшей степе­ни отражающей эволюционные особенности того или иного типа, яв­ляется типология Ж. Блонделя. Ее основанием выступает способ связи между членами группы и характер деятельности. Он выделяет два противоположных «идеальных типа» групп, которые не встреча­ются в действительности в чистом виде: группы общинные и группы ассоциативные. Их конструкция построена на противопоставлении традиционного современному (институтов, практик и т.д.).

Члены общинной группы связаны между собой, прежде всего, при­надлежностью к сообществу, а только затем — своими мыслями и стремлениями. Можно сказать, что человек рождается, будучи уже членом группы. Близкими к таким группам можно считать существую­щие в действительности племенные и некоторые этнические группы. Ассоциативные группы создаются людьми вполне сознательно для реализации достаточно ограниченных интересов. Например, по­хожей на явления такого типа можно считать организацию, созданную в целях ликвидации атомной электростанции или химического завода. Остальные типы групп интересов располагаются между этими двумя по мере их удаления от традиционных форм и приближения к современным: группы «по обычаю», институциональные группы, груп­пы защиты, группы поддержки.

Группы «по обычаю» чаще всего встречаются в странах «третьего мира», где обладание властным статусом рассматривается, прежде всего, как средство обеспечения своих родных и близких доходными местами и привилегиями. При этом к группам «по обычаю» относятся и группы, созданные с менее корыстными целями, например религи­озные. Главная особенность этих групп заключается в том, что они действуют в обход формальных институтов, используя личные контак­ты с представителями государственной власти. В современных обще­ствах роль таких групп невелика, исключение составляют некоторые религиозные организации.

Институциональные группы — группы, чья деятельность базирует­ся на формальных организациях внутри государственного аппарата (органах исполнительной власти, законодательных органах, армии, силовых структурах и т.п.). Их влияние связано с близостью к процес­су принятия политических решений. Эти группы интересов (кланы), имеющие влияние внутри каких-либо организаций (партий, армии и т.д.), выполняют посредническую роль между государством и общест­вом в основном в странах «третьего мира». Однако существование подобного типа групп имеет место и в странах развитой демократии.

Группы защиты и поддержки — наиболее распространенные в странах развитой демократии типы заинтересованных групп. Напри­мер, в США около 50% взрослого населения состоит в различных ас­социациях. Группы защиты — это, прежде всего, предприниматель­ские ассоциации и профсоюзы. Они призваны отстаивать, в первую очередь, материальные интересы своих сторонников. В силу распро­странения государственного вмешательства в экономическую и соци­альную сферы эти группы достаточно активно взаимодействуют с го­сударством для решения основных вопросов. Некоторые из них явля­ются постоянными участниками двухстороннего диалога с правящими структурами или трехстороннего диалога групп защиты (предпринима­тельских и профсоюзных) с участием государства.

Необходимо отметить, что роль групп защиты в настоящее время в странах развитой демократии постепенно эволюционирует, а их вли­яние неуклонно снижается. Наблюдается кризис профсоюзного дви­жения, а трехсторонние отношения бизнеса, профсоюзов и государст­ва постепенно утрачивают свое значение. Эти тенденции обусловле­ны, в первую очередь, социальными процессами, связанными с пере­ходом к постиндустриальной стадии общественного развития: с изме­нением социальной структуры, с эволюцией отношений в сфере про­изводства, с индивидуализацией массового сознания и социального протеста.

Группы поддержки — такие группы, которые стремятся к достиже­нию определенных ограниченных целей. К ним относятся различные экологические движения, антивоенные организации и т.п. Эти группы, как правило, отличаются аморфной структурой, отсутствием четкого членства, иногда им присуще спонтанно организованное руководство. Вместе с тем некоторые из них с течением времени могут превра­щаться в постоянно действующие структуры, обладающие значитель­ной степенью организованности и более/менее разветвленной струк­турой управления. Иногда группы поддержки оказывают существен­ное влияние на политический процесс и обладают солидным полити­ческим весом.

Следует отметить, что разные группы интересов используют раз­личные каналы влияния на принятие политических решений. Можно отметить определенную закономерность: чем «современнее» группа интересов, тем меньше она использует непосредственные каналы и механизмы воздействия на государственные институты, тем больше она стремится воздействовать на общественное мнение.

Следует отметить, что способы воздействия на власть, так же как и сами группы интересов, претерпевают эволюцию с течением време­ни. В частности, как отмечают исследователи, многие заинтересованные группы успешно осваивают роль активного участника электораль­ного процесса, выступая помощником определенных политических партий в обмен на поддержку групповых целей. Другой тенденцией яв­ляется то, что группы интересов активно интегрируются в систему «функционального представительства», созданную во многих странах в XX в. (комитеты, советы и проч. при исполнительных органах влас­ти, состоящие из представителей групп интересов, трипартистские ор­ганы и проч.). Причем в настоящее время эта система активно исполь­зуется не только группами защиты, но и группами поддержки. Третьей тенденцией является широкое распространение лоббирования и про­фессионализация лоббистской деятельности.

2. Группы давления

2.1. Теории заинтересованных групп.

Идея рассмотрения политического процесса в контексте взаимоотношения заинтересованных групп, оказывающих дав­ление на правительство с целью принудить его подчиниться их воле, принадлежит американскому политологу А. Бентли (1870-1957). Он является родоначальником теории заинтере­сованных групп, которую сформулировал в работе «Процесс правления. Изучение общественных давлений» (1908).

Анализ политики как взаимодействия реальных участников политического процесса, введение в политологию понятия «группа давления» было вызвано стремлением преодолеть ог­раниченность институционального подхода. Согласно послед­нему, политическая жизнь сводится к деятельности официаль­ных институтов власти, которые принимают решения на основе своих конституционных полномочий. Однако анализ конституционного устройства власти не позволял понять, по­чему принимаются те или иные решения и кто действительно контролирует власть. Эмпирически наблюдаемая политическая реальность оказывалась намного сложнее и динамичнее, была пронизана противоречивым взаимодействием предпочтений, установок, стереотипов поведения ее участников.

В основе теории А. Бентли и его подхода к изучению государ­ственного управления лежит понятие «деятельность людей». В жизни эта деятельность обусловлена интересами людей и направ­лена на их реализацию. Свои цели люди достигают не индивиду­ально, а через группы, в которые они объединены на основе общ­ности интересов. Таким образом, политика предстает как взаимодействие заинтересованных групп, преследующих, свои цели. Эти группы (т. е. олицетворяемые ими общественные силы) по­нуждают правительство принимать выгодные для них решения.

По существу, политические решения властей являются ре­зультатом соотношения сил между соответствующими группа­ми. «Все явления государственного управления, - замечал А. Бентли, - есть явления групп, давящих друг на друга, обра­зующих друг друга и выделяющих новые группы и групповых представителей (органы или агентства правительства) для по­средничества в общественном соглашении». Поскольку прави­тельственные институты, считал А. Бентли, выступают как бы частью деятельности групп, постольку эти институты невоз­можно рассматривать в качестве изолированных образований, они должны быть описаны лишь в терминах «глубинных инте­ресов», выражающих цели соответствующих групп. Следовательно, анализ государственного управления должен основы­ваться на эмпирическом наблюдении результатов взаимо­действия заинтересованных групп.

Развитие теории заинтересованных групп было продолжено американским политологом Д. Трумэном в работе «Управлен­ческий процесс» (1951). Он исходил из того, что политика есть сфера отношений властвования, в которой взаимодействуют соответствующие заинтересованные группы. Для понимания механизма и логики властного взаимодействия Д. Трумэн ввел в анализ политики три новых понятия: «группа», «потенци­альная группа» и «равновесие».

«Группа, - писал Д. Трумэн, - это множество индивидов, взаимодействующих между собой с определенной степенью частоты». Ключевым понятием при определении групп является «взаимодействие». Саму «группу» он подразделял на собственно «группу» и «заинтересованную группу». Для каждой из них харак­терно наличие интереса, который обусловливается основными установками членов группы. Особенностью «заинтересованной группы» является существование у нее требований к другим груп­пам, выдвигаемых на основе базовых установок ее членов с целью формирования и закрепления определенных типов поведения.

«Потенциальная группа» представляет собой конгломерат индивидов с определенными общими установками, но не вза­имодействующих между собой, следовательно, не представ­ляющих собой фактической группы. Таковой она не будет яв­ляться до тех пор, пока в действиях других групп этими инди­видами не будет усматриваться покушение на их общий интерес. «Потенциальные группы» в одном случае представ­ляют интересы местного или профессионального значения, в другом -. выражают более широкие интересы, вытекающие из общих моральных и ценностных идеалов и принципов обще­ства (права и свободы личности, демократия, справедливость и т. д.). Во втором случае «потенциальные группы» устанавли­вают «правила игры», в соответствии с которыми должны взаимодействовать различные группы и строиться их внутрен­няя организация. Стабильность взаимодействия различных групп обеспечивает состояние социального равновесия в обществе.

Таким образом, теория заинтересованных групп представ­ляет общество как взаимодействие групп друг с другом, а по­литический процесс - как борьбу групп за власть, возможность распределять ресурсы. Заинтересованные группы действуют через государственные структуры власти, которые являются отражением борьбы групп и зависят от их деятельности. Груп­повая сплоченность обеспечивается взаимодействием участни­ков, в ходе которого формируются групповые предпочтения индивида. Группа может навязывать свои нормы посредством взаимодействия индивида с другими членами группы, но чаще всего он принимает их сознательно или подсознательно, стре­мясь сохранить принадлежность к группе.

Политический процесс в современных обществах все больше становится взаимодействием соперничающих групп, в котором ни одна из них не верховенствует абсолютно. Это дало возможность американскому политологу Р. Далю назвать модель власти в них не демократией, а полиархией.

Нарастание разнородности социальных интересов приводит к появлению многообразия заинтересованных групп, автономных по отношению друг к другу (например, групп от бизнеса, проф­союзов, фермеров, интеллектуалов, ВПК). Политические решения перестают быть прерогативой официальных институтов власти, а становятся результатом компромиссов противостоящих групп.

Р. Даль провел эмпирическое исследование в городе Нью-Хейвен с целью определения места заинтересованных групп в механизме властвования. Свои результаты он изложил в рабо­те «Кто правит? Демократия и власть в американском городе» (1961). Главными субъектами политики Р. Даль считал заинте­ресованные группы, представляющие собой объединение ин­дивидов с едиными ценностями, требованиями и целями. Сре­ди них выделяются как относительно стабильные группы, так и группы, подверженные текучести.

Степень влияния соперничающих групп на политический процесс обусловлена объемом ресурсов (богатств, статусов, информации и т. д.), которыми они располагают. Однако по­литическая инициатива и реальное политическое влияние осуществляются не самой группой, а ее лидером, опирающим­ся на поддержку узкого круга лиц. Препятствием на пути узурпации власти какой-либо группой являются, по мнению Р. Даля, признание гражданами и элитами демократических ценностей и следование их нормам и «правилам игры» (закрепленным в конституции и других правовых актах).

Следовательно, нарождавшееся многообразие социальных интересов потребовало специфических механизмов представи­тельства и защиты частных, групповых интересов и предпоч­тений. Это послужило причиной появления групп давления.

2.2. Классификация и признаки групп давления.

Классификация групп давления как политической силы, отличной от других сил, требует вычленения их характерных признаков. Не всякая группа, воздействующая на власть, пред­ставляет собой группу давления. Она должна обладать сле­дующими признаками:

-      оформленностью организационной структуры;

-      защитой собственных интересов (т. е. цели давления являются ее собственными целями);

-      существованием ее как автономного центра принятия ре­шений, а не как инструмента в руках другой организации;

-      оказанием группой эффективного давления.

Остановимся на сформулированных признаках подробнее.

Первый признак. Для оказания давления необходима организа­ция. Например, демонстрации, митинги, шествия имеют, как пра­вило, эфемерный характер, хотя также сплачивают людей для воздействия на власть. После стихийных демонстраций люди обычно расходятся, а политический процесс продолжает идти своим чередом. Если же демонстрация организована группой, то она выступает в качестве одного из способов действия группы давления. Невозможно квалифицировать как группы давления и такие группы, которые периодически собирают людей, не имею­щих общих интересов и постоянных контактов между собой.

Американские политологи Г. Алмонд и Д. Пауэлл выделили четыре типа групп интересов по степени их специализации и организованности:

1) спонтанные группы интересов, включающие стихийные, эфемерные и часто ориентированные на насилие интересы (например, интересы, выявляющиеся во время бунтов, мани­фестаций);

2) неассоциативные группы интересов, объединяющие ин­тересы неформальных, непостоянных и ненасильственных группировок (складывающихся, например, на основе родст­венных связей, веры), характеризующихся отсутствием непре­рывности существования и организованности;

3) институциональные группы интересов, т. е. интересов формальных организаций (партий, собраний, администрации, армии, церкви), наделенных помимо выражения интересов и другими функциями (например, сплоченная группа офицеров, руководящий орган партии);

4) ассоциативные группы интересов добровольных и спе­циализирующихся на выражении интересов организаций: профсоюзов, группировок деловых людей или промышленни­ков, этнических или религиозных ассоциаций граждан.

Следовательно, общность интересов в некоторых случаях вызывает их спорадические и преходящие проявления, в дру­гих же вызывает образование настоящей и крепкой организа­ции, которая специально берет на себя отстаивание общих интересов. Таким образом, устанавливаются стабильные, кол­лективные связи вместо спонтанных и взрывных действий. Именно ассоциативные группы интересов обладают такой степенью организованности и специализации, которая харак­терна для эффективных групп давления.

Второй признак. Для того, чтобы назвать ту или иную орга­низацию группой давления, она должна иметь пристрастный характер, т. е. не должна быть нейтральной и безразличной по отношению к целям, ради которых она оказывает давление. Пристрастность выражается в наличии собственной политиче­ской цели, отражающей интересы группы. В американской политической науке, откуда, собственно, и пришла теория «заинтересованных групп», достаточно широко трактуется по­нятие «интерес»-. В частности, признается, что интерес может быть как материальным, так и моральным, соответственно могут быть группы, которые отстаивают первые - материаль­ные интересы, и группы, которые борются за идеи. В первом случае политические цели группы обусловлены материальны­ми требованиями, во втором - моральными предпочтениями.

Третий признак. На политической сцене могут действовать организованные группы, однако не самостоятельные с точки зрения возможности принятия решений. Например, коллекти­вы редакций газет, выражающие мнение партий, не являются независимыми группами, оказывающими давление по своему усмотрению. Большинство газет выступают рупорами групп, которые их содержат. Связи групп информации с группами, отстаивающими свои особые интересы, иногда прокламируют­ся, а чаще всего скрываются. Обычно независимые газеты, влияющие на общественное мнение и власть, обладают собст­венной политической ориентацией. В этом смысле можно гово­рить об их автономности и способности быть инструментами определенных групп давления.

Четвертый признак. Группы давления, обладая общностью интересов, стремятся их защитить. Всякая группа, постоянно сталкиваясь с интересами других групп, вынуждена заботиться о сохранении своих. Для этого она использует все средства воздействия на внешний мир. Поэтому всякая группа, отстаивающая свои интересы, оказывается в действительности груп­пой давления. Однако эффективность действий у различных групп неодинакова.

Следовательно, группу давления можно определить как ор­ганизацию, созданную для защиты интересов и оказания давления на власть с целью добиться от нее принятия таких решений, которые соответствуют ее интересам,

Группы давления заметно различаются по направленности и формам влияния на власть. Их типология может иметь раз­личные основания, например, по целям (группы, защищающие материальные интересы и группы идей), по масштабу и значи­мости интересов и по типу носителя (общественные и частные группы). Естественно, подобные классификации могут использо­ваться в развитых странах, где существует устойчивая дифферен­циация интересов, а заинтересованные группы являются неотъ­емлемым элементом политической жизни (например, в ФРГ насчитывается около 5 тыс. специализированных групп).

Первая система классификации основана на различении целей, которые преследуют группы. На этом основании про­водится различие между организациями, отстаивающими, преж­де всего, материальные интересы, стремящимися к завоеванию новых выгод, и организациями, поддерживающими преимущест­венно идеологические или моральные принципы, борющимися за справедливое дело. Эта классификация не позволяет четко разделить процессы отстаивания идей и за­щиты материальных интересов.

Объединения по сходству условий жизни. Обычно такие объе­динения включают людей, проживающих в одинаковых социаль­ных или социально-демографических условиях. К ним относятся молодежные организации, феминистское движение, ассоциации вете­ранов (войны, труда). Их специфика состоит в том, что они одно­временно защищают материальные интересы (например, назначе­ние пенсий по инвалидности, повышение размера стипендий, одинаковые условия найма женщин и мужчин) и моральные (например, возможности достижения высокого социального статуса в обществе).

Конфессиональные объединения. Церковь также играет роль группы давления, хотя иногда еще может обладать и полити­ческой властью, как, например, в Иране. Церковь оказывает влияние через свои официальные органы, через объединения верующих, прессу. Обычно она отстаивает общечеловеческие ценности и нормы, но может защищать и свои специфические интересы (например, открытие своих школ, вузов).

Организации, отражающие специфические интересы. Эти группы давления борются за права человека (правозащитные организации), против расизма, за европейскую интеграцию, разоружение, защиту окружающей среды (например, организа­ция «Гринпис»), за уважение общественной морали, свободу абортов и т. д. Их влияние очень существенно, поскольку они способны объединять людей различных политических ориен­тации. Гуманистическая направленность целей и деятельности таких организаций привлекает внимание к ним значительной части избирателей. Вот почему политические партии стремят­ся влиять на эти объединения и использовать их в политиче­ской борьбе.

К специфическим политическим организациям относятся философские общества и политические клубы.

Философские общества возникли в ХVШ в. как объединения интеллектуалов, совместно обсуждавших злободневные соци­альные проблемы и ставших идейными вдохновителями мно­гих революций. Например, именно они разработали идеологи­ческие основы Французской революции и подготовили ее. Философские общества способствуют созданию политиче­ских клубов (например, Якобинского клуба во Франции). В период революций ХVIII - XIX вв. политические клубы выпол­няли функции идеологического обоснования социальных из­менений, выработки стратегии и тактики движения и другие. Возрождение политических клубов в середине XX в. связано с Упадком партийных систем. Обычно клубы объединяли соци­ально активных людей, которые считали партию устаревшей формой организации с архаичным стилем работы. Члены клу­ба не участвуют в качестве кандидатов на выборах и в парламентской деятельности. Их цель состоит в выдвижении идей, содействии обновлению доктрины, структур, механизмов дея­тельности партии. За редким исключением политические клу­бы рано или поздно трансформируются в партии. Так как клубы создаются политическими деятелями, они выступают средством политической борьбы: через них проводится отбор политических лидеров, они взращивают политическую элиту.

Группы давления различают по значимости отстаиваемых интересов и субъекту-носителю. Существует общественный (всеобщий) интерес, который защищает государство, и част­ный. Частный интерес (например, интерес профессиональной группы, феминистского или молодежного движения) защища­ют «частные группы

2.3. Функции групп давления.

Как и любая политическая сила, группы давления создаются для выражения требований определенных групп, индивидов. «Процесс, посредством кото­рого индивидуумы и группы формулируют свои требования, предъявляемые политикам, принимающим решения», Г. Алмонд и Д. Пауэлл назвали функцией «артикуляции интереса». Обеспе­чивая публичное выражение интересов людей, группы давле­ния выступают связующим звеном между институтами власти и обществом.

Влияние группы давления обусловлено в значительной ме­ре тем, как она формулирует требования. Г. Алмонд и Д. Пауэлл выделяют четыре стиля артикуляции интересов: 1) требования могут быть выражены явно или неявно; 2) они могут быть сформулированы расплывчато (выражая общую неудовлетво­ренность, но не указывая на средства решения проблемы) или в конкретных просьбах (например, указывать, на сколько про­центов увеличить зарплату и т. д.); 3) требования могут быть общими (т. е. выражать скорее принципы, подходы) или част­ными, конкретными; 4) выражение интересов может быть де­тально проработанным и реалистичным или эмоциональным (в форме возмущения, недовольства, протеста или, наоборот, прославления, выражения благодарности).

Четко сформулированные требования и подходы к реше­нию актуальных для группы проблем позволяют примирить интересы различных общностей и принять эффективные по­литические решения. Расплывчатые же намерения или слиш­ком идеологизированные цели, частные требования и излишне эмоциональная форма выражения их, напротив, затрудняют обобщение и согласование разнородных требований и предъ­явление их власти.

 Функция агрегирования (согласования) интересов. У групп давления данная функция выражена менее явно, чем у партий. Это обусловлено тем, что разброс требований в заинтересо­ванных группах не столь значителен, поскольку они выражают специфические интересы.

Функция интеграции. Являясь носителями глобальных тен­денций в той или иной области общественного мнения, груп­пы давления обеспечивают публичное выражение устремлений тех общностей, которые иначе не могут заявить о них, напри­мер, верующих, молодежи, ветеранов войны. Рационализируя и публично представляя групповые предпочтения, они позво­ляют власти находить консенсус между ними и тем самым обеспечивать интеграцию общества.

Функция адаптации. Политическая система, в которой группы давления играют незначительную роль, обладают тен­денцией к нестабильности из-за внезапного рассогласования интересов. Дело в том, что, выставляя требования к власти, группы давления не только связывают общество и государство, но и обеспечивают организованные формы представительства обобщенных интересов. Обладая подобной информацией, власть реагирует на требования групп и тем самым способствует адаптации системы к новым условиям функционирования.

Однако группы давления могут выполнять и деструктивную функцию, настаивая на одностороннем преобладании только корпоративных интересов.

2.4. Средства воздействия групп давления.

Эффективность воздействия групп давления на власть за­висит от ряда переменных: от средств, используемых организа­цией; от точки приложения усилий; от наличия специализирован­ных органов, способных влиять; от типа вмешательства (косвенное или непосредственное давление на власть).

Разные группы, отстаивающие интересы, по замечанию Г. Алмонда и Д. Пауэлла, используют различные способы ока­зания давления в зависимости от характера конкретной орга­низации. Добиться от политической власти решений, удовле­творяющих группу давления, можно, например, используя насильственные методы. Обычно подобные средства приме­няют спонтанно возникающие группы (например, стихийные манифестации).

Неформальные и непостоянные группировки осуществляют давление, используя личные связи (семейные, общественные, местные). Наконец, ассоциативные и институциональные группы предпочитают использовать представительские проце­дуры (например, добиваться избрания их представителей в парламент).

Деление групп давления по средствам воздействия в значи­тельной мере условно, поскольку конкретные организации не замыкаются на каком-то одном, а пытаются использовать весь набор формальных и организационных средств давления (средства массовой информации, партии, законодателей, ад­министрацию и т. д.). Обозначенные каналы коммуникации с политической элитой позволяют группам давления вступать с ней в контакт и влиять на характер и содержание принимае­мых ею политических решений.

Возможности групп давления различны. Одни из них пользу­ются авторитетом в обществе, к ним прислушиваются, а потому они могут непосредственно обращаться к тем, кто принимает ре­шения. Другие же группы давления, которые не имеют каналов прямого доступа к элите, вынуждены влиять опосредованно. Пер­воначально они оказывают влияние на общественное мнение, чтобы затем уже оно воздействовало на тех, кто принимает поли­тические решения. В зависимости от характера влияния различа­ют три типа воздействия: воздействие на тех, кто принимает по­литическое решение (т. е. на власть); воздействие на партии, удерживающие или контролирующие власть; воздействие на об­щественное мнение, которое влияет на власть.

Эффективность давления зависит и от точки его приложе­ния. Дело в том, что в политических системах различных стран значение тех или иных элементов, участвующих в принятии конкретных решений, неодинаково. В одних странах центр принятия решений находится в сфере законодательной власти, в других он располагается в структурах исполнительной вла­сти, в третьих, немалую роль в этом процессе играют местные органы, обладающие, ввиду их известной автономии, значи­тельными полномочиями и ресурсами.

Знание того, с кем и как необходимо вступать в контакт, что­бы было принято решение, учитывающее интересы группы давле­ния, привело к образованию органов, специализирующихся на способах воздействия. Например, в США людей, входящих в та­кие органы, называют лоббистами, хотя в Европе предпочитают использовать термин «группы интересов».

3. Лоббизм

3.1. Понятие, цели и виды лоббизма.

Лоббизм — одна из актуальнейших политико-правовых проблем современности, неотъемлемая составная часть политической и право­вой жизни России. Лоббизм (от англ. — «кулуары») — термин, обозначающий развет­вленную систему контор и агентств монополий или организованных групп при законодательных органах, оказывающих давление (вплоть до подкупа) на законодателей и чиновников с целью принятия решений (определенных законопроектов, получения правительственных заказов, субсидий) в интересах представляемых ими организаций.

Само слово «лоббизм» неоднозначно оценивается общественным сознанием, ибо имеет как «световой», так и «теневой» смысл. Если говорить о последнем, то, как правило, термин «лоббизм» здесь при­обретает сугубо отрицательное звучание, в чем-то напоминающее эф­фект от слов «блат», «протекционизм», «подкуп», «покупка голосов» в чьих-либо корыстных или узкопартийных интересах в ущерб интере­сам другим, прежде всего общественным. Крайним выражением нега­тивного лоббирования могут выступать незаконное давление на пред­ставителей власти, взяточничество, коррупция — все, с помощью чего принимаются управленческие решения в интересах определенных групп или лиц. Отрицательное отношение к лоббизму формируется именно благодаря подобной практике «влияния» на управленческие решения. Разумеется, это лишь одна сторона медали, показывающая не только силу и возможности различных социальных структур, но и уязвимые, слабые места власти.

«Световой» же смысл характеризует лоббизм как здоровое, нормаль­ное, жизненно необходимое явление, выступающее в качестве институ­та демократического процесса. Ведь лоббизм как система организаци­онного оформления, выражения и представительства разнообразных групповых интересов столь же неотъемлемый элемент общества, как и наличие в нем этих разнообразных групповых интересов, каждый из которых настойчиво стремится привлечь к себе внимание властей. Лоб­бизм в этом позитивном смысле есть форма законного влияния «групп давления» на управленческие решения государственных органов с целью удовлетворения интересов определенных социальных структур (организаций, территориальных образований, слоев граждан и т.п.).

Лоббистская деятельность отличается следующими чертами.

Во-первых, лоббизм весьма жестко связан с политической властью. Можно даже вывести такую закономерность: лоббизма больше, как правило, там, где сконцентрирована реальная власть. То есть лоббизм — своего рода признак власти, ее специфическая отметина. И наоборот, он не будет проявляться там, где власть отсутствует или где она выступает лишь в качестве номинальной силы. Органы власти и должностные лица выступают объектами воздействия лоббистов.

Во-вторых, лоббистская деятельность всегда ведется в чьих-либо интересах (классов, слоев, регионов, партий, общественных ор­ганизаций, наций, конфессий и т.п.).

В-третьих, лоббисты выполняют функцию посредничества между влиятельными заинтересованными группами, финансовыми корпорациями, коммерческими организациями, политическими пар­тиями, общественными объединениями (блоками), гражданами и го­сударственными структурами (законодательными и исполнительными органами власти).

В-четвертых, лоббизм допускает возможность отстаивания ин­тересов не только организаций и объединений, но и отдельных лиц. Ведь у определенных граждан и их коллективов могут быть как общие, так и сугубо индивидуальные интересы. И те, и другие важно научиться законно отстаивать.

В-пятых, лоббизм представляет отдельным гражданам и группам граждан возможность косвенно участвовать в создании и подготовке правовых и политических решений, и это весьма важно, поскольку большинство этих групп может не иметь представителей в парламенте, заинтересованных в отстаивании их интересов, аналогично и в органах исполнительной власти. Таким образом, через лоббистскую деятель­ность возможно реализовать различные интересы, которые в ином слу­чае могли бы остаться невостребованными.

Лоббизм как полноценный институт появляется тогда, когда уже существуют два необходимых условия: большое многообразие инте­ресов в обществе, возникающее вследствие его социальной дифферен­циации, расслоения, «специализации»; расширяется доступ к власти на основе политического плюрализма, что характерно прежде всего для демократических режимов. В связи с тем что власть объективно не в состоянии удовлетворить одновременно и наиболее полно все интере­сы сразу, возникает проблема очередности, приоритета осуществления тех или иных интересов. Отсюда закономерно стремление различных групп и слоев общества воздействовать на поведение государства с целью переориентации политики в свою пользу, стимулировать его, принимать выгодные для себя управленческие решения.

Цели лоббизма разнообразны. Однако даже в странах с богатыми демократическими традициями лоббизм преследует преимущественно социально-экономические цели, связанные с решением вопросов соб­ственности и прав распоряжения ею; предоставлением прав на ведение конкретной деятельности (экспорта сырьевых ресурсов, производства вооружения и т.д.); государственным заказом; квотами, лицензиями; дотациями, кредитами; тарифами на энергоресурсы; экономическими и налоговыми льготами; финансированием социальных программ.

Цели, которые преследует лоббизм, могут достигаться различными средствами и методами. Их выбор зависит от политико-правовой си­туации, складывающейся в данной стране, потенциальных возможнос­тей субъекта и особенностей объекта лоббирования. В мировой и рос­сийской практике распространены следующие формы лоббизма: выступление на слушаниях в профильных комитетах законода­тельного органа; составление законопроектов и вынесение их на обсуждение пар­ламента; организация пропагандистских кампаний в средствах массовой информации по поводу готовящихся или принятых решений; проведение научно-практических конференций с участием пред­ставителей законодательной и исполнительной властей; психологическое давление на депутатов и представителей испол­нительной власти (звонки, письма, телеграммы в их адрес, личные визиты влиятельных деятелей и местных избирателей); митинги, забастовки, демонстрации, пикеты и т.п.

Для наиболее эффективной реализации целей лоббизма в тех же США существуют развитые материальные структуры.

Во-первых, практически все крупные корпорации, предпринимательские союзы, профессиональные ассоциации, общественные и различные специа­лизированные организации имеют в своем составе особые, занимаю­щиеся только лоббистской деятельностью подразделения, насчиты­вающие до нескольких десятков и даже сотен человек (как правило, бывших советников, сенаторов, министров, чиновников, юристов и прочих специалистов, имеющих крепкие связи, соответствующие спо­собности и качества).

Во-вторых, заинтересованные группы, особенно монополии, активно пользуются услугами наемных лоббистов, в роли которых чаще всего выступают влиятельные юридические, пропаган­дистские и консультативные (профессионально-лоббистские) фирмы или их ведущие сотрудники. Наконец, нередко создаются организации типа предпринимательских, профессиональных или общественных по членству и другим признакам, но целиком или преимущественно лоббистские по назначению.

В зависимости от того, в каком управленческом решении достига­ются цели лоббирования, оно может подразделяться на правотворческое (лоббизм в законодательных органах через нормативные акты), правоприменительное (лоббизм через акты применения права) и правоинтерпретационное (лоббизм через акты толкования права). В зави­симости от характера интереса, который «продавливается», можно вы­делить политическое, социальное, экономическое, финансовое, пра­вовое и т.п. лоббирование. В зависимости от времени действия бывает «одноразовый» и постоянный лоббизм.

В зависимости от того, на каком уровне власти происходит лобби­рование, оно может классифицироваться на федеральное (осуществля­ется в системе высших органов государственной власти и управления) и местное (осуществляется в республиканских, краевых, областных ор­ганах).

В зависимости от того в чью пользу решается вопрос, лоббирование может подразделяться на следующие разновидности: лоббирование различных социальных структур: общественных организаций, движений, партий, групп, слоев; ведомственное лоббирование; региональное лоббирование; иностранное лоббирование — влияние зарубежных «групп дав­ления» либо национальных общин на те или иные государственные органы с целью добиться от них определенных решений.

3.2. Характерные особенности и последствия лоббизма.

Лоббизм вносит в жизнедеятельность общества как определенные позитивные, так и негативные последствия. К плюсам лоббизма следует отне­сти следующие.

Влияя на управленческие решения, он заставляет «держаться в форме» органы государственной власти и управления, в определенном смысле конкурирует, соревнуется с ними, придает им большую динамику и гибкость. В условиях разделения властей каждая из ветвей может использовать то или иное лобби в своих интересах. Так, в Конгрессе США законодатели официально сотрудничают с лоббистскими кадрами определенных заинтересованных групп, что, бес­спорно, только усиливает позиции законодательной власти.

Лоббизм выступает инструментом самоорганизации гражданского общества, с помощью которого мобилизуется общест­венная поддержка или оппозиция какому-либо законопроекту, оказы­вается влияние на политику. Лоббизм в этой ситуации — своего рода соперник бюрократии. Учитывая также, что государство в условиях становления рыночных отношений все больше и больше оставляет многое из своих позиций в сфере защиты интересов различных соци­альных групп и слоев, этот вакуум должен быть заполнен соответствующими структурами гражданского общества.

Он создает возможности для обеспечения интересов меньшинства, ибо выступает в качестве специфической формы проявления политического плюрализма.

Лоббизм воплощает собой принцип свободы социальных негосударственных структур: ассоциаций, общественных организа­ций, слоев и т.п. С помощью лоббирования они сами пытаются решать свои проблемы, обладая определенным выбором путей и средств по­добного решения.

Он применяется как своеобразное социально-политичес­кое стимулирование, направленное на ускорение претворения в жизнь тех или иных целей и интересов, на побуждение к конкретным дейст­виям. При таком подходе лоббизм выступает как способ активизации каких-либо процессов и явлений в сфере политики.

Лоббизм позволяет расширить информационную и организа­ционную базу принимаемых решений, обратить внимание на первостепенные проблемы. Лоббисты обеспечи­вают органы государственной власти потоком информации по тому или иному вопросу, который вносится на парламентское слушание, информируют законодателей о том, что происходит на самом нижнем  общественном уровне (и на других уровнях). Поэтому они больше походят на торговцев информацией. Через лоббирование придается интересам различных групп и слоев большая злободневность, актуальность, социальная значимость, убеждаются властные структуры в при­оритетном, оперативном и более полном их удовлетворении. То есть лоббирование выступает в виде системы аргументации, механизма подготовки и принятия соответствующих актов.                                                                                              

Лоббизм можно рассматривать как инструмент взаимодействия представительной и исполнительной власти. Разделение властей не противопоставляет их друг другу, оно должно иметь рабочий характер. Поэтому взаимопомощь министерских лоббистов и депутатских комитетов идет на пользу делу, она лишена корыстного интереса и вполне укладывается в рамки нормальной политической жизни.  

Лоббизм можно оценивать и как более широкое, средство достижения компромисса, способ взаимного уравновешивания и примирения между собой разнообразных интересов. Общепри­знанно, что лоббистские группы, отстаивающие порою диаметрально противоположные интересы своих «хозяев» (государственных, классовых, частных и т.п.), как это ни странно, на первый взгляд, способст­вуют сохранению своего рода равновесия различных сил, нахождению точек соприкосновения и достижению консенсуса при принятии управленческих решений, т.к. стержнем лоббизма является вза­имовыгодное сотрудничество.                                                                              

К минусам лоббизма следует отнести следующие.

Он может стать инструментом приоритетного удовлетворения иностранных интересов в ущерб интересам государственным, т.е. реализоваться подчас как «непатриотическое» средство.

Лоббизм выступает иногда проводником неправового воз­действия (давления) на государственные органы. Здесь уже надо гово­рить о преступных видах лоббизма (взяточничестве, коррупции и т.п.), которые подтачивают фундамент власти.

Он может служить фактором развития и защиты ведом­ственности, местничества, национализма и т.п., усиливать крайние формы удовлетворения специальных интересов.

Лоббизм таит в себе немалую опасность «размы­вания» народовластных устоев общества, превращения демократичес­ких институтов в мощный инструмент отдельных властных групп.

Лоббистские мероприятия выступают в определенных условиях и в форме проявления социальной несправедливости. Как показывает социальная практика некоторых западных государств, ре­зультативность лоббизма большого бизнеса несравненно выше (в виду главным образом финансово-материальных возможностей), чем у дру­гих групп и структур. Подобная ситуация, повторяющаяся постоянно, способна дестабилизировать обстановку, дисбалансировать интересы, содействовать росту социальной напряженности.

Лоббизм может использоваться и в более прозаич­ных целях — как инструмент обогащения отдельных слоев, элит. Лоб­бизм как таковой — это существование мощных групп людей у власти, предпринимающих все возможные меры для перераспределения мате­риальных ресурсов и благ в свою пользу.

Лоббизм, как и всякое иное социальное средство, может быть упот­реблен как на благо всего общества (в конечном счете, разумеется), так и в узкопартийных, узкогрупповых и т.п. «узких» интересах. Все зави­сит от социально-экономического, политического и культурного фона, от ряда обстоятельств, которые способны наделить лоббизм как плюсами, так и минусами.

Для того чтобы он приносил пользу всему обществу, необходимы соответствующие условия: реальное действие демократических инсти­тутов и норм, экономическая и политическая стабильность, свобода средств массовой информации, устойчивое гражданское общество и т.д. Только при наличии данного набора факторов расширяются шансы на использование лоббизма в общественных интересах, он на­чинает «работать» в общесоциальных (общечеловеческих) режимах.

4. Общественные организации и движения.

Заметную роль в общественно-политической жизни играют общественные организации и движения. В отличие от партий, они не претендуют на непосредствен­ное участие в осуществлении власти и не берут на себя связанных с этим обязательств. Однако, реализуя свои спе­цифические задачи и функции, общественные организа­ции и движения оказывают существенное воздействие на власть или добиваются ее замены. Они представляют со­бой разновидности групп интересов и групп давления.

Разветвленная система общественных организаций и движений является показателем развитости гражданского общества, свидетельством структурированности его инте­ресов.

Общественная организация — это добровольное объеди­нение граждан на основе общности интересов, имеющее относительно устойчивую организационную структуру, фиксированное индивидуальное или коллективное членство. Для общественной организации характерны наличие уста­ва, управленческого аппарата, относительная стабильность состава, материальное участие ее членов в создании иму­щественной основы (членские или целевые взносы).

Согласно этим признакам к общественным организа­циям можно отнести профсоюзы, союзы предпринимате­лей, кооперативные, молодежные, женские, ветеранские организации, творческие союзы (писателей, художников, композиторов и т. д.), разнообразные добровольные об­щества (научные, технические, культурно-просветитель­ные и др.).

Общественно-политические движения представляют собой солидарную активность граждан, направленную на достижение общей цели. Ядром таких движений являются инициативные группы, клубы, союзы.

Общественные движения отличаются массовостью, ши­рокой социальной базой, организационной и идейной амор­фностью, нестабильностью ориентации и состава, нередко стихийностью и спонтанностью действий.

Общественные движения можно классифицировать по различным основаниям. В зависимости от отношения к социальному строю дви­жения делятся на консервативные и реформаторские, ре­волюционные и контрреволюционные.

Для консервативных движений характерно стремление сохранить существующий строй, прибегая к минимальным и абсолютно необходимым изменениям. В социальном плане основу этих движений составляют представители элиты, усматривающие в переменах опасность ослабления или утраты своих позиций.

Для реформаторских движений характерны действия в рамках существующего социального порядка, направлен­ные на его постепенное изменение. Большинство движе­ний в современном мире относится к этому типу.

Социальную базу реформаторов в значительной степени составляют представители интеллектуальной элиты (уче­ные, преподаватели, юристы и т. д.), которые видят недо­статки существующего строя и считают необходимым про­ведение реформ в сотрудничестве с властями.

Революционные движения отличаются жестким про­тивостоянием существующему порядку и власти, стремле­нием к насильственному переустройству самих основ общественного бытия, ориентацией на насильственное про­движение к власти новой элиты. Социальная база рево­люционеров — чаще всего маргинальная интеллигенция, претендующая на роль лидера массовых движений, ориен­тирующаяся на усиление в народе настроений, оппозици­онных по отношению к власти.

Наконец, контрреволюционные движения направлены против общественного строя, сформировавшегося в резуль­тате победы революционных или реформаторских движе­нии, стремятся заменить его прежним строем.

Можно провести классификацию общественно-полити­ческих движений и по иным критериям.

По масштабам движения бывают локальные, региональ­ные, в пределах государства или группы государств, гло­бальные.

По целям и сферам выделяют движения антивоенные, экологические, женские, молодежные, правозащитные, в защиту потребителей и т. д.

По степени организации движения могут делиться на стихийные, слабоорганизованные и движения с высокой степенью организации; по способам действия — на на­сильственные и ненасильственные; по количеству участ­ников — на массовые и элитарные; по продолжительности действия — на кратковременные и существующие длитель­ное время.

Общественные движения могут формироваться на раз­личной социальной основе. Некоторые (антивоенное, эко­логическое, правозащитное и др.) носят межклассовый ха­рактер.

Другие движения имеют ярко выраженный социально-классовый характер — рабочие, крестьянские, движения интеллигенции, фермеров, мелких собственников. Общест­венные движения могут группироваться по половозраст­ным признакам — молодежные, женские, движения пен­сионеров и др. По профессиональному признаку создаются движения ученых, врачей, шахтеров и т. п.

Общественные движения по мере усиления организаци­онных начал зачастую становятся основой для образова­ния общественных организаций и даже политических партий. Так, экологическое движение вызвало к жизни различные союзы и ассоциации, а затем и партии «зеле­ных» во многих странах.

Народные движения и фронты в ряде бывших респуб­лик СССР эволюционировали в национально-демократиче­ские партии.

К числу основных функций всех организаций и движе­ний относятся:

1. Выявление и удовлетворение интересов и потребно­стей членов объединения. Эти интересы и потребно­сти первоначально могут выступать в весьма неопре­деленной личностной и эмоциональной форме. Общественные организации и движения преобразу­ют такие расплывчатые взгляды и мнения в четкие требования, программы, способствуя тем самым ар­тикуляции интересов своих членов.

Наряду с политическими партиями общественные организации и движения в определенной степени ре­шают и задачу агрегации интересов, то есть согласо­вания посредством дискуссий множества частных тре­бований и установления между ними определенной иерархии и приоритетов. Особое значение эта функ­ция организаций и движений приобретает в услови­ях неразвитой партийной системы.

2. Функция социальной интеграции и мобилизации. Она предполагает объединение и организацию членов группы и их сторонников вокруг целей данного фор­мирования. Эта функция может иметь и более широ­кий контекст вследствие того, что общественные орга­низации и движения привлекают внимание населения к острым проблемам, выдвигают свои варианты их решения, добиваются поддержки своих начинаний.

3. Функция социализации. Привлекая своих членов к решению общественно значимых проблем, организа­ции и движения способствуют формированию их жизненной позиции, повышению политической об­разованности и культуры.

4. Репрезентативная функция предполагает предста­вительство и защиту интересов членов общественных объединений во взаимоотношениях с политически­ми институтами.

Воздействие общественных объединений на власт­ные структуры может осуществляться двумя путя­ми: 1) посредством электорального представительства (через избирательные системы); 2) посредством пря­мого представительства организованных интересов.

Основными формами и методами давления общест­венных организаций и движений на органы власти являются следующие: непосредственное выдвижение своих кандидатов в состав представительных и исполнительных ор­ганов; поддержка на выборах близких политических пар­тий и их кандидатов; участие в разработке законодательных и других нормативных актов; участие в работе парламентских комиссий, совеща­тельных и консультативных органов, экспертных групп при различных государственных органах;  организация пропагандистских кампаний в средст­вах массовых информации, сбор подписей под раз­личными требованиями; забастовки, митинги, демонстрации и пр.

5. Функция моделирования новых общественных струк­тур, поиск и испытание нетрадиционных форм со­циальных связей и стиля жизни.

Эта функция особенно отчетливо проявляется в деятель­ности так называемых альтернативных движений, стремя­щихся найти нестандартные решения глобальных и мно­гих конкретных проблем. Их активность направлена прежде всего на проблемы экологии, войны и мира, защиты прав человека, качества жизни и т. п.

Участники этих движений стремятся на собственном примере реализовать систему гуманистических, постмате­риальных ценностей. С этой целью на принципах равенст­ва, справедливости, солидарности и самореализации соз­даются своеобразные типы кооперативов, сельскохозяйст­венных коммун, жилищных сообществ, производственных и культурных учреждений.

К альтернативным движениям близки так называемые гражданские инициативы. Это форма локальной, спонтан­ной коллективной самореализации граждан для защиты своих интересов от действий власти, для организации вза­имопомощи. Гражданские инициативы добиваются реализации кон­кретных требований, претворения своих проектов в обла­сти жилья, образования и воспитания, транспорта, куль­туры, экологии.

Социальную базу альтернативных движений составля­ют главным образом «новые средние слои» — интеллиген­ция, студенчество. Это объясняется нестабильностью их положения при переходе к новому типу цивилизации — постиндустриальному, заинтересованностью в обеспечении достойного качества жизни.

Есть два типа динамики общественно-политических дви­жений. Один из них связан с возникновением, подъемом, расцветом, ослаблением и умиранием движения. Другой имеет циклический, пульсирующий характер, выража­ющийся в волнообразном развитии движений. Этот тип ди­намики характерен для движений, имеющих основатель­ную социальную базу и корни в человеческой природе. К нему могут быть отнесены пацифистские, экологические, феминистские, студенческие и прочие движения, пережи­вавшие периоды подъемов и спадов.

Литература

Джордан Г. Группы давления, партии и социальные движения: есть ли потребность в новых разграничениях? // МЭ и МО. 1997. №1.

Зяблюк Н.Г. Лоббизм в США как политический институт // США: ЭПИ. 1995. №1,2.

Курс политологии: Учебник. – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2002.

Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: Учебное пособие. – М., 2000.

Мухаев Р.Т. Политология: учебник для студентов юридических и гуманитарных факультетов. – М., 2000.

Основы политической науки. Учебное пособие для высших учебных заведений. Ч.2. – М., 1995.

Перегудов С.П. Политическое представительство интересов: опыт Запада и проблемы России // Полис. 1993. №4.

Политический процесс: основные аспекты и способы анализа: Сборник учебных материалов / Под ред. Мелешкиной Е.Ю. – М., 2001.

Политология. Курс лекций. / Под ред. М.Н.Марченко. – М., 2000.

Политология. Учебник для вузов / Под ред М.А.Василика. – М., 1999.

Политология. Энциклопедический словарь. - М., 1993.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2001.