Тема 9. Социология общественных движений

1. Общественные движения как форма коллективного поведения

Историко-теоретическими источниками исследования социальных движений являются классовые теории, в том числе марк­сизм, психология масс, историческая социология.

Понятие «социальные движения» было введено в научный обо­рот прусским общественным мыслителем и государственным деятелем Лоренцом фон Штайном в середине 40-х годов XIX в. для обозначения стремлений пролетариата к социальной (а не только политической) ре­волюции. Л. фон Штайн соединил анализ движений с идеей социальных реформ по инициативе государства с тем, чтобы интегрировать в систему дестабилизирующие элементы рабочего движения.

Начало анализа дви­жений с позиций классовой теории на примере революционных и контр­революционных движений во Франции в середине XIX столетия имеется и работах К. Маркса. В дальнейшем в марксизме возобладала идея революционной партии, руководящей рабочим движением, и иссле­дования движений были ограничены изучением рабочего и коммунисти­ческого движений с позиций теории социалистической революции.

Представители психологии масс положили начало академическим исследованиям движений, однако пользовались для их объяснения ир­рациональными категориями и гипотезами (например, «душа масс»). Позднее исследование общественных движений приня­ло все более четко выраженный социологический характер.

Одним из первых серьезных социологических исследований об­щественных движений стали работы американских ученых, прина­длежащих к Чикагской социологической школе (Р. Парк, Э. Берджес, Г. Блумер). Они предложили теорию коллективного поведения как парадигму исследования общественных движений.

Общественное движение, согласно Г. Блумеру, представляет собой коллективную попытку изменить социальный порядок. Позднее Р. Тернер и Л. Киллиан дали более развернутое определение: «Общественное движе­ние представляет собой коллективное образование, действующее в течение достаточно длительного времени, целью которого является содействие или сопротивление социальным изменениям в обществе или группе, частью которой оно является».

Анализируя генезис общественных движений, представители тео­рии коллективного поведения часто рассматривают как причину их возникновения понятие структурной напряженности. Этот термин, как и большинство из тех, которые используются в данной теории, чрезвычайно многозначен. Напряженность интерпретируется и как объективная характеристика общества, и как состояние сознания со­циальных групп и личностей.

С одной стороны, напряженность воз­никает как результат экономических кризисов, войн, политических переворотов, массовой миграции - всего того, что включается в ка­тегорию быстрых социальных изменений. Многие исследователи под­черкивают значение абсолютной депривации как одного из факторов возникновения напряженности.

С другой стороны, напряженность по­нимается как психологическая реакция на объективную проблемную ситуацию, стресс, который нуждается в разрядке через определенный вид деятельности. Напряженность считается причиной возникновения всевозможных форм протеста: от революций, заговоров, гражданских войн до общественных движений в строгом смысле слова.

Понятие «депривация» означает лишение, отсутствие. Деприванты — «лишенцы» в объективном и субъективном смысле. Абсолют­ная (или объективная) депривация - это объективное социальное положение, характеризующееся низким или снижающимся уровнем жизни, низким уровнем содержания труда, несоответствием статуса уровню образования и пр. Типичные деприванты - представители со­циальных меньшинств.

В рамках теории коллективного поведения была создана модель весьма общего характера, которая нуждалась в конкретизации. Что­бы понятие напряженности обрело объясняющую силу, необходимо было выяснить, как разного типа социальная напряженность связана с разными видами движений. Один из вариантов интерпретации струк­турной напряженности предложил Г. Блумер. Он определяет напря­женность как социальное беспокойство.

Эта простейшая форма кол­лективного поведения возникает при сочетании двух условий. Первое условие - неудовлетворенность определенной социальной группы по какому-либо поводу. Второе условие - кризис легитимности власти. Для возникновения движения группа должна подвергнуть сомнению законность политического режима в целом. Недовольные, считающие существующий порядок несправедливым и незаконным, находятся в состоянии социального беспокойства. Блумер полагает, что участие в акциях протеста является лишь одним из возможных вариантов развития социального беспокойства наряду с эскапизмом.

Попытки операционализации понятия напряженности привели к развитию модели относительной депривации, связанной с именами Дж. Дэвиса, Т. Гарра, Р. Файерабенда.

Теория относительной депривации, получившая особенно широкое распространение в конце 1960-х гг., придала изучению общественных движений социально-психологическую и психологическую направ­ленность. Понятие относительной депривации было впервые употреб­лено систематически в 1940 г. авторами «Американского солдата» для обозначения ощущений индивида, переживающего недостаток стату­са или тех условий, которыми он, по его мнению, должен обладать, стандартов, по которым он вообще должен быть детерминирован, и сравнении с тем, чем обладает какая-то другая личность или груп­па. Это понятие широко использовалось в социологических исследованиях, в которых для операциональных целей обычно считалось, что целостные стандарты рассматриваются относительно какой-то груп­пы или статуса, с которыми индивид идентифицирует себя (во всяком случае, так ему кажется). Однако в более общем виде признается, что ценностные стандарты могут иметь и другие источники. Относитель­ная позиция индивида может корениться в условиях его собственного прошлого, в абстрактном идеале или стандартах, сформулированных лидером, равно как и «референтной группой».

Относительная депривация (RD) определяется Т. Гарром как вос­приятие деятелем (актором) расхождения между его ценностными экспектациями и ценностными возможностями.

Ценностные экспектации - это блага и условия жизни, на которые, как убеждены люди, они могут с полным правом претендовать.

Ценностные возможнос­ти - это блага и условия, которые они, по их мнению, могли бы полу­чить и удерживать.

Гипотеза делает акцент на восприятии депривации; люди могут испытывать субъективное ощущение депривации относительно своих экспектаций, даже если объективный наблюдатель не заподозрит, что они чего-то желают. Аналогично, существование в таком состоянии, которое сторонний наблюдатель оценит как крайнюю нищету, или «абсолютную депривацию», вовсе не обязательно будет оцениваться как безнадежное или несправедливое самими теми, кто его испытыва­ет.

В рамках данного подхода сформировалось представление, что общественное движение, подобно закрытой системе, должно пройти несколько отчетливо фиксируемых фаз развития, образующих его жизненный цикл. Так, Г. Блумер следующим образом описывает ло­гику развития этого феномена. Общественное движение возникает как элементарная форма коллективного поведения, на первом этапе является «аморфным, бедно организованным, бесформенным и в ос­новном сводится к элементарным формам коллективного поведения, подобным толпе. Механизмы взаимодействия при этом элементарны и спонтанны». По мере развития движение при­обретает свойства институциональной структуры. Создаются ор­ганизации, формируются традиции, нормы, утверждается ролевая структура и лидерство, а также формулируются идеология и цен­ности движения. Таким образом, развитие движения демонстрирует возникновение нового образа жизни. Механизмы развития движения достаточно просты: это «круговая реакция», коммуникация, подра­жание, заражение и т. п.

2. Общественные движения как тип коллективного действия

Одним из основных современных подходов западных исследовате­лей к теоретическому анализу общественных движений является теория социального действия. Научные предпосылки теории были заложены еще в 50-е гг. XX столетия историческими социологами. В процессе изу­чения истории политического протеста в Европе они пришли к выводу, что бунты и восстания есть не только иррациональная форма стихий­ного протеста, но и рациональная форма действия социальных групп в условиях неэффективности функционирования устаревших политичес­ких институтов, которая нередко заканчивалась заключением сделки с правительством и созданием новых институтов.

Движения в совре­менном демократическом обществе не является некой аномалией, проявлением иррационального, спонтанного, нетипичного, а представляют собой не­отъемлемую часть общественно-политической жизни, еще один актор социальных изменений, точно такой же, как и, например, политические партии, только отличающийся от них формой существования, органи­зационной структурой, способами и методами действий.

В рамках данного подхода общественные движения рассматривают­ся уже не как форма коллективного поведения, а как тип коллективного действия. В отличие от спонтанности, стихийности коллективного пове­дения, действие планируется, а следовательно, имеет рациональный ха­рактер.

Рациональный характер общественных движений и преемствен­ность между институциональными и внеинституциональными формами коллективного действия - вот основные принципиально новые подходы, которые открыли в социологии новые исследовательские горизонты.

Генезис общественных движений связан не столько с ростом соци­альной напряженности, абсолютной или относительной депривацией, сколько с существованием в обществе организационных и политиче­ских возможностей для проведения коллективных действий.

Эти возможности создаются в процессе становления и развития современного общества, изменения его социально-экономических и политических условий, организационных возможностей. Модерни­зация и урбанизация современного общества, формирование новых социальных классов и групп являются одними из важнейших внешних условий возникновения социальных движений.

Участие в общественных движениях сегодня принимают отнюдь не только деклассированные элементы или маргинальные группы, как это считалось в начале XX столетия, но и вполне социально благопо­лучные группы. Следует отметить, что рост и развитие общественных движений происходит не только в бедных, но и в богатых странах. Уровень материального благосостояния и экономического развития является одним из важнейших условий формирования общественных движений. В богатых обществах, по мнению Мак-Карти и Залда, сек­тор общественных движений даже больше, чем в бедных. Правда, в них движения в основном носят реформаторский характер, а в бедных - революционный, радикальный.

Рост и развитие общественных движений тесным образом связаны с политическими изменениями, происходящими в обществе. Модерни­зация и демократизация политической системы создали благоприятные структуры политических возможностей для возникновения и развития разнообразных движений. Сокращение числа закрытых политических систем и рост открытых и полуоткрытых систем являются важными условиями развития современных общественных движений. Благопри­ятная политическая среда, открытость современного государства к тре­бованиям со стороны различных социальных групп, оказывает стиму­лирующее воздействие на развитие социальных движений, которые черпают в этой среде дополнительные ресурсы.

В качестве ресурсов, которые используют современные социальные движения, С. Тэрроу указывает на следующие характеристики полити­ческой системы:

1. Степень открытости политической системы, проявляющаяся:

Ø  в числе политических партий, фракций и групп, способных ар­тикулировать и агрегировать социальные интересы и перево­дить их на политический язык и язык парламентской политики. Чем больше таких акторов, тем менее вероятно формирование общественных движений, и наоборот;

Ø  в уровне и масштабах разделения исполнительной и законода­тельной власти, практике реализации принципов парламента­ризма. Подчинение исполнительной власти законодательной, как более чувствительной и зависимой от требований избира­телей, благоприятствует формированию движений;

Ø  в характере и моделях взаимодействия исполнительной влас­ти и групп интересов. Чем больше каналов взаимодействий и чем они доступнее, чем свободнее доступ к центрам принятия политических решений, тем сильнее уменьшается вероятность возникновения радикальных движений;

Ø  в наличии механизмов объединения и согласования требований,
выдвигаемых различными политическими акторами и социаль­ными субъектами. Открытость системы уменьшается, если в ней не сложились или не действуют механизмы формирования ком­промиссов и консенсуса.

2.    Степень стабильности расстановки политических сил, выража­ющаяся:

Ø  в наличии или отсутствии в обществе социальных и политиче­ских расколов: наличие расколов стимулирует развитие соци­альных движений;

Ø  в согласии или разногласии во властных элитах: конфликт внут­ри правящей элиты нередко толкает ее к поиску поддержки или союзников за пределами элитных групп, в массах. Распола­гая финансовыми и организационными ресурсами, отдельные фракции элиты и их лидеры вкладывают свои ресурсы в форми­рование социальных движений, нередко искусственно провоци­руя их недовольство;

Ø  в обострении или затухании социальных и, в частности, меж­национальных конфликтов: социальные или межнациональные конфликты усиливают мобилизацию граждан для участия в движениях, создают благоприятные условия для их роста;

Ø  в степени электоральной стабильности как одном из характер­ных индикаторов политической стабильности. В демократи­ческих режимах степень электоральной стабильности являет­ся чуть ли не решающей для судеб движений. Нестабильность в политических предпочтениях избирателей заставляет полити­ческие партии, особенно в преддверии выборов, искать союзников вне политической системы, на улицах, среди участников движений. Опасаясь утраты легитимности, часть политической элиты склонна признать близкие ей по духу общественные движения и выдвигаемые ими требования. В периоды политиче­ских кризисов и во время предвыборных кампаний власти бо­лее терпимы к коллективным действиям.

3.    Наличие союзников движения в рамках политической системы, определяющееся:

Ø  степенью стабильности политической системы;

Ø  заинтересованностью политических партий в союзе с соци­альным движением: сильные партии, как правило, не заинте­ресованы в поддержке социальных движений, в то время как слабые партии сами, скорее всего, не представляют интереса для движения;

Ø  действующими правовыми нормами, регулирующими взаимо­действие между движением, партиями, группами интересов и государственной властью. Действующие правовые нормы, на­пример, нормы избирательного права, могут содержать запрет на создание избирательных блоков с участием общественных движений.

Формирование и развитие общественных движений зависит так­же от организационных ресурсов, от степени развитости институтов гражданского общества. Наличие разнообразных структур граждан­ского общества, существующих независимо от государства, само по себе уже является ресурсом для движений. Организационная инфра­структура гражданского общества включает в себя институт церкви, институт общественного мнения, систему политических партий, проф­союзы, систему организации корпоративных интересов. Использова­ние ресурсов, принадлежащих другим организациям, нередко явля­ется важным фактором существования движения. Организационная насыщенность и традиции создания и функционирования доброволь­ных организаций, независимых от государства, создают благоприят­ную среду для формирования движений.

Относительно внутренней логики развития общественных дви­жений среди социологов нет единства мнений. Одни склонны отож­дествлять движение и организацию и на этом основании описывают жизненный цикл движения по следующей схеме: «зарождение - раз­витие - расцвет - упадок».

Другие считают эту схему искусственно выдуманной и утверждают, что движение никогда не бывает моно­субъектным, а состоит из нескольких групп, имеющих разные цен­ности и преследующих разные цели. Однако в интересах движения его лидеры поддерживают мнение о его сплоченности и единстве. Но моносубъектный образ движения, по мнению Тилли, неприемлем для исследователя, который должен отдавать себе отчет в сложности это­го типа коллективных действий.

На самом деле, считает Тилли, движение развивается по трем неза­висимым векторам:

1) развиваются ценности - цели движения;

2) из­меняются группы - организационные структуры движения;

3) меня­ются сами протестные действия, предпринимаемые движением.

Логика развития движения как целого не тождественна развитию одной из его составляющих. Эта логика изоморфна политическому процессу. Так, и США тип электоральной системы во многом определяет ход разви­тия любого движения. Движения рассматриваются политическими партиями как ресурс поддержки в избирательной борьбе.

По мнению Тилли, американская политическая система создает предпосылки для трех основных сценариев развития общественных движений нацио­нального масштаба:

1) распад движения;

2) включение активистов дви­жения в одну из политических партий (кооптация);

3) создание групп давления, которые пытаются оказывать влияние на правительство и на основные партии.

В странах с другим типом политической системы, где партии ор­ганизованы по классовому принципу, как в Западной Европе, третий вариант маловероятен, но зато возможен другой путь - создание на базе движения новой политической партии (например, партии зеленых и ФРГ).

Общественные движения в Европе всегда играли заметную роль в политической жизни региона. Одним из последних примеров может служить деятельность польского профсоюза «Солидарность», кото­рый стал ядром массового демократического антикоммунистического движения, приведшего в конечном счете к полной смене политической системы. Когда 14 августа 1980 года разразилась забастовка на Гданьской судоверфи, никто не предполагал, что вся Польша, а скоро вместе с ней и вся подавленная коммунистической диктатурой Восточная Ев­ропа, выйдут на путь к свободе. Власть в странах «социалистического лагеря» была все еще очень сильной, а Советский Союз был одной из могущественнейших держав мира. В ноябре 1980 года Независимый самоуправленческий профсоюз «Солидарность» был окончательно легализован судом.

Требования рабочих были достаточно умеренными. Направлены они были не на свержение сложившейся системы, а на ее реформирование. Ведь легализация свободных профсоюзов и создание органов рабочего самоуправления сами по себе не имели ничего общего с рес­таврацией капитализма. Однако причиной успеха была не умеренность требований.

Но времена менялись. Движение продемонстрировало небывалую доселе массовость и организованность. «Солидарность» полюбили все. Антикоммунисты - за то, что она выступила против коммунистическо­го режима. Левые - за то, что она являлась рабочей организацией, от­стаивающей самоуправление трудящихся. Верующие - за католический дух. Светские либералы - за то, что католицизм не стал ее официальной идеологией.

4 июня 1989 года, когда представители «Солидарности» одержали историческую победу в первых свободных парламентских выборах, исто­рия Польши, Европы и всего мира быстро потекла в новом направлении.

В памятные дни Осени Народов 1989 года на улицах Праги появились плакаты: «Польша - 10 лет, Венгрия - 10 месяцев, ГДР - 10 недель, Чехословакия - 10 дней». Автор этого плаката был прав. В Польше борьба за демократию и свободу, которую начала «Соли­дарность», продолжалась 10 лет, а в других странах стремление к де­мократии было реализовано быстрее.

После 1989 г. массовое движение «Солидарность», вышедшее на поверхность общественной жизни, уже не было стихийной рабочей организацией. Теперь им стали управлять профессиональные полити­ки и функционеры. Последующая история «Солидарности», как часто бывает, представляла собой постепенное разрушение мифа 1980 года. Поддержанные «Солидарностью» правительства стали проводить не­олиберальные реформы, от которых пострадало большинство насе­ления, некогда с энтузиазмом поддержавшего создание свободного профсоюза. Разочарованные граждане обратились за поддержкой к бывшим коммунистам и «старым» профсоюзам - лишь для того, что­бы обнаружить, что они продолжают начатые реформы, только иными методами. Польские события 1980 года продемонстрировали возмож­ности массового организованного движения в современном обществе, особенно в условиях неразвитости политических партий и формирую­щейся партийной системы.

В заключение стоит напомнить, что в начале 90-х годов в России появились такие общенациональные общественные движения, как «Демократическая Россия», «Движение демократических реформ», «Экологическое движение "Кедр"» и многие другие. Но ни одно из них не набрало такой силы и авторитета, как польская «Солидарность», и не стало базой для создания новой политической партии.

3. Классификация общественных организаций и движений

Классификация движений зависит от множества факторов, связанных как с историей их создания, территориально-географическими особенностями их распространения, спецификой состава, интересов, базовые ценностей, разделяемых и защищаемых членами движений и т.д. В этой связи могут быть выбраны различные основы для их типологии.

По параметрам распространения движения можно под­разделить:

Ø  на локальные (распространенные в определенном городе, местности, как, например, защитников озера Байкал или Химкинского леса);

Ø  региональные (действующие в рамках одного или нескольких регионов, например, Союз горских народов Кавказа и т.п.);

Ø  общенациональные (Народные фронты);

Ø  международные (например, Движение неприсоеди­нения; движение за установление нового экономического порядка и т.п.).

Вместе с тем сохраняется значимость традицион­ной классификации движений по сферам деятельности. По основным направлениям деятельности выделяются сле­дующие типы общественных движений:

Ø  экологические (защита окружающей среды, решение различных экологических проблем, например, движения «зеленых»);

Ø  пацифистские (борьба за мир, против применения силы, особенно вооруженной; против обязательной службы в армии, например, антиядерные движения в Германии, Франции, «Солдатские матери» в России и т.п.);

Ø  этнонационалъные (национально-освободительные: движения против расовой и национальной дискримина­ции; за сохранение национальной самобытности и т.п.; в эту группу также включаются разного рода националистиче­ские движения и т.п.);

Ø  конфессиональные (объединения последователей цен­ностей, характерных для той или иной религии);

Ø  социально-профессиональные (объединяющие людей по профессиональным интересам). Среди них особое место занимают профсоюзы - негосударственные общественные организации работников одной и той же профессии или занятых в одной отрасли производства. Основные функции профсоюзов: защита экономических и социальных интере­сов работников; организация культурных программ, отдыха и лечения членов профсоюза; представление их интересов по вопросам труда и быта. Сейчас наряду с профсоюзами стали создаваться союзы предпринимателей, защищающие их интересы в спорах как с государственными, так и част­ными организациями, а также с наемными работниками;

Ø  историко-культурные (движения за сохранение памятников старины, за сохранение и развитие различных направлений культуры и т.п.);

Ø  социально-демографические: женские (на Западе их чаще называют феминистские, защищающие права жен­щин: избирательные, трудовые, личные), молодежные, дви­жения пенсионеров и др.;

Ø  правозащитные, борющиеся против ущемлений прав личности (например, международное движение «Amnesty International», российские движения защитников прав человека, «Мемориал» и др.);

Ø  избирательные объединения. В ходе избирательных кампаний в некоторых странах создается такая разновид­ность общественных движений, как избирательные объ­единения, которые занимаются рекрутированием перспективных с точки зрения победы на выборах лидеров и мобилизацией избирателей на их поддержку. Они часто включают в себя несколько заинтересованных групп, дви­жений и даже партий;

Ø  инициативные движения граждан (гражданские ини­циативы). Вне электорального процесса существуют ини­циативные политические движения граждан в поддержку официального политического курса, конкретных законо­проектов и решений (или против них) и т.д. Такие движе­ния иногда объединяют различные группы общественности и носят конъюнктурный и обычно недолговечный характер.

Движения наряду с партиями являются разновидностью общественных организаций. Наряду с общими чертами между движениями и партиями существуют заметные раз­личия по их целям, статусу, организационным и идейным основам их деятельности.

Движения возникли гораздо раньше, чем партии, они существовали в Средневековье, эпоху Возрождения и Новом времени. В качестве примеров можно привести религиозные движения, движение луддитов и многие дру­гие. Но в отличие от партий общественные движения - это менее традиционные участники политического процесса. Они не так жестко организованы и характеризуются тем, что преимущественной сферой их интересов является реше­ние конкретных проблем, ради которых они и создаются, а не достижение политических целей борьбы за власть.

Общественные движения не принимают нормативных решений, обязательных для исполнения организациями и гражданами данного общества. Они не ставят целью овладеть государственной властью, но их деятельность иногда приобретает и политический характер. Государство не имеет права вмешиваться в их деятельность (конечно, если она носит законный характер), но регулирует ее в соответствии с действующим законодательством.

Общественные движения действуют на основе следую­щих принципов:

Ø  добровольность;

Ø  сочетание личных и обще­ственных интересов;

Ø  самоуправление;

Ø  равноправие участ­ников;

Ø  законность;

Ø  гласность.

Общественно-политическое движение в отличие о пар­тии более свободно и маневренно в своих организационных проявлениях. Оно может структурно не оформляться, объ­единять организации различной политической ориентации, носить временный характер (для решения определенных задач).

4. Тенденции развития общественных объединений (организаций и движений)

Общественные движения в современном обществе выполняют ряд функций, важных как для их членов, так и для государственных институтов, бизнес-структур и дру­гих субъектов общественных отношений. Эти функции не сводятся только к поддержке существующего режима, но включают и деятельность оппозиционных сил. Таким образом, общественные движения встраиваются в меха­низм обратной связи между государством и гражданским обществом.

Участие в общественных движениях способствует граж­данской социализации индивидов и социальных групп, формируя у них чувство гражданской ответственности, собственную гражданскую позицию, компетентность и политическую культуру.

С их помощью осуществляется воздействие на властные структуры:

Ø    обсуждение прини­маемых государственными органами решений;

Ø    выдвиже­ние альтернативных программ и предложений;

Ø    включение в работу государственных учреждений независимых экс­пертов, представителей общественности и т.п.

Взаимоотношения общественных движений с государ­ственной властью весьма противоречивы. Эти движения часто действуют на тех направлениях, которые остаются за бортом интересов государства или оно ими занимается недостаточно активно (например, экологией конкретных мест и территорий, защитой прав конкретных людей и уяз­вимых групп, например, инвалидов, молодежными пробле­мами и т.п.).

Зарубежный и российский опыт показывает, что люди способны организовывать свою жизнь, не скатываясь в нищету, бесправие, беспомощность, даже в том случае, если государство махнуло на них рукой. Взаимопомощь (финансовая, профессиональная, юридическая, медицин­ская), объединение усилий для возрождения производств и ремесел, совместное строительство жилья и т.д. - все это помогает человеку укрепить свое благосостояние, с одной стороны, и ощутить себя полноправным гражданином - с другой. Это становится побудительным мотивом для объ­единения людей в общественные движения.

Все общественные движения в своем развитии проходят несколько стадий.

На первой стадии происходит зарождение интересов, которые объединяют людей в движение, появление его активистов, первичное формулирование общих взглядов и идей.

На второй стадии ведется активная работа по при­влечению сторонников движения, его позиционированию в общественной среде с использованием различных средств коммуникации: личных контактов, выступлений в сред­ствах массовой информации, различных акций формирую­щегося движения и т.д.

Третья стадия является пограничной, поскольку перед движениями стоит выбор дальнейших путей их развития: оставаться ли за рамками политической сферы либо пре­следовать наряду с чисто социальными и политические цели. При выборе второго пути (т.е., расширения своей политической активности) члены движения более четко формулируют свои цели и требования к государственным институтам, развивают свою общественно-политическую активность в публичной сфере, готовятся к преобразова­нию в партию и участию в борьбе за власть. В этом случае они превращаются в общественно-политические организа­ции, поскольку проблемы, ради которых они создавались, не решаются ими без участия в политическом процессе. Бывает, что вхождение в политику стимулируется их лиде­рами для решения своих задач, например, для поднятия авторитета движения и своего персонального рейтинга, получения материальной и финансовой поддержки и т.п.

Тенденция преобразования социальных движений в общественно-политические организации, а затем и в пар­тии хорошо исследована социологами на примере кон­кретных экологических движений в странах Западной Европы. Возникнув вначале как чисто социальные дви­жения в защиту окружающей среды, они в 80-е гг. XX в. расширили свою политическую деятельность, участвуя в выборах, а затем преобразовались в партии «зеленых», войдя в парламент и правительства многих европейских государств (ФРГ, Франции, Норвегии, Швеции, Финлян­дии и др.). Более того, они вышли и на международный уровень, выиграв выборы в Европарламент и организовав там свою фракцию.

Общественные движения, не распространившие свою активность на политическую сферу (т.е. не ставшие соци­ально-политическими), решают свои проблемы не самосто­ятельно, а с помощью союзников среди других обществен­ных организаций, в том числе партий.

Общественно-политические движения могут действо­вать в форме объединений, коалиций, союзов различных общественных групп для совместного решения интере­сующих их проблем. Эти структуры создаются непосред­ственно для политического действия. Но они отличаются от политических партий тем, что это действие не стано­вится для них самоцелью. После осуществления намечен­ной программы такие политические движения либо рас­падаются, либо трансформируются в партии. Исторически многие партии возникали именно из движений. Изучение политических движений важно еще и потому, что в запад­ноевропейских странах все меньше людей склонно посто­янно отдавать свою энергию какой-либо партии. Поэтому многие социологи в последнее время приходят к выводу о том, что партии «новой волны» представляют собой пар­тии-движения.

Процесс, в результате которого общественные движения закрепляются в публичной сфере и даже в политической структуре, приобретают значение и устойчивость, назы­вается институционализацией. По мнению ряда исследо­вателей, институционализация движений - это не только процесс, но и свойство (состояние) общественной органи­зации. В качестве свойства институционализация может быть определена как степень материализации обществен­ной организации в общественном сознании, в результате чего она существует независимо от собственных лидеров, регулярно вовлекаясь в значимые модели поведения[1].

Фактически речь идет о том, что проще добиться институционализации тому, кто опирался изначально на некую организованную социальную сеть (обычно это левые пар­тии, традиционно связанные с профсоюзами), кто был соз­дан раньше и при этом оказался успешен на старте. А. Панебьянко выделяет три важнейших фактора[2]:

1) возникло ли движение из центра, чтобы затем проникнуть на перифе­рию, или выросло из местных организаций, которые затем объединились в общенациональную организацию;

2) было ли движение изначально поддержано неким существующим институтом или возникло, опираясь на собственные силы («внешняя» или «внутренняя» легитимация);

3) стоял ли у его истоков харизматический лидер.

По его мнению, успешной институционализации способ­ствует проникновение из центра, внутрен­няя легитимация и отсутствие харизматического лидера, что свидетельствует о том, что внутреннее единство орга­низации носит в большей степени ценностно-идеологический, а не персоналистский характер. Он также полагает, что анализ институционализации позволяет предсказы­вать не только возникновение конкурирующих групп вну­три организации, но и характер ее развития: организации, достигшие высокого уровня институционализации, менее подвержены переменам. По мнению М. Уэлфинг, высокий уровень институционализации основных негосударствен­ных организаций смягчает социальные конфликты и повы­шает стабильность политической системы.

Общественные организации включают также объедине­ния по следующим направлениям: общественно-полити­ческим, гуманитарным, миротворческим, правозащитным, благотворительным, просветительским, научно-техниче­ским, творческим и т.п.

Участвующие в этих организациях люди объединяются по интересующим их сферам общественной жизни: эколо­гия, экономика, социальная сфера, здравоохранение, физи­ческая культура и спорт, культура, образование, охрана животных, сельское хозяйство, кинематография, музыкаль­ное искусство, космонавтика, внешняя политика, междуна­родное сотрудничество.

Среди них есть объединения профессионального харак­тера: военнослужащие, работники правоохранительных органов, депутатского корпуса, предприниматели и про­мышленники, дизайнеры, литераторы и писатели, журна­листы, художники, архитекторы, учителя, преподаватели, педагоги, инженеры и т.д.

5. Функции общественных организаций и движений

Общественные движения и организации в современном обществе выполняют ряд функций, важных как для их чле­нов, так и для государственных институтов, бизнес-структур и других субъектов общественных отношений.

Основные функции общественных движений могут быть объединены по пяти основным направлениям.

Функция организационного сплочения. Речь идет о роли общественного движения как структуры, позволя­ющей развивать и расширять социальные сети, объединять граждан с целью совместной защиты их интересов через своих представителей, проводить общественные кампании, формировать команды для реализации конкретных проек­тов и т.д.

Функция идейно-ценностного объединения. В процессе совместной деятельности происходит постепенная выра­ботка общих позиций по многим принципиальным вопро­сам. Очевидно, что одним из условий успешной совмест­ной долговременной деятельности должна быть общность взглядов тех, кто участвует в движении, на ряд основных ценностных позиций. Постепенное объединение инди­видуальных мнений способствует формированию общей идейно-концептуальной базы. Можно утверждать, что сильные движения не ослабляют, а усиливают государство через постоянный поиск общественного согласия. В ряде случаев общественные движения изначально формируются вокруг какой-то концепции (идейно-концептуальной базы) как объединение ее приверженцев.

Участвуя в политических отношениях, общественные движения не только организуют граждан и сглаживают их индивидуальные идейные различия. Такого рода участие предполагает также разработку собственного плана дея­тельности, формирование своего видения будущего, выра­ботку ответов на животрепещущие вопросы, затрагивающие интересы людей. Таким образом, некоторые общественные движения начинают выполнять «программную функцию», способствуя выработке «повестки дня» для той или иной территории, страны или даже группы стран. При этом они сами оказывают влияние на формирование позиций граж­дан и общественного мнения. Можно сказать, что этот про­цесс является двусторонним.

Общественные движения могут выполнять и просве­тительскую функцию. Их стремление добиться расшире­ния поддержки своих взглядов и планов решения проблем делает необходимым не просто донесение своей пози­ции по ключевым вопросам до большего числа граждан, но и активную аргументацию в поддержку своих предложе­ний. Разъясняя свои программы и позиции, общественные движения фактически занимаются просвещением, развивая политическую культуру граждан.

Общественные движения постепенно расширяют свои возможности, обращая внимание органов власти на возник­новение новых проблем и необходимость их решения. Они выступают выразителями чаяний, настроений, стремлений, ожиданий различных социальных групп, призывая государ­ственные институты не игнорировать их нужды и потребно­сти. Таким образом, они начинают выполнять инновационную функцию. Это ведет к обновлению политической системы за счет более активной интеграции в нее новых участников, в том числе общественных движений. Иногда в социологи­ческой литературе говорят о них как об одном из каналов передачи информации между населением и элитой.

Общественные движения становятся востребованными и со стороны партий. Тем самым партии пытаются создать более широкую базу сво­его электората за счет своих сторонников в разных обще­ственных движениях. Ведь сторонник партии может не ста­новиться ее членом по ряду причин (не имеет права быть членом какой-либо партии по роду деятельности, иногда сам считает себя не вправе на своем посту быть партийным и т.п.). Многие граждане не желают входить в конкретную партию, но в общественном движении они готовы участво­вать. Это явилось одним из мотивов «Единой России» соз­дать под своим патронажем Народный фронт как широкую непартийную общественную организацию перед выборами в Государственную Думу в 2011 г.

Отдельные партии существуют в форме своеобразного объединения нескольких общественных организаций. Типичным для подобного вида является правоцентрист­ский Союз за французскую демократию, представляющий собой коалицию пяти партий и группировок. Не случайно во Франции некоторые партии предпочитают называть себя объединениями, союзами, движениями и т.д.

Исторически многие традиционные западные партии создавались как союз ранее существовавших обществен­ных организаций (как правило, подобные схемы были характерны для социалистических и католических партий). Самый известный пример коллективного членства - воз­никновение английской Лейбористской партии в 1900 г. на базе английских профсоюзов, кооперативов, страховых касс и кружков интеллектуалов, когда, вступая в профсоюз, гражданин автоматически учитывался как член партии. На базе коллективного членства создавались бельгийская Рабочая партия, бельгийский Католический блок, Австрийская народная партия, целый ряд аграрных партий. На этих примерах видно, что общественные движе­ния являются стратегическим резервом многих современ­ных партий и активно используются для рекрутирования новых членов и сторонников.

Общественные движения выполняют функцию кана­лов коммуникаций между различными группами населения, между группами населения и государственными институ­тами, а также бизнес-структурами. Причем эти каналы коммуникаций обычно бывают двусторонними или даже многосторонними, т.е. различные группы населения через посредство общественных движений доводят до прави­тельства и других государственных институтов свои инте­ресы, требования, ожидания. В свою очередь, государствен­ные институты и их представители (например, президент страны, премьер-министр и другие видные государствен­ные деятели) могут использовать общественные движе­ния для разъяснения населению основ своей политики и конкретных действий. Этот канал влияния на население используется ими в целях получения одобрения и под­держки своей политики, а также снижения протестных настроений и действий со стороны оппозиционно настроен­ных групп населения, что особенно важно в периоды кризи­сов и снижения доверия к политической власти. Эта функ­ция влияния органов государственной власти на население через посредство общественных движений иногда приоб­ретает характер манипулирования общественным мнением.

В итоге сложного взаимодействия с государственными институтами и бизнес-структу­рами общественные организации и движения подключа­ются к процессам управления, участвуя в решении тех или иных общественно значимых проблем. Эта функция обще­ственных объединений, которая стала более активно про­являться в 90-е гг. XX в., получила название «governing without government» (управление без правительства).

Важной функцией общественных движений является политическая социализация. Она вовлекает людей в коллек­тивное взаимодействие, приобщает их к навыкам совмест­ных действий для решения общих проблем, влияет на фор­мирование их сознания и в какой-то мере их политической культуры.

Некоторые общественные движения, особенно объ­единяющие индивидов, которые в силу различных причин лишены возможности широкого общения, выполняют ком­пенсаторную функцию, поддерживая их психологически и морально. В качестве примера можно привести деятель­ность таких общественных организаций, как «анонимные алкоголики», общества слепых и т.п.

В последнее время активно создаются и развиваются движения, выполняющие функции обеспечения досуга. По мере увеличения свободного времени, а эта тенденция фиксируется во многих экономически развитых странах, у людей возрастают потребности повышения качества сво­его отдыха, что часто влечет за собой повышение его стои­мости. Кроме того, возрастает потребность общения по интересующему людей увлечению, т.е. необходимы общественные движе­ния, которые могут помочь реализовать все эти потреб­ности.

Литература

Гурр Т.Р. Почему люди бунтуют. СПб.: Питер, 2005. С.59-96.

Здравомыслова Е.А. Парадигмы западной социологии общественных движений. СПб., 1993.

Елисеев С.М.  Политическая социология: учебное пособие. СПб.: Издательство «Нестор-История», 2007. С.165-175.

Клюев А.В. Человек в политическом измерении. СПб.: Издательство СЗАГС, 2000. С.126-146.

Политическая социология: учебник / под ред. Ж.Т.Тощенко. М.: Издательство Юрайт, 2012. С.335-358.

 

[1]  См.: Кынев А. Выборы парламентов российских регионов 2003-2009. Первый цикл внедрения пропорциональной избирательной системы. М., 2009. С. 26-32.

[2]  См.: Panebianco A. Political Parties: Organization and Power. Cambridge, 1988.