Тема 1. Политическая социология как наука

Возникновение социологии как наиболее общей науки о человеческом обществе стало возможным благодаря развитию несколь­ких предпосылок.

С одной стороны, благодаря утверждению новой пара­дигмы науки, нового объективистского типа мышления, согласно кото­рому научное знание должно опираться на объективную реальность, а не строиться на основе метафизических и спекулятивных представлений об обществе.

С другой стороны, благодаря институционализации новой со­циальной практики эпохи промышленной и буржуазных революций. Но­вым социальным субъектам требовалось объективное социальное знание. Одним для того, чтобы разумно ориентироваться в новой социальной ре­альности. Другим — для того, чтобы своими социальными действиями ее переустраивать, исходя из собственных представлений о законах и зако­номерностях ее развития.

Социология в период своего возникновения выражала, прежде всего, социальные и политические устремления господствовавшего класса бур­жуазии. Можно согласиться с мнением Ю. Хабермаса о том, что Фран­цузская революция свою практическую энергию потратила на экономи­ческую и политическую эмансипацию буржуазии, а свою теоретическую энергию — на основание социологии. С точки зрения буржуазии, буржу­азное общество отличалось естественным, рациональным и неизменным устройством. Поэтому западная социология стремилась определить условия его стабилизации. В ходе своего развития западная социология, давая достоверное описание западного общества, пыталась способствовать его сохранению и усовершенствованию. Достоверное описание западного общества, способы его сохранения и усовершенствования были теми рамками, в которых возникали и развивались различные те­ории западной социологии. При этом одни из этих теорий стремились объяснить общество как совокупность социальных явлений, другие же пытались объяснить лишь отдельные формы социальной жизни.

1. Специфика социологического знания

Социология - это научное изучение общества и общественных от­ношений. Она черпает данные из реального мира и пытается объяснить их на основе научного анализа. Социологическая наука возникла на ос­нове попыток понять широкие изменения, произошедшие в человеческих обществах за последние два-три века. Социология изучает социальное поведение людей, т. е. «поведение людей, живущих в среде себе подоб­ных» [П.Сорокин]. Человек не может существовать вне общения с себе подобными, вне взаимодействия с другими людьми. Поэтому люди вынуждены учитывать намерения друг друга. Поведение человека, ори­ентированное на поведение других людей, называется социальным дейс­твием. Действие есть, по Веберу, любое деяние, недеяние или претерпевание, поскольку действующий связывает с ним субъективно значимый смысл. Если мы хотим идентифицировать действие, то должны понять его смысл, причем не тот объективный смысл, который оно приобретает в глазах окружающих в той или иной связи, а субъективно значимый смысл, смысл для самого действующего. Поэтому мы не можем сказать о каком-то действии, что оно «бессмысленно», если нас удручает его неправиль­ность, несоответствие каким-то образцам. Согласно теории М. Вебера, социальным можно назвать такое действие, которое «по предполагаемо­му действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него». Со­циальное действие может существовать по привычке (традиционно), под влиянием страсти (аффективно), на основе расчета (целерационально) или подражания образцу (ценностно-рационально). Социология изучает факторы, механизмы и результаты социального действия.

Социология является наукой в том смысле, что она использует сис­тематические научные методы исследований и строит теории, опираясь на имеющиеся факты и логическую аргументацию. Но она не может быть непосредственно уподоблена естественным наукам, поскольку изучение человеческого поведения фундаментальным образом отличается от изу­чения мира природы. Изучение социологии подразумевает способность мыслить с воображением и отстраняться от заранее сложившихся пред­ставлений о социальных отношениях.

В социологии существует три уровня анализа социальной действи­тельности: методологический, теоретический и эмпирический.

Методологию, по словам Джона Ч. Маккинни, можно определить как принципы организации исследований, «нормы», при помощи которых вы­бираются и оформляются процедура и техника познания действительности. Социологи должны владеть методологическим мышлением, поскольку они должны понимать план исследования, нормы процедуры, природу выводов и соответствующее использование теоретических систем.

Методологический уровень определяет систему онтологических и эпистемологических (теоретико-познавательных) предпосылок, прин­ципов, подходов, методов познания социальной действительности. Формой существования методологического мышления являются по­нятия. Можно выделить три группы понятий методологии.

1. Понятия, фиксирующие результаты познавательной деятельности (идеи, концепции, гипотезы, теории, факты).

2. Понятия, фиксирующие исходные предпосылки сознания познающего субъекта (картина мира, образ социальной действительности, онтологические представления).

3. Понятия, описывающие познавательную деятельность исследователя, ее отдельные аспекты (парадигмы, метод, эксперимент).

Методология — это не просто учение о средствах и методах мыш­ления и деятельности, а форма организации, и в этом смысле «рамка» всей мыследеятельности и жизнедеятельности людей. Это означает, что ее нельзя транслировать как знание и набор инструментов от од­ного человека к другому, а можно лишь выращивать, включая людей в новую для них сферу методологической мыследеятельности и обеспе­чивая им там полную и целостную деятельность.

На теоретическом уровне разрабатываются теоретические кон­струкции, с помощью которых упорядочиваются и проверяются на ис­тинность данные, полученные с помощью эмпирических исследований. Теоретический анализ позволяет обнаружить тенденции и законы соци­ального действия. Социологическая теория есть средство, «с помощью которого мыслительная деятельность, известная как наука, реализу­ет три свои основные цели:

1) классифицировать и организовать про­исходящие в мире события таким образом, чтобы их можно было представить в перспективе;

2) объяснить причины происходящих событий и предсказать, когда, где и как будут происходить события будущего;

3) предлагать интуитивно привлекательное здравое "понимание" того, почему и как должны происходить события» [Тернер].

Формой существования теоретического мышления также являют­ся понятия, которые служат для профессионального описания, объяс­нения, обоснования, а следовательно, понимания и научного овладе­ния социальной реальностью.

Оперирование важнейшими понятиями является непременным условием изучения и построения теоретических моделей, установления сход­ства и различия социологических теорий, посвященных сложным про­цессам функционирования и развития общества, многообразию действий людей в обществе. Понятийный аппарат социологии позволяет осмыс­лить эти процессы в динамике и перспективе, перейти к эмпирическим исследованиям, систематическому сбору и анализу данных об обществе.

Эмпирические исследования изучают объект социологии в его объек­тивной реальности, используя соответствующие эмпирические техники и процедуры и индуктивный метод мышления.

Теоретические и эмпирические исследования различаются по объекту, по способам движения мысли, по языку, с помощью которого формулиру­ется знание, по процедуре получения знания. В то же время эмпирические и теоретические исследования взаимосвязаны и дополняют друг друга.

2. Общая и политическая социология

Социологиякак наука, согласно позиции Ю. Хабермаса, возника­ет как теория буржуазного общества, и на ее долю выпадает задача объяснить протекание и аномические формы проявления капитали­стической модернизации добуржуазных обществ. Именно социоло­гия, по словам Ю. Хабермаса, есть в первую очередь наука о кризисе перехода от традиционных к современным обществам, именно она, единственная из социальных дисциплин, сохранила связь с пробле­мами всего общества. Иными словами, социология становится социо­логией одновременно с тем, как современность становится модерном, она представляет собой совершенно новую попытку постигнуть общество как общество, а не только его экономику, политику, искусство или рели­гию. Она претендует на особое место в ряду установившихся дисциплин. Какова бы ни была в разных обществах и в разные исторические периоды роль политики как объемлющей сферы, основные понятия политической социологии и социологии вообще изначально привязаны именно к разде­лению сфер социальной жизни, к современному дифференцированному обществу.

На этом основании социологию подразделяют на общую и специаль­ную. Общая социология исследует универсальные проблемы социальной действительности, специальная — изучает особенности проявления социального действия в различных сферах общества. К специальным об­ластям социологического знания относятся экономическая, этническая, политическая социология, социология семьи, молодежи, образования, управления, культуры, науки и т. д.

Становление политической социологии неразрывно связано с раз­витием общей социологии, ее основных парадигм, теорий, понятий. Но было бы неверно умолчать о влиянии политической мысли (политиче­ской философии) на развитие и становление современного общества и современной политической социологии.

Современное общество в значительной степени сформировалось под воздействием политических теорий, которые, в свою очередь, в значи­тельно большей степени отягощены грузом традиции, чем это явлено в социальных структурах и формах политической организации. Поэтому для социологической теории, безусловно, важны не только, например, исследования политической организации в так называемых «примитив­ных обществах» или высокоразвитых, но в высшей степени «незападных» политических системах Ближнего и Дальнего Востока. Однако следует акцентировать внимание на следующем. Социология вообще, и полити­ческая в особенности, во многом наследуют традиции политической фи­лософии Запада и в ретроспективе обнаруживает свои непосредствен­ные истоки у Платона и Аристотеля, у Макиавелли и Гоббса, у Локка и Юма, Ш-Л. Монтескье и Кондорсе, Сен-Симона и А. де Токвиля, не гово­ря уже о Канте, Гегеле, и Марксе. По мнению многих западных автори­тетных ученых (Р. Бендикс, С. Липсет и др.), основателями политической социологии как науки были К. Маркс и М. Вебер.

Таким образом, понятия современной политической социологии, изначально создаваемой для описания современного западного обще­ства, многослойны. Их нельзя ни правильно изложить, ни правильно применить вне широкой теоретической традиции. Знание теоретических традиций общей и политической социологии является своеобраз­ным предварительным условием формирования правильных, с научной точки зрения, представлений о главных тенденциях как общественно­го, так и политического развитии современного общества.

Но теоретическое знание в политической социологии не сводится только к теориям и традициям, присущим западноевропейской и се­вероамериканской социологическим школам. Русская философская и политическая мысль имеет не менее глубокие традиции, история кото­рых берет свое начало с момента формирования русского государства. Как самостоятельная область научного знания, русская политическая мысль представляет собой систему взглядов на властные отношения, природу и сущность государства, формы и типы политической органи­зации государства и общества, оптимальные для России.

Среди русских ученых, занимавшихся вопросами общей и полити­ческой социологии, есть имена, во многом сопоставимые с именами клас­сиков европейской социологической традиции. Широкую известность имеют труды отечественных исследователей: П.Л. Лаврова, Н.И. Кареева, М.М. Ковалевского, П.Б. Струве, П.А. Сорокина. Знание тра­диций русской общей и политической социологии является также не­обходимым условием формирования объективных научных взглядов как на политическую историю нашего общества и государства, так и на современные российские общественные и политические процессы. В единстве знания теоретических традиций зарубежной и отечествен­ной общей и специальной социологии лежит ключ к успеху в понима­нии современных проблем политического развития как современной цивилизации в целом, так и отдельных региональных и национальных политических процессов.

3. Объект и предмет политической социологии

Современный человек, за исключением профессиональных полити­ков, не отдает себя политической деятельности целиком. Рабочее время он проводит там, где протекает его неполитическая профессиональная деятельность. Его отношение к политике и поведение в ней является да­леко не первостепенным в ряду возможных занятий. Но политика и поли­тические вопросы постоянно присутствуют в жизнедеятельности людей и в определенные периоды становятся для многих из них более важными, несравненно более значительными, чем их неполитическая профессио­нальная деятельность, семья, развлечения или вера.

Политика есть способ совместной жизнедеятельности людей преимущественно большими общностями. Постоянной функцией политики явля­ется приведение в единство разделенного на группы, классы и прослойки современного общества. Само по себе общество не представляет собой единство: оно обладает единством только тогда, когда является поли­тическим обществом. Политика есть важно и относительно автономная часть социума. Она как определенный тип деятельности вторична по отношению к обществу. Но, вместе с тем, все общество так или иначе задано политике и является ее объектом, которому политическая де­ятельность придает конкретные формы. Политика есть средоточение социального. В этом плане политику можно рассматривать как опре­деленный тип социального действия, характеризующийся определен­ными свойствами. Подробное рассмотрение этого аспекта проблемы содержится в социологических теориях Э. Дюркгейма, М. Вебера, Т. Парсонса.

Современная политика есть система взаимодействий, включающая в себя политических акторов, носителей определенных ценностей, ро­лей, функций, действующих на различных политических уровнях. В этом плане осуществление политики всегда субъективно. Конкретная политика имеет различные направления и уровни своего осуществле­ния. Политика как действительность имеет множество форм и видов своего существования.

Политика в одно и то же время является и источником мотивации, и «аккумулятором» нереализованных социальных практик. Для абсолют­ного большинства людей «реальная политика» всегда остается «обрат­ной стороной Луны», видимой только в «телескоп» средств массовой ин­формации. Однако зеркало этого телескопа обладает одним коварным свойством: отражая, транслируя и многократно увеличивая инфор­мацию о политической действительности, оно само становится новой политической практикой, новой политической действительностью, порой существенно отличной от первоначальной.

Приблизиться к раскрытию подлинного смысла реальной полити­ки способны только политические науки в своих различных видах и направлениях. Политика является объектом изучения многих направ­лений в науке. Наиболее значимыми из них являются политическая на­ука и политическая социология. Признание наличия различий между этими двумя науками остается по-прежнему предметом жарких науч­ных споров.

Как специализированная отрасль науки политическая социология утвердилась на Западе в 30-50-е годы XX в., т. е. спустя несколько де­сятилетий после того, как сформировалась и была институционализи­рована политическая наука.

Возможно, и поэтому предмет политической социологии как науки и научной дисциплины является темой незавершенных дискуссий. Это свя­зано с тем, что политическая социология сформировалась как результат синтеза социологических и политических знаний, социологизации поли­тической науки, развиваясь в рамках каждой из этих наук.

Политическая наука, как более ранняя и самостоятельная область знаний, начала процесс своего формирования еще во второй половине XIX столетия. Известно, что во многих университетах США отделения политических наук были созданы в конце XIX — начале XX в., а Амери­канская ассоциация политических наук образовалась в 1903 г. В евро­пейских университетах этот процесс проходил значительно позднее. Международный коллоквиум политологов, организованный под эги­дой ЮНЕСКО в Париже в 1948 г., определил четыре группы тем, изу­чаемых политической наукой:

Ø  политическая теория и история политических идей;

Ø  политические институты и их сравнительный анализ - кон­ституция, центральное, региональное и местное правитель­ства, государственная администрация, экономические и соци­альные функции правительственных органов;

Ø  политические партии, группы и ассоциации, участие гражда­нина в правительстве и государственной администрации, об­щественное мнение;

Ø  международные отношения - международная политика, организации и право.

После Второй мировой войны политической социологии удается выделиться в самостоятельную область знания.

С точки зрения Ж.Т.Тощенко, политическая жизнь гражданского общества является объектом политической социологии. Политическая социология раскрывает отно­шение общества к государству и институтам распределе­ния и формирования власти, которое проявляется, прежде всего, в направленности политического сознания и поли­тического поведения людей. Политическая социология призвана ответить на вопрос, как осознаются людьми, социальными группами и слоями, партиями и обществен­ными организациями существующая политическая реаль­ность, властные отношения, политические права и свободы. Это дает основание представить, как гражданское общество соотносится и взаимодействует с политическими институ­тами и структурами.

В 1957 г. Р. Бендикс и С. Липсет предложили утвердить за политической социологией следующие проблемные поля: 

Ø  поведение электората в избирательных кампаниях, анализ общественного мнения;

Ø  процесс принятия политических решений;

Ø  идеология политических движений и групп давления;

Ø  политические партии, группировки и проблема олигархии;

Ø  управление и государственная администрация.

Сегодня многие зарубежные и отечественные ученые полагают, что на уровне понятий и теорий эти науки малоразличимы. Они, по­добно М. Дюверже, полагают, что в самом общем смысле эти два по­нятия (политическая социология и политические науки) синонимичны.

Политическая социология исследует социальное действие людей в сфере государственной власти и политики (политическое действие).

Отсюда и определения политической социологии, подобные тому, которое предлагал в авторитетном «Словаре социальной мысли XX ве­ка» Т. Боттомор, в котором обращается внимание на то, что первона­чально предмет науки был сфокусирован на изучении политических партий, электоральных систем и электорального поведения, социаль­ных движений, политического лидерства и элит, бюрократии, нацио­нализма и формирования национальных государств, типов политиче­ских систем и политического изменения.

В дальнейшем ее предмет расширился и стал включать в себя также проблемы исследования общественного мнения и социальной основы политических конфликтов, политического насилия, политического экстремизма и терроризма.

Другие настаивают на том, что различия есть в предмете исследова­ния, и они существенны. Определяя линию, разделяющую социологию и политическую науку, Н. Дж. Смелзер утверждает: «Фокус научной дисциплины <...> может быть охарактеризован перечнем зависимых и независимых переменных, которыми занимается исследователь». Социология может быть определена как дисциплина, которая предпо­читает в качестве объясняющих переменных социально-структурные условия. Соответственно, политическая наука может быть определе­на как наука, предпочитающая использовать в этих целях политико-структурные условия.

Р. Бендикс и С. Липсет придерживаются этой же точки зрения, утверждая, что «политическая наука начинает с государства и ис­следует, как оно воздействует на общество, а политическая социология начинает с общества и изучает, как оно влияет на государство».

«Политическая социология, — пишет Г.П. Артемов, — это отраслевая социологическая наука, и уже поэтому ее предмет не может совпадать с предметом политологии». Согласно его мне­нию, обе науки изучают сферу взаимодействия государства и общества, но каждая из них рассматривает ее с различных сторон. Политическая социология начинает исследование политики с общества и анализи­рует его влияние на государство (формальные институты распределе­ния и осуществления власти), а политология начинает с государства и анализирует его влияние на общество. Соответственно, первая дис­циплина акцентирует внимание на поведенческих аспектах политики, а вторая — на институциональных.

Для политической социологии политические институты «являются разновидностью средств соци­ального действия людей (наряду с экономическими и др.). Для поли­тологии политические действия людей являются одним из факторов возникновения, существования и развития политических институ­тов». Обе дисциплины имеют отчасти общие категориаль­ный аппарат и теоретические предпосылки. Вместе с тем, несмотря на родственные отношения, обе дисциплины имеют различия в трак­товке исследования политики.

Политологию прежде всего интере­суют политические институты как самостоятельные части полити­ческой действительности, регулирующие поведение людей в сфере политических отношений.

Политическую социологию, напротив, в большей мере интересуют действия людей, осуществляемые ими в политической действительности посредством создания и использо­вания политических институтов.

Политическая социология представляет собой социологическую дисциплину, исследующую политические явления через призму их взаимодействия с обществом с точки зрения деятельности в политике социальных и этнических групп.

Для политической социологии важен, прежде всего, анализ взаимо­действия индивидов, социальных общностей и политических институ­тов по поводу власти; исследование механизмов превращения социаль­ного в политическое, а конкретно — как формируется и выделяется из социальной общности носитель политической власти, политический субъект. В этом случае политическая социо­логия может давать эмпирический материал конкретного характера для общей теории политики. Следовательно, политическая социология изучает политические ин­ституты и процессы в их социальном контексте. Она исследует то, каким образом политические феномены влияют на другие аспекты общества и какому влиянию со стороны последних подвергается она сама.

В рамках политической социологии исследуются:

Ø  политическое по­ведение больших и малых социальных групп,

Ø  их политические ценности и политические ориентации,

Ø  роль общественного мнения в политике,

Ø  социальная база политических режимов и политических партий, а так­же другие проблемы.

Политическая социология дает обобщенное знание того, как то или иное социальное изменение в социальной структуре, мобильности, ста­тусе группы и т. п. сказывается на функционировании политической системы в целом или ее отдельном элементе. Она позволяет выявить со­циальные факторы, как способствующие политическому согласию, по­литической стабильности, так и вызывающие различного рода дисфунк­ции, напряженность, политические конфликты и экстремизм.

С точки зрения Ж.Т.Тощенко, политическая социология сосредоточивает свое внимание на изучении политиче­ской жизни различных структур, политических притя­заний людей, классов, социальных групп, направляемых политическими партиями, а также политических отноше­ний данной общественно-политической системы. Поли­тическая социология анализирует процессы согласования политических интересов с объективными закономерно­стями общественного развития, формы и методы предотвра­щения коллизий, политических катастроф и конфронтации (вплоть до революции как способа решения противоречий).

Таким образом, предметом политической социологии выступают политическое сознание и политическое поведе­ние людей, воплощающиеся в деятельности государствен­ных и общественных институтов и организаций, а также в механизмах их воздействия на процесс функционирования власти в конкретных социально-исторических условиях.

В рамках социологического исследования принято выделять два подхода: макросоциологический, или общесоциологический, и микро­социологический.

Первый подход имеет дело с социальными основами власти, воздействием социально-классового и группового конфликта на политические институты и обратным влиянием политических инс­титутов на поведение социальных страт (классов и групп).

Второй под­ход сосредотачивает основное внимание на конкретных процессах и политических институтах как социальных организациях, исследуя их формальные и неформальные структуры, типы руководства, способы урегулирования конфликтов и отношения с другими социальными ор­ганизациями.

В развитии социологического подхода к политике наука во мно­гом обязана работам К. Маркса и М. Вебера.

Марксизм стимулировал работу по прослеживанию воздействий социально-экономической и классовой структур на политическое поведение.

М. Вебер был первым, кто стал анализировать в социологическом исследовании политиче­ские институты как самостоятельные факторы социальных изменений.

В XX столетии научный поиск в политической социологии на долгие десятилетия был определен бихевиористским движением и исследова­ниями политического поведения. Мерриам, К. Боулдинг). В настоя­щее время важными направлениями научного поиска в политической социологии выступают такие комплексы проблем, как:

Ø  организован­ное поведение;

Ø  политические элиты;

Ø  власть и политическое господство;

Ø  общественное мнение;

Ø  социальная и групповая основы политического конфликта;

Ø  социальные характеристики, связанные с электоральным поведением и политическим участием.

4. Функции политической социологии и ее категориальный аппарат

Политическая социология как наука выполняет определенные функции, а именно: познавательную, прогностическую, социального проектирования, социально-технологическую.

Познавательная функция заключается в теоретическом осмысле­нии политической действительности на основе раскрытия принципов и закономерностей ее развития, выявления причинно-следственных связей и отношений.

Прогностическая функция состоит в том, что на основе знания зако­номерностей политического развития, причинно-следственных связей и отношений, политическая социология способна строить кратко-, средне-и долгосрочные прогнозы в сфере политики и управления, в избиратель­ных кампаниях и политических конфликтах.

Функция социального проектирования выражает практическое отношение социологии к политической действительности. В задачу со­циального проектирования входит разработка оптимальных моделей не только организации различных социальных общностей и институ­тов, но и политических партий или движений. В странах с развитыми институтами гражданского общества большая часть профессионально подготовленных социологов занимается именно такой работой.

Социально-технологическая функция политической социологии состоит в том, что на основе научных данных о политической дейст­вительности она способна осуществлять управление политическими процессами, активно участвовать в управлении избирательными кам­паниями или политическими конфликтами.

Концептуализация предмета политической социологии требует систематизации ее основного категориального аппарата. В этом плане следует особо подчеркнуть два момента, связанных с его происхож­дением.

Во-первых, политическая социология во многом заимствует свой категориальный аппарат у теоретической социологии. Это касается в основном таких понятий, как социальное пространство, роль, функ­ция, норма, ценности, социальная структура и стратификация, орга­низация, социализация, поведение и т. д.

Во-вторых, политическая социология в процессе своего развития создала и собственный концептуальный и категориальный аппарат, способствовавший ее самоорганизации и внутренней дифференциа­ции (электорат, электоральное поведение, политическая система, по­литическая культура, поле политики, и т. д.).

Ключевыми понятиями политической социологии выступают та­кие понятия, как «политика», «власть», «господство», «государство», «политическое участие».

Прежде всего, нужно определить содержание понятия «политика». Но нужно четко понимать, что множество значений, в каких употребляется это понятие, невозможно отразить в единой формулировке. Итак, политика есть человеческая деятельность, связанная с принятием и проведением в жизнь решений, наделенных достоинством уполномочия со стороны общества, для которого они принимаются. Следовательно, политика есть действия людей в сфере власти и властных отношений. Согласно М. Веберу, политика обозначает «стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти». Поли­тика может иметь самые различные объекты, на которые направляется политическая деятельность. В этом плане понятие «политика» употреб­ляется в смысле управления, когда следует указание на объект и область действия: например, экономическая политика, социальная политика, де­мографическая политика, эмиграционная политика и т. д.

Политическая деятельность имплицитно включает в себя представле­ние о субъектах политики. Субъекты деятельности, или акторы, — в дан­ном случае мы используем эти понятия как взаимозаменяемые — обла­дают способностью понимать, что они делают, в то время как они это делают, и это является неотъемлемой характеристикой их деятельности. Способность к рефлексии свойственна людям как субъектам деятель­ности. «Для того чтобы быть деятелем, — подчеркивает Э. Гидденс, — необходимо реализовывать способность к использованию (постоянно, в повседневной жизни) всего спектра власти. Деятель перестает быть деятелем, если он или они теряют способность "преобразовывать", т. е. реализовывать определенный вид власти».

Политика есть творческая человеческая деятельность, она включает в себя свободу выбора субъекта целей и средств ее реализации. В практи­ческом отношении понимание политики давно включает в себя представления о ней как об «искусстве возможного», «искусстве управления». Политика обычно отождествляется с оказанием влияния, борьбой за власть, конкуренцией между индивидами и группами по поводу распре­делении внутри общества вознаграждений, ценностей и «благ».

Понятие «власть» является одним из основополагающих родовых категорий социологии. Как любое предельно абстрактное понятие, оно не поддается однозначному определению, а раскрывается через взаимосвязь с другими понятиями. Оно занимает в политической со­циологии центральное место и имеет несколько основных значений:

Ø  власть - это «возможность для одного деятеля в данных социальных условиях проводить собственную волю даже вопре­ки сопротивлению» (М. Вебер);

Ø  власть есть «способность одного индивида или группы осуществлять свою волю над другими через страх, либо отказы­вая в обычных вознаграждениях, либо в форме наказания и несмотря на неизбежные сопротивления; при этом оба спо­соба воздействия представляют собой негативные санкции» (П. Блау);

Ø  «власть есть участие в принятии решений: А имеет власть над Б в отношении ценностей К, если А участвует в принятии ре­шений, влияющих на политику Б, связанную с ценностями К» (Г. Лассуэлл, А. Каплан);

Ø  «власть - это обобщенная способность обеспечивать исполнение связывающих обязательств элементами системы кол­лективной организации, когда обязательства легитимизиро­ваны относительно коллективных целей»  (Т. Парсонс).

Политическая социология исходит из того фундаментального положения, что власть есть универсальный феномен человеческого общения, начиная от диадического взаимодействия и кончая слож­ными системами. В самом широком смысле власть есть способность вторгаться в течение социальных событий. В зависимости от того, ка­ковы источники властного воления, ресурсы, привлекаемые для осу­ществления власти, и последствия, как предвиденные, так и непредви­денные, властного действия или бездействия, мы имеем возможность рассматривать ее как специфический феномен той или иной сферы об­щественной жизни, в том числе и политики.

Политическая власть есть конкретно-исторический тип власти. Она представляет собой специализированный, организационно-правовой, институционализированный ее вид. Политическая власть осуществляет специализированные функции, которые имеют политический характер: она осуществляет социальный выбор и обнаруживает коллективную волю, которая противопоставляется индивидуальным волям. Полити­ческая власть внутренне дифференцируется на государственную и об­щественную.

Государственная власть есть особым образом организованная и специализированная политическая власть. Государство представля­ет собой иерархически организованную систему институтов власти. «Государство, — писал М. Вебер, — есть «отношения господства од­них людей над другими, опирающиеся на легитимное насилие».

Господство есть такой порядок взаимодействия людей, при котором одни люди могут приказывать, а другие обязаны подчиняться. Отноше­ния господства и подчинения предполагают навязывание своей воли одними группами людей другим группам. Добровольное подчинение господству становится легитимным порядком. В знаменитых лекциях Ф. Гизо «История цивилизации в Европе» ученый, касаясь проблемы легитимности власти, писал, что политическая легитимность есть оче­видным образом право, основанное на древности, на длительности; на первенство во времени ссылаются как на источник права, доказательс­тво легитимности власти. Для политической легитимности прежде всего характерно отрицание силы как источника власти, воссоединение с мо­ральной силой, идеей права, справедливости, разума. Таким образом, политический философ способен решать вопрос о подлинной и не под­линной легитимности, измеряя ее меркой древности или справедливос­ти и разума, или того и другого. Социолог же не может в рамках своей дисциплины высказываться о легитимности самой по себе. Социолог исследует легитимность как веру в легитимность. Для него нет правиль­ных и неправильных порядков, а значит, нет подлинной и неподлинной легитимности.

Политическое участие означает возможность для отдельных граж­дан и групп влиять на политический процесс. Современное общество имеет многочисленные институционализированные и неинституционализированные формы такого участия, с помощью которого отдельные группы граждан могут защищать свои интересы в условиях постоянного взаимодействия с правящей элитой и бюрократией. Режим взаимодейст­вия общества и государства, обеспечивающий контроль граждан над адми­нистративно-государственным аппаратом, может принимать различные формы. В современной политической действительности наибольшее распространение получили два типа политических систем: авторитарная и демократическая. Наибольшую взаимосвязь и взаимозависимость между интересами большинства общества и политикой, осуществляемой госу­дарством, обеспечивает демократическая политическая система.

Политическая система представляет собой систему государственных и негосударственных институтов и организаций, и их взаимодействий, а также норм, правил, обеспечивающих целедостижение в обществе. В по­литическую систему входят такие институциональные образования, как государство, партии, группы интересов, которые, взаимодействуя друг с другом в рамках установленных правил и норм, находясь в состоя­нии конкурентной борьбы за власть или участие в принятии решений, в конечном счете, вырабатывают определенную политику, реализация которой, в свою очередь, воздействует на состояние всей социальной системы.

Институты — это правила игры в обществе. Или, более формаль­но, — это ограничения, изобретенные самими людьми, формирующие взаимодействие между экономическими или политическими агентами. Тем самым они приводят к возникновению стимулов к обмену, будь то обмен политический, социальный или экономический. Они созда­ют структуру побудительных мотивов человеческого взаимодействия, уменьшают неопределенность, организуя повседневную жизнь. Поли­тические институты воздействуют на выбор акторами стратегии свое­го поведения или способа, которым они стремятся достичь цели. Ин­ституты дают основание определения и понимания того, кто является законным (легитимным) актором, регулируют количество акторов и порядок их действия.

В современной политической социологии политическая система также рассматривается как свободное социальное пространство, в котором постоянно происходят столкновения политических интере­сов, борьба за власть, статусы, позиции, ресурсы между различными социальными группами. Политическая система имеет динамический характер, ее функционирование определяет содержание политическо­го процесса, определяет его институциональную основу.

Понятие по­литического процесса имеет важное значение для социологического изучения политической жизни. Оно выражает динамическую характе­ристику всей политической системы, последовательность смены ее со­стояний и стадий развития. Описания политического процесса с пози­ции системного и структурно-функционального анализа акцентируют внимание на порядке взаимодействия системы и окружающей среды, на алгоритмах выработки и принятия политических решений.

Политический процесс можно определить как упорядоченную пос­ледовательность действий и взаимодействий политических акторов, связанных с реализацией властных интересов и целедостижением и, как правило, создающих и воссоздающих политические институты. Можно привести и другое определение политического процесса. Политический процесс представляет собой развертывание политики во времени и про­странстве в виде упорядоченной последовательности действий и взаи­модействий.

Наряду с понятием «политический процесс» в социологии исполь­зуется категория «политическая жизнь». Политическая жизнь — более широкое понятие, чем политический процесс. Она включает в себя все формы жизнедеятельности людей: политическое участие, политическая компетентность, конфликты, коалиционные соглашения, электоральное поведение, протестное поведение, абсентеизм, лоббизм и т. д.

Социоло­гическое исследование политической жизни предполагает установление определенных показателей и индикаторов, с помощью которых можно измерить состояние и тенденции социальных и политических изменений. И российской политической социологии есть несколько основных под­ходов к построению системы показателей и индикаторов. Участие каждого индивида в политической жизни предполагает из­мерение с помощью нескольких групп количественных и качественных показателей: формы участия, факторы участия, способы участия.

Формы участия включают в себя следующие показатели: работа в органах и организациях; выборы; референдумы; обращения в органы власти, политических организаций и средства массовой информации; выступления; массовые акции (митинги, демонстрации, забастовки, сбор подписей, пикетирование и т. д.).

Факторы участия включают в себя: социальный статус, социаль­ную траекторию, квалификацию, образование, политическую прина­длежность, опыт политического участия.

Способы участия включают 4 блока переменных:

1) политическая заинтересованность: потребность в политических знаниях и деятельности, интерес к политическим событиям, стремление к личному участию в политической жизни;

2)  политическая компетентность: информированность о событиях политической жизни, усвоение политических понятий и норм, способность самостоятельно ориентироваться в политике;

3)  политическая активность: включенность в политическую деятельность, участие в политических кампаниях и массовых акциях, в работе партии и организаций, овладение политическими навыками;

4)  политическая идентичность: приверженность политическим институтам, партиям, лидерам, ценностям, взглядам.

Содержание и формы политического развития зависят от множества факторов, среди которых особое место занимает политическая культура. Под культурой обычно понимают совокупность ценностей, установок, верований, ориентации и убеждений, превалирующих сре­ди членов общества. Политическая культура есть часть общей культу­ры. Взаимодействие культуры и политики является традиционной для социологии проблемой, которая была в ней поставлена и исследова­на, например, еще в работах М. Вебера, хотя выделение политической культуры как важнейшего компонента политики произошло в поли­тической науке только в середине 50-х годов XX века. Политическая культура описывает взаимодействия индивидов, социальных групп, наций с политической системой в целом, с ее отдельными институтами и политическими лидерами. Уровень развития политической культу­ры совершенно различный в разных регионах мира. Поэтому одни и те же политические институты (например, институты представительной демократии) могут не только функционировать по-разному в разных системах общества, но и выполнять в нем различные функции.

Политическая культура нации может иметь разную структуру. Она может быть сильно или слабо фрагментированной, включать в себя не­сколько субкультур, быть дифференцированной по вертикали и по го­ризонтали.

В любом обществе политическая культура элит отличается от политической культуры массы, хотя и имеет с ней много общего. Политика всегда была, есть и будет сферой деятельности правящего меньшинства. Современная политика еще больше стала сферой про­фессиональной деятельности, основанной на знании, компетентности, ответственности. Это, конечно, не значит, что граждане должны быть исключены из процесса выработки политики или правительственного курса. Скорее наоборот, их большинство должно активно участво­вать в политическом процессе с тем, чтобы осуществлять гражданский контроль за деятельностью правящей элиты, чтобы политика точнее соответствовала интересам большинства общества. Но между правя­щей элитой и остальной частью общества должна быть определенная социальная и политическая дистанция. Политическое развитие обще­ства не может происходить только в силу устремлений или намерений элит. Оно требует определенной активности масс, их понимания и под­держки действий, инициированных элитой. В то же время элита не может действовать произвольно. Она, как правило, выражает господствующие в обществе настроения или интересы. Элита, говоря словами В. Парето и Г. Моска, является неотъемлемой частью любого общества и служит для управления им, реагируя на вызовы современности, мобилизуя массы на решение поставленных социальным прогрессом задач.

Категориальный аппарат политической социологии не ограничивается вышеперечисленными понятиями. Он постоянно пополняется новыми категориями и терминами, которые приходят в него как из общей социологии, так и из других гуманитарных наук. Представлен­ные наиболее широко используемые понятия дисциплины отражают основную специфику социологических исследований политики, и в то же время подчеркивают всю сложность самих исследований, необхо­димость овладения в процессе обучения всем богатством накопленно­го и накапливаемого знания.