Тема 2. Либерализм и неолиберализм

2.1. Классический либерализм

Понятие «либерализм» появилось в европейской общественно-политической литературе в начале XIX в. Оно происходит от латин­ского «liberalis» (свободный, имеющий отношение к свободе).

В древнеримской мифологии бог Либер соответствует древне­греческому богу Дионису, который олицетворял экстаз, энергию, избыток жизненных сил и их раскрепощение. Поэтому все опреде­ления либерализма включают в себя идеи личной свободы, не ско­ванной рамками традиций.

При таком широком толковании либерализма его истоки видят­ся в глубинах истории. Так, американский философ Дж. Дьюи обна­ружил ростки либерализма в «свободной игре ума», которая прояви­лась у выступавших на панихиде по афинскому полководцу и государственному деятелю Периклу (V в. до н. э.). Многие ученые усматривают корни либерализма в труде Аристотеля «Политика», в котором ставится вопрос о «конституционном правительстве, склонном к демократии».

Понятия «либерализм» и «либеральный» широко распростране­ны в философской, политической и экономической литературе. Вместе с тем они не имеют определенного общепризнанного, усто­явшегося содержания.

Истоки идеологии либерализма восходят к христианству, Ренес­сансу и ньютоновской научной революции. Классический либера­лизм связан со становлением капитализма в XVII-XVIII вв. Его ос­новные постулаты сложились в антифеодальной борьбе «третьего сословия» против абсолютизма монархов и произвола церкви. Куп­цы, владельцы мануфактур нуждались в экономической свободе, в социальных институтах, которые обеспечивали бы им независи­мость от власти и церкви.

Кульминацией движения за предоставление социально-экономических свобод и прав новому классу принято считать «славную» революцию 1688 г. в Англии. Эта революция была активно поддер­жана крупнейшим философом XVII в Дж. Локком (1632-1704), оказавшим значительное влияние на формирование либеральной общественно-политической мысли. Он разработал теорию «есте­ственных прав», к которым относил, прежде всего, права человека на жизнь, свободу и собственность.

На возникновение и становление либеральных идей значитель­ное влияние оказала протестантская этика, утвердившаяся в ходе Реформации. Она нацеливала на достижение успеха любой ценой, презрение к «чужим» и т. п. Анализ духовно-нравственных и психо­логических основ становления капитализма и либерализма осуще­ствлен в известной работе М.Вебера «Протестантская этика и дух капитализма» (1904-1905).

Таким образом, либеральное мировоззрение восходит к Ренес­сансу и Реформации. Его главные теоретические постулаты заложе­ны в работах Дж. Локка, Ш. Монтескье, Т. Джефферсона, Д. Мэдисона, И. Канта, Г. Гегеля. А. Смита и других мыслителей. В XIX в. либеральные идеи развивались И. Бентамом, Дж. Миллем, А. де Токвилем и другими представителями западной общественно-поли­тической мысли. Из этого далеко не полного перечня персоналий очевидно, что весомый вклад в формирование либерального комп­лекса идей внесли представители европейского и американского Просвещения, немецкой классической философии, европейской классической политэкономии.

Джон Локк (1632-1704), которого называют родоначальником либерализма, впервые разделил такие понятия, как «личность», «об­щество» и «государство», поставил личность выше общества и го­сударства. Государство рассматривалось им как инструмент обеспе­чения свободы граждан и защиты их естественных прав.

Суверенитет народа, согласно Дж. Локку, выше суверенитета создаваемого им государства. Если власть нарушит общественный договор и станет неприемлемой для большинства народа, для воз­вращения на путь свободы правомерно восстание.

Дж. Локк впервые выдвинул идею разделения власти на законо­дательную, исполнительную (она же судебная) и федеративную, ве­дающую межгосударственными отношениями. Это, по его мнению, способно предотвратить деспотическое использование власти. Наи­более значимой Дж. Локк считал законодательную власть, опреде­ляющую политику государства.

В рамках либеральной традиции политической мысли у Шарля Монтескье (1689-1755) две основные заслуги.

Первая - это разработка теории разделения властей на законода­тельную, исполнительную и судебную. Потребность в разделении властей он выводил из самой природы человека, из его склонности к злоупотреблению властью. Различные ветви власти должны вза­имно сдерживать друг друга, предотвращая произвол.

Дальнейшее развитие событий показало, что принцип разделе­ния властей нигде в полной мере не был реализован. Стало очевид­ным, что суд по своему влиянию уступает двум другим ветвям влас­ти, поскольку нормы его деятельности определяются не им, а законодательной властью. Кроме того, назначение членов высших судебных инстанций осуществляется президентами и парламентом, что ограничивает независимость судей.

Вторая заслуга Ш. Монтескье - это разработка проблемы факто­ров, определяющих «образ правления». В главном его труде «О духе законов» обосновывается идея географической детерминированно­сти развития общества, зависимости нравственного облика каждого народа и характера законов от физических факторов - климата, поч­вы, рельефа местности, величины территории. Большое значение Ш. Монтескье придавал и обратному влиянию политического фак­тора, прежде всего формы государственности, на географическую среду. Стремление раскрыть связь между различными факторами общественного развития было весьма плодотворным.

Логическим продолжением демократического наследия евро­пейского Просвещения явились идеи американских мыслителей Бенджамина Франклина (1706-1790), Джона Адамса (1735-1826), Томаса Джефферсона (1743-1826), Джеймса Мэдисона (1751-1836), Александра Гамильтона (1755 или 1757-1804).

Многие из выдвинутых ими идейных принципов и постулатов формировались как политические требования в ходе борьбы Соеди­ненных Штатов за независимость, а затем были закреплены в кон­ституционных документах. К числу важнейших из них, вошедших в фундамент современной политической и правовой науки, относятся следующие:

Ø  все люди от природы свободны, независимы и облада­ют неотчуждаемыми правами - на жизнь, свободу;

Ø  стремление к счастью;

Ø  право народа на политическое самоопределение и неза­висимое существование;

Ø  право народа сменить правительство, ко­торое не отвечает своему назначению - обеспечивать достижение всеобщего счастья и безопасности;

Ø  дополнение идеи разделения властей идеей создания системы сдержек и противовесов, обеспечи­вающих равновесие между ветвями власти;

Ø  идея судебного надзора за конституционностью принимаемых законов

Существенный вклад в обоснование идеологии либерализма внесли немецкие ученые Иммануил Кант (1724-1804) и Георг Ге­гель (1770-1831). Иммануил Кант отстаивал идею автономии личности. Важней­шим принципом его политической теории является положение об абсолютной ценности каждого человека и недопустимости его пре­вращения в орудие достижения чьих-то целей. Этот нравственный по своей сути принцип он назвал «категорическим императивом» и считал, что им должны руководствоваться все люди.

И. Кант являлся сторонником договорной теории государства, развивал идею правового ограничения государственной власти. По­литика рассматривалась им как гармония цели и средств.

Значительное внимание И. Кант уделял проблемам международ­ных отношений. В трактате «К вечному миру» разработан гуманис­тический проект создания всеохватывающей федерации равноправ­ных государств, отвергающих войны, мир характеризуется как «высшее политическое благо». Обеспечение мира связывалось с воспитанием и просвещением народов, моральным прогрессом че­ловечества, осуждением войн и воинствующих политиков.

Георгу Гегелю принадлежит заслуга разработки и разграничения категорий «гражданское общество» и «правовое государство». Он создал основы теории групповых интересов, которые рассматривал как базу гражданского общества.

Дальнейшее развитие идеи либерализма получили в работах французского ученого Алексиса де Токвиля (1805-1859), англичан Иеремии Бентама (1748-1832) и Джона Стюарта Милля (1806-1873).

Алексис де Токвиль внес существенный вклад в разработку тео­рии и истории демократии. В книге «О демократии в Америке» он показал, что именно демократия, идущая на смену аристократии, способна обеспечить максимум свободы и возможностей для разви­тия личности, для роста благосостояния большинства граждан.

В то же время А. де Токвиль показал противоречивый характер процесса утверждения демократии, выявил его негативные послед­ствия: демократия, во-первых, не гарантирует народу самое искус­ное правительство и, во-вторых, создает опасность тирании боль­шинства. Вместе с тем, по его мнению, демократия благодаря своим уникальным достоинствам сама в состоянии нейтрализовать соб­ственные недостатки. Он полагал, что власть большинства должна заканчиваться там, где начинаются права личности и права мень­шинства. Для предотвращения деспотизма большинства он считал важным расширять непосредственное участие населения в управле­нии, создавать различные добровольные ассоциации граждан, суды присяжных.

К середине XIX в. выяснилось, что поддерживавшийся либера­лами капитализм способствовал не только расширению свободы, но и усилению эксплуатации. Поэтому либеральная мысль стала боль­ше ориентироваться на социальные проблемы, на принцип пользы с целью достижения счастья.

Идеолог английской либеральной буржуазии Иеремия Бентам разработал теорию утилитаризма и с ее помощью обосновал про­грамму демократизации политических и правовых институтов, обеспечения политической свободы. Задача государства, по И. Бентаму, состоит в том, чтобы на основе принципа пользы обеспечить «наибольшее счастье для наибольшего числа людей». Эта цель мо­жет быть достигнута благодаря свободной конкуренции и частно­собственнической инициативе, невмешательству государства в эко­номику и демократизации государственно-правовых институтов.

Либеральные идеи Нового времени отражены в политическом учении Джона Стюарта Милля - английского утилитариста и побор­ника равноправия. Согласно Дж. Миллю, либеральные свободы – это, во-первых, свобода мысли и мнений, во-вторых, свобода дей­ствия сообща с другими, в-третьих, свобода выбора жизненных це­лей. Он полагал, что угроза свободе индивида исходит как от тира­нии правительства, так и от тирании господствующего в стране общественного мнения.

Подобно А. де Токвилю, Дж. Милль искал пути преодоления тирании большинства. Чтобы предотвратить количественное возоб­ладание невежд над образованными людьми, он предлагал создать такую избирательную систему, которая позволила бы последним го­лосовать в нескольких избирательных округах.

Социальный акцент политических воззрений Дж. Милля осо­бенно проявился в его рассуждениях о роли государства. Государ­ству следует не удовлетворяться пассивной ролью защиты граждан, а стремиться сделать своих подданных добрыми и просвещенными. Единственное правление, которое может удовлетворить наиболее острые социальные потребности людей, - это правление с участием всех людей. Будущее он представлял себе как общество кооперати­вов производителей, сохраняющее частную собственность, но без ее отрицательных сторон.

Таким образом, в мировоззренческий комплекс классического либерализма вошли представления о самоценности личности, ее свободе от групповых, классовых и национальных ограничений, идеи космополитизма, гуманизма, прогресса, демократизма.

В сфере политики либерализм основывается на признании прав человека, разделения законодательной, исполнительной и судебной власти, свободы выбора видов деятельности, свободы конкуренции. Все эти идеи составляют содержание концепции правового государ­ства.

В экономической области основатели либерализма требовали отмены регламентации и ограничений со стороны государственной власти, простора для частной инициативы, максимально благопри­ятных условий для развертывания частного предпринимательства

Ядро классического либерализма образуют следующие поло­жения:

Ø  абсолютная ценность человеческой личности и изначальное («от рождения») равенство всех людей;

Ø  автономия индивидуальной воли;

Ø  существование неотчуждаемых прав человека (на жизнь, свободу, собственность);

Ø  договорный характер отношений между государством и инди­видом;

Ø  верховенство закона как инструмента социального контроля;

Ø  ограничение объема и сфер деятельности государства;

Ø  защищенность - прежде всего от государственного вмешательст­ва - частной жизни человека и свобода его действий (в рамках за­кона) во всех сферах общественной жизни.

Основополагающие принципы либерализма постоянно уточня­ются в ходе общественного развития, но неизменной остается ори­ентация либералов на осуществление индивидуальной свободы. Сама природа этих принципов не позволяет превратить либерализм в догматическую систему, состоящую из раз и навсегда установлен­ных норм и правил. Классик современного либерализма Людвиг фон Мизес писал по этому поводу: «Либерализм - это не закончен­ная доктрина или застывшая догма. Наоборот, он является приложе­нием учений наук к общественной жизни человека. И так же как экономическая наука, социология и философия не стояли на месте со времен Дэвида Юма, Адама Смита, Давида Рикардо, Иеремии Бентама и Вильгельма Гумбольдта, доктрина либерализма сегодня отличается от того, чем она была в их эпоху, хотя ее фундаменталь­ные принципы остались неизменными».

Основные политические идеи либерализма:

Ø  Приверженность парламентаризму;

Ø  Негативное отношение к разросшимся экономическим и социальным функциям государства;

Ø  Разделение властей, плюрализм, верховенство закона;

Ø  Уважение достоинства человеческой личности;

Ø  Расширение практики плебисцитарной демократии;

Ø  Конкуренция элит;

Ø  Компромисс, консенсус в решении политических проблем.

Если в европейских странах принципы либерально-буржуазного устройства пробивали себе дорогу с трудом, преодолевая сопротив­ление со стороны феодально-аристократического государства, то в Соединенных Штатах они имели более широкую социальную базу (прежде всего торгово-промышленная буржуазия, многочисленное фермерство) и утверждались в сравнительно благоприятных условиях.

Формирование и развитие либеральной традиции в США проте­кало в процессе постоянной внутренней эволюции, включавшей,

с одной стороны, напластование все новых идеологических компонентов, порождавшихся самим развитием американского общества, но при этом объединенных принципиальной общностью исходных принципов,

с другой - обособление устаревших идеологических фрагментов, приобретающих консервативную функцию и служив­ших основанием для формирования разновидностей консерватив­ной идеологии.

На всех этапах американской истории между либерализмом и консерватизмом сохранялся определенный консенсус в отношении некоторых наиболее общих представлений, касающихся американ­ского общества, политических институтов, механизмов социального развития и т. д. Формированию такого консенсуса способствовала «гибкость» идеологических принципов американской либеральной традиции, которые, будучи изначально сформулированными в дос­таточно общей и абстрактной форме, допускали существенные раз­ночтения и могли обслуживать различные социальные и политиче­ские силы.

К современному времени сложились следующие направления либерализма:

Ø  консервативный  либерализм (партии этого направления стремились сохранить уже имеющиеся в данном обществе права и свободы, но были против дальнейших социальных реформ, подрывающих принцип неприкосновенности частной собственности);

Ø  социальный либерализм (сторонники которого были готовы осуществлять дальнейшие социальные реформы, в том числе и ограничивая  права имущих классов);

Ø   радикальный либерализм, или либертаризм (его сторонники защищали свободу от власти государства (негативную свободу), господствующей церкви, даже общества). Многие современные исследователи относят либертаризм к современным разновидностям консерватизма.

2.2. Специфика неолиберализма

В конце XIX в. либерализм подвергся существенной трансфор­мации. Его ключевой принцип - свободной конкуренции произво­дителей - уступил место признанию необходимости вмешательства государства в экономические и социальные процессы с целью пре­дотвращения чрезмерной поляризации общества и, в конечном сче­те - дестабилизации системы. Складывавшийся тип либерализма обозначался терминами «неолиберализм», «социальный либера­лизм» и «либерал-реформизм».

В США попытки найти выход из Великой депрессии 1929-1933 гг. завершились расколом в либеральном лагере. Одни либера­лы продолжали отстаивать традиционные ценности свободного рынка и противились регулирующей роли государства, другие ре­шительно требовали ограничения сферы действия рыночных ме­ханизмов и предпринимательского индивидуализма. «Новые ли­бералы» подчеркивали необходимость активного вмешательства государства в экономику и сферу социальных отношений. Практи­ческая реализация идей «нового либерализма» была связана с ре­формами Ф. Рузвельта, заложившими основы системы государ­ственного регулирования экономики.

Тенденция расширения роли государства в управлении обще­ством получила дальнейшее развитие в годы Второй мировой войны и первые послевоенные десятилетия, особенно в рамках либе­рально-консервативного консенсуса. В 1960-е гг. это нашло выраже­ние в разработке новых программ в сферах образования, здравоох­ранения и социального обеспечения. Их реализация, как полагали либералы, позволит создать «общество благосостояния». Идеи со­циального регулирования лежали в основе программ «Новых рубе­жей» Дж. Кеннеди и «Великого общества» Л. Джонсона.

Основные особенности неолиберализма:

Ø  важнейшее достоинство политической системы - справедливость, а правительства - ориентация на моральные принципы и ценности;

Ø  консенсус управляющих и управляемых, необходимость участия масс в политическом процессе, демократизация процедуры принятия управленческих решений;

Ø  предпочтение плюралистическим формам организации и осуществления государственной власти;

Ø  политическая активность, предприимчивость, свободу от предрассудков, отношение к морали как к частному делу человека, враждебное отношение к интересам различных общностей, эгоизм потребностей, автономия воли и разума.

В 1960-1970-х гг. либерализму была свойственна ярко выраженная ориентация на интеграционные процессы в международных отно­шениях, отражавшая растущую взаимозависимость государств. Либералами активно разрабатывалась и пропагандировалась кон­цепция конвергенции двух общественных систем под влиянием научно-технической революции и расширения торгово-экономиче­ского сотрудничества (Дж. Гэлбрейт. П Сорокин, Р Хейлбронер, Я. Тинберген и др.)[1].

Выдвигались два варианта этой концепции.

Первый предусмат­ривал эволюцию социалистических стран к «западной демократии».

Второй предполагал движение обеих систем к некоему обществу «интегрального типа».

Идее сближения свободной рыночной экономики и социалисти­ческого «планового хозяйства» был привержен и советский акаде­мик А.Д. Сахаров. В книге «Мир, прогресс, права человека» он пи­сал: «Я считаю особенно важным преодоление распада мира на антагонистические группы государств, процесс сближения (кон­вергенции) социалистической и капиталистической систем, со­провождающиеся демилитаризацией, укреплением международного доверия, защитой прав человека, закона и свободы, глубоким соци­альным прогрессом и демократизацией, укреплением нравственно­го, духовного, личного начала в человеке».

Последующий ход событий, как известно, не подтвердил кон­цепцию конвергенции. Одна из общественных систем - социа­листическая - прекратила существование, а другая динамично трансформируется в «постиндустриальное» и «информационное» общество. В направлении постиндустриализма развиваются и про­цессы модернизации в бывших социалистических странах. Тем не менее, концепция конвергенции сыграла определенную роль в подготовке идейно-политической почвы для разрядки начала 1970-х гг. и формирования принципов нового политического мышления.

Расчетам либералов на создание общества «всеобщего благосо­стояния» также не суждено было осуществиться. Хотя жизненный уровень населения и вырос, выявилась неспособность государства выполнить многочисленные социальные программы, удовлетворить растущие притязания граждан на обеспечение занятости, образова­ния, медицинской помощи, различные формы вспомоществования. Широкое распространение получили технократические иллюзии наступления эры технических ответов на социальные вопросы. Строительство «государства благосостояния» вошло в противоречие с потребностями экономики в поощрении предпринимательской инициативы, поиске перспективных направлений технологического прогресса.

Этими обстоятельствами частично объясняется рост популяр­ности консерватизма в 1970-х гг. и разрушение либерально-консер­вативного консенсуса. Вступление западного общества в фазу постиндустриализма и обострение глобальных проблем поставили либерализм перед необходимостью глубокого обновления.

Новый облик либерализма еще не сложился. Его становление идет по различным, во многом отрицающим друг друга курсам.

С одной стороны, заметен акцент на проблемах равенства и спра­ведливости, рационализации регулирующей роли государства. Либералы объявляют целью социальной политики оптимальное вос­производство «человеческого капитала». Это предполагает преиму­щественное развитие системы переподготовки рабочей силы, а не увеличение пособий бедным и безработным, как в 1960-е гг.

С дру­гой стороны, возрождаются антикейнсианские традиции, суть кото­рых - в отрицании вмешательства государства в сферу экономики.

Неолибералы видят ошибку сторонников «саморегулирования» экономики в абсолютизации монетаризма Чикагской школы и иг­норировании опыта социально-ориентированной экономики Гер­мании. Они подчеркивают, что в нормально функционирующем обществе должны быть преодолены наиболее вопиющие виды нера­венства, препятствующие свободному развитию каждого индивида и дестабилизирующие общество. Государство, по их мнению, толь­ко в том случае является социальным и правовым, если обеспечива­ет своих граждан экономическими средствами для достижения ра­зумных целей.

Таким образом, основное различие неолиберализма и класси­ческого либерализма состоит в разном понимании общественной роли государства. Если классический либерализм выступал против вмешательства государства в экономическую жизнь, современные либералы отводят ему значительную роль в решении социально-экономических проблем.

Со второй половины 1990-х гг. внутри либерального лагеря наме­тилось размежевание между сторонниками различных представле­ний по вопросу о перспективах государственного суверенитета. Часть либералов мыслит государственническими категориями и декларирует приверженность суверенитету. Их оппоненты исходят из тезиса о происходящем «размывании» национальных государств и их суверенитетов, все большей проницаемости грани между внут­ренней и внешней политикой. Они прогнозируют неизбежность слияния человечества в единое целое благодаря экономической ин­теграции, демократизации политического пространства, развитию коммуникаций. На основе подобных представлений делается вывод о возможности «гуманитарных интервенций» в отношении госу­дарств, где нарушаются права человека.

Процессы и явления, вызываемые усиливающейся взаимозави­симостью мира, рассматриваются либералами в качестве предпо­сылки к глобальному управлению. В свою очередь, глобальное уп­равление понимается как фактор развертывания глобализации.

Изменились представления либералов о механизмах глобально­го управления. Популярные в прошлом модели мирового прави­тельства и мирового парламента основывались на прямых аналоги­ях с реально существовавшими национальными институтами и предполагали создание единого центра принятия решений и соот­ветствующих властных структур. Современные модели глобального управления, проникнутые верой в универсальность либеральных ценностей, базируются на коллегиальных и коллективных принципах межгосударственного взаимодействия. Реализация этих принципов предполагается путем использования наднациональных структур для согласования позиций и интересов различных акторов и прежде всего государств.

Поскольку для американского политического мышления харак­терно совмещение либеральных и империалистических элементов, основывающихся на отношении к своему государству как воплоще­нию принципов либерализма и демократии, либерально-глобалистская часть истеблишмента негативно относится к идее подчинения США неким наднациональным механизмам принятия решений. Та­кая возможность гипотетически допускается лишь в случае, если все государства или большая их часть будут соответствовать амери­канским стандартам демократии.

Либерализм оказал значительное влияние на формирование од­ной из наиболее влиятельных школ в теории международных отно­шений - политического идеализма. Она возникла как реакция части ученых и политиков на беспрецедентные по масштабу социальные бедствия, вызванные Первой мировой войной.

Базовые положения политического идеализма нашли отражение в 14 пунктах послевоенного урегулирования, сформулированных одним из создателей этой школы - профессором и президентом США Вудро Вильсоном. Им были продекларированы такие принци­пы, как:

Ø  отказ от тайной дипломатии;

Ø  моральность внешнеполити­ческой деятельности и дипломатии;

Ø  сокращение вооружений до ми­нимума, обеспечивающего национальную безопасность;

Ø  создание международного органа, который гарантировал бы политическую независимость и территориальную целостность государств - такая организация была создана и носила название «Лига Наций».

Идеалисты рассматривали мировую политику в рамках право­вых и этических категорий, разрабатывали нормативные модели международных отношений, в реализации которых значительную роль играло бы свободно выражаемое общественное мнение, высту­пающее против войны и вызываемых ею социальных бедствий. Для их убеждений было характерно неприятие силовых средств как важ­нейшего регулятора международных отношений. Предпочтение от­давалось системе и институтам международного права.

Вместо баланса сил идеалисты предлагали иной механизм регу­лирования международных отношений - коллективную безопас­ность. Эта идея основывалась на том соображении, что все государ­ства имеют общую цель - мир и безопасность, а нестабильность силового баланса и войны наносят огромный урон народам.

На идеях неолиберализма в 1970-1980-х гг. сформировался глобалистский подход к международным отношениям. Неолиберализм исходит из того, что анализировать поведение государств следует с учетом не только национальных интересов, но и их участия в дея­тельности межгосударственных институтов, гармонизирующих международные отношения и влияющих на поведение самих госу­дарств. При этом особое внимание неолиберализм уделяет роли хо­зяйственного взаимодействия в мировом развитии. Универсаль­ность демократии рассматривается неолибералами как важнейший фактор преодоления противоречий между государствами.

Взгляды глобалистов отражены в теории комплексной взаимоза­висимости разработанной на основе неолиберальных принципов Робертом Кеохэйном и Джозефом Наем в исследованиях «Трансна­ционализм в мировой политике» (1971) и «Мощь и взаимозависи­мость. Мировые политики в переходе» (1977). Согласно этой теории, фактор силы утрачивает решающее воздействие на междуна­родные отношения, более эффективными средствами влияния ста­новятся экономические, правовые и информационные механизмы. По мнению ученых, создаются условия для институционализации отношений между государственными и негосударственными актора­ми, которые открывают перспективу упорядочения международной среды.

В области внешней политики либералы внесли существенный вклад в разработку концепции «нового мирового порядка». В среде ученых и политиков либеральной ориентации во второй половине 1980-х гг. господствовало стремление к многостороннему сотрудниче­ству с СССР, а в настоящее время доминирует намерение макси­мально способствовать становлению демократии в государствах, являющихся его преемниками. Либералы - сторонники оказания им всемерного содействия в создании рыночной экономики, решении гуманитарных проблем, урегулировании межнациональных конф­ликтов.

В целом либерализм является доминирующим типом массового сознания в странах Запада. Его принципы и установки воплотились в важнейших политических институтах и получили специфическое проявление в основных идейно-политических течениях - от консер­ватизма до социал-демократии. Большинство либеральных партий объединены в Либеральный интернационал, созданный в 1947 г.

Либерально-реформистской направленностью отличалась дея­тельность созданного в 1968 г. Римского клуба - неформального объединения влиятельных представителей научно-экспертного со­общества ведущих стран Запада. Клуб стал своего рода лаборатори­ей научного поиска путей выживания и развития человечества как складывавшейся экономической, а впоследствии и политической целостности. В докладах Клубу была изложена система представле­ний о новом миропорядке, основывающемся на принципах расту­щей взаимозависимости государств.

В рамках либеральной парадигмы сформировалась идейно-по­литическая концепция трилатеризма, ставшая идеологической осно­вой функционирования Трехсторонней комиссии, созданной в 1973 г. по инициативе директора «Чейз Манхэттэн банка» Д. Рокфеллера. Деятельность Трехсторонней комиссии, объединившей ведущих представителей истеблишмента США, Западной Европы и Японии, была направлена на согласование позиций политических элит по социально-экономическим и политическим проблемам глобального характера, формирование долгосрочной стратегии всего «западного сообщества». Благодаря тесным связям с политическим руковод­ством США Трехсторонняя комиссия была самым влиятельным неофициальным транснациональным политико-идеологическим институтом вплоть до начала 1980-х гг., когда трилатеристские пред­ставления о взаимозависимости, основах и целях единства Запада уступили место более жестким и бескомпромиссным неоконсерва­тивным концепциям.

Несмотря на ослабление влияния Трехсторонней комиссии, многие идеи, выдвинутые ее участниками, в 1990-2000 гг. востре­бованы в идеологической и политико-практической сферах. Они оказывают влияние на принципы и идейные основы деятельности такого влиятельного неформального института, как «Большая вось­мерка», куда входит и Россия.

Известные ученые, констатируя заслуги либерализма в форми­ровании облика современного мира, связывают будущее человече­ства с базовыми идеями именно этой идеологии. Так, американский исследователь Фрэнсис Фукуяма на рубеже 1980-х и 1990-х гг. выдвинул дискуссионный тезис о якобы наступившем конце истории в резуль­тате победы либерализма над другими идеологиями. Этот тезис по­явился на волне эйфории по поводу эрозии марксистско-ленинских идей, распада социалистической системы, успехов постиндустри­ального развития на Западе.

Абсолютизация Ф. Фукуямой новых тенденций в международ­ных отношениях и либеральной демократии в качестве базового принципа политической организации общества вызвала резонную критику концепции «конца истории». Последующее развитие собы­тий вынудило ученого скорректировать свои взгляды с учетом про­исшедших перемен, признать наличие многочисленных угроз для самого существования человечества. В своих последних публикаци­ях Ф. Фукуяма связывает надежды на формирование нового миро­порядка с модернизаторской ролью Соединенных Штатов в гло­бальном масштабе, а условием ее выполнения считает признание американской элитой принципов коллективизма и многополяр­ности.

Для позиции либерализма в вопросе о путях становления нового миропорядка характерны основные положения, формулируемые Ф. Фукуямой в работе «Америка на распутье. Демократия, власть и неоконсервативное наследие»:

Первое: внешняя сила эффективна там, где она «подталкивает» преобразования, к которым народ уже подготовлен, а не там, где навязываемые ценности и практики рас­сматриваются как чуждые и враждебные.

Второе: применение силы вне международно-правового контекста, с нарушением норм между­народного права и без учета мнения международных организаций ставит под сомнение саму причину ее использования и резко снижа­ет, если не обесценивает, ту цель, ради достижения которой она применяется.

Третье - одна лишь вера в незыблемость собственных нравственных принципов не может служить основанием для поли­тических решений.

Итоговый вывод ученого: Америке следует пересмотреть внеш­неполитический курс, сформированный под влиянием неоконсерва­тивных теоретико-политических представлений, которые привели к фиаско в Ираке и могут послужить причиной новых неудач. Крити­куя радикал-консерваторов, он видит альтернативу силовому гло­бализму в проведении более умеренного и рационального курса, ве­дущего к той же цели - установлению глобального миропорядка под эгидой Соединенных Штатов.

Как и Ф. Фукуяма, активными оппонентами стратегии силового глобализма и унилатеризма, разработанной и реализуемой при ак­тивном участии неоконсерваторов, являются такие известные поли­тологи либеральной ориентации, как Т. Барнет, Дж. Гэддис, Ч. Купчан, М. Манделбаум, Дж. Най-младший и др. Они считают такую стратегию бесперспективной, отторгаемой мировым сообществом и чреватой истощением ресурсов самих Соединенных Штатов. Аль­тернатива стратегии жесткого унилатеризма видится в мультилатеризме, т. е. формировании мировой системы, в которой полномочия были бы разделены между ведущими странами Запада, а фактиче­ский статус Соединенных Штатов был бы самым высоким - лидер­ским.

М. Манделбаум, исследуя перспективы демократии в современ­ном мире, полагает, что нынешняя практика ее «продвижения» должна быть переосмыслена, поскольку дискредитирует демократи­ческие традиции и лишает демократию той репутации, которую она заслужила в XX в. С его точки зрения, не следует инициировать де­мократические преобразования при отсутствии необходимых для этого предпосылок и необходимо осознавать неизбежность оттор­жения привнесенных политических институтов там, где нет усло­вий для становления либеральной демократии. По мнению М. Манделбаума, лишь глубокое знание истории, культуры и традиций других стран и народов «... могло бы дать ключ к пониманию того, каким образом можно подтолкнуть их к усвоению демократических практик».

Прогнозируемый Ф.Фукуямой миропорядок по своей сути явля­ется американоцентричным, поскольку идеи и принципы либераль­ной демократии нашли свое наиболее полное выражение в Соеди­ненных Штатах и поддерживаются ими. Наиболее эффективный путь к созданию такого миропорядка видится ему не в «превентив­ных войнах», сторонниками которых являются критикуемые им неоконсерваторы, а в широком использовании «мягкой силы», т. е. средств материального, морального и пропагандистского воздей­ствия на противоборствующую сторону.

На наш взгляд, Ф Фукуяма прав в следующем: либерально-демократические принципы, прошедшие испытание временем в странах Европы и Америки, могут стать основой для общецивилизационного единства перед лицом глобальных проблем, для форми­рования демократического миропорядка.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать следующие вы­воды:

1.      Исторический опыт свидетельствует о том, что политические принципы либерализма эффективны только при условии их систем­ного применения и с учетом социокультурной специфики стран и регионов.

2.      Либерализм претерпел эволюцию, в процессе которой он мо­дифицировал свои идеи в соответствии с изменившимися конкрет­ными условиями. Классический либерализм с его идеей свободы от вмешательства государства в экономическую и социальную жизнь уступил место неолиберализму, который отводит государству значи­тельную роль в решении стоящих перед обществом проблем.

3.      Либерализм и консерватизм сохраняют ведущие позиции бла­годаря тому, что в конкурентной борьбе сумели выработать качества открытых идеологий, учитывающих и интегрирующих интересы широких социальных слоев, способных обеспечивать националь­ный консенсус. Между этими идеологиями сложилось своеобразное «разделение труда»: функция неоконсерватизма заключается в вы­свобождении предпринимательской активности, функция же неолиберализма состоит в смягчении неравенства.

[1] Термин «конвергенция» заимствован из естественных наук. В физике атмосферы и океанологии он используется для обозначения перемешивания воз­душных и водных масс разной температуры, а в биологии обозначает уподобле­ние признаков неблизкородственных групп организмов в процессе эволюции, приобретение ими сходного строения в результате существования в близких природных условиях.

Контрольные вопросы:

1.      В каких исторических условиях сложился классический либерализм?

2.      Охарактеризуйте вклад наиболее известных представителей либерализма в разработку этого направления политической мысли.

3.      Назовите основные положения классического либерализма.

4.      Как и по каким причинам произошла трансформация либерализма в конце XX в.?

5.      Охарактеризуйте специфику неолиберализма и основные этапы его эволюции.

6.      По каким направлениям осуществляется становление неолиберализма в условиях постиндустриального общества?

7.      Охарактеризуйте влияние либерализма на теорию международных отношений.

8.      В чем заключается глобалистский подход неолибералов к международным отношениям?

9.      Изложите содержание концепции «конца истории» Ф.Фукуямы и дайте ей оценку.

10.  Охарактеризуйте неолиберальное видение формирующегося миропорядка и путей его становления.

Литература

Сирота Н.М. Идеологии и идеологические течения: классическое наследие и современность. Учебное пособие. СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2009. С.22-38.

Алексеева Т.А. Современные политические теории. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2000. С.136-168.

Алесина А., Джавацци Ф. Либерализм – это левая идея / Пер. с итал. В.Файер. М.: ООО «Юнайтед Пресс», 2011. – 172 с.

Кимлика У. Современная политическая философия: введение / Пер. с англ. С.Моисеева. М.: Изд. дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики, 2010. С.79-139.

Макферсон К.Б. Жизнь и времена либеральной демократии. / Пер. с англ. А.Кырлежева. М.: Изд. дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики, 2010. – 176 с.

Мизес Л. Либерализм в классической традиции / Пер. с англ. А.В.Куряева. М.: «Экономика», 2001. – 239 с.

Раквиашвили А.А. Либерализм. Эволюция идей. СПб.: Ленанд, 2010. – 184 с.

Рормозер Г. Кризис либерализма / Пер. с нем. М.: ИФ РАН, 1996. – 298 с.

Соловьев А.И. Политическая идеология // Политология: Лексикон. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. С.346-365.

Хайек Ф. Дорога к рабству. М.: Новое издательство, 2005. - 264 с.

Хейвуд Э. Политология: Учебник для студентов вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. С.53-58.

Шапиро И. Введение в типологию либерализма // Полис. 1994. №3.