Тема 8. Анархизм

1.      Анархизм как политико-идеологическая концепция

Анархизм (от греч. anarchia - безвластие, безначалие) - совокупность идейно-политических течений, отрицающих необходимость государственной власти и официальной религии как источников экономического, политического и духовного подавления личности, выступающих за создание мелких автономных ассоциаций производителей. Переход к новому общественному устройству мыслится преимущественно революционным путем, прежде всего в результате самопроизвольного, стихийного бунта.

Цель анархизма - замена власти сотрудничеством свободных индивидов и коллективов. Как политическая идеология он синтезирует идеи свободы и социальной справедливости, коррелируя с либерализмом и социализмом. Термин «анархизм» вве­ден в 1840 году П.-Ж.Прудоном.

Анархистский социальный порядок, не допускает ни­каких принудительных действий со стороны государства. Данная позиция, а также сопутствующие ей обстоятель­ства — нерушимая свобода личности и абсолютное право соб­ственности на свое тело и свои владения — во многом вос­принимаются как данность. Права есть выражение «естествен­ной свободы» и анархия — возможность их реализации.

Американский философ Роберт Но­зик попытался показать, что место анархии может быть заня­то «минимальным» государством без нарушения анархической легитимности. Однако необходимым условием этого перехода становится добровольное согласие людей.

Сами же анархисты рассматривают любое движение в на­правлении принудительных институтов как аморальное, ирра­циональное и ненужное — в их концепции «естественного состояния» никаких серьезных проблем вообще не возникает. Но это крайность. Многие мыслители анархистского толка все же предполагали наличие некоторых оснований, которые делали движение в направлении государственности рацио­нальным и необходимым, например, ради выживания. Тем самым они признают аргументацию Т.Гоббса, изложенную им в «Левиафане». В любом случае моральность этой тенденции может придать только согласие, а далеко не все люди столь уж рациональны, чтобы принять это. При этом модель «общест­венного договора», некоего гипотетического контракта, т.е. согласия в малой группе, переносимое затем на всех граждан, считается неадекватной, ибо в соответствии с анархистскими установками предполагается согласие именно всех, так как необходимо уважать естественные права каждого человека. Л.С.Мамут пишет: «Индивидуализм анархистского толка, сохраняя в себе идею противопоставленности абсолютно самодовлеющей личности обществу как таковому, связывает ее (личности) свободу, пол­ноценное бытие с тотальным упразднением всех политических форм. Этим он резко отличается от того буржуазного индиви­дуализма, которого придерживались, скажем, Т.Гоббс и другие идеологи, мыслившие по стандартам этатистского политиче­ского сознания».

Любое государство воспринимается анархистским сознани­ем как абсолютное зло, оно — источник всех социальных по­роков.

Предтечами анархизма были английские мыслители Джерард Уинстенли (1609 - около 1652) и Уильям Годвин (1756-1836). Пер­вый из них в памфлете «Истина, торжествующая над злословием» (1649) писал о развращающем влиянии власти на людей, несовмес­тимости свободы и собственности. Его главная мысль: люди могут быть счастливы только в обществе без политики, власти и собствен­ности, действуя по велениям совести, а не внешнего закона. Пола­гая, что только благодаря собственной деятельности можно утвер­дить справедливый порядок, Дж. Уинстенли в 1649 г. возглавил группу своих последователей, которые на захваченных ими пусто­шах в южной Англии создали коммунистическую общину «дигге­ров» («копателей»). Движение вскоре потерпело неудачу из-за про­тиводействия соседних землевладельцев.

Идеи Дж. Уинстенли оказали влияние на английского писателя и историка и нашли выражение в его книге «Исследова­ние, касающееся политической справедливости и ее влияния на все­общую добродетель и счастье» (1793). Сочинение привлекло к себе внимание многих противников социального и имущественного не­равенства и государства как такового.

В книге У. Годвина выдвинут классический постулат анархиз­ма - власть противоречит человеческой природе, а общественное зло существует потому, что люди лишены возможности свободно действовать, руководствуясь разумом; предложена модель децентра­лизованного общественного устройства, основной ячейкой которого являлись бы автономные общины (приходы). Эти общины, по мыс­ли автора, должны функционировать без демократических поли­тических процедур, поскольку даже правление большинства вы­ступает как форма тирании, и делегирования полномочий при представительном правлении, которое приводит к отчуждению ин­дивидов. У. Годвин отрицал собственность как источник власти, считая, что промышленное развитие и технический прогресс приве­дут к сокращению продолжительности рабочего дня до получаса и облегчат переход к обществу без власти.

При всей радикальности своих воззрений У. Годвин был против­ником революций, оценивая насилие как результат неразумности. Вместе с тем он приветствовал французскую революцию и призна­вал желательность насильственного переворота в случае, если в его результате утвердится проповедуемый им анархический порядок.

Учение У. Годвина оказало значительное влияние не только на становление доктрины анархизма, но и на развитие социалисти­ческой мысли, в частности, на воззрения Роберта Оуэна. Под его воздействием формировалось творчество поэта-романтика Перси Б. Шелли, разделявшего утопические социалистические идеи.

Как идейно-политическое течение анархизм сложился в середи­не XIX в. Его основоположниками и теоретиками были немецкий философ Макс Штирнер (1806-1856), французский философ Пьер Жозеф Прудон (1809-1865), русские революционеры Михаил Алек­сандрович Бакунин (1814-1876) и Петр Алексеевич Кропоткин (1842-1921)/ Идеи последних популярны вплоть до настоящего вре­мени, в частности, служат ориентиром для многих участников анти­глобалистских движений.

2. Индивидуалистический анархизм

М. Штирнер в книге «Единственный и его достояние» (1845) разработал индивидуалистический вариант анархизма Все соци­альные институты (государство, право, собственность) он счи­тал результатом отчуждения индивидуального сознания и поэтому полагал, что индивиды не должны признавать обязательными для себя любые социальные установления. В основу теории идивидуалистического анархизма была положена идея абсолютной свободы человека, который в своих желаниях и поступках не должен быть связан ни существующими религиозными догмами, ни нормами права и морали. Отрицая государство, М.Штирнер сводил социальную организацию общества к т.н. "союзу эгоистов", целью которого являлось бы налаживание обмена товарами между независимыми производителями на основе взаимного уважения "уникальности" личности каждого.

В соответствии с концепцией Штирнера, единственное ограничение прав человека — это его сила, ограничиваемая силой других: «Дети не имеют права на совершеннолетие, потому что они несовершеннолетние: то есть, потому что они дети. Народы, не добившиеся полноправия, не имеют права на полноправие: выйдя из состояния бесправия, они приобретают права на полноправие. Другими словами: то, чем ты в силах стать, на то ты имеешь право. Все права и все полномочия я черпаю в самом себе. Я имею право на всё то, что я могу осилить. Я имею право низвергнуть Зевса, Иегову, Бога и т. д., если могу это сделать, если же не могу, то эти боги всегда останутся относительно меня правыми и сильными, я же должен буду преклониться перед их правом и силой в бессильном "страхе Божием", должен буду соблюдать их заповеди и буду считать себя правым со всём, что я ни совершу согласно их праву, как русская пограничная стража считает себя вправе застрелить убегающих от неё подозрительных людей, действуя по приказу "высшего начальства", то есть, убивая "по праву". Я же сам даю себе право убивать, пока я сам того не воспрещу себе, пока я сам не буду избегать убийства, не буду бояться его как "нарушения права". Подобная мысль проводится в стихотворении Шамиссо "Долина убийств", где седой убийца, краснокожий, вызы­вает благоговейное чувство у европейца, у которого он убил товарищей. Я только на то не имею право, чего я не делаю вполне свободно и сознательно, то есть на то, на что я сам себя не уполномочиваю».

Штирнер исходил из права силы. Согласно его концепции общество — это иллюзия, его не существует, зато люди являются реальностью. Он выступал защитником собственности, приобретённой физической силой, властью, но не моральным правом.

При этом Штирнер выступал за определённого рода защиту своих прав и предрекал создание «союза эгоистов», в котором жестокость сплачивает людей. Отношение к государству у Макса Штирнера было несколько противоречивым: с одной стороны он полагал его существование незаконным, противоестественным, но не считал в то же время необходимым, чтобы люди его уничтожили, хотя он и рекомендует от него избавиться. По сути, он выступает с позиции игнорирования существования государств - там, где оно находится в противоречии с интересами личности, и согласия с его наличием, когда их интересы совпадают. Однако, считая, что никто не обязан насильственно устранять государство, он в то же время полагал, что государство, в конечном счете, разрушится в результате повсеместного распространения эгоизма

3.      Мютюэлистский анархизм П.Прудона

"Собственность - это воровство".

"Философия не признает иного счастья, кроме себя, счастье, в свою очередь, не признает никакой философии, кроме себя; таким образом, и философ счастлив, и счастливец считает себя философом".

П.Ж.Прудон

«Отцом анархизма» нередко называют выдающегося французского мыслителя Пьера Жозефа Прудона (1809-1865). Сын крестьянина, самоучка, проведший жизнь в тяжелом физическом труде и крайней бедности, Прудон был одним из немногих вождей социалистического движения XIX в., не принадлежавших к господствующим классам. С именем Прудона связаны самоидентификация анархизма, разработка его основных социальных идей и их распространение в массах.

Ученый и публицист, издатель газет и депутат Национального собрания, участник революции 1848 г., проведший свои последние годы в эмиграции, Прудон написал множество книг и статей, из которых наиболее известны работы «Что такое собственность?» (1840), «Система экономических противоречий, или Философия нищеты» (1846), «Исповедь революционера» (1849) и «О политической способности рабочих классов» (1865). Он был первым человеком, назвавшим себя анархистом.

В воззрениях Прудона, как и в его жизни, соединялось немало противоречивых черт и, казалось бы, несочетаемых качеств: личная скромность и склонность к мессианству, революционность провозглашавшихся целей и приверженность к реформистским средствам, вольнолюбие в общественной жизни и крайняя патриархальность в семейном быту. Отстаивая индивидуальную свободу, Прудон одновременно писал работу «Порнократия, или Женщины в настоящее время», выступая против женской эмансипации и обосновывая тезис об извечном неравенстве полов. Передовой консерватор, реформистский революционер, оптимистический пессимист - таким предстает этот человек, которого А.И.Герцен называл «действительным главой революционного принципа во Франции» и «одним из величайших мыслителей нашего века».

Основными элементами доктрины П. Прудона были мютюэлизм (фр. mutuallisme от лат mutuus - взаимный), федерализм и тактика прямого действия. Мютюэлизм (по названию действовавшей в Лио­не в 1830-х гг. тайной рабочей организации, к которой принадлежал П. Прудон) предполагал организацию общества на началах равен­ства и взаимности. Считая, что «собственность есть кража», П. Пру­дон отвергал ее использование для эксплуатации чужого труда, но рассматривал «владение» (право рабочих распоряжаться землей и орудиями труда в процессе производства) как главное основание свободы. Его идеалом было общество, состоящее из независимых крестьян и ремесленников, в котором фабрики и заводы находятся в собственности рабочих ассоциаций, а весь общественный механизм объединяется системой взаимного кредита на основе народных бан­ков. Централизованное государство П. Прудон предлагал заменить федерацией автономных местных общин и промышленных ассоциа­ций, связанных договорными отношениями; суд – арбитражем; бю­рократию - рабочим контролем, а академическое образование - об­щим образованием.

Прудон был противником государственного насилия в любых формах: будь то конституционная монархия Луи Филиппа, бонапартистская империя, якобинская республика или революционная диктатура. Проанализировав опыт революции 1848 г., Прудон сделал вывод: революция несовместима с государством, а попытки реализовать утопии приверженцев государственного социализма (Луи Блана, Огюста Бланки и других), рассчитывавших овладеть властью и использовать ее как инструмент преобразований, ведут только к победе реакции и к поражению революции.

Если у Штирнера и Годвина, мало известных широкой публике, анархический идеал носил по преимуществу абстрактно-философский характер, а критика государства явно преобладала над конструктивными идеями, то Прудон развил и популяризировал анархическое мировоззрение, во многом подготовив появление поколения парижских коммунаров.

Задачей социализма в XIX в. Прудон считал достижение реального социального равенства и обеспечение реальной свободы (т.е. преодоление власти государства над человеком). Прудон избегал абстрактных схем, не занимался прожектерством, а стремился изучить и оценить уже существовавшие тенденции. Он говорил: «Я не предлагаю никакой системы; я требую уничтожения привилегий и рабства, я хочу равноправия... Предоставляю другим дисциплинировать мир».

Государственной власти, иерархии, централизации, бюрократии и праву Прудон противопоставил принципы федерализма, децентрализации, взаимности (мютюэлизма), свободного договора и самоуправления. Характеризуя современное общество, Прудон писал о круговой поруке буржуазии и власти, о сочетании централизации и монополизации с безудержной конкуренцией, пронизанной «духом несолидарности и корысти». Во имя свободы Прудон нападал на государство, во имя равенства - на собственность.

Прудон утверждал, что политическая свобода невозможна без экономического обеспечения и без децентрализации управления. «То, что называют в политике властью, - писал он, - аналогично и равноценно тому, что в политической экономии называют собственностью; эти две идеи равны друг другу и тождественны; нападать на одну - значит нападать на другую; одна непонятна без другой; если вы уничтожите одну, то нужно уничтожить и другую - и обратно».

Исходя из этого Прудон так формулировал собственное кредо: «Итак, то самое, что на экономическом языке называется нами взаимностью или взаимным обеспечением, в политическом смысле выражается словом федерация. Этими двумя словами определяется вся реформа наша в политике и в общественной экономии».

Прудон подчеркивал, что лишь на основе широчайшей и полной свободы личности, лишь в результате осознания людьми своих интересов и их взаимного согласования возможны истинная анархия, настоящий порядок и реальное единство.

Будучи противником рыночной экономики и неограниченной конкуренции, Прудон не стремился заменить их государственно-социалистической казармой и тотальной регламентацией. Говоря об «основном принципе верховности общего и подчиненности личного элемента» у всех социалистов-государственников (от Платона до Томаса Мора и Луи Блана), Прудон разъясняет: «Эта система коммунистическая, правительственная, диктаториальная, авторитарная, доктринерная, она исходит из того принципа, что личность существенно подчинена обществу; что только от общества зависят жизнь и права отдельного лица; что гражданин принадлежит государству, как дитя - семейству; что он находится вполне в его власти ... и обязан ему подчиняться и повиноваться во всем».

Основываясь на принципе равновесия, Прудон отстаивал и права общества, и права личности, отрицая как эгоистические, так и деспотические крайности. Чтобы избежать их, французский анархист рекомендовал разрушить государственную власть и социальную иерархию, заменив их добровольным союзом свободных личностей, общин и местностей. «Общество нужно рассматривать не как иерархию должностей и способностей, а как систему равновесия свободных сил, где всем гарантированы одинаковые права, с условием нести одинаковые обязанности, равные выгоды за равные услуги. Следовательно, эта система существенно основана на равенстве и свободе, она исключает всякое пристрастие к богатству, рангам и классам».

Благодаря Прудону анархизм распространился по всей Европе, найдя целый ряд выдающихся приверженцев (Карло Писаканэ в Италии, Пии-Маргаль в Испании и другие). Историк анархизма Макс Неттлау пишет о Прудоне: «К несчастью, он умирал как раз в то время, когда возник Интернационал. Но в то же самое время огромная фигура Бакунина уже появилась, и на каких-нибудь 10 лет анархизм получил мощный толчок от этой замечательной личности».

Хотя П.Ж. Прудон отказывался счи­тать себя основателем какого-либо учения или партии, М.А. Баку­нин, П.А. Кропоткин и другие вожди анархизма видели в нем своего непосредственного предшественника.

Последователи П. Прудона, называвшие себя мютюэлистами, в 1864 г. совместно с английскими тред-юнионистами и европейскими социалистами создали в Лондоне «Международное товари­щество рабочих» (I Интернационал). Они оппонировали К. Марксу и его сторонникам в Интернационале, отстаивавшим тактику поли­тической борьбы, захвата государственной власти и установления диктатуры пролетариата. Идеями П. Прудона руководствовалось движение анархо-синдикалистов.

4.    Анархо-коллективизм М.А.Бакунина

«Я становлюсь действительно свободным лишь благодаря свободе других, так что, чем больше количество свободных людей, окружающих меня, чем глубже и шире их свобода, тем распространеннее, глубже и шире становится моя свобода. Моя личная свобода, подтвержденная таким образом свободой всех, становится беспредельной».

«У нас нет отечества. Наше отечество - всемирная революция».

М.А. Бакунин

Михаил Александрович Бакунин (1814-1876) закончил Михайловское артиллерийское училище в Санкт-Петербурге, затем год прослужил в армии в чине прапорщика и вышел в отставку. С начала 1836 г. Бакунин жил в Москве. В это время он много общался с В.Г. Белинским, В.П. Боткиным, М.Н. Катковым, Т.Н. Грановским, входил в философский кружок Н.В. Станкевича. В 1839-1840 гг. познакомился с А.И. Герценом и Н.П. Огаревым. Увлечение немецкой философией (трудами Канта, Фихте и Гегеля), а также напряженные отношения с окружающими (ссора с Катковым едва не завершилась дуэлью) побудили Бакунина уехать в 1840 г. в Германию.

На втором году жизни в Берлине его интерес к философии сменился страстью к политике. Уже в первой своей политической статье «Реакция в Германии» (1842) Бакунин написал: «Страсть к разрушению есть вместе с тем и творческая страсть». Эта страсть одобряется и в следующей работе - «Коммунизм» (1843). В это время Бакунин еще не имел собственной программы, но был уверен, что Европа находится «накануне великого всемирно-исторического переворота», в ходе которого существующий строй будет разрушен.

В 1844 г. Бакунин познакомился в Париже с Марксом и Энгельсом. В том же году был заочно приговорен российским Сенатом, в случае возвращения в Россию, к лишению прав и ссылке в Сибирь на каторгу.

В конце 1847 г. на собрании поляков-эмигрантов в Париже Бакунин произнёс речь, в которой обличал «царизм», предсказывал неизбежность революции и призывал поляков к союзу во имя освобождения всех славян. По настоянию русского правительства он был выслан из Франции. С восторгом окунулся в революцию 1848-1849 гг., охватившую ряд стран Европы. Позднее он так описал это, по его собственным словам, «духовное пьянство»: «Я вставал в пять, в четыре часа поутру, а ложился в два; был целый день на ногах, участвовал решительно во всех собраниях, сходбищах, клубах, процессиях, прогулках, демонстрациях; одним словом, втягивал в себя всеми чувствами, всеми порами упоительную революционную атмосферу».

В 1848 г. Бакунин участвовал в работе Славянского съезда в Праге и стал одним из лидеров начавшегося во время этого съезда бунта. В мае 1849 г. Бакунин в числе руководителей восстания в Дрездене (Саксония). Он был арестован и в апреле 1850 приговорён судом Саксонии к смертной казни, замененной пожизненным заключением. Передан в руки австрийского правительства и в мае 1851 вторично приговорён военным судом в Ольмюце (Оломоуц) к смертной казни, которая снова была заменена пожизненным заключением. Затем Австрия предпочла избавиться от Бакунина и выдала его России.

Отсидев несколько лет в Петропавловской, а потом в Шлиссельбургской крепости, Бакунин в 1857 г. был сослан в Сибирь, а в 1861 бежал через Японию и США в Лондон. В 1860-х гг. он поддерживал связь с обществом «Земля и воля». Пытаясь помочь польскому восстанию 1863-1864 гг. участвовал в неудачной экспедиции Ф. Лапинского на пароходе «Уорд Джексон» к берегам Литвы. В 1864 г. Бакунин вступил в I Интернационал. В 1864-1867 гг. жил в Италии, с 1867 г. - в Швейцарии.

В середине 1860-х гг. у него окончательно оформилось анархическое мировоззрение. Отрицая любую форму государственной власти, Бакунин утверждал идею организации общества «снизу вверх» в виде федерации самоуправляющихся общин, артелей, ассоциаций, областей, народов; рассматривал будущее общество как строй ничем не ограниченной свободы.

Развитие теория анархизма получила в работах М.А. Бакунина «О философии» (1840), «Кнуто-германская империя и социальная революция» (1871), «Государственность и анархия» (1873). Центральная идея его анархо-коллективизма - полное разру­шение государственности и установление безгосударственного об­щественного самоуправления на базе рабочих ассоциаций (земле­дельческих и ремесленно-фабричных). Эти ассоциации призваны пробуждать коллективистские инстинкты народа с целью формиро­вания коллективной собственности, обеспечения свободного това­рообмена, организации общества на принципах самоуправления, автономии и федерализма. Социальное содержание такого безгосу­дарственного устройства М. Бакунин определял как мир социализ­ма, равенства и справедливости, свободного труда без эксплуа­тации.

Возможность ликвидации основных препятствий на пути к сво­боде - государства и религии М.А. Бакунин видел в присущей че­ловеку способности мыслить и потребности бороться. Разум пре­одолеет религию, а бунт разрушит государство. Цель и критерий прогресса представлялись ему как постоянное возрастание свободы личности, во имя которого допустимы любые действия.

В 1864-1865 гг. он создал тайное общество «Интернациональное братство»; в 1867-1868 гг. выступал с пропагандой своих идей на конгрессах «Лиги мира и свободы» в Женеве. Тогда же образовал анархистскую организацию «Международный альянс социалистической демократии», которая была принята в I интернационал. В 1868 г. под его редакцией и с его программной статьей в Швейцарии вышел №1 журнала «Народное дело».

В 1869 г. Бакунин вступил в тесные отношения с одной из самых одиозных фигур революционного подполья - С.Г. Нечаевым, чтобы распространить на Россию влияние анархистской международной организации, однако в 1870 порвал с ним. К 1869-1870 гг. относится ряд печатных обращений Бакунина к русской молодёжи; в 1873 г. появилась его книга «Государственность и анархия», отрицавшая любые формы государства. Бакунин внушал молодёжи, что русский крестьянин - революционер по природе, поэтому «ничего не стоит поднять любую деревню» и призывал к установлению «всеми возможными средствами живой бунтовской связи между разъединёнными общинами». Программа Бакунина состояла из «освобождения умственного» (распространение в народе атеизма), социально-экономического (передача средств производства земледельческим общинам и рабочим ассоциациям) и политического (замена государственности федерацией земледельческих и фабрично-ремесленных артелей). Предполагалось также осуществить «полную волю всех народов, ныне угнетенных империею, с правом полнейшего самораспоряжения». Идеи Бакунина воплотились в программах и деятельности разных подпольных кружков, а также организации «Земля и воля».

Узловой элемент бакунинского мировоззрения - концепция закономерностей возникновения государства, его роли в жизни общества и путей к его "разрушению" и установлению безгосударственного общественного самоуправления. Определенной исторической роли государства Бакунин не отрицал. В его глазах государство - зло, но зло исторически оправданное, в прошлом необходимое; общество и государство не тождественны, а государство не вечно, оно лишь временная общественная форма, которая должна полностью и коренным образом перестроиться, исчезнуть, раствориться, стать простой "канцелярией" общества, "центральной конторой".

Антиэтатист Бакунин мечтал о "безгосударственных" формах политической и экономической организации жизни общества. Его идеал - не общество, организованное в государство, а общество, организованное на социально-политических началах самоуправления, автономии и свободной федерации индивидов, общин, провинций и наций и на началах социализма: свободы, равенства, справедливости для трудящихся, освобожденных от всякой эксплуатации. Бакунинский принцип: свобода без социализма - это несправедливость, а социализм без свободы - это рабство.

В 1870 г. Бакунин участвовал в Лионском восстании, в 1874 - в выступлении анархистов в Болонье (Италия). В 1872 г. на Гаагском конгрессе он был исключен из Интернационала, что привело к расколу организации и переезду Генерального совета в Нью-Йорк (анархический Интернационал, объединявший сторонников Бакунина, действовал в Европе до 1876 г.). Умер Бакунин в Швейцарии, там и похоронен.

Время показало утопичность воззрений Бакунина. Всенародный бунт и вольная организация масс ведут куда угодно, но только не к свободе и справедливости. Советские идеологи относились к Бакунину неоднозначно, так как он был оппонентом марксизма. Однако его вклад в разрушение русской государственности был признан, поэтому его имя появлялось на картах СССР.

В дальнейшем принципы индивидуализма и ненасилия (основ­ные в доктрине П. Прудона) продолжали развиваться периферийны­ми течениями анархизма. Идеи же М.А. Бакунина о необходимости коллективной собственности и насильственной революции домини­ровали в анархистском движении со времени I Интернационала до окончательного крушения анархизма как массового движения в пе­риод гражданской войны в Испании в 1939 г.

5.    Анархический коммунизм П.А.Кропоткина

Последователь М.А. Бакунина русский революционер П.А. Кро­поткин пошел дальше его коллективизма и сосредоточил усилия на теоретической разработке идеала будущего анархического обще­ства, раскрытого в работах «Хлеб и Воля» (1892), «Поля, фабрики и мастерские» (1899), «Анархизм. Его философия и его идеал» (1900) и др.

Кропоткин Петр Алексеевич (1842-1921) - представитель старинного русского княжеского рода Рюри­ковичей. Кропоткин получил образование в привилегирован­ном высшем военном учебном заведении России — Пажеском корпусе (1857-1862) и как лучший его воспитанник в 1862 г. стал камер-пажем (помощником) императора Александра II. Хотя перед Кропоткиным открывались блестящие карьерные перспективы, он выбрал военную службу в Сибири — в Амур­ском казачьем войске. В 1862—1867 гг. он совершил ряд путе­шествий по Амурскому краю и Северной Манчжурии, первым среди русских географов составил подробное описание этого региона. После отставки в 1867-1868 гг. учился на физико-ма­тематическом факультете Петербургского университета и про­должал исследования в области географии и геологической ис­тории; в 1868 г. был избран членом Русского географического общества (РГО) и стал секретарем Отделения физической гео­графии, занимал этот пост до 1871 г.

Считается, что впервые с социалистическими идеями Кропоткин столкнулся во время службы в Сибири, а европей­ское путешествие 1872 г. привело его к знакомству со взгля­дами   идеолога   анархизма   Михаила Александровича  Бакунина (1814-1876) и деятельностью I Интернационала, к бакунин­скому крылу которого  он  присоединился. Возвратившись в Россию, он присоединился к подпольной революционной груп­пе «чайковцев» и начал пропагандистскую работу среди петер­бургских рабочих; был арестован в 1874 г. и заключен в Петро­павловскую крепость, где имел возможность продолжать иссле­дования в интересах РГО, но в 1876 г. смог бежать за границу. В Европе Кропоткин возобновил сотрудничество с революцио­нерами и анархистами, став после смерти Бакунина их интел­лектуальным лидером, но одновременно продолжилось и его преследование со стороны властей сначала Швейцарии (вы­слан по требованию русского правительства), потом Франции (арестован по обвинению в подрывной деятельности и приго­ворен к пятилетнему заключению).

После досрочного освобож­дения в 1886 г. (в Европе развернулась кампания за его осво­бождение, в которой участвовали Эрнест Ренан, Виктор Гюго, Герберт Спенсер и другие известные европейцы) Кропоткин перебрался  в  Великобританию,  где  провел  следующие три­дцать лет жизни, ведя активную научную и публицистическую деятельность: сотрудничал с ведущими британскими научными журналами и обществами (в 1893 г. избран членом Британской научной ассоциации), основал анархистский журнал «Свобо­да», много писал.

В Россию Кропоткин вернулся после Фев­ральской революции в возрасте 74 лет. Триумфальная встреча в Петербурге 12 июня 1917 г., процесс спонтанного формиро­вания коммун и советов породили в Кропоткине надежду на скорую реализацию его мечты — анархо-коммунистического об­щества. Он в целом критически воспринял Октябрьскую рево­люцию, считал, что большевики пошли по неверному пути, стремясь к построению диктатуры пролетариата, и тем самым «похоронили» революцию. В этот период он вступил в перепи­ску с В.И. Лениным и даже несколько раз встречался с ним, предупреждая о грядущей победе новой бюрократии и восста­новлении репрессивного государства в результате диктатуры пролетариата и большевистского переустройства страны, что подтвердилось дальнейшим ходом событий. Последние годы жизни Кропоткин посвятил разработке проблем этики.

Автор ряда работ, среди которых: «Речи бунтовщика» (1885), «Современная наука и анархия» (1892), «Записки революционера» (1899), «Анархизм. Его философия и его идеал» (1900), «Взаимная помощь как фактор эволюции» (1902), «Государ­ство, его роль в истории» (1904), «Анархия и ее философия» (1905), «Нравственные начала анархизма» (1906), «Русская ре­волюция и анархизм» (1907), «Великая французская революция. 1789-1793 гг.» (1909), «Этика» (незакончена, публикация 1922 г.) и др.

Как отмечал сам Кропоткин, главная цель его деятельности как революционера и как ученого состояла в том, чтобы дать оригинальному анархическому принципу, известному как анар­хический коммунизм (анархо-коммунизм), научное обоснова­ние и выработать отвечающее этому принципу мировоззрение, которое позволило бы осуществить анархический коммунизм как высшую ступень социальной эволюции на практике. И хотя он разделял представление о государстве как об «абсолютном зле» (однако без отрицания политики, которая в будущем должна быть основана на всеобщем участии), порабощающем человека уже с детства, как о главном источнике социальных и политических бед и «непрерывной войны человека с челове­ком», критиковал капитализм как лишенный «научных и гума­нитарных основ» и «бессмысленно расточающий производи­тельные силы и общественный капитал», именно попытка со­здания позитивной программы анархизма в виде идеального устройства общества в противовес монополии стихийного антиэтатизма существенно отличает анархизм Кропоткина от теорий его предшественников, в особенности Бакунина. Более того, Кропоткин считал возможным целенаправленное движе­ние к анархо-коммунистической модели безгосударственного и безвластного общественного устройства, основанного на феде­рации свободных производственных коммун, открывающих личности возможности для безграничного развития, которых она ранее была лишена консервативным и репрессивным бю­рократическим государством.

От апологии «тотального отрицания», манифестом которо­го стала работа 1885 г. «Речи бунтовщика», Кропоткин в даль­нейшем перешел к научному обоснованию анархо-коммунизма путем создания основанной на «индуктивно-эволюционном ме­тоде» «синтетической теории», соединяющей естественно-научные и социальные исследования. «Синтетическая теория» рассматривала человечество и природу в тесной, «органиче­ской» взаимосвязи, являясь таким образом радикальной тео­рией человеческой экологии: «Анархия — нечто большее, чем простой способ действия или чем идеал свободного общества. Он представляет собой, кроме того, философию как природы, так и общества».

Социально-политические концепции Кропоткина построены на предложенном им «всеобщем законе взаимной помощи», вос­ходящем к дарвинизму. Согласно Кропоткину, главной движу­щей силой эволюции видов (равно как и прогресса человечест­ва) является сотрудничество, взаимопомощь («инстинкт общи­тельности»), которые и в животном мире, и в человеческом обществе — доминирующая тенденция, правило (наряду с борь­бой, с которой взаимопомощь пребывает в диалектическом от­ношении), а не исключение, хотя он и признавал, что некото­рые   современные  экономические,   политические   и  террито­риальные формы организации человеческого общества могут сильно затруднять свободную взаимопомощь и причинять вред выражающим ее институтам, таким как род, племя, деревенская община, гильдия, рабочие ассоциации и др., нанося ущерб нрав­ственному началу. Однако даже капиталистическое государство не в состоянии полностью подавить свободную взаимопомощь, которая выражается в распространении различных современ­ных автономных ассоциаций, таких как профсоюзы, кооперати­вы и прочие объединения на основе неполитических интересов.

Эволюция форм человеческого общества также связана с реализацией закона взаимной помощипервобытные племена уступают место сельским общинам, на смену которым прихо­дят вольные города, которые в свою очередь сменяются госу­дарствами. Данная типология человеческих общежитий стано­вится источником специфической историософии Кропоткина, для которой характерно циклическое видение истории. Вели­кие цивилизации древности уже проходили по этому пути, за­вершавшемуся их неизбежной гибелью. Современная европей­ская цивилизация также приближается  к  «закату»,  который должен стать, по Кропоткину, началом перехода к анархо-коммунистическому строю без государства и принуждения, без по­литической власти и лидеров, без розни и вражды.

В основе анархо-коммунистического общества Кропоткину виделось со­четание взаимной помощи, солидарности и «децентрализма» (в том числе и как особой формы регионализма, ведущего к взаимообмену товарами и информацией между федерациями коммун). Главным элементом анархо-коммунистического обще­ства должна стать самоуправляющаяся производственная ком­муна, в которой «промышленность соединяется с земледелием, умственный труд — с ручным», где господствует обязательный для всех труд и пол­ностью обобществлены не только средства производства, но и предметы потребления. Благодаря строгой регламентации внутренней жизни общины идеал П.А. Кропоткина имеет некоторое сходство с «казарменным коммунизмом». Как и все создатели классиче­ских утопий, Кропоткин тщательно регламентировал жизнен­ный уклад такой коммуны, подверженной значительным уравнительным тенденциям, что в результате как раз и ограничива­ет свободу личности, к которой он так стремился. Особое внимание Кропоткин уделил образованию в коммунах, постро­енному на либертаристских принципах, подчеркивая, что об­разование должно облегчать выбор, воспитывать ответствен­ность, а не «ковать» характер.

Кропоткин даже в начале своей революционной деятельно­сти не был сторонником, как, впрочем, и не был практиком нео­граниченного насилия (террора) для достижения равенства и справедливости (ведь это может обернуться гражданской вой­ной и «увеличением взаимной ненависти»), чем отличался от многих русских радикалов и анархистов, видя главный смысл революции («ускоренная эволюция, ускоренное развитие и бы­стрые перемены») в создании альтернативных существующим социальных институтов и форм поведения, в общем изменении социальной среды (но вместе с тем он отвергал и реформист­ские проекты социальных преобразований).

В СССР анархизм Кропоткина расценивался как враждебный марксизму, а гума­низм его концепций считался слишком абстрактным и противо­речащим «пролетарской идеологии». В целом идеи Кропотки­на о местном самоуправлении и пользе местных инициатив, требования ограничить централистские притязания государст­ва и призывы к децентрализации, помимо значительного влия­ния в конце XIX — начале XX вв. и даже частичной реализации анархическим движением в Испании, по-прежнему актуальны.

6.      Анархо-синдикализм

В XIX в. идеи анархизма получили некоторое распространение во Франции, Швейцарии, Испании, Италии и США. Тем не менее, попытки путем агитации подтолкнуть массы к восстанию закончились неудачей, что обусловило поворот анархизма к т.н. пропаганде действием, призванной при помощи террора в отношении представителей господствующего класса спровоцировать массовые революционные выступления. Поражение анархизма и на этом направлении способствовало формирова­нию принципиально новой тактической линии, предполагавшей в борьбе за уничтожение буржуазного государства использовать в качестве опоры пролетарские профсоюзные организации и положившей начало анархо-синдикалистскому течению в международном рабочем движении.

В основе анархо-синдикализма лежит идея о том, что только революционные организации трудящихся, базирующиеся на принципах взаимопомощи и коллективного самоуправления должны, и могут способствовать построению нового, действительно справедливого общества. Анархо-синдикализм рассматривает борьбу с государством как главную составную часть процесса разрушения капиталистического строя, движущей силой которой должна стать экономическая, а не политическая организация рабочего класса.

Анархо-синдикализм, или рабочий анархизм, признает только низовую, неиерархическую, самоорганизацию трудящихся и отвергает любые партии, равно как и любые органы власти. Анархо-синдикалисты призывают к развитию навыков самоуправления и солидарности через самоорганизацию в повседневной борьбе за улучшение жизненных условий и расширение прав наемных тружеников, против произвола капитала и государства, проводя забастовки и другие подобные акции протеста, чтобы подготовить тем самым социальную революцию, которая должна привести к торжеству либертарного (свободного, вольного) коммунизма.

Важнейшими принципами анархо-синдикализма являются:

Ø  coлидарность рабочего класса,

Ø  прямое действие,

Ø  самоуправление.

Рабочая солидарность означает, что все рабочие (без различия рас, пола, национальности и т.п.) противостоят своим работодателям. Кроме того, это подразумевает, что всякие поражения или уступки в классовой борьбе, сделанные в отношении к работодателям, коснутся, так или иначе, всех рабочих. Т.е. в целях освобождения рабочие должны поддерживать друг друга в борьбе; отсюда и анархо-синдикалистский лозунг: «Нападение на одного из нас — это нападение на всех!».

В действии предпочтение отдаётся так называемому «прямому действию» - действию, направленному на прямое достижение поставленных целей. Согласно этой этике, отвергается представительство, участие в представительской демократии и т.п. В дальнейшем считается, что организации рабочих (те, которые борются против системы наёмного труда и бюрократизации рабочего движения и, возможно, создадут основу нового общества) — должны быть самоуправляемыми. В них не должно быть боссов, напротив — трудящиеся должны уметь принимать решения, которые касаются своих коллективов и условий труда. Передача экономической и политической власти небольшой группе функционеров приведёт к наихудшей форме эксплуатации, но не к социализму, что было достаточно рано опознано и критиковалось анархо-синдикалистами в развитии таких стран как СССР, Китай, Куба, Албания и т.д.

Помимо непосредственной борьбы на рабочем месте, важной темой является борьба с милитаризмом и войной. Кроме того, анархо-синдикалистское движение критикует разрушительный, варварский способ хозяйствования при капитализме и борется с разрушением окружающей среды, патриархатом, расизмом и фашизмом. Анархо-синдикализм стремится к обществу, устроенному по принципам солидарности, свободы, равенства и просвещения. Земля, строения, средства производства, транспортная система и СМИ перейдут в коллективную собственность, чтобы положить конец обществу, раздираемому классовыми противоречиями.

Анархо-синдикализм возник в XIX столетии ввиду сходства целей анархистов и синдикалистов. Жорж Сорель использовал этот термин, чтобы описать свою теорию, объединяющую иррациональное насилие с синдикализмом. До первой мировой войны анархо-синдикалисты были значительной общественной силой во Франции.

Цели анархо-синдикалистов:

1.         Свободное объединение людей в коммуны и их федерации вплоть до всемирного уровня.

2.         Организация труда ассоциациями производителей.

3.         Ликвидация частной собственности и государства — капитализма и иерархии, принуждения, будь то экономическое, или внеэкономическое.

4.         Свободное развитие каждой личности во всех её проявлениях.

Рабочие-анархисты организуются в союзы и общества рабочего сопротивления — межпрофессиональные или по отдельным профессиям. В таких организациях не должно быть вождей, а также «освобождённых», платных функционеров.

Свободное объединение людей в коммуны и их федерации вплоть до всемирного уровня — действуя по принципу горизонтальной самоорганизации люди сами, без чьей бы то ни было указки смогут организовать жизнь так, как они того действительно захотят, и учитывая мнение по возможности каждого отдельного человека, а не узкой группы лиц, как это происходит в государстве или капиталистическом предприятии (фирме) бюрократов, а все решения должны приниматься общими собраниями трудящихся.

Организация труда ассоциациями производителей — исходным пунктом является понятие о том, что такое современное положение вещей, когда руководство предприятий распоряжается результатами труда непосредственных производителей является несправедливой, и, по сути, является грабежом трудящихся. В обществе же либертарного коммунизма подразумевается, что организовывать производственный процесс будут сами трудящиеся, всем производственным коллективом, а, так как все они являются жителями какой-то области, федерации, коммуны или общины, то и участвовать в непосредственном распоряжении плодами труда будут все жители.

Ликвидация частной собственности и государства — капитализма и иерархии, принуждения, будь то экономическое, или внеэкономическое — частная собственность возникла, когда общество стало расслаиваться на угнетённых и угнетателей, и чем больше увеличивался между ними разрыв, тем больше укоренялся институт частной собственности, который способствовал все большему разрыву межличностных отношений, приводя к тому, что человек действительно становился человеку волком. Таким образом, ликвидируя данный институт, анархо-синдикалисты добиваются торжества принципа солидарности, и ликвидации самого существования класса господ, которые заставляют основную массу населения жить по навязываемым им предписаниям, которые не учитывают мнения большинства, и не способствуют их полноценной самореализации.

Соответственно и государство рассматривается именно как орган насилия и принуждения, в действительности необходимый лишь узкой группе лиц, стремящихся сохранить своё господство. Уничтожив государство, капиталистические отношения, искоренив в обществе иерархию, а также экономическое и внеэкономическое принуждение анархо-синдикалисты стремятся к созданию общества, живущего в гармонии между всеми его членами, которые сами, коллективно распоряжаются своей судьбой.

Свободное развитие каждой личности во всех её проявлениях — даже во время расцвета социального государства (которое активно сворачивается с развитием капиталистической глобализации и неолиберализма) люди так и не получили возможности для полноценного самосовершенствования, саморазвития, так как их возможности всегда ограничивались теми пределами, которые устанавливала государственная власть, и что им позволяли экономические возможности. Это положение дел анархо-синдикалисты и стремятся исправить, предоставив возможность каждому члену общества возможность для максимально возможного самосовершенствования и развития, которое будет ограничено только ресурсами, возможностями общества.

7.      Направления развития анархизма

Значительной спецификой отличался ненасильственный анар­хизм Льва Толстого. Он был разработан в его поздних романах и этических трактатах («Исповедь», 1879; «В чем моя вера», 1882; «Царство Божие внутри нас», 1899) и основывался на рационалис­тическом переосмыслении христианства.

Прогресс представлялся Л. Толстому как преодоление всех форм насилия путем «непротивления», полного отказа от насиль­ственной борьбы и сосредоточения человека на задачах личного нравственного усовершенствования. Считая злом любое принужде­ние, писатель пришел к безусловному отрицанию государства, ко­торое предлагал упразднить путем ненасильственного уклонения членов общества от обязанностей перед ним (уплата налогов, отбы­вание воинской повинности и пр.), отказа от участия в политиче­ской деятельности. Эти идеи существенно повлияли на идеологию и практику национально-освободительных движений в Китае и осо­бенно Индии.

В начале XX в. русский анархизм представлял собой конгломе­рат разнообразный течений - от «безначальцев», приверженных террору и экспроприации, «хлебовольцев», создававших земледель­ческие коммуны и отрицавших террор, до «христианского анархиз­ма» Льва Толстого, ратовавшего за христианские общины как аль­тернативу государству

Утверждение власти большевиков было воспринято большин­ством анархистов как «восстановление государственного гнета». В 1919 г. ими была образована «Всероссийская организация анархи­стов подполья», осуществившая ряд террористических актов. Анархисты играли заметную роль в крестьянском повстанческом движе­нии на Украине в 1918-1921 гг. во главе с Н.И. Махно. Движение под лозунгами «безвластного государства» и «вольных советов» было направлено как против «белых», так и против «красных», вступая с последними в тактические временные соглашения. После поражения и эмиграции Н.И. Махно последние очаги сопротивле­ния анархистов были подавлены, а к концу 1920-х гг. все организа­ции анархистов ликвидировали карательные органы.

В конце 1930-х гг. анархизм как массовое движение практически перестал существовать. Влиятельное в Италии, оно было раз­громлено фашистским правительством Б. Муссолини в 1920-х гг. В Германии анархисты были уничтожены нацистами в 1930-х гг. В Японии анархистские организации, возникшие в период русско-японской войны 1904-1905 гг., были разгромлены в 1935 г., когда их обвинили в подготовке военного переворота.

В 1970-1980-х гг. анархистские методы ведения политической борь­бы использовались такими левоэкстремистскими организациями, как «Фракция Красной Армии» и «Красные бригады». Анархист­ские группы и структуры носят в большинстве своем маргинальный характер. Влияние идей анархизма остается заметным в таких областях общественной жизни, как защита гражданских прав и окружающей среды, проти­водействие негативным последствиям глобализации.

Современное анархистское движение весьма разнообразно и включает в себя множество течений. Наряду со «старыми» анархистами, то есть представителями классических направлений в анархизме, преимущественно анархо-синдикалистами и анархо-коммунистами, существует например такое движение как анархо-примитивизм.

Существуют также проанархистские движения «автономистов», ред-скинов (красные- и анархо- скинхеды), экологических движений, различных культурных инициатив, поселений, которые насчитывают десятки тысяч активистов. Они борются за так называемую «деколонизацию повседневной жизни» в нынешнем обществе.

Следуя традиции ситуационистов и новых левых, многие современные анархисты пытаются создать некую альтернативу отчуждённому и репрессивному социуму, решая все вопросы коллективно, на основе консенсуса, уважая личность и избегая всякого авторитаризма и иерархии. Патриархату противопоставляется равенство полов, традиционным семейным отношениям — коммуны, иерархии — самоуправление. Пропагандируются и активно практикуются экологизм, антиимпериализм и антифашизм.

Анархисты активно выступают против дискриминации по национальному, гендерному, сексуальному признакам, против межгосударственных войн и политики неоколониализма. Анархисты весьма активны в антифашистском движении, постоянно участвуют в уличном противостоянии с неофашистами и неонацистами, а также полицией. В семидесятые огромный размах и известность приобрело антиядерное движение, в котором активно участвовали анархисты и автономы. Это было очень массовое движение, в котором активно участвовала западная молодёжь. Автономы-сквоттеры часто захватывают пустующие здания, которые они превращают в центры либертарной культуры и политики. Существуют различные анархистские коммуны, одной из самых знаменитых из которых является коммуна Христиания в Копенгагене.

В целом ряде стран продолжают действовать традиционные анархо-синдикалистские профсоюзы и пропагандистские организации, из которых наиболее крупными являются САК в Швеции, НКТ и ВКТ в Испании, УСИ в Италии, НКТ-МАТ и НКТ-Ф во Франции, ФАУ в Германии (в них состоят десятки тысяч человек).

Во многих странах мира насчитываются десятки тысяч сторонников анархистских идей. Появились группы анархистов и в тех странах, в которых их никогда не было, например, в Нигерии, Турции, Ливане, Бангладеш. Греческое анархистское движение является на сегодняшний день одним из самых сильных в либертарном лагере.

Во всём мире существуют многочисленные анархистские издания, исследовательские центры, библиотеки (среди них английское издательство «Фридом», основанное Кропоткиным, американский журнал «Анархия: журнал вооружённого желания», немецкое издание «Шварцен фаден», швейцарская анархическая библиотека СЕРА и др.).

В XXI в. явно анархистскую окраску приобретает движение ан­тиглобалистов. Следуя анархистской традиции, левое крыло анти­глобализма считает государство инструментом господства и угнете­ния и призывает к его замене самоорганизованным обществом. Анархисты играют наиболее активную роль в осуществлении са­мых радикальных антиглобалистских акций, как это имело место в Сиэтле, Барселоне. Генуе и других городах, где проходили форумы мировой экономической и политической элиты.

Представления анархистов о будущем общественном устройстве весьма туманны, что является причиной идейной и политической неопределенности их действий. Стремление анархистов к органи­зации общества на началах самоуправления, автономии общин и наций, на принципах свободы и равенства, справедливости, осво­бождения от эксплуатации находит понимание у левых партий, солидаризирующихся с ними.

Литература

Антология современного анархизма и левого радикализма. Том 1. Без государства. Анархисты. М.: Ультра. Культура, 2003.

Бакунин М.А. Анархия и порядок. М.: ЭКСМО, 2000.

Боровой А.А. Анархизм. М.: КомКнига, 2007.

Дамье В.В. Анархо-синдикализм в XX веке. М.: ИВИ РАН, 2001.

Кропоткин П. Анархия, ее философия, ее идеал // Сочинения / Сост., вст. ст. и коммент. М.А. Тимофеева. М.: ЭКСМО, 1999.

Кропоткин П. Записки революционера. М.: Мысль, 1990.

Нозик Р. Анархия, государство и утопия / Роберт Нозик ; пер. с англ. Б. Пинскера под ред. Ю. Кузнецова и А. Куряева. — М.: ИРИСЭН, 2008. 424 с.

Рябов П.В. Краткая история анархизма. Краснодар: Чёрное и красное, 2000.

Рябов П.В. Философия классического анархизма (проблема личности). М.: Вузовская книга, 2007.

Штирнер М. Единственный и его собственность. Харьков: Основа, 1994.

Шубин А.В. Анархия — мать порядка. Между красными и белыми. М.: Яуза, Эксмо, 2005.