Тема 3. Либерализм в России

1. Эволюция русского либерализма

Русский либерализм - оригинальный феномен, основывающий­ся на отечественных духовном опыте и традициях. По своему про­исхождению он связан с появлением ростков буржуазной цивилиза­ции и был адекватной формой выражения этого процесса

В России социальную базу либерализма как идеологического, а затем и политического течения составляли помещики, переходив­шие к капиталистическим приемам хозяйствования, дворянская и буржуазная интеллигенция.

Становление либерализма прошло ряд этапов и было прервано Октябрьской революцией.

Зарождение дворянского либерализма относится к 60-м гг. XVIII в. - началу XIX в. (идеи просветительства, критика крепост­ничества и самодержавия, проекты ограничения абсолютизма). Су­щественное влияние на его становление оказали опыт и идеи либе­рализма Западной Европы.

Уже во второй половине XVIII в. в трудах Семена Ефимовича Десницкого (ок. 1740-1789), Якова Павловича Козельского (ок. 1728 – ок. 1794), Николая Ивановича Новикова (1744-1818) и дру­гих осуждалось крепостное право, защищались свобода, просвеще­ние и самоуправление. Эти мыслители, не требуя прямой отмены крепостничества и ликвидации самодержавия, предлагали дворян­ству приемлемые пути их преобразования, в частности ограничение продажи крестьян и власти монарха представительным органом (Сенатом), укрепление законности.

В первой половине XIX в. либеральная мысль нашла свое выражение, прежде всего, в программе общественных преобразований Михаила Михайловича Сперанского (1772-1839). Ближайший по­мощник Александра I и Николая I, он пытался приспособить к са­модержавной форме правления принцип разделения властей, обес­печить гибкость и оперативность государственного механизма, его подотчетность сословиям. Предлагавшиеся им реформы предусмат­ривали некоторую трансформацию самодержавия в плане его само­ограничения путем превращения в конституционную монархию. Эта главная проблема так и не была решена в XIX в.

Теоретические положения классического либерализма использо­вались дворянскими революционерами-декабристами. В обоснова­нии своего протеста против самодержавия они исходили из теории естественного права, и прежде всего, права каждого человека на жизнь, свободу, собственность, равенство перед законом. Кроме того, они предлагали использовать принцип разделения властей при формировании институтов государственной власти.

В дооктябрьский период либерализм в России был представлен несколькими направлениями (консервативный либерализм, «новый» либерализм).

Сущность консервативного либерализма - в синтезе основных идей классического либерализма (права и свободы личности, ре­форматорство) и консерватизма (сильная власть, порядок и стабиль­ность, преемственность в развитии, приверженность религиозно-нравственным ценностям). Для обозначения этого синтеза как синоним используется понятие «либеральный консерватизм». Один из ведущих представителей этого направления П.Б. Струве пола­гал, что формула «либеральный консерватизм» возникает в «какой-то точке, где либерализм и консерватизм, конечно, сходятся...»1.

Консервативный либерализм представлял собой программу дея­тельности умеренной интеллигенции в пореформенный период, стремившейся расширить и закрепить общественные преобразова­ния путем диалога с властью, участия в земском самоуправлении и просвещении народа.

Основателем консервативного либерализма был профессор пра­ва Борис Николаевич Чичерин (1828-1904). Суть разработанной им концепции заключалась в синтезе принципов личной и обществен­ной свободы с политическими традициями и нравственно-культур­ными началами народа.

Б.Н. Чичерин значительное внимание уделял проблеме корреля­ции гражданского общества и государства. По его мнению, необхо­димость независимого, автономного гражданского общества выте­кает из природы человека как самоопределяющегося существа. Вместе с тем он указывал на взаимосвязь государства и гражданско­го общества, рассматривая гражданское общество как фундамент государства.  Б.Н. Чичерин развивал либеральные идеи правового государства, верховенства закона, ограничивающего любую власть. Однако он не разделял идею естественных и неотчуждаемых прав граждан, поскольку считал, что ее реализация может привести к анархии. По мнению Б.Н. Чичерина, права гражданам должно пре­доставлять государство.

Наиболее разумной формой правления для России Б.Н. Чиче­рин считал конституционную монархию, которая, как он полагал, способна гарантировать устойчивость и гибкость государственной власти. Это может быть достигнуто за счет ее рационального рас­пределения между законодательными, правительственными и су­дебными учреждениями под эгидой монархии

Весьма плодотворна мысль Б.Н. Чичерина о том, что обновле­нию политической жизни способствует принцип политического плюрализма. Огромную роль в этом процессе играет оппозиция, ко­торая критикует власть и заставляет ее выполнять взятые обязатель­ства. Политическая конкуренция способствует появлению наиболее одаренных политиков.

Б.Н. Чичерин отмечал и недостатки политического плюрализ­ма. Партийная принадлежность делает мировосприятие людей од­носторонним, а постоянная политическая борьба ослабляет прави­тельство. Стремление партий любой ценой получить поддержку населения вынуждает использовать такие методы борьбы, как ложь и клевета.

Видным представителем консервативного либерализма был Константин Дмитриевич Кавелин (1818-1885) - крупный философ, историк и правовед. Его политический идеал - неограниченная мо­нархия в соединении с эффективным местным самоуправлением. Он считал, что преждевременное введение конституции, ограничи­вающей власть монарха, могло бы привести к самовластию бюро­кратии и дворянства.

К.Д. Кавелин был приверженцем философии ненасилия, утвер­ждал, что всякое насилие погибнет не под ударами другого насилия, а вследствие исчерпания своих внутренних принципов. Преодолеть социальное зло и несправедливость, с его точки зрения, можно лишь путем формирования общественного мнения и развития пра­восознания.

Известный мыслитель Петр Бернгардович Струве (1870-1944) в результате длительных творческих изысканий пришел к убежде­нию о приоритете религиозно-нравственных ценностей общества и личности. Исходя из принципов национально-консервативного либерализма, он обосновал необходимость создания правового государства в форме конституционной монархии. Согласно П.Б. Стру­ве, новая русская государственность должна опираться на историческое прошлое страны,   культурные традиции и творческую дея­тельность всех патриотических сил.

В вопросе о правах личности П.Б. Струве придавал первосте­пенное значение гражданским правам. В этой связи он резко критиковал социализм, отрицающий право человека на част­ную собственность. Отрицание этого права ведет к подрыву прин­ципа свободы и ответственности личности.

П.Б. Струве подчеркивал, что верит «в силу экономического развития на основе свободы и собственности». Вместе с тем он поддерживал «идею разумного вмешательства государства в соци­ально-экономические отношения» в интересах экономически сла­бых слоев населения, т е принцип социальной справедливости.

Консерватизм П.Б. Струве проявился в преувеличении роли государственного начала в общественной жизни. Он видел в госу­дарстве самостоятельную силу, возвышающуюся над обществом и осуществляющую те задачи, которые диктуются логикой его соб­ственного развития. По его мнению, «именно государство есть как бы некая личность, у которой есть свой верховный закон бытия». Этот закон усматривается в могуществе государства как главном мериле жизненных сил страны. Выше личности им ставится также национальное начало, которое, как и государство носит сверхра­зумный и мистический характер.

Слабым местом в концепции П.Б. Струве была также недооцен­ка роли демократии. В вопросе о соотношении законодательной и исполнительной власти в правовом государстве он явно преувели­чивал роль последней. Прерогативы законодательной власти сво­дятся лишь к «соучастию в установлении бюджета» и других зако­нов государства.

Таким образом, понимание П.Б. Струве природы государства и демократии находится в явном противоречии с отстаиваемой им идеей правового государства.

В годы эмиграции П.Б. Струве была обоснована весьма продук­тивная мысль о том, что для политического переустройства пост­коммунистической России необходимо установление полудемо­кратического режима, который, действуя в либеральном духе, ввел бы начала рыночной экономики и гражданского общества и тем са­мым подготовил население к широкому участию в политике. В том же духе высказывались отечественные философы И.А.  Ильин и Г.П. Федотов. Впоследствии эту же идею выдвигали отечественные ученые И.М. Клямкин и А.М. Мигранян, писатель А.И. Солже­ницын.

В начале XX в. либеральная политическая мысль приобрела но­вые черты. Своеобразие так называемого «нового» либерализма зак­лючалось в том, что он формировался в обстановке резкой критики идеи правового государства со стороны леворадикальных и реакци­онных сил. Поэтому важнейшими задачами либеральных ученых и политиков были обоснование прогрессивной роли государства в ис­тории человечества и защита основных принципов правового государства. Русские либералы рассматривали социальные права как часть естественных прав человека, настаивали на изменении фаб­ричного законодательства, разрешении деятельности профсоюзов, создании системы государственного и общественного призрения нетрудоспособных и т. Д. Эти проблемы нашли отражение в трудах выдающегося философа и правоведа Павла Ивановича Новгородцева (1866-1924), известных историков и социологов Богдана Алек­сандровича Кистяковского (1868-1918) и Николая Ивановича Кареева (1850-1931).

П.И. Новгородцев разработал концепцию социально-полити­ческих ценностей, включающую как основные ценности (свобода, равенство, солидарность), так и более конкретные ценности (право­вое государство, народный суверенитет и др.).

Главной из наиболее общих ценностей П.И. Новгородцев счи­тал свободу. Она понималась не в негативном аспекте - как отсут­ствие принуждения над человеком со стороны государства и других людей, а в позитивном - как «свобода при помощи государства», обеспечивающего гражданам возможность располагать надлежащи­ми средствами (материальными и духовными) для эффективного участия в социально-политической деятельности.

П.И. Новгородцев идет дальше формального, юридического понимания равенства. Этот принцип означает для него не просто равенство всех перед законом, а создание для всех граждан обще­ственных условий, благоприятствующих их развитию - обеспече­ния определенного уровня образования материального достатка, охраны здоровья.

Принцип солидарности понимался П.И. Новгородцевым как со­гласие и добровольное сотрудничество людей в социально-полити­ческой сфере. Конкретными его проявлениями должны быть согласие по поводу формы политического правления, основных направлений деятельности правительства и т. д.

Ценности свободы, равенства и солидарности представлялись П.И. Новгородцеву универсальными для всех эпох, но имеющими конкретно-историческое содержание.

П.И. Новгородцев отстаивал естественное право человека на выбор формы государственного устройства, рассматривал правовое государство как преграду для частного произвола. Он развивал идею социального государства, которое должно гарантировать ин­дивиду достойное существование. При этом особо подчеркивалась значимость таких прав, как право на труд, социальное страхование, профессиональную организацию и личную свободу. П.И. Новгородцев был одним из основателей конституционно-демократиче­ской партии (кадетов).

Базовым принципом правового государства П.И. Новгородцев считал политический и идеологический плюрализм. Спор с против­никами этого принципа, согласно П.И. Новгородцеву, является «спором не на жизнь, а на смерть». «Демократия, - писал он, - оз­начает, возможно, полную свободу личности, свободу ее исканий, свободу состязания мнений и систем».

Правовое государство П.И. Новгородцев не мыслил без раз­деления властей на законодательную, исполнительную и судебную, уравновешивающих и контролирующих друг друга. Учение Ш. Монтескье о разделении властей он считал одним из наиболее существенных достижений политической мысли.

Значительное место в трудах П.И. Новгородцева занимает идея народного суверенитета, реализуемого через парламент, партии, ре­ферендумы, плебисциты и т. д. Парламент, полагал он, не может зеркально отражать волю народа, поскольку состоит из представи­телей групп и классов с отличающимися интересами. Поэтому власть должна искать приемлемые, компромиссные решения для основных субъектов политики. Партии рассматривались им как важное звено, соединяющие общество и государство.

Демократию П.И. Новгородцев считал невозможной без вне­парламентской инициативы. «В последнем случае, - писал он, - все определяется нравственными и умственными силами народа, но именно поэтому необходимо и важно для каждой способности от­крыть свободу проявления в политической области».

Важная роль в механизме демократии П.И. Новгородцевым от­водилась общественному мнению. Согласно П.И. Новгородцеву, оно особенно значимо при определении целей общества, но гораздо менее эффективно в определении средств достижения целей: «Это область, в которой требуется не только здравый смысл, присущий массам, но и техническая подготовка и специальные знания».

П.И. Новгородцев высоко ценил заслугу выдающегося русского мыслителя Вл. Соловьева в защите и обосновании общечеловече­ских морально-нравственных идеалов. В этой сфере он, с точки зре­ния П.И. Новгородцева, углублял и развивал западническую докт­рину. «Поскольку западничество было именно доктриной, а не простым продуктом подражательности и заимствований, - отмечал П.И. Новгородцев, - оно вытекало из одного очень важного и глу­бокого догмата: из веры в существование общечеловеческих начал и общеобязательных идеалов. Отсюда его доверие к опыту Запад­ной Европы, далее нас ушедшей вперед, но родственной нам по идеалам и стремлениям; отсюда его протесты против замкнутости и обособленности России. Вот этот догмат и привлекает Соловьева к западникам. То, что сам он использовал как требование вселенского единства и общечеловеческой солидарности, совпадало с основной верой западников».

В целом П.И. Новгородцев был наиболее последовательным мыслителем либерально демократического направления в России начала XX в., превзошедшим своих выдающихся предшественни­ков Б.Н. Чичерина и В.С Соловьева. Многие его мысли весьма ценны и актуальны в условиях современных российских реалий.

По мнению другого известного представителя «нового» либера­лизма Б.А. Кистяковского, в правовом государстве власть будет формироваться на основе всеобщего и равного избирательного пра­ва, народного представительства, а высокая политическая культура облегчит урегулирование социальных конфликтов. Как и П.И. Нов­городцев, Б.А Кистяковский был сторонником идеи социального государства, ставящего своей целью обеспечение права граждан на достойное существование.

Однако Б.А. Кистяковский не был в полном смысле либераль­ным мыслителем, поскольку высшей степенью развития правового государства считал государство социалистическое. Перерастание правового государства в социалистическую стадию мыслилось че­рез преобразования в экономике и социальной сфере. В экономике анархия хозяйственной жизни, присущая капиталистическому про­изводству, должна быть заменена «организованностью производ­ства, характеризующей социалистический строй». В систему прав человека он предлагал включить социально-экономические права, способные радикально улучшить положение социума, - право на труд (понимаемое как право пользоваться землей и другими средствами производства), право на развитие всех способностей, право на участие во всех материальных и духовных благах.

Ограниченность концепции Б.А. Кистяковского состояла в по­пытке совместить либерализм в политике с социализмом в экономи­ке. Общество, где отсутствуют частная собственность на средства производства и рыночное хозяйство, по своей природе не может быть подлинно либеральным

Согласно Н.И. Карееву, культурно-исторический смысл госу­дарственности заключается в последовательном расширении сферы общественного сотрудничества и ограничении области социальных конфликтов. Причины революции он видел в нерешенности обще­ственных проблем, а сами революции сравнивал с бурями и грозами в природе, острым заболеванием в организме.

Н.И. Кареев пророчески предупреждал об основных опаснос­тях революций. Движение, начавшееся под лозунгом свободы, мо­жет привести к новой диктатуре. После революции зачастую возни­кают прежние властные отношения под новыми лозунгами, а общие цели революций уступают место индивидуальным вожделениям.

Идеи либерализма лежали в основе программы партии кадетов, которая объединяла в своих рядах цвет интеллигенции, мечтавшей о радикальном преобразовании России парламентским путем, на базе общечеловеческих ценностей. Кадеты последовательно высту­пали за разделение властей, за создание фундамента гражданского общества и правового государства. В области внешней политики они предусматривали преимущественную ориентацию страны на западные демократии.

Идеи либеральных реформ, осуществляемых сильной государ­ственной властью, определяли политический курс П.А. Столыпина В частности, он предпринимал попытку с помощью государства превратить крестьян в частных собственников, создав тем самым условия для модернизации страны.

Таким образом, в период между 1861 и 1917 гг. либерализм вы­ражал стремление буржуазии к ликвидации сословных привилегий, преобразованию абсолютизма в конституционно-парламентскую монархию, утверждению правового строя. Либеральные теоретики делали акцент на идентичности путей развития России и Западной Европы, единстве исторического процесса. Будучи эволюциониста­ми, они являлись категорическими противниками социальных пере­воротов, считали их аномалиями в жизни общества.

Историческая драма либерализма заключалась в том, что это те­чение не имело широкой социальной базы и являлось помехой для своих радикальных и консервативных противников, стремившихся к столкновению. Призывы либералов к диалогу не были услышаны, и страна оказалась ввергнутой в гражданскую войну. В годы граж­данской войны либерально-буржуазные партии участвовали в воо­руженной борьбе против большевиков. После ее окончания наибо­лее известные либералы (П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановский и др.), находясь в эмиграции, сначала возлагали надежды на капита­листическую трансформацию СССР в ходе новой экономической политики, а затем были аналитиками и критиками утверждавшегося тоталитаризма.

Русскими либералами были высказаны глубокие суждения о причинах происшедшей революции и перспективах страны. Так, С.Л. Франк считал, что социализм привлек народ не своим положи­тельным идеалом, а силой неприятия старого порядка, не тем, к чему он стремился, а тем, против чего он восставал. П.И.Новго­родцев констатировал кризис демократической идеи в России, имея в виду неприменимость либеральной демократии в случае сверже­ния большевизма. Российское общество расценивалось им как него­товое к демократии ни в социально-экономическом, ни в культур­ном отношениях.

В вышедшей в 1917 г. брошюре «Политическая свобода и соци­ализм» Сергей Иосифович Гессен развивал идеи либерального со­циализма. Главной ценностью такого социализма он считал право, которое позволило бы обуздать капиталистическую эксплуатацию, ограничить получение прибыли и осуществить перераспределение собственности на средства производства между социальными груп­пами - производственными объединениями типа гильдий, потреби­тельскими кооперативами и т. д. Перестройка в экономической сфе­ре будет способствовать удовлетворению потребности людей и изменит роль государства, которое превратится в посредника между общественными союзами, координируя их деятельность, предотвра­щая и разрешая конфликты между ними. т. е. выражая интересы со­циума. Ограничение государства координирующими функциями «есть не что иное, как до своего логического конца идущее пронизание государства правом».

В целом концепция С.И. Гессена близка к идеям гильдейского социализма. Отсутствие частной собственности и рынка, в максимальной степени стимулирующих экономическую инициативу людей, исключает возможность создания эффективной экономики,  перестройки социальной и политиче­ской структуры общества на принципах либерализма.

Ход истории в XX в. позволяет сделать вывод о правоте выдви­гавшейся либералами идеи буржуазно-демократических реформах в рамках конституционной монархии как этапа на пути России к пра­вовому государству.

2. Современный либерализм

В советский период отечественной истории официальная пози­ция властей по отношению к либерализму состояла в замалчивании и резко отрицательной оценке его «буржуазности». В массовом со­знании слово «либерализм» приобрело негативный смысл и под влиянием ленинских статей с оскорбительной критикой либералов. Вместе с тем даже во времена тоталитарного режима либеральные ценности имели стойких и мужественных поборников в среде рус­ской эмиграции, отечественных диссидентов и правозащитников.

В отсутствие рынка и правового государства либеральные ори­ентации российских граждан длительное время являлись фактором преимущественно духовного порядка, стилем мышления. Они были свойственны, прежде всего, элитным группам, профессионально со­четавшим высокий уровень образования с необходимостью приня­тия ответственных решений, с многообразием общественных кон­тактов.

Существенную роль в распространении в СССР советского либерализма сыграли «шестидесятники», чье мировоззрение сфор­мировалось в период «хрущевской оттепели» Во второй половине 1980-х гг. они выступили инициаторами модернизации, преобразовав­шей советский либерализм сначала в либерально-демократический социализм, а затем и в либеральную демократию.

Освоению либеральных принципов существенно способствовал горбачевский курс реформ ориентированный на соединение социа­лизма с демократией. Демократизация включала не только соб­ственно демократические меры (введение альтернативных выборов, разделение властей, отмена цензуры), но и ряд либеральных идей (естественные и неотъемлемые права человека, рыночная конкурен­ция, гражданское общество).

Сформулированная М.С. Горбачевым и его окружением кон­цепция «универсальных», «общечеловеческих ценностей» по су­ществу, являлась отечественным вариантом теории конвергенции капитализма и социализма, выдвинутой западными либералами в 1960-х гг. Как известно, создатели этой теории прогнозировали усвоение капитализмом и социализмом лучших черт друг друга и постепенную их трансформацию в «единое индустриальное обще­ство».

В целом идейно-политическая концепция перестройки эволюци­онировала из демократической в либерально-демократическую, прокладывавшую путь к вестернизации российского общества, т. е. внедрению моделей и механизмов, функционировавших на Западе. В 1991 г. либеральная демократия окончательно сменила демокра­тический социализм в качестве основного направления модерниза­ции России.

В 1990-1991 гг. либерализм добился «массового» успеха в Рос­сии, выполняя роль «идеологии антикоммунизма». Представляется однако, что этот успех скорее был вызван охватившим общество эмоциональным подъемом сопутствовавшим крушению «реального социализма». Либеральная риторика присутствовала в высказыва­ниях политических деятелей и программах политических течений различной ориентации (классический пример - название «Либе­рально-демократической партии СССР», созданной в марте 1990 г.).

Однако в этот же период сформировались те черты отечествен­ного либерализма, которые послужили причинами неуклонного сни­жения его влияния. Главными из них оказались:

Ø  умозрительное ко­пирование западной модели общественного устройства, причем преимущественно периода ее становления;

Ø  недооценка проблемы адаптации принципов либерализма к российским условиям.

Определенную роль в укоренении этих черт в российском либе­рализме сыграло отсутствие сколько-нибудь длительного философско-теоретического и идеологического его вызревания. В течение нескольких десятилетий либеральная традиция по существу была прервана и возобновилась в конце 1980-х - начале 1990-х гг. в форме политико-публицистической атаки на тоталитаризм. При этом прак­тически полностью были проигнорированы высшие достижения российского дооктябрьского либерализма. Эволюция выдающихся либералов Б.Н. Чичерина, К.Д. Кавелина, П.Н. Милюкова и др. заключала в себе важные уроки, которые помогли бы современным либералам избежать многих просчетов и издержек.

Одна из главных тенденций дооктябрьского российского либе­рализма состояла в том, что он последовательно оформлялся в со­циал-либерализм, отторгавший идею невмешательства государства в общественное развитие и культивировавший принцип взаимных обязательств индивидов, классов и государства по отношению друг к другу. Эта тенденция в условиях 1990-х гг. не была принята во вни­мание и не нашла отражения в практической политике.

Российскими либералами не был должным образом учтен опыт ведущего течения западного либерализма XX в - неолиберализма, ассоциирующегося с именами Дж. Кейнса, Ф.Д. Рузвельта, Дж. Гэлбрейта и синтезирующего в себе индивидуализм, демокра­тию и социал-реформизм.

Один из его уроков касается проблемы взаимоотношений между индивидом и обществом. Неолибералы отвергли постулат либера­лизма предшествующих веков о том, что индивидуальные интересы в условиях свободы автоматически удовлетворяют общий интерес. На самом деле, по их мнению, в режиме «естественной свободы» врожденный эгоизм не в состоянии обуздать даже лучшие предста­вители человеческого рода. Поэтому, руководствуясь интересами всех классов и принципами гуманизма, государство и гражданское общество обязаны разрабатывать и поддерживать «правила игры» в социальной сфере и экономике.

Другой урок западного либерализма касается взаимоотношений свободы и демократии. Отечественные либералы в подходе к этой проблеме, по сути, демонстрировали экономический детерминизм, когда доказывали, что экономическая свобода, рыночная конкурен­ция и частная собственность являются условиями и гарантами по­литической демократии. Такое представление является крайне упро­щенным, поскольку демократия автоматически не вытекает из свободы частной собственности и рынка. В действительности кор­реляция между ними достаточно сложна, чрезмерное проявление экономической свободы может наносить ущерб демократии, и на­оборот. Западный либерализм XX в. рассматривает их как самостоя­тельные ценности и нацелен на поиск оптимальной меры в их взаи­модействии.

Следующий урок либерального реформирования 1990-х гг. касал­ся проблемы участия государства в регулировании социальной сфе­ры. Уравнительности социалистической системы либералы проти­вопоставили идею «равенства стартовых возможностей», исходя из того, что государственное вмешательство, направленное на вырав­нивание условий существования индивидов, порочно и антилиберально. По их мнению, каждый человек должен получить то, что заслуживает в силу своих индивидуальных качеств.

С позиций западного либерализма подобный подход является анахронизмом. Простое отстранение государства от участия в раз­витии социальных отношений отнюдь не обеспечивает «равенства возможностей», поскольку «стартовые возможности» будут определяться, прежде всего, социальным происхождением и материальным положением индивидов. По этой причине государство обязано обес­печить условия для реализации индивидуальных способностей тех социальных групп, которые в силу различных причин лишены дос­тупа к таким жизненно важным сферам, как образование и меди­цинское обслуживание.

Одной из главных ошибок реформаторов 1990-х гг. была недо­оценка просветительской деятельности по распространению либе­ральных идей, которой классики либерализма придавали первосте­пенное значение. Так, Людвиг фон Мизес важнейшей задачей либералов считал «убеждение сограждан в необходимости приня­тия либеральной программы».

Сохраняет свою актуальность критика Л.Мизесом либералов за пренебрежение просветительством. «Либералы придерживались мнения, что все люди обладают интеллектуальной способностью правильно трактовать трудные проблемы социального сотрудниче­ства и действовать соответствующим образом. Они были настолько поражены ясностью и самоочевидностью аргументации, с помощью которой пришли к своим политическим идеям, что были просто не в состоянии понять, как это кому-то не удалось их осознать. Они так и не усвоили двух вещей: во-первых, массы не обладают способно­стью мыслить логически; во-вторых, по мнению большинства лю­дей, даже если они и могут признать истину, кратковременная, пусть даже частичная выгода, которой можно воспользоваться сра­зу, представляется более значимой, чем постоянная глобальная вы­года, которая должна быть отложена. Большинство людей не имеют интеллектуальных способностей, необходимых для того, чтобы вду­маться в очень сложные, в конечном счете, проблемы социального сотрудничества, не говоря уже о том, что они не обладают силой воли и не могут пойти на временные жертвы, без которых невоз­можно социальное взаимодействие. Лозунги интервенционизма и социализма, особенно предложения о частичной экспроприации частной собственности, всегда находят восторженное одобрение среди масс, ожидающих получить от этого непосредственную и не­медленную выгоду».

Из вышеизложенного очевидно, что российскими либералами не были осмыслены важнейшие уроки либерализма, дилеммы и противоречия западной цивилизации.

При ретроспективном рассмотрении становится очевидной та­кая особенность российского либерализма, как утопизм, выражав­шийся в неадекватной оценке реального состояния общества и воз­можностей страны для воплощения западных образцов.  С учетом этих факторов были неосуществимы планы быстрого и не снижаю­щего экономического положения населения перевода экономики на рыночные рельсы, форсированной массовой фермеризации при от­сутствии необходимых для этого производственно-технической базы и социокультурных предпосылок, создания среднего класса как основы социальной стабильности. Излишне оптимистическими оказались расчеты на переустройство в короткие сроки политиче­ской сферы - утверждение политического плюрализма, многопар­тийности, разделения властей и правовой государственности.

В ходе радикальных реформ восторжествовала обозначившаяся в период перестройки тенденция трансформации власти в собствен­ность. Ее результатом стала замена номенклатурного социализма номенклатурным капитализмом. Относительно массовый и актив­ный в больших городах слой квалифицированных бюджетников, со­ставлявший социальную базу либерально-демократической волны, реформами был размыт и деморализован. Образовался огромный имущественный разрыв между новыми элитами и основной массой населения. В целом вместо планировавшегося радикальными либе­ралами создания американской или европейской модели обществен­ного устройства утвердился причудливый симбиоз раннекапиталистической и латиноамериканской моделей.

Реакцией общества на высокую социальную цену радикальной модернизации явился кризис доверия не только к власти, но и либе­рализму как идеологии, олицетворявшей реформы в глазах граждан. Драматичным следствием курса радикал-либералов стал рост влия­ния коммунистических и национал-патриотических идей и движе­ний, поставивших под угрозу процесс становления демократии.

Несмотря на колоссальные издержки «шоковой терапии» 1990-х гг., историческая роль радикал-либерализма не должна быть преумень­шена: он способствовал демонтажу тоталитарного режима, форми­рованию основ рыночной экономики и политической системы, ос­нованной на разделении властей и многопартийности, положил начало интеграции России в европейские и мировые экономические и политические структуры. По мнению Е. Гайдара, позитивные результаты реформ 1990-х гг. состоят в следующем:

во-первых, осенью 1991 г. Россия оказалась перед реальной угро­зой голода, сравнимого по масштабам с тем, который она пережила во время революции 1917 г. И об этом свидетельствуют газеты. Благодаря проведенным реформам, запуску рыночных механизмов угроза не реализовалась. Но подоб­ное забывается быстро;

во-вторых, приватизация государственного жилья была бесплатной и более либеральной, чем в Восточной Европе, где и сейчас еще во многих странах люди выплачивают государству долги за квартиры, приватизи­рованные в начале 1990-х гг.;

в-третьих, в России рыночная экономика, конкуренция, конвертируемая валюта стали реальностью, принятой обществом, что также является достижением реформ, проведенных в 1990-е гг.

Начиная с 1993 г., в российском либерализме происходит важ­ная качественная перемена - усиление позиций социал-либерализма как демократической альтернативы радикал-либерализму. Это идей­ное течение представлено, прежде всего, партией «Яблоко», продолжительное время возглав­ляемой Г.А. Явлинским.

Социал-либералы считают необходимым пересмотр вульгарных подходов к реформам, учитывая масштабы социального расслоения и диспропорций регионального развития страны, угрожающих ее целостности. Цивилизованное распределение национального дохо­да должно быть таким же приоритетом государственной политики, как и его рост.

Черты социал-либерализма наличествуют в программах и ло­зунгах «Единой России», «Справедливой России» и некоторых дру­гих партий и движений. Социал-либерализм опирается на широкие слои городского и сельского предпринимательства, интеллигенцию.

По мере формирования в России конкурентной среды либера­лизм обретает материальную базу и перестает быть фактором глав­ным образом духовного порядка. В настоящее время он представлен в разных сферах:

в сфере экономики - это свобода предпринима­тельства, внутренней и внешней торговли;

в сфере политики - либе­ральная конституция, общественная система и многопартийность;

в сфере мировоззренческой - идейный плюрализм, свободное рас­пространение философских и религиозных взглядов.

Социальная база отечественного либерализма - прежде всего высокообразован­ные, востребованные люди, жители столиц и мегаполисов, облада­ющие большими адаптационными ресурсами.

В политическом спектре России функционируют две либераль­ные партии - «Правое дело» и «Яблоко». Они - сторонники социально-ориентированного рыночного хозяйства, минимизации государственного вмешательства в экономику. Для них характерны приверженность общечеловеческим принципам политической де­мократии - разделению властей, многопартийности, обеспечению прав личности, независимости СМИ и пр. Разделяя эти принципы, либералы убеждены, что их дальнейшее распространение и укоре­нение в России возможно лишь на основе собственного опыта раз­вития либерализма. В сфере внешней политики они выступают про­тив имперских традиций, изоляционизма и конфронтационности, за интеграцию России в сообщество цивилизованных государств.

В либеральной среде популярен консерватизм как антитеза со­циализму. Слово «консерватизм» широко используется в программ­ных документах «Союза правых сил» и «Яблока», правоцентрист­ской «партии власти» - «Единой России».

Свою первоочередную задачу политическая партия «Союз пра­вых сил» видит в упрочении и развитии институтов демократии и свободного рынка, распространении либеральных идей и ценностей среди всех слоев населения России, и в особенности среди тех. ко­торые представляют собой социальную базу отечественного либера­лизма

В начале XXI в СПС представляются наиболее значимыми сле­дующие проблемы

     воспитание нового демократического гражданского сознания, ос­нованного на понимании государства лишь как инструмента для реализации права граждан на достойную жизнь.

     формирование нового образа Российского государства и нового патриотизма, источником которого была бы не ностальгия по великодержавию, а осознание свободы граждан как основы истин­ного величия страны.

     утверждение прав собственности как священных и неприкосновен­ных, необратимости правовых гарантий на эффективное предпри­нимательство,

     создание компактного и максимально эффективного «государства профессионального управления» и борьба с коррупцией, разъеда­ющей социальный организм России,

     обеспечение верховенства закона и действенных гарантий прав человека,

     создание представительной всероссийской либеральной партии,

     преодоление монополизма в системе информации и коммуникаций,

     проведение поэтапных федеративных реформ путем постепенно­го выравнивания прав и обязанностей субъектов РФ при сохране­нии их регионального и этнокультурного своеобразия,

     обеспечение прав всех народов и этнических групп России на со­хранение своей самобытной культуры, своего языка и традицион­ного образа жизни,

     полномасштабная либерализация рынка труда, обеспеченная зако­нодательно закрепленной свободой перемещения трудовых ресур­сов, эффективная защита прав наемных работников,

     скорейшее построение конкурентоспособной рыночной экономи­ки, способной генерировать средства как для создания новых ра­бочих мест, так и для внедрения в производство надежных приро­доохранительных технологий,

•          проведение общенациональной реформы образования, подчинен­ной логике долгосрочной глобальной конкурентоспособности эко­номики

Цель Российской демократической партии «Яблоко» - демокра­тическая, процветающая Россия, сильная страна, способная:

Ø    сохранить свою целостность и единство;

Ø    создать общедоступные системы образования и здравоохранения мирового уровня;

Ø    сохранить и приумножить свою великую культуру;

Ø    преодолеть глубокий экологический и демографический кризис;

Ø    на равных конкурировать с ведущими странами мира;

Ø    войти в качестве полноправного члена в Европейский союз и дру­гие экономические и оборонные европейские организации.

Ориентир Российской демократической партии «Яблоко» - об­щество равных возможностей, основанное на принципах социаль­ной справедливости и социальной солидарности сильных и слабых. Важнейшее условие существования свободного общества в России она видит не только в расширении частной инициативы, но и созда­нии развитой системы социальной поддержки.

Партия ставит своей задачей реабилитацию демократических ценностей в глазах большинства населения, формирование стабиль­ного демократического порядка, включающего в себя правовое го­сударство, рыночную экономику, гражданское общество, современ­ную систему безопасности и постиндустриальную стратегию в рамках европейского развития.

Рассматривая устойчивую демократию как обязательное усло­вие динамичного развития в XXI в., жизненно необходимое России, РДП считает, что в отсутствие развитых демократических институ­тов попытки правящей элиты установить авторитарную систему, обслуживающую интересы узкой группы лиц, приведут Россию к бюрократическому застою, необратимому отставанию и окончатель­ному превращению в страну третьего мира.

РДП предлагает широкий круг мер с целью защиты демократи­ческих институтов, реализации в полном объеме прав и свобод граждан, формирования среднего класса как гаранта демократии, создания социального рынка, поддержания общественного порядка и оздоровления нравственного облика общества, преодоления эко­логического неблагополучия, обеспечения безопасности и борьбы с терроризмом, постиндустриальной модернизации страны.

Социал-либералы заявляют о своем российском патриотизме, но не таком, который ставит государство выше личности, ведет к раз­жиганию национальной розни и способен разрушить целостность страны, вызвать ее международную изоляцию. Национальные интересы России они считают несовместимыми с имперскими мифами и шовинистической истерикой. Для них быть патриотом означает работать на благо страны и ее граждан, а не произносить «краси­вые» слова, заниматься поиском внутренних и внешних врагов. Со­хранение целостности страны в ее нынешних границах рассматри­вается как стратегическая задача нации в XXI в.

Будущее России либералы связывают с Европой и европейским путем развития, поскольку она является европейской страной в силу своей исторической судьбы, культурных традиций и географическо­го положения. Они считают, что потенциал российской нации мо­жет раскрыться через призму творческого освоения ценностей евро­пейской цивилизации, в формирование которых существенный вклад внесла великая русская культура. Европейский путь означает рост благосостояния российских граждан, приближение его к евро­пейским стандартам через формирование в нашей стране социаль­но-экономической, политической и экологической модели европей­ского типа, развитие российского законодательства в соответствии с принципами Совета Европы, это мощный импульс, который полу­чит Россия от интеграции с Европейским союзом. Такой интегра­ции, по мнению либералов, требуют интересы национальной безо­пасности страны - в условиях глобальных вызовов Россия и Европа смогут выжить только вместе.

В контексте продолжающегося поиска Россией новой идентич­ности представляется реалистичной и конструктивной позиция тех отечественных ученых либеральной ориентации, которые под ее интеграцией в западное общество понимают не физическое присое­динение к тем или иным международным институтам, а создание внутри страны современных институтов постиндустриального об­щества, обеспечивающих ее конкурентоспособность. Они видят проблему не столько в закреплении России в составе Запада, а в закреплении внутри ее современных институтов, технологий и практик, превращения в «новый Запад». Такая интеграция не только не приведет к потере Россией своей идентичности, уподоблению США и Европейскому союзу, а явится едва ли не единственно на­дежным способом укрепления международного статуса России.

Российские либералы заявляют о своей солидарности с меж­дународным либеральным сообществом в стремлении достойно встретить новые вызовы человечеству в XXI в. Они увере­ны в том, что выживание всех народов в наступившем столетии во многом зависит от того, насколько широкое распространение полу­чат либеральные ценности.

Наиболее известные представители современного экспертного либерализма в области:

Ø  политической науки и международных отношений - A.Г. Арбатов, И.М. Бунин, Вл.Л.Иноземцев, А.А. Кара-Мурза, С.А. Караганов, И.М. Клямкин, С.А. Марков, А.М. Мигранян, B.А. Никонов, А.М. Салмин, Г.А. Сатаров, Д.В. Тренин, К.Г. Холодковский, Л.Ф. Шевцова, Ф.В. Шелов-Коведяев, В.Л. Шейнис;

Ø  экономики - Е.Т. Гайдар, А.Н. Илларионов, Г.А. Явлинский, Е.Г. Ясин;

Ø  правоведения - С.С. Алексеев, М.А. Краснов, А.В. Оболонский;

Ø  национальных отношений и федерализма – В.А. Тишков.

Развитие либеральной идеологии и обоснование принципов ли­беральной политики, соответствующей современным российским реалиям, является главной задачей созданного в 2000 г. фонда «Ли­беральная миссия». Фондом издаются публикации, проводятся об­суждения актуальных проблем российской и мировой политики, инициируются интернет-дискуссии с участием не только привер­женцев либеральных взглядов, но и представителей иных политико-идеологических течений, в том числе открытых противников либе­рализма.

В публикациях «Либеральной миссии» отмечается, что диалог -неотъемлемая составляющая часть либерального дискурса, прису­щий именно ему способ публичного существования. Развитие диа­логической культуры рассматривается фондом как одна из главных миссий либералов. При этом не ставится задача переубедить оппо­нентов, заставив их отказаться от своих убеждений. Проблема ви­дится в ином: свои собственные идеалы и взгляды либералы могут осуществить лишь при условии укоренения в обществе диалогиче­ской культуры, позволяющей преодолеть непримиримость идеоло­гических конфронтаций, достичь минимально необходимого обще­ственного консенсуса в отношении базовых ценностей.

Наиболее известные исследования отечественных либералов, вышедшие в последнее годы:

Е.Т. Гайдара - «Долгое время. Россия в современном мире: очерки экономической стратегии (М., 2005), «Гибель империи. Уроки для современной России (М., 2006);

Е.Г. Ясина - «Новая эпоха - старые тревоги. Политиче­ская экономия» (М., 2004) и «Приживется ли демократия в России» (М., 2006);

Г.А. Явлинского - «Перспективы России» (М.. 2006), «Стимулы и институты. Переход к рыночной экономике в России» (М., 2007),

«После империи» (Под общ. ред. И.М. Клямкина. М., 2007).

Первая из этих книг претендует на роль своеобразного манифеста неолиберальной идеологии XXI в. Исследования отече­ственных либералов представляют собой, на наш взгляд, важную часть интеллектуальной подготовки перехода России к правовому демократическому строю.

Мы разделяем точку зрения тех ученых, которые считают, что либерализм вновь становится актуальным для России в связи с не­обходимостью постиндустриальной модернизации страны, которая не может быть проведена авторитарным режимом. Такая модерни­зация требует развитой инновационной сферы, свободы бизнеса и его правовой защищенности. Именно либерализм с его упором на институты собственности и конкуренции способен повести Россию по пути модернизационных реформ, обеспечить необходимый тех­нологический рывок в постиндустриализм.

Для возвращения в большую политику либеральным и демокра­тическим силам предстоит решить ряд задач:

Ø  объединить разроз­ненные партии в единую структуру;

Ø  создать широкую коалицию своих единомышленников;

Ø  сформулировать новую идеологему, ко­торая не только исходила бы из либеральной парадигмы, но и учиты­вала преобладающий в общественных настроениях левый тренд - сильную ностальгию по советским временам, гораздо большую вос­требованность идей справедливости и равенства, чем идей граждан­ского общества и незыблемости частной собственности.

Представляется вероятным дрейф демократических партий в сторону социального либерализма, усиления в их программах со­циальной составляющей. Идея доминирования прав личности и за­щиты интересов рядового человека может стать платформой для сближения демократических партий и главной для либерального движения, способной объединить вокруг него миллионы людей. На основе этой идеи обществу следует предложить проект, который максимально отвечал бы его потребностям, суметь объяснить рядо­вому человеку возможности для самореализации, которые откроет перед гражданами демократическая система.

При всех сложностях в становлении российского либерализма его долговременные перспективы представляются благоприятными. По мере укрепления буржуазных и средних слоев - носителей либе­рального сознания, формирования в российском обществе конку­рентной среды, превращения России в один из соперничающих цен­тров силы многополярного мира можно ожидать усиления влияния либерализма, расширения электората либеральных партий и обрете­ния ими реальных шансов на политическое будущее.

Будущее либерализма в России отечественные и зарубежные ис­следователи связывают с формированием его новой, жизнеспособной разновидности, соответствующей современным условиям. Вместе с тем подчеркивается уместность обращения к невостребован­ным идеям русских либералов, сохраняющим актуальность.

Литература

Власкин А.Г. Русские либералы (социальная философия либерального направления первой половины XX века). СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2007.

Гайдар Е.Т. Гибель империи. Уроки для современной России. М.: РОССПЭН, 2006.

Гайдар Е.Т. Долгое время. Россия в современном мире: очерки экономической стратегии. М.: Издательство «Дело», 2005.

Зайцева Т.И. В защиту русского либерализма // Полис. 2006. № 1.

Кара-Мурза А.А. Либерализм против хаоса (Основные интенции либеральной идеологии на Западе и в России) // Политическая наука в России: интеллектуальный поиск и реальность. Хрестоматия. М.: МОНФ ИЦН и УП, 2000.

Леонтович В.В. История либерализма в России: 1762-1914. М.: Рус­ский путь, 1995.

Либеральный консерватизм: История и современность. Мат. Всерос. науч.-практ. конф. М.: РОССПЭН, 2001.

Российский либерализм: идеи и люди / Под общ. ред. А.А. Кара-Мур­зы. М.:   Новое издательство, 2004.

Сидорина Т. Истоки кризиса либерализма по-российски // Свободная мысль. 2008. № 1.

Явлинский Г.А.  Перспективы России. М.: ГАЛЛЕЯ-ПРИНТ, 2006.

Явлинский Г.А. Стимулы и институты. Переход к рыночной экономике в России. М. , 2007.

Ясин Е.Г. Новая эпоха - новые тревоги. Политическая экономия. М.: Новое издательство, 2004.

Ясин Е.Г. Приживется ли демократия в России? 2-е изд., испр. М.: Но­вое издательство, 2006.