© Н.А.Баранов

Тема 1. Национальная безопасность и механизмы ее обеспечения.

1. Феномен безопасности

В литературе выделяются два основных подхода к пониманию феномена безопасности.

Первый подходисходит из объектного понимания безопаснос­ти как проявления объективной природы объектов сохранять устой­чивость при различных отрицательных влияниях. Именно в этом контексте безопасность понимается как определенное свойство (ат­рибут) системы. В настоящее время распространенным является понимание безопасности как формы саморегулирования системы, которое позволяет ей сохранить свое качество.

Результатом отождествления безопасности с саморегулированием являются эн­тропийное понимание безопасности и гомеостатическое понимание безопасности.

Энтропийное понимание безопасностибазируется на понимании эн­тропии как части внутренней энергии замкнутой системы, как меры внут­ренней неупорядоченности системы. Безопасность и устойчивость системы рассматривается при этом как определенная зависимость от направленности и динамики энтропийных процессов.

Гомеостатическое понимание безопасностиосновывается на понятии гомеостаза как совокупности реакций, направленных на устранение или мак­симальное ограничение действия различных факторов внешней и внутрен­ней среды, нарушающих относительное динамическое постоянство состава и свойств внутренней среды, определяющего устойчивость системы. Безопас­ность здесь понимается, таким образом, как устойчивое состояние системы, возникающее в результате поддержания равновесия с окружающей средой. Однако отождествление безопасности с гомеостазом приводит к отрицанию развития, которое нарушает равновесие существующего состояния системы.

Второй подходосновывается на признании субъектного характера фено­мена безопасности. Субъектное понимание безопасности составляет основу деятельностных, ценностных и других определений безопасности. В частности, некоторые исследователи рассматривают феномен безопасности как производный от интереса.

Постижение природы безопасности в ее целостности и обусловленное этим снятие односторонности в единстве формы и содержания, единстве субъектной и природной определенностей формируют основу целостного понимания феномена безопасности.

Феномен безопасности получает свою понятийную завершенность как специфическая форма реализации природного бытия в человеческом сущес­твовании, которая детерминирует рефлексивно-ценностное самоопределе­ние человека по отношению к опасности, как для природной определеннос­ти, так и для наличных форм бытия вещей.Данное определение отражает двойственность природного бытия феномена безопасности, обусловленную единством всеобщности природы самосохранения и особенности формы ее проявления в человеческой жизнедеятельности.

2. Дилеммы безопасности человека и общества

Дилеммы безопасности органически вытекают из особенностей формирующейся сейчас целостности современного мира, в том числе его полисистемного характера. Для нас представляет интерес дилеммы безопасности человека и общества.

Не подлежит сомнению то обстоятельство, что смена эпох вызывает из­менение систем безопасности; поэтому с появлением новых опасностей и угроз, различного рода страхов и видов вооружений, новых факторов развития возникает потребность в новой парадигме безо­пасности и осуществляющей ее на практике системы безопасности.

Прежде всего, бесспорным является детерминация дилемм безопасности человека и общества набором ценностей и идеалов, изменяющейся внешней и внутрен­ней средой и пр. Так, основная идея стратегии национальной безопасности США состоит в том, что утверждение глобальной и собственно американской безопасности невозможно без лидерства Америки в мире, без ее эконо­мического и военного превосходства над остальными государствами. Отсю­да следует усиление роли государства в системе национальной безопасности Америки. Иными словами, в ней безопасность все чаще рассматривается сквозь призму триады «безопасность индивида - безопасность государства - международная безопасность» (эта модель приобрела особую значимость в свете событий 11 сентября 2001 г.), причем в этой схеме индивид «передове­ряет большую часть забот о своей безопасности государству».

Перед нами парадокс современной западной либеральной цивилизации -свобода и безопасность индивида все более становится зависимыми от госу­дарства, давление последнего на индивида продолжает нарастать, что обус­ловлено появлением новейших информационных технологий и технических систем, представляющих опасность основам земной цивилизации. Дилемма безопасности индивида и государства здесь в том, что разграничение частно­го и общественного становится весьма затруднительным, а это способствует легитимному отвоевыванию государством плацдарма свободы у индивида.

Иные дилеммы безопасности человека и общества существуют в Рос­сии, обусловленные ее историческими и культурными традициями, а так­же менталитетом. Для последнего характерна уникальная роль идеи го­сударственности, игнорирование значимости индивида и общества, что определяло вплоть до начала XXI века модель российской национальной безопасности.

России присуще всегда было доминирование принципа безопасности государства, но с развитием демократического общества и правового государства начинает осуществляться движение по пути «от бе­зопасности государства к безопасности индивида.

Дилеммы безопасности человека и государства в России следуют из того, что безопасность челове­ка здесь находится под угрозой в силу следующих обстоятельств - государс­тво не может обеспечить безопасность личности из-за:

-          разгула преступнос­ти;

-          слабости власти;

-          нравственного развращения значительной части общества;

-          коррупции чиновников;

-          превалирования ин­тересов криминогенно-мафиозных групп;

-          навязывания СМИ индивидуа­лизма, чуждых ценностей;

-          обогащения значительного меньшинства за счет обнищания большинства.

Свои дилеммы безопасности имеются и у общества, обусловленные тем, что в России практически никогда сознательно не выделялось обще­ство в качестве самостоятельного субъекта безопасности, оно всегда было поглощено государством. Сегодня возникающим элементам демократичес­кого гражданского общества необходима безопасность, чтобы не прервался процесс демократизации и становления правового государства. Однако для формирующегося общества существует целый ряд опасностей со сто­роны властей, а именно:

-          нередкое игнорирование общественного мнения,

-          политика атомизации общества на индивидов, неспособных отстаивать свои интересы,

-          давление на СМИ со стороны олигархов и государства и пр.

Вместе с тем, «без сильной общественной системы безопасности государство не может счи­таться стабильным, крепким и демократическим», ибо «бесконтрольность и независимость от общества государственной безопасности, как показывает история, наносит колоссальный вред народу и гражданам».

Существенное значение в исследовании дилемм безопасности челове­ка и общества имеет и понимание страха, ибо без этого невозможно понять особенности поведения индивида. В психологии страх квалифицируется как отрицательная эмоция, которая возникает в результате реальной или вооб­ражаемой опасности, угрожающей жизни организма, личности, защищае­мым ею ценностям.

Феномен страха определяется не только социальными, культурными факторами, но и связан с записью в мозгу человека всего эволюционного пути земной жизни с ее тенденцией к выживанию среди мира опасностей и угроз. Страх вписан в природу человека, лишь его формы и виды изменяются на протяжении соци­окультурной эволюции. В XX столетии возник абсолютный эмпирический страх, обусловленный угрозой всеобщего уничтожения человечества путем применения оружия массового поражения, ожил страх перед апокалипси­сом. Со временем ядерный страх принял новую форму, которая связана уже не оружием массового поражения, а с загрязнением окружающей среды радиоак­тивными отходами реакторов АЭС. Для многих людей эти отходы стали уже ас­социироваться с уникальной в своем роде угрозой, более страшной, чем все ос­тальные опасности, которыми индустрия угрожает человеку. Еще одним новым видом страха является опасность экологической катастрофы.

Еще один вид страха, влияющий на человеческую психику, - это страх от столкновения с будущим, т.к. мир находится на изломе цивилизаций. Что несет данный излом, никто не знает; футурологи предлагают различные модели будущего, однако их разброс весьма велик, причем они «улавлива­ют» вполне реальные грани цивилизационного сдвига. Мировая политика вступает в новую фазу, что и вызвало появление различных версий ее буду­щего облика: конец истории, возврат к традиционному соперничеству между нациями-государствами, упадок наций-государств под напором различных тенденций - к трайбализму и глобализму - и др.

В целом же можно сказать, что XX столетие принесло немало новых видов страха и тревожных ожиданий, которых просто-напросто не было в предыду­щих веках. Вполне естественно, что весь спектр рассмотренных новых образов страха, хотя и в различной мере каждый из них, оказывает влияние на психичес­кое состояние человека, определяя в определенной степени его поведение.

3. Современные представления о безопасности

Понятие «безопасность» принадлежит к числу наиболее употребляе­мых понятий политологической мысли. Так, безопасность, в зависимости от культурных контекстов, может предпола­гать: обеспеченность; уверенность; страховку; спокойствие; отсутствие угроз.

Термин "безопасность" увязывается с такими важными концептами, как:

        парадигма безопасности - глубоко укоренённые в обществе мировоззренческие взгляды на коренные устои безопасного развития. Следствием существования парадигм безопасности является определённый способ позиционирования в об­ласти безопасности, основанный как на доктринальной составляющей, так и на наборе конкретных мер по нейтрализации опасностей;

        культура безопасности - совокупность символов, образов, идей и представлений о том, что лежит в основе выделения данной социальной группы от "других", "чужих". Культура безопасности формирует свои "коды", которые маркируют "пространства безопасности", отграничивают их друг от друга;

        граница безопасности - это такая граница, которая очерчи­вает различные "пространс­тва безопасности", которые зависят от меняющихся представлений, формирующихся в области публичной политики;

        режим безопасности - это совокупность принципов, пра­вил и норм, которые задают рамки поведения для акторов безопасности и обеспечивают взаимность и позитивное взаимодействие между ними;

        управление безопасностью - это порядок сотрудни­чества между акторами безопасности в важнейших сферах, определяю­щих их жизненно важные интересы;

        комплекс безопасности - это транснациональный регион, включающий в себя страны, которых объеди­няют устойчивые представления о безопасности и отношения в области безопасности;

        сообщество безопасности - это форма "комплек­са безопасности", которая формируется на основе совместимости цен­ностей, регулирующих поведение в сфере безопасности. Часто можно встретить точку зрения о том, что "сообщество безопасности" включает в себя страны Северной Америки и Западной Европы;

        геобезопасность - этот широкий концепт вбирает в себя совокупность "практик безопасности" и "идентичностей безопасности'', которые формируют "пространс­твенный образ безопасности" на определённой территории, очерченной границами.

Безопасность необходи­мо рассматривать прежде всего как сочетание трех явлений:

а)    как отсутствие опасностей и угроз;

б)    как достаточную степень устойчивости к возникающим угрозам, определенный иммунитет, запас прочности тех или иных объектов;

в)    как готовность и способность защищаться или устранять эти угрозы и восстанавливать статус-кво.

Таким образом, безопасность - это состояние жизнедеятельности социума, его структур и институтов, гарантирующее их качественную определенность в параметрах надежности существования и устойчи­вости развития.

Безопасность - это положение (состояние), при котором на некий объект не могут воздействовать факторы опасности и угрозы. Но та­кое практически недостижимо, отсутствие опасности, вообще, в абсолютном смысле, невозможно. В реальной жизни всегда существовали, существуют и будут существовать опасности самого различного характера. Опасности могут различаться по масштабу: быть частными, ограниченными (по отно­шению к отдельным людям, объектам и т.п.); локальными и всеобщими или глобальными. Поэтому целесообразно говорить об уровнях безопасности величине, которая выражает степень реальной возможности воздействия на объект факторов опасностей и угроз, или характеризует результат стол­кновения двух противоположно направленных сил: факторов опасностей и угроз и мер, противостоящим этим факторам.

Различают следующие уровни безопасности:

1. Абсолютный (идеальная, совершенная безопасность, не - опасность) - характеризуется отсутствием опасностей и угроз тому или иному объ­екту.

2. Реальный (фактическая безопасность) - это действительно существующая, не воображаемая безопасность, характеризуется объективно сущес­твующими опасностями и угрозами для того или иного объекта, сохраня­ющимися, несмотря на действие (бездействие) сил, им противостоящим; показывает реальные возможности сил, противостоящих опасностям и угрозам.

3.     Достаточный (приемлемая безопасность) - это такое состояние, которое удовлетворяет потребностям устойчивого развития того или иного объ­екта. При таком уровне наличие опасностей и угроз не влечет для объек­та потерю его существенных свойств.

4.     Предельный (минимально допустимая безопас­ность) - такое пограничное состояние, когда дальнейшее воздействие опасностей и угроз повлечет за собой для объекта, на который они дейс­твуют, потерю существенных свойств, качественной внешней и внут­ренней определенности, целостности. Запредельный уровень безопасности есть утрата существенных свойств объекта, его фактическая смерть.

5. Иллюзорный (мнимая, воображаемая, ложная, кажущаяся безопасность) - субъективный образ существующих, реальных опасностей и угроз - ложно воспринимаемый как их отсутствие или минимальное наличие (неадекватное отражение опасностей и угроз субъектом).

Опасность и угроза как атрибуты безопасности

Как видно из приведенных определений и подходов к анализу безопаснос­ти, сущностным атрибутным элементом ее являются категории «опасность» и «угроза». В их понимании также нет единства. Некоторыми авторами допус­кается отождествление этих понятий, а также подмена другими, такими как риск и вызов. Этих понятий прежде не было в отечественных энциклопедиях и словарях. Но понимание этих категорий представляет не только теоретичес­кий интерес. Дело в том, что осознание опасностей, угроз, рисков и вызовов - это исходный момент практической деятельности по противодействию им, т.е. по обеспечению безопасности. Рассмотрим подробнее эти понятия.

Опасность как понятие, имеет много значений:

а)         это объективно существующая возможность негативного воздействия, например, на социальный организм, в результате которого ему может быть причинен какой-либо ущерб, вред, ухудшающий его состояние, придающий его развитию нежелательные динамику или па­раметр;

б)         это возможность или предчувствие причинения зла;

в)         это возможные или реальные явления, события и процессы, способные уничтожить тех или иных субъектов (личность, социальную группу, народ, государство) или же важные для людей объекты или при­родные ценности, либо нанести им ущерб, вызвать деградацию, закрыть путь к развитию.

Угроза же рассматривается в следующих случаях:

а)         запугивание, обещание причинить кому-нибудь неприятность, зло;

б)         наиболее конкретная и непосредственная форма опасности, создаваемая целенаправленной деятельностью откровенно враждебных сил;

в)         опасность на стадии готовности перейти из возможности в дейс­твительность, предупреждение словом или демонстративным действи­ем о последующих опасных событиях, или введение в заблуждение с главной целью - использованием страха для приобретения преимущест­венного положения в каком-либо отношении.

Отождествлять понятия «опасность» и «угроза» не следует. Несмотря на то, что это категории родственные, между ними существуют значительные различия. При этом необходимо проводить особое различие между реаль­ным и идеальным, возможностью и действительностью.

Опасность как категория должна сопоставляться с категорией возмож­ности. Она, во-первых, с объективной стороны может стать действительнос­тью лишь при определенных условиях, а, во-вторых, с субъективной стороны может быть мыслима как действительное лишь при определенных предпосыл­ках. Иное дело, угроза, которая как категория должна сопоставляться с дейс­твительностью, и имеет пространственно-временной характер.

Опасность в логическом смысле есть родовое понятие. Она может быть абстрактной, конкретной и реальной. Абстрактная опасность - это такая опасность, возможности возникновения которой на данной стадии ограни­чены отсутствием соответствующих условий. С наличием этих условий и адресной ориентированности возникает конкретная опасность. Конкретная, существующая не только в мысли, а объективно, реаль­но, опасность, обусловленная целенаправленным действием или бездействи­ем, становится угрозой. Итак, всякая опасность содержит в себе потенциаль­но угрозу. Но в угрозу превращается не всякая опасность.

Диалектика опасности и угрозы придает связанность развитию опаснос­тей, превращению их в угрозу. Поэтому ее раскрытие предполагает анализ не только причин их появления, но и условий превращения в реальность, требует связи их с категориями необходимости и случайности.

Между опасностью и абсолютной безопасностью лежит поле вероятного превращения опасностей в угрозы. Снятие этих опасностей и угроз соот­ветствующими мерами и есть реальный процесс обеспечения безопасности. Таким образом, под опасностью мы понимаем вполне осознаваемую, но не фатальную вероятность нанесения вреда, ущерба кому или чему-либо со стороны объектов (факторов), обладающих поражающими свойствами.

Угрозой будем считать наиболее конкретную, непосредственную и ад­ресную форму опасности.

Угроза принимает конкретный вид в каждой из сфер жизни общества. Од­нако все виды угроз имеют и общие характеристики: во-первых, источником любой угрозы являются противоречия как внешнего, так и внутреннего свойс­тва; во-вторых, сами противоречия не являются чем-то раз и навсегда данным, а постепенно меняют свое содержание; в-третьих, источники противоречий, как правило, скрыты за цепью причинно-следственных связей и, наконец, в-четвертых, внешний вид угрозы всегда носит предметный характер.

4. Источники опасностей и угроз

К числу постоянных источников опасностей, угрожавших отдельным людям и обществу в целом на протяжении всей истории человечества, как правило, относят следующие источники.

Первый - альтернативную природу человека, его способность быть гу­манным и антигуманным, созидательным и разрушительным (саморазруши­тельным) существом. По мере развития цивилизации задача сохранения че­ловеком гуманно-созидательной направленности своей жизнедеятельности усложняется, а не упрощается. В то же время, последствия антигуманно-разрушительных действий людей приобретают более тяжкие последствия, причем даже в том случае, когда на такой путь становятся отдельные люди, мелкие группы.

Другой - альтернативную природу общественно-политических ин­ститутов. Политические партии, течения, группы, различные организации, вплоть до государства, могут избирать как прогрессивную, так и реакцион­ную, как гуманную, так и антигуманную линию поведения. Они могут ис­кать как пути взаимопонимания и сотрудничества, так и возможности конф­ронтации, вплоть до установки на истребление другой стороны.

До сих пор насилие доминировало в развитии цивилизации. Но абсо­лютизация военно-силовой политики всегда была опасным делом. Сомни­тельно прославление достигнутых с ее помощью успехов, побед. Факты сви­детельствуют, что и XXI век не избавился от применения военно-силовой политики, господство ее в некоторых регионах мира. При этом использо­вание военной силы проходит под лозунгами борьбы за мир, безопасность, благополучие народов как собственной, так и других стран.

Еще один постоянный источник опасности заключен в ошибках дея­тельности, обычно обусловленных незнанием или легкомысленным игнориро­ванием отдельными людьми и общественно-политическими институтами нега­тивных последствий своей деятельности не только для себя, но и для будущих поколений. Изжитие невежества и исторической безответственности - одно из важнейших направлений обеспечения безопасности общества.

Многие региональные и глобальные опасности являются их следствием. Это относится к экономическим, экологическим, демографическим и дру­гим проблемам. Уменьшить число неверных и безответственных решений и действий возможно на основе постоянного мониторинга опасностей во всех сферах жизни общества.

Постоянным источником опасности для общества была и остается нес­табильность природных процессов, смена благоприятных условий для жиз­недеятельности людей на неблагоприятные, разрушительные. Возможности предвидения времени наступления и характера таких процессов увеличива­ются. И это позволяет упредить, обойти или смягчить многие опасности. Но для этого необходимы научно-технический прогресс и активное между­народное сотрудничество.

Еще один постоянный для общества источник опасности - техносфера (сфера искусственного или "вторая природа"). По мере общественного раз­вития роль этого источника возрастала и теперь он, опосредуя действие всех указанных выше источников, вышел на первое место, угрожая гибелью ци­вилизации.

Итак, основные источники опасности в прошлом, настоящем, ближай­шем и отдаленном будущем заключены в качествах человека и человечес­ких отношениях, в самой природе и техносфере. Они изначальны. Возмож­но лишь уменьшение действия этих источников. Для этого необходимы не только прогресс науки и техники, но и гуманизация воспитания и обучения, всего уклада жизни, решительная борьба с преступностью и аморализмом в общественной и особенно в политической жизни, в том числе межгосударс­твенных отношениях. При этом гуманизация непременно должна включать в свое содержание историческую ответственность. Ведь с уверенностью мож­но утверждать, что в ходе исторического процесса возрастает число опаснос­тей. Но одновременно растут и возможности людей по их предотвращению.

Следовательно, возрастает актуальность изучения проблем безопасности и личности, и государства, и общества.

Как мы выяснили, источником опасности могут быть как явления, про­цессы, так и действия субъектов. Но действия субъектов здесь не направлены на конкретного адресата, то есть, не персонифицированы. Угроза же всегда исходит от субъекта и направлена на персонифицированный объект.

Система опасностей и угроз не является статичной (постоянной). Опас­ности и угрозы могут появляться и исчезать, нарастать и уменьшаться, при этом будет изменяться и их значимость для безопасности.

Опасности могут существовать в разных формах. Одну из таких форм - угрозу - мы уже охарактеризовали. Иногда опасность выступает в форме риска. Сущность риска - не ущерб, наносимый реализацией решения, а возможность отклонения от цели, ради которой при­нималось решение. Риск – это:

-          возможность возникновения неблагоприятных и нежелательных последствий деятельности самого субъекта;

-          де­ятельность, связанная с преодолением неопределенности в ситуации неизбеж­ного выбора, в процессе которой имеется возможность оценивать вероятность достижения предполагаемого результата, неудачи и отклонения от поставлен­ной цели;

-          возможная опасность неудачи предпринимаемых действии, сами действия, связанные с такой опасностью.

Итак, риск можно оценить только для объекта или для системы, подвер­женных опасности. Он обусловлен неопределенностью деятельности, воз­можно неблагоприятных и нежелательных ее последствий. Риск - это осоз­нанная возможность наступления негативного события с определенными во времени и пространстве последствиями.

Любой вид деятельности содержит определенный риск, который хотя и можно уменьшить, но невозможно до­стичь «нулевого его уровня», как и уровня абсолютной безопасности.

Что касается вызова, то его можно трактовать как совокупность обстоя­тельств не обязательно носящих конкретную, адресную направленность, но обязательно вынуждающий с ними считаться, требующий реакции на них.

В соответствии с видами опасности, пространственно-географическим взаимодействием социальных организмов связано наличие следующих от­носительно самостоятельных геополитических уровней безопасностей:

-  международная (всеобщая, глобальная) безопасность;

-  международная региональная безопасность;

-  национальная (страновая) безопасность.

5. Феномен национальной безопасности

Национальная безопасность — вид безопасности на уровне отдельных стран, при котором исключается угроза войны и посягательств на суверенитет страны, ее независимость и территориальную целостность. Этот вид безопасности предполагает безусловную возможность для проведения государством самостоятельной внешней и внутренней политики, отсутствие внешнего вмешательства в его дела. Важным элементом безопасности страны является защита прав человека, обеспечение условий для нормальной жизнедеятельности общества.

Таким образом, одним из основных инструментов обеспечения национальной безопасности является внешняя политика. Эта политика представляет собой деятельность государства на мировой арене, направленную на осуществление взаимодействия с другими субъектами международных отношений: иностранными государствами, союзами государств, международными организациями всемирного и регионального масштаба, зарубежными политическими партиями, общественными организациями и группами интересов. Основными формами проведения внешней политики являются: дипломатические отношения между государствами; членство государств в международных организациях; переговоры и контакты на разных уровнях, высшим из которых являются встречи глав государств и правительств.

Термин «национальная безопасность» появился относительно недавно. Европа и Азия до II половины XX века практически и не знали этого по­нятия. В лексиконе большинства государств преобладали понятия «оборо­носпособность», «государственная безопасность». Считается, что впервые этот термин был употреблен в 1904 году в послании президента Т. Рузвельта конгрессу США, где он обосновал присоединение зоны Панамского кана­ла интересами «национальной безопасности». Сама концепция появилась в связи с Актом (законом) по национальной безопасности в 1947 г., на основе которого был утвержден Совет национальной безопасности США. В пос­ледние годы эта проблема стала стержневой в исследованиях американских политиков, которые источник рассматриваемого понятия видят в теории «на­циональных интересов». Этот подход был предложен У.Липпманом. В годы холодной войны большинство исследований определяло национальную бе­зопасность через силу, либо с позиций взаимодействий государств, т.е. со­здания оптимальных условий развития системы международных отноше­ний. Наибольшую известность в этом контексте получила теория реализма или теория силовой политики (Г.Моргентау, А.Вольферс и др.)

Например Вольферс утверждал: «...безопасность есть ценность, которой государство может более или менее обладать и которую оно стремится иметь в большей или меньшей степени. Она (категория безопасности) имеет много общего с категорией силы (power) и благосостоянием (wealth), двумя други­ми ценностями громадной важности в международных делах. Однако, если благосостояние измеряется количеством материальных ресурсов государства, а сила - его способностью контролировать действия других, безопасность в объективном смысле измеряется отсутствием угрозы приобретенным ценнос­тям, а в субъективном смысле - отсутствием страха за то, что эти ценности будут подвержены угрозе. В обоих случаях национальная безопасность может восприниматься весьма широко: от почти полной безопасности или отсутс­твия страха за нее на другой стороне».

Словарь терминов МО США, издан­ный Комитетом начальников штабов, под национальной безопасностью по­нимает сферу приложения совместных усилий военной и внешней политики, желаемое условие, обеспечиваемое в первую очередь американским военным и оборонным превосходством над любой иностранной державой или груп­пой держав, благоприятной позицией в международных отношениях, а также обороноспособностью, позволяющими успешно противостоять враждебным или разрушительным, явным или скрытым действиям других стран, включая применение ими военной силы. Фактически в этом определении выражена идея идеальной ситуации абсолютного военного превосходства США над во­оруженными силам всего мира, что лишний раз свидетельствует о теснейшей связи в США деятельности в области национальной безопасности с внешней и военной политикой при опоре на военную силу.

В теорию и практику России понятие «национальная безопасность» ста­ло входить с начала 1990-х годов. Термин «национальная» в данном случае не. несет национально-этнической окраски. Нация в данном контексте понима­ется как территориально-государственная общность, основанная на устой­чивых социально-политических, экономических, культурных и иных связях. Исходя из такого понимания «национального», Энциклопедический словарь по политологии дает следующее определение национальной безопасности: это категория политической науки, которая характеризует состояние со­циальных институтов, обеспечивающее их эффективную деятельность по поддержанию оптимальных условий существования и развития личности и общества... характеризует состояние нации как целостной системы.

Для сравнения приведем и другие определения.

Национальная безопасность - совокупность действующих факторов, обеспечивающих благоприятные условия для развития страны; боеспособ­ность государства, оптимальное развитие и сохранение его фундаменталь­ных ценностей и традиций, нормальные отношения личности и государства, способность эффективно преодолевать любые внешние угрозы, руководс­твоваться именно национальными интересами, обеспечивать достижение общих целей.

Национальная безопасность - состояние, при котором обеспечивается защита жизненно важных интересов государства и гражданского общества в экономической, политической, военной, экологической, гуманитарной и других областях.

Национальная безопасность - это защищенность жизненно важных ин­тересов граждан, общества и государства, а также национальных ценностей и образа жизни от широкого спектра внешних и внутренних угроз, различ­ных по своей природе.

Национальная безопасность - это состояние общественных отношений, гарантирующих защищенность жизненно важных интересов личности, об­щества и государства от внешних и внутренних угроз.

А вот как определя­ется национальная безопасность официально: «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства» (Стратегия На­циональной безопасности Российской Федерации до 2020 г.). Как видно, приведен­ные подходы дают возможность анализировать национальную безопасность с разных сторон.

В дальнейшем под национальной безопаснос­тью мы будем понимать такое состояние, при котором гарантируется беспрепятственное и успешное развитие всех социальных организмов и общественных структур, создаются оптимальные условия для сущест­вования и развития личности, общества и государства.

Итак, безопасность - это не благо, дарованное извне в виде защиты, охра­ны, а имманентное свойство отдельной личности, общества, государства. Спе­цифика безопасности определяется спецификой опасностей и угроз и средс­твами реакции на них. Национальная безопасность должна рассматриваться не как состояние прочности, стабильности, незыблемости, а как системное свойство страны, которое позволяет ей прогрессивно развиваться в условиях существования рисков, неопределенностей, вызовов и опасностей.

6. Национальные интересы: сущность, структура, содержание.

Термин «национальные интересы» в отечественной политоло­гической литературе стал употребляться сравнительно недавно и трактуется неоднозначно. В то же время для многих зарубежных исследователей и практиков-политиков, например из США, его зна­чение практически давно однозначно—«национальные интересы» адекватны «государственным интересам».

Анализ содержания продолжающейся научно-теоретической дискуссии среди российских исследователей позволяет выделить следующие подходы к трактовке национальных интересов.

1. Сторонники одного из подходов рассматривают национальные интересы как собственно этнические и предлагают использо­вать данный термин преимущественно для отражения интересов национальной общности или социальных групп, объединенных спе­цифическими связями и взаимоотношениями генетической и куль­турной однородности.  Национальные интересы  в этом  контексте рассматриваются как этнонациональные, включенные в структуру государственных интересов.

Такой подход приемлем, но только применительно к этнополитической сфере. Сегодня нет ни одной развитой нации, которая не была бы полиэтничиа. Разумеется, применительно к таким госу­дарствам, как Россия, это теоретически актуально и практически оправданно.

Вместе с тем в научном плане отождествлять понятия «на­циональные интересы» и «государственные интересы» неправо­мерно.

2.    Авторы  второго подхода используют термин «националь­ные интересы» при характеристике приоритетов внешней полити­ки Российского государства. Несовершенство этого подхода состоит в том, что за рамками «национальных ин­тересов» в этом случае остается не менее, а даже более важная их часть, связанная с внутренними проблемами россиян, государства, российского общества в целом.

3.    Сторонники третьего подхода исходят из того, что «наци­ональными  интересами» может обладать нация-государство со значительной степенью независимости гражданского общества от государственных властных структур. Эта позиция интересна и не вызвала бы сомнений, если бы речь шла об идеальном правовом государстве.

Хорошо известно, что в правовом государстве имеются и эф­фективно функционируют механизмы волеизъявления народа, что позволяет государству выступать носителем и выразителем истин­но национальных, а не корпоративных (групповых) интересов. В иных случаях (т. е. в условиях отсутствия зрелого правово­го государства) государство может выражать корпоративные инте­ресы различных социальных общностей и даже преимущественно собственные бюрократические интересы.

4. И наконец, многие отечественные и зарубежные исследова­тели рассматривают «национальные интересы» как собирательное понятие и сближают их с интересами государства. По их мнению, в реальной жизни действуют достаточно посто­янные факторы экономического, политического, духовного, геопо­литического, конфессионального, национального характера, кото­рые при самых разных обстоятельствах формируют национальные интересы государства.

Нельзя не видеть, что приведенная точка зрения во многом от­ражает специфику России и в силу этого заслуживает особого вни­мания. Дело в том, что в реальной практике национальные ин­тересы всегда опосредованы и обусловлены целями и интересами главного субъекта общественной и политической жизни — государ­ства. Это подтверждается всей многовековой историей России, а также результатом исследований многих отечественных ученых. Например, указывая на этот факт, известный русский философ И.А.Ильин подчеркивал, что государство имеет дело «исключи­тельно с общим всенародным интересом, ибо частный и личный интерес граждан может постольку приниматься в расчет, посколь­ку он может быть востребован и истолкован как интерес общий и всенародный».

Главная задача, таким образом, состоит в том, чтобы в этих интересах были аккумулированы интересы личности, различных социальных групп и общностей, общества и самого государства.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что наци­ональные интересы — это объективно существующие, осознан­ные потребности, ценности и установки личности, общества и го­сударств, связанные с обеспечением безопасности во всех сферах жизнедеятельности общества, его устойчивого и динамичного раз­вития па длительную перспективу.

Национальные интересы имеют объективно-субъективную при­роду. Объективная природа обусловлена реальными потребностями личности, общества и государства в обеспечении экономической, политической, социальной и духовно-нравственной стабильности в обществе, прочного внутреннего и внешнего суверенитета государства, его территориальной целостности и междуна­родного авторитета.

Субъективная сторона национальных интересов состоит в том, что их носителями и конкретными выразителями являются инди­виды (личности), государство и общество с присущими только им социальными ценностями и потребностями, устремлениями и уста­новками в обеспечении эффективной безопасности во всех сферах жизнедеятельности.

Так, интересы личности состоят в реальном обеспечении кон­ституционных прав и свобод, личной безопасности, в повышении качества и уровня жизни, в физическом, духовном и интеллекту­альном развитии.

Интересы общества включают в себя упрочение демократии, достижение и поддержание общественного согласия, повышение со­зидательной активности населения, экономический прогресс и ду­ховное возрождение России.

Интересы государства состоят в защите конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, в уста­новлении экономической и социальной стабильности, в безуслов­ном исполнении законов и поддержании правопорядка, в развитии межгосударственного сотрудничества на основе взаимовыгодности и партнерства.

7. Система национальной безопасности и механизм ее обеспечения

Национальной безопасности присущи все признаки системности: целос­тность, взаимосвязь, взаимодействие структурных компонентов ее составля­ющих, их координация, субординация и т. д. Понятие целостность выражает интегрированность, самодостаточность, автономность объектов, их проти­вопоставленность окружению, связанную с их внутренней активностью, оно характеризует их качественное своеобразие, обусловленное присущими им специфическими закономерностями функционирования и развития.

В зави­симости от местонахождения источника опасности национальная безопас­ность может подразделяться на два типа - внутреннюю и внешнюю. Каждый из видов безопасности, каждая такая под­система в свою очередь оказывается системой по отношению к элементам, ее составляющим.

Наряду с представлениями об элементах национальной безопасности, в нее, как систему, входят и представления о структуре безопасности. Структу­ра системы безопасности - это совокупность устойчивых отношений и свя­зей между элементами, обеспечивающими его целостность. Качество сис­темы национальной безопасности определяется, во-первых, ее элементами (подсистемами) и, во-вторых, структурой, т.е. их взаимодействием.

В структуре безопасности один из самых сложных вопросов - соотно­шение ее компонентов. Все компоненты находятся в органической взаимо­связи. Системы безопасности нет без взаимодействия. Взаимодействие есть категория, отражающая процессы воздействия различных объектов друг на друга, их взаимную обусловленность, изменение состояния, взаимопереход, а также порождение одним объектом другого.

Взаимосвязи между элементами, уровнями системы, между самими сис­темами, как известно, могут быть различными: постоянными и переменны­ми, необходимыми и случайными, устойчивыми и неустойчивыми, взаимос-тимулирующими и взаимодействующими.

Взаимодействие - не только совместные и согласованные действия, а вид отношений и связей объектов между собой. Любое взаимодействие состоит из двух компонентов: единства и борьбы взаимодействующих сторон, либо их содействия, кото­рое является формой единства, но не сводится полностью к нему. Единство системы безопасности проявляется в динамической связи, взаимообуслов­ленности ее структурных элементов, в неразрывности составных частей об­щей безопасности, в невозможности достичь ее посредством усилий в одной только сфере, не принимая во внимание другие составные части.

Эта динамическая связь существует между всеми элементами системы безопасности. Вместе с тем эти элементы в общей системе не равноценны. Их место и роль определяются степенью внешних и внутренних угроз.

К структурным компонентам системы обеспечения национальной безопасности можно отнести:

        субъекты и объекты системы обеспечения национальной безопасности;

        взгляды, цели, принципы, концепции, доктрины безопасности (в каждой из сфер жизнедеятельности общества);

        соответствующие правовые нормы, регулирующие отношения в сфере обеспечения каждого из видов безопасности;

        силы, средства, служащие обеспечению видов безопасности;

        жизненно-значимые интересы общества, государства и личности как отражение объективных экзистенциональных потребностей личности, общества и государства;

        информацию, дающую представление об опасностях и угрозах экзистенциональным потребностям личности, общества и государства;

        методы и способы, а также собственно деятельность по обеспечению безопасности и ее результаты.

Компоненты системы национальной безопасности отражают основные связи структурных компонентов, возникающие в процессе ее функциониро­вания. Среди них можно выделить:

-          организаторский - реализацию какого-либо управляющего воздействия на элементы системы с целью придания согласованности действиям;

-          коммуникативный - установление целесооб­разного взаимодействия между структурными компонентами системы в процессе ее функционирования при помощи передачи информации;

-          конс­труктивный - отбор и композиционное построение воздействия на систему на каждом этапе достижения целей, а также определение особенностей деятельности по обеспечению конкретного вида безопасности в конкретных исторических условиях;

-          проектировочный, включающий программирование и прогнозирование деятельности для достижения целей системы включаю­щий программирование и прогнозирование деятельности для достижения целей системы;

-          гностический - накопление и анализ новых знаний.

Таким образом, под системой обеспечения национальной безопасности мы будем понимать специально созданную в стране совокупность взаимодейс­твующих субъектов, их официальных взглядов, концепций и доктрин, за­крепленных соответствующими правовыми нормами, а также сил, средств, способов и направлений, гарантирующих качественную определенность со­циума, его структур и институтов в параметрах надежности существования и устойчивости развития посредствам исключения опасностей и угроз.

В составе системы конкретного вида безопасности взаимодействуют не­сколько крупных подсистем: институциональная (организационная), регуля­тивная (нормативная), функциональная, информационно-коммуникативная и культурно-идеологическая. Охарактеризуем некоторые из них.

Институциональная подсистема - это «каркас», «несущая конструк­ция» системы безопасности. Этой подсистеме принадлежит ключевая роль в системе безопасности: именно здесь создается нормативно-правовая база, определяющая условия, возможности и пределы функционирования этой системы, вырабатываются условия, обеспечивающие эффективность функ­ционирования механизма обеспечения безопасности, формы взаимодействия с другими подсистемами национальной безопасности, а также международ­ными системами безопасности. Именно здесь определяются в существенной мере цели и направления функционирования этой системы.

Поскольку система национальной безопасности является социальной систе­мой, то она включает в себя систему социальных взаимодействий индивидов, общества, государства и международного сообщества, обеспечивающих ор­ганизацию условий по предотвращению или ликвидации опасностей и угроз. Основными элементами этого социального взаимодействия являются субъ­екты - такие носители деятельности, для которых характерна способность быть самостоятельным источником активности, реально и непосредственно влиять на ход событий, изменять действительность, тем самым способство­вать укреплению безопасности общества и государства.

Институциональным субъектом здесь выступает тот срез политической организации общества, ко­торый непосредственно обращен к сфере обеспечения безопасности в каж­дой из сфер жизнедеятельности: определяет цели безопасности, необходи­мые для ее достижения пути, силы, средства, формы и методы деятельности, организует их взаимодействие, управляет механизмом обеспечения безопас­ности, наконец, непосредственно связан с созданием и использованием (или предотвращением использования) специальных средств. Это, прежде всего государство - системообразующий субъект системы национальной безо­пасности - органы законодательной, исполнительной и судебной власти, а также специализированные институты.

Специализированные институты (органы) государства обеспечивают безопасность конкретной сферы жизнедеятельности. Так, к институтам (ор­ганам) внешней безопасности Российской Федерации относятся министерс­тва обороны и иностранных дел, Служба внешней разведки и др. К органам внутренней безопасности - министерства внутренних дел и юстиции. Феде­ральная служба безопасности, прокуратура и др. Органами экономической безопасности являются министерства экономического развития, финансов, сельского хозяйства, промышленности и энергетики, Федераль­ная антимонопольная служба, Федеральная служба по финансовым рынкам, Федеральная таможенная служба, Федеральная налоговая служба, Федераль­ная служба финансового мониторинга и др.

К органам экологической и технической безопасности относится Министерство по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуа­циям и ликвидации последствий стихийных бедствий; Министерство природных ресурсов, Федеральная служба по надзору в сфере экологии и природопользования, Федеральное агентство водных ресурсов, феде­ральные службы по атомному, по технологическому надзору, по техни­ческому регулированию и метрологии и др. Органами информационной и компьютерной безопасности является Министерство образования и на­уки. Федеральная служба по надзору в сфере связи и др.

Институциональными субъектами являются также и негосударственные ин­ституты - политические партии, общественные организации и социально-политические движения.

Субъектами социального уровня являются социальные группы, общнос­ти (этносы, классы, общество в целом), отдельный гражданин и т. д. Укажем, что социальное взаимодействие этих субъектов происходит во всех сферах жизнедеятельности общества. Предметом этого взаимодействия являются потребности и интересы индивидов, социальных групп, социальных об­щностей и сообществ, - системообразующее начало системы обеспечения национальной безопасности.

Известно, что любая деятельность непосредственно побуждается не ин­тересами, а потребностями. В структуре человеческих потребностей, потребность в безопасности занимает одно из ведущих мест. Для подтверж­дения этой мысли воспользуемся общепринятой иерархической теорией пот­ребностей американского психолога А.Маслоу. Он расположил потребности в восходящем порядке от низших биологических до высших духовных:

1)     физиологические и сексуальные (витальные, т.е. ответственные за сохра­нение жизни);

2)     экзистенциональные потребности, или потребности в безопасности;

3)     социальные потребности;

4)     престижные потребности;

5)     духовные потребности.

Первые два типа потребностей А.Маслоу называет первичными (врожден­ными). Что касается потребностей в безопасности, то они, по мнению Маслоу, выражают потребности не просто в сохранении жизни, но в качестве жизни. На­пример, физическая безопасность выражает потребность в хорошем здоровье, отсутствии насилия над личностью и жизнью человека. Речь идет об увереннос­ти в завтрашнем дне, стабильности условий жизнедеятельности, потребности в определенном постоянстве и регулярности окружающего социума, например, в безопасности на улицах, в отсутствии войн и конфликтов и т.п.

Вместе с тем, не всякая потребность побуждает человека к активной деятельности, а лишь та, которая разумно объяснена, осмыслена. Лишь осознанная индивидами, соци­альными группами, обществом потребность становится интересом и реальной причиной (мотивацией) социальных действий. Но интерес есть не просто выра­жение потребностей человека, а, прежде всего, ценностная оценка им этих потребностей. Таким образом, интерес - единство объективно­го и субъективного, поскольку, с одной стороны, интересы объективно обуслов­лены, а с другой - носителями определенных интересов всегда являются люди, социальные группы, общности людей, которые в той или иной мере осознают свои объективные интересы и действуют в соответствии с ними.

В современных условиях становится все более необходимым комплекс­ный учет возможных последствий тех решений, которые принимаются в тех или иных сферах жизни и влияют на безопасность. Поэтому эффективность системы безопасности все в большей степени зависит от наличия интеллекта этой системы, ее информированности, а также согласованности действий по предотвращению и противодействию опасностям и угрозам.

Под интеллектом системы безопасности понимается ее способность принимать и своевременно реализовывать наиболее целесообразные реше­ния по упреждению, нейтрализации или ликвидации соответствующими средствами возникающих опасностей и угроз, по разработке и последова­тельному проведению тщательно взвешенной, рассчитанной как на длитель­ную перспективу, так и на оперативное вмешательство политики.

Информированность системы безопасности есть способность ее своевре­менно добывать, хранить и перерабатывать информацию, необходимую для адекватного восприятия опасностей и угроз и реагирования на них в реальном масштабе времени с использованием имеющихся средств и возможностей.

Важной подсистемой системы безопасности выступает культурно-идеологическая подсистема. Идеология национальной безопасности - это отрефлексированный и систематизированный комплекс идей взглядов, сверхдолговременная про­грамма обеспечения безопасности государства и граждан, задающая смысл существованию государства, базирующаяся на синтезе накопленных знаний по обеспечению достойной жизнедеятельности людей.

Объектами национальной безопасности, являются все системы и все сферы действительности: сами люди, созданная ими техника, социальные структуры - общество, государство и, наконец, среда обитания, окружаю­щая среда. Другими словами, это различные уровни системы национальной безопасности, если рассматривать ее в вертикальном срезе. Это взаимосвя­занные и взаимообусловливающие понятия, но их место, иерархия, роль подвижны, изменчивы, определяются рядом обстоятельств, среди которых: характер общественных отношений, политическое устройство, степень вне­шних и внутренних опасностей.

В модели отношений «личность - гражданское общество - государс­тво» в идеале должно быть следующее содержание связей между назван­ными элементами: человек, как основной объект национальной безопас­ности, одновременно являясь ее главным субъектом, через механизмы прямой демократии и различные институты гражданского общества де­легирует наиболее значимые полномочия государству, осуществляя за ним гражданский контроль, но не посягая на его неотъемлемые, призна­ваемые всеми права.

Человек для государства, в этом контексте, есть цель существования, развития государства; критерием же эффективности государства являют­ся реально обеспеченные права и свободы человека, качество и уровень его жизни и развития. Лишь в этом смысле человек - высшая ценность, критерий процесса и благополучия общества.

Государство и гражданское общество являются средством для сохра­нения этой ценности и достижения цели развития, человек же - главным ресурсом государства по защите его же собственных по форме, но обще­ственных по сути интересов.

Таким образом, главный интерес государства - всестороннее (фи­зическое, духовное и интеллектуальное) развитие личности. Защита же конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности государства, установление политической, экономической и социальной ста­бильности, безусловное исполнение законов и поддержание правопоряд­ка, развитие международного сотрудничества - лишь спо­собы обеспечения главного интереса государства - всестороннего разви­тия личности.

Отсюда и идеальная модель обеспечения безопасности этих объектов. Человек как высшая цель системы национальной безопасности делеги­рует большую часть забот о своей безопасности гражданскому обществу, общество, в свою очередь, государству, а государство — в определенной мере международному сообществу.

Признавая государство центром политической системы, инструментом власти, распространяющейся на общество и включенной в него в качестве особого социального института - политического класса, но не поглощаю­щей общество, укажем, что безопасность государства характеризуется его способностью предотвращать, нейтрализовать, пресекать, локализовать, ос­лаблять, снижать, парировать и, наконец, уничтожать опасности и угрозы для политической системы в целом, в частности, для системы властных орга­нов и учреждений, для территориальной неприкосновенности и целостности стороны, ее населения.

Здесь безопасность государства рассматривается как состояние жизнеде­ятельности системы властных органов и учреждений, характеризующее качес­твенную определенность в параметрах надежности существования и устойчи­вости развития как самого государства, так и общества в целом, его граждан.

Безопасность государства может быть обеспечена наличием эффектив­ного механизма управления и координации всех социальных сил общества, а также действенных институтов их защиты.

Поскольку государство в рассматриваемом варианте не поглощает об­щество, общество также является суверенным, государство - частью этого общества, то возникает необходимость определения в самостоятельном фе­номене - безопасность общества.

Безопасность общества есть качественное выражение состояния устой­чивого единства, паритета человека, общества и государства. Это состояние характеризуется рядом признаков:

-          возможностями свободного развития ас­социативной жизни, сферы массовых движений, партий, группировок по убеждениям и любым другим признаком;

-          развитием функции коллективнос­ти;

-          осуществлением бесконфликтного взаимодействия большинства и меньшинства;

-          достижением и поддержанием гражданского мира и общественного согласия;

-          способностями ограничивать и преодолевать политическое отчуж­дение;

-          устойчивым развитием и сохранением материальных и культурных ценностей, культуры, прогрессивных традиций; невмешательством в сферу личной жизни человека.

Безопасность общества возможна лишь при наличии общественных ин­ститутов, норм, развитых форм общественного сознания, позволяющих реа­лизовать права и свободы всех групп населения и противостоять действиям, ведущим к расколу общества.

Таким образом, безопасность общества - это такое качественное состоя­ние общественных отношений, которое обеспечивает прогрессивное развитие человека и общества в конкретных исторических и природных условиях.

Близким, но не тождественным понятию «безопасность общества» явля­ется понятие «общественная безопасность». Преимущественно оно использу­ется специалистами права и трактуется как система общественных отношений и юридических норм, регулирующих эти отношения в целях обеспечения об­щественного спокойствия, неприкосновенности жизни и здоровья населения, нормального труда и отдыха граждан, нормальной деятельности государствен­ных и общественных организаций, учреждений и предприятий.

Национальная безопасность, в конечном итоге, связывается с зоной лич­ной безопасности граждан, с безопасностью человека-гражданина, его поло­жением в обществе, возможностью спокойно жить и трудиться, реализовать свои материальные и духовные потребности. Таким образом, безопасность человека характеризуется реальным обеспечением его конституционных прав и свобод, доступом к здравоохранению, образованию, культуре, воз­можностью выбора деятельности по призванию, социальными гарантиями компенсации трудовых затрат, отсутствием всех форм принуждения.

Безопасность личности достигается общественными институтами и ор­ганизациями, государством, комплексом правовых и нравственных норм, которые позволяют ей развивать и реализовывать социально-значимые пот­ребности и способности, не испытывая противодействия государства и об­щества. Поскольку национальная безопасность - это системное свойство, то она (безопасность) имеет целый ряд составляющих ее элементов, сторон, граней, отражающих все многообразие внутренних и внешних, существен­ных и несущественных, необходимых и случайных связей и отношений.

В содержательном плане в национальной безопасности в соответствии со сферами жизнедеятельности (в горизонтальном срезе) вычленяются следую­щие структурные виды: политическая, экономическая, экологическая, социальная, информационная, духовная, военная и другие виды безопасности.

Основанием для конституирования различных видов национальной бе­зопасности является комплекс объективных и субъективных предпосылок:

        потребность людей, социальных групп, общества, государства, междуна­родного сообщества в том или ином виде безопасности для сохранения и развития самих себя, а также жизненно важных социальных и природ­ных ценностей и объектов;

        расширение спектра опасностей и угроз, рисков и вызовов, которым и должна быть противопоставлена та или иная система безопасности;

        осознание уязвимости людей, их жизненно важных интересов без нали­чия той или иной системы безопасности;

        политико-праввоое признание и закрепление того или иного вида безопасности; 

        наличие соответствующих концепций, политики, стратегии.

Расширение содержания безопасности - не произвольный акт. Безопас­ность всегда была, есть и будет многомерным понятием. Однако каждый из элементов ее структуры имеет конкретно-историческое содержание и свою меру. От признания единственного вида безопасности - военной - долгие годы доминировавшего в жизни человечества, практически все государства пришли к пониманию множественности видов безопасности.

8. Обеспечение безопасности

Исследователями выделяется два типа обеспечения безопасности кон­кретного объекта (в т.ч. государства):

1)     обеспечение безопасности как борьба с конкретными опасностями (в медицине - борьба с болезнями), следствие чего является поддержание существования объекта;

2)     утверждение безопасности как развитие и укрепление самого объекта и поддержание его природы.

Иными словами, обеспечение безопасности как отрицание опасностей и как утверждение безопасности объекта не тождественны.

Вследствие этого могут реализовываться две стратегии обеспечения бе­зопасности:

-          стратегия защиты (отрицание отрицания, отрицание опасностей), при которой основание деятельности составляет обнаружение опасностей и их отрицание, а утверждение объекта в его безопасности является ре­зультатом отрицания опасностей;

-          стратегия утверждения, укрепления безопасности, основывающаяся на самоутверждении природы самого объекта.

Безопасность достигается посредством сознательной и организованной деятельности людей. Собственно деятельность по обеспечению безопаснос­ти может состоять из нескольких последовательных этапов:

        выявление и оценка внешних и внутренних опасностей и угроз объектам безопасности, прогнозирование их пространственно-временной дина­мики и разработка предложений для принятия решения;

        предотвращение опасностей;

        их сдерживание и нейтрализация;

        пресечение;

        локализация;

        отражение;

        устранение;

        уничтожение (ликвидация) угроз.

Каждый из этих этапов требует обратной связи, анализа эффективности предпринимаемых действий.

Таким образом, сущность обеспечения национальной безопасности заключается в целенаправленной деятельности субъектов по выявле­нию, предупреждению и противодействию различных опасностей и уг­роз личности, обществу и государству.

Известную формально-организационную упорядоченность деятель­ности выражает термин «механизм». Вполне обоснованной видится характе­ристика механизма как совокупности составляющих его элементов, находя­щихся в состоянии динамического взаимодействия, которое осуществляется в определенных формах и позволяет эту совокупность элементов выделить в относительно самостоятельную систему.

Под механизмом обеспечения национальной безопасности следует пони­мать объективно обусловленную и субъективно реализуемую совокупность властных, управленческих и координационных условий, а также используемых мер, способов действий по определению и организации (привлечению) необхо­димых и достаточных материальных, духовных и людских сил и средств, интег­рации различных сфер общества для предупреждения и уничтожения внешних и внутренних угроз существованию личности, обществу и государству.

В самом общем виде алгоритм механизма обеспечения национальной безо­пасности выглядит так: институциональные субъекты системы безопасности, основываясь на национальных интересах, определяют цели этого механизма, необходимые пути, силы, средства, формы и способы деятельности функцио­нальных субъектов, организуют их взаимодействие, контроль, коррекцию.

Функциональные субъекты, руководствуясь определенными принципа­ми, исходя из конкретной обстановки, меняющихся сил и средств, применя­ют те или иные формы и способы деятельности к возникающим опасностям и угрозам.

Таким образом, в содержании механизма обеспечения национальной бе­зопасности можно выделить четыре группы взаимосвязанных и взаимозави­симых элементов:

а)         детерминационное основание: причины, цели, движущие силы;

б)         основные силы и средства деятельности;

в)         процесс деятельности по обеспечению безопасности - пути, формы, и способы;

г)         результат.

Все этим элементы в реальном механизме переплетены.

Деятельность по обеспечению национальной безопасности в Российской Федерации осуществляется в соответствии с определенными принципами. К ним следует отнести:

-        соблюдение конституции и законодательства РФ при осуществлении де­ятельности по обеспечению безопасности;

-        единство, взаимосвязь и сбалансированность всех видов безопасности, изменение их приоритетности в зависимости от ситуации;

-        приоритетность политических, экономических, информационных мер обеспечения безопасности;

-        реальность выдвигаемых задач (с учетом имеющихся сил и средств); сочетание централизованного и децентрализованного управления сила­ми и средствами обеспечения безопасности.

Все эти положения применимы к анализу особенностей обеспечения безопасности в любой из сфер жизнедеятельности общества.

9. Режимы функционирования системы национальной безопасности

Система национальной безопасности функционирует в различных режи­мах: мирного времени; повышенной готовности; чрезвычайного положения; военного положения.

Эти режимы могут вводиться в общегосударственном, региональном или отраслевом масштабах. Изменение режима осуществляется по Указу Прези­дента и утверждается Федеральным собранием.

Функционирование системы национальной безопасности в режиме мир­ного времени - это нормальное функционирование системы национальной безопасности в отсутствие угроз национальным интересам Российской Фе­дерации, или их практической нейтрализации.

В этом режиме субъекты национальной безопасности проводят:

-          работу по прогнозированию выявлению, оценке опасностей, предотвращению превращения их в угрозу, и нейтрализации всех видов угроз на­циональным интересам Российской Федерации;

-          разработку, утверждение и корректировку планов и программ обеспечения национальной безопасности, вводимых в действие в установленном зако­ном порядке в случае возникновения угроз национальным интересам;

-          работу по подбору, обучению и совершенствованию кадров в различных
сферах национальной безопасности.

Функционирование системы национальной безопасности в режиме повышенной готовности - это ее деятельность при эскалации опасностей национальным интересам. При таком режиме субъектами системы нацио­нальной безопасности предпринимаются дополнительные усилия для пре­сечения опасностей, минимизации последствий их эскалации, по подготовке сил и средств для возможного противодействия.

Наличие угроз национальным интересам свидетельствует о функционирова­нии системы национальной безопасности в режиме чрезвычайного положения. В таких случаях для противодействия угрозам, их локализации и устранения вводит­ся чрезвычайное положение (в соответствии с законом «О чрезвычайном положе­нии»). Происходит мобилизация сил и средств для противодействия угрозам.

Разновидностью чрезвычайного положения является военное положе­ние. Речь идет о появлении военных угроз, требующих применения военной силы для их отражения и уничтожения. В таком режиме функционирования система национальной безопасности становится системой обеспечения во­енной безопасности.

Отметим закономерность обеспечения национальной безопасности:

скорость реакции субъектов системы безопасности на опасности (угро­зы) должна превосходить скорость их формирования и вызревания, а сама де­ятельность этих субъектов должна быть направлена не просто на пресече­ние, локализацию, устранение и уничтожение опасностей и угроз, а, прежде всего на предотвращение и нейтрализацию причин их генерирующих.

Итак, национальная безопасность - это система, обладающая сложной структурой, каждый элемент которой имеет определенное значение и вы­полняет специфические функции по удовлетворению соответствующих пот­ребностей системы. Нормативный характер взаимоотношений внутри этой системы определяется изначально поставленными задачами, которые она призвана решать (объективная составляющая), а также задачами, которые навязываются извне (субъективная составляющая). Национальная безопас­ность - это целостный, сложный механизм, находящийся в непрерывном взаимодействии с другими подсистемами. Системность национальной безо­пасности проявляется не только во взаимоотношениях между ее элементами, но и во взаимодействиях системы с внешней средой.

Следует различать систему национальной безопасности и систему обес­печения национальной безопасности. Первая - это функциональная система, отражающая процессы взаимодействия интересов и угроз, а вторая - это ор­ганизационная система органов, сил, средств, различных организаций, при­званных решать задачи по обеспечению национальной безопасности;

Важным условием обеспечения целостности и эффективности системы обеспечения национальной безопасности является правильное определение и учет организационных принципов ее построения и функционирования. К их числу можно отнести:

        принцип достаточности, ориентирующий на адекватность системы предполагаемым (возможным) опасностям и угрозам;

        принцип оптимальности, выражающий соответствие задач системы безо­пасности и затрат на нее реальным возможностям государства и общества;

        принцип корреляции, обеспечивающий обратную связь и возможность эффективного воздействия субъектов управления на все уровни и элементы системы безопасности с целью изменения их в соответствии с возникаю­щими угрозами и меняющимися задачами;

        принцип согласованности действий всех субъектов и сил безопасности в сочетании с принципом ответственности за принимаемые решения и процесс их реализации и др.