И.В. Самаркина, С.Д. Дмитрук

Самаркина И.В., Дмитрук С.Д. Руководители государств после пика политической карьеры: факторы и профессиональные траектории // Полис. 2011. №1. С.153-164.

РУКОВОДИТЕЛИ ГОСУДАРСТВ ПОСЛЕ ПИКА ПОЛИТИЧЕСКОЙ КАРЬЕРЫ: ФАКТОРЫ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ТРАЕКТОРИИ

Процессы трансформации на постсоветском пространстве инициировали несколько направлений исследований в отечественной политической науке. Появление новых феноменов требует их осмысления и поиска методологий и методик их анализа. К числу таких феноменов отнесем и появление политических лидеров, которые миновали пик своей политической карьеры, но в силу новых институциональных условий, могут продолжать общественную и политическую деятельность. Для большинства политических систем на постсоветском пространстве феномен экс-главы государства является относительно новым; по меньшей мере, это экс-лидерство иного качества, чем это было в советских системах. Думается, наш интерес к феномену «бывших» глав государств отнюдь не праздный. Изучение института бывших лидеров национального уровня расширяет наше понимание институционального аспекта трансформации политических систем и понимание многообразия векторов этих трансформаций.

Для нашего анализа важно рассмотреть продолжение политической карьеры тех лидеров, которые на пике ее обладали максимальным объемом институционально закрепленных властных полномочий. Таким образом, нас будут интересовать не политические лидеры вообще, а только, так называемые, лидеры национального уровня с закрепленной формально властной позицией.

В различных системах государственного правления эту роль может играть президент, премьер-министр/председатель правительства, председатель парламента, монарх и т.п. Предвидим терминологические возражения, связанные, прежде всего, с сужением понятийного поля «политического лидерства». Однако отметим, что и в политической практике имеет место такое одновременное смысловое сужение/обобщение этого понятия. Например, во время саммитов глав государств и правительств стран–членов ЕС в официальных документах для обозначения лидеров национального уровня чаще используется термин «leader», нежели полные названия их должностей.

Утраченный в силу различных причин статус национального лидера автоматически трансформируется в статус «бывшего» лидера, «экс-лидера», бывшего главы государства, «экс-президента» и проч. Предлагаем экс-лидерство определять как утраченное в силу различных причин лидерство, вследствие чего обладатель теряет полностью или значительно объем имевшихся властных ресурсов.

Структурно-функциональный подход рассматривает лидерство как влияние, в котором общество выступает иерархически организованной системой социальных позиций и ролей. Этот подход позволяет несколько конкретизировать понятие экс-лидерства, как утраченное положение в политической системе, характеризующееся неспособностью ранее занимавшего его лица направлять и организовывать коллективное поведение членов этой системы.

Отдельно отметим сюжет, связанный с институционализацией «бывшего лидерства» или экс-лидерства. Неоинституционализм определяет институт как некие правила игры в обществе, ограничения, которые определяют образцы поведения и модели взаимоотношений между агентами политической системы [Ротстайн 1999: 160-161]. Институционализация экс-лидерства предполагает создание и принятие в системе специальных законов о бывших главах государства и их исполнение. Как правило, эти акты отражают привилегии, гарантии неприкосновенности (иногда — неподсудности) бывшего главы государства и членов его семьи, денежном содержании в отставке. Речь также идет о возможности учреждать библиотеки или фонды, выступать в СМИ по насущным проблемам общества. Законодательство призвано оградить бывшего лидера от репрессий со стороны новых лидеров.

Таким образом, сущность изучаемого нами феномена экс-лидерства состоит в утрате максимально высокого в иерархии власти положения лидера, вследствие чего им утрачивается функция целеполагания в политической системе и способность организации политического поведения ее членов, сокращается контролируемый им объем властных ресурсов; изменяется объем и качество располагаемых им привилегий или они полностью утрачиваются; изменяется уровень доверия и поддержки со стороны последователей и населения.  

Профессиональные траектории и роли политиков
после пика политической карьеры

Отталкиваясь от наиболее широкого понимания карьеры как «общей последовательности этапов развития человека в основных сферах жизни (семейной, трудовой, досуговой)» [Социальное… 1994: 67], определим ее существенную черту – динамику, смену статусов, ролей и форм социальной активности личности. С институциональной точки зрения феномен политической карьеры подразумевает способы кооптации в правящую элиту и, главное, организационное оформление стандартов карьерных изменений, т.е., переход из неоформленной ассоциации в институционализированную [Макеев 2000: 18]. Политическую карьеру можно определить как движение политического субъекта по ступеням социальной иерархии [Осипова 1989: 65]. Переход на новую ступень предполагает изменение объема властных ресурсов (увеличение или уменьшение). Мы предлагаем использовать проекции основных типов карьерных процессов – «трамплин», «лестница», «змея», «перепутье» [Управление… б.г.] – на общественно-политическую сферу.

Карьерный процесс типа «трамплин» разворачивается как постепенный, многолетний подъем по карьерной лестнице, сопровождающийся повышением уровня знаний, опыта, квалификации. По достижении вершины карьеры происходит резкий «прыжок с трамплина» – уход из профессиональной сферы. Этот тип карьерного процесса, будучи спроецированный в политическую сферу, часто наблюдается как описанная Чемберсом [Chambers 1977: 117-119] на примере изучения экс-президентства в США карьерная траектория «фермер»: глава государства, покинув свой пост, сразу завершает политическую карьеру и отправляется на пенсию. Для описания этой роли бывших глав государства в нашем исследовании предлагаем использовать более широкий термин – «пенсионер». «Пенсионер» после ухода в отставку покидает большую политику. Он может формально числиться в политической партии, но не быть ее активистом, или участвовать в выборах, но только в качестве избирателя. Его интересы концентрируются в сфере личной и семейной жизни, иногда в создании мемуаров. Однако, если оценивать потенциал бывшего лидера в политической системе, то он становится минимальным.

Карьерный процесс типа «лестница» разворачивается сначала, как постепенный подъем, а затем – после достаточно длительного пребывания на вершине карьерной лестницы – как постепенный спуск [Капова 2006: 143]. Вторая половина карьеры (спуск) может быть спроецирована в сферу политики и иметь несколько воплощений: «чиновник», «политик», «общественный деятель», «эксперт». «Чиновник» спускается с верхней ступеньки карьеры, занимаясь административной работой в структурах государственной власти, постепенно удаляясь от центра принятия решений. «Политик» продолжает активно занимается политической деятельностью, как правило, в рамках политической партии. Продолжение карьеры возможно в рамках парламентской деятельности, возможны попытки вновь вернуться на высшую позицию. В рамках этой траектории бывший глава государства продолжает активно функционировать в политической системе, преимущественно встраиваясь в законодательную ветвь власти или хотя бы претендуя на это. В рамках такой траектории «спуск» представляет собой достаточно длительный процесс и обладает более высоким, по сравнению с другими траекториями, конфликтным внутриэлитным потенциалом.

«Общественный деятель» отличается от «политика» направлением и содержанием общественной активности. Бывший лидер продолжает реализовывать себя в сфере благотворительности, защиты окружающей среды и пр., сотрудничает с неправительственными организациями, возглавляет негосударственные фонды (правозащитной, природоохранной, научной, гуманитарной направленности).

«Эксперт» формально уже не имеет никаких властных полномочий. Однако, статус советника или эксперта позволяет ему оказывать некоторое влияние на представителей элиты, принимающих политические решения. По сути, он не теряет своей принадлежности к элите и отчасти участвует в формировании политического курса.

Карьерный процесс типа «змея» – когда работник сначала осваивает несколько должностей, находящихся на одном уровне, и лишь затем переводится на другой уровень – также имеет свою проекцию на политическую сферу. Потеряв статус главы государства, политик меняет сферу деятельности, сосредотачиваясь, как правило, на внешней политике (переходя к руководству международной организацией или глобальным общественным движением). Эта траектория в чем-то похожа на траекторию карьеры «общественного деятеля», но существенно отличается масштабом и ресурсами, которые получает бывший национальный лидер. Обозначим эту траекторию термином «нью-лидерство». Ее обладателя можно отнести к действующим лидерам по наличию таких признаков, как постоянство влияния на всех последователей, безусловный авторитет среди всех в этой сфере, признаваемые ими правомерность руководства, право лидера принимать решения, существенные для всей социальной группы и др.

Карьерный процесс типа «перепутье» предполагает, что по истечении определенного времени проводится аттестация и принимается решение о дальнейшей судьбе работника, который оказывается на перепутье: повышение, понижение, перевод на смежную должность такого же уровня. Проекция этого карьерного процесса в сферу политики позволяет описать траекторию «повторного лидерства»: бывший национальный лидер, после отставки побывав в роли «эксперта» или «политика», участвует в выборах и вновь занимает высший пост в государстве.

В некоторых политических системах сам феномен экс-лидерства может отсутствовать. Это случается, если в политической системе нет ни одного бывшего лидера, либо в силу того, что лидер сохраняет свой статус пожизненно, или экс-лидер физически отсутствует в политической системе. Второй вариант обозначим ролью «изгнанник», главным признаком которой является высокая степень внутриэлитной конфликтности, в силу чего «изгнанник» полностью лишенный властных ресурсов, в том числе, и конституентов, вынужден покинуть родину. В этом случае используются и правовые механизмы, например, нормы, отменяющие или ограничивающие права экс-лидера. Правовые гарантии ему, даже если они есть, на практике игнорируются (как и право на руководство групповыми интересами или их представительство). Политическая карьера «изгнанника» продолжается в иных пространственно-временных условиях (например, в другой политической системе или в той же стране, но при изменившемся, более благоприятном для экс-лидера политическом режиме).

Руководители государств СНГ: траектории и роли после пика карьеры

На территории СНГ за неполные двадцать лет независимого существования выделились три группы стран, которые отличаются местом и ролью бывших глав государств в политической системе. К первой группе мы относим страны, где в ходе общенациональных выборов происходила смена глав государств. Президенты, не избранные повторно, освобождали свой пост, но оставались работать, играя роли «политиков».

Для второй группы стран характерна изолированность экс-лидеров от политической «кухни»: «изгнанники» не могут участвовать в процессе принятия политических решений. В таких государствах отрешение от высшего поста исполнительной власти часто сопряжено с утратой статуса навсегда и концом политической карьеры. Поэтому действующие главы государств в подобных политических системах стремятся сохранить свой пост пожизненно или обеспечить передачу власти преемнику. В странах СНГ второй группы бывшие лидеры если и есть, то они практически не занимаются политикой на родине.

Третья группа – это страны, в которых по разным причинам, нет лидеров, переживших пик своей политической карьеры.

СССР: Михаил Горбачев - нетипичная карьера. Михаил Горбачев – первый и последний президент СССР – в строгом смысле слова, не может быть отнесен к собственно российским «бывшим» лидерам. Однако мы считаем, что его биографию не следует исключать из анализа, по нескольким причинам. С одной стороны, вся его карьера «после пика» связана с российской политической системой, с другой стороны, именно его карьера иллюстрирует нетипичные для постсоветского пространства траектории, о которых хотелось бы сказать. Внутри страны он сыграл роль «политика»; на международной арене – «общественного деятеля» и «нью-лидера».

Горбачев досрочно и добровольно (как он сам заявлял, «по принципиальным соображениям») ушел с постов Президента СССР, Председателя Совета обороны СССР и Верховного Главнокомандующего Вооруженных Сил СССР, но остался в политике. В январе 1992 г. он основал и возглавил Международный фонд социально-экономических и политологических исследований (Горбачев-Фонд) [Горбачев… б.г.]. За рубежом Горбачев сохранил авторитет как политик, эксперт в области внутренней российской политики и международных проблем.

В марте 1993 г. Горбачев был избран Президентом Международного Зеленого Креста, организации, в основании которой он принимал активное участие будучи главой СССР [Green Cross… б.г.]. Он – активный участник Мирового Политического Форума и саммитов Нобелевских лауреатов. Таким образом, в международной сфере М.Горбачев играл роль «общественного деятеля» и «нью-лидера». Эта роль существенно отличалась от его роли в российском политическом процессе – роли значительно менее успешного «политика». Он проиграл в первом туре президентских выборов 1996 г. (получил менее 1% голосов). В 2000 г. Горбачев стал главой Российской объединенной социал-демократической партии, ныне – Общероссийское общественное движение «Союз социал-демократов».

Россия: «эксперт» и «пенсионер» Ельцин и «не-экс-лидер» Путин. Первый Президент РФ Б.Ельцин ушел в отставку раньше положенного срока. Основной причиной его ухода стало, по его собственным словам, неудовлетворительное состояние здоровья. Но помимо этого, как он позже вспоминал, главная цель каденции была достигнута – была найдена достойная кандидатура преемника [Ельцин б.г.]. Получив незадолго до отставки гарантии неприкосновенности для себя и семьи [О гарантиях… 1999], он мог не беспокоиться о будущем и, в целом, играл роль «пенсионера». Впрочем, с 2000 г. он написал воспоминания, участвовал в церемонии инаугурации президента Путина, совершал визиты за рубеж (в Израиль, Иорданию, Киргизию, Латвию, Италию), где встречался с действующими главами государств (Акаевым и Вайрой Вике-Фрайбергой). Но главное – в первый год президентства Путина он участвовал в обсуждении политического курса, т.е. некоторое время играл роль «эксперта» при преемнике.

Карьера В. Путина после 2008 г. очень интересна для изучения по причине несоответствия формальной должности его статусу. С одной стороны, он ушел с поста президента по истечении срока своих полномочий, поэтому формально его нельзя считать руководителем государства. С другой стороны, он продолжает обладать ресурсами, сопоставимыми с ресурсами действующего президента. Наличие опыта, контроль над основными политическими ресурсами, авторитет и популярность позволяют говорить о нем как о действующем лидере. С 1999 г. и после президентства Путин остается самым популярным политиком в России. Его рейтинг и уровень доверия не опускаются ниже 65% и в 2008-2010 годах превышали 80% [Политические индикаторы 2010]. Даже через год после смены главы государства уровень доверия россиян ему был выше, чем Д.Медведеву: 56% и 45% соответственно [Мечетная 2009: 46]. Внутри и внешнеполитическая деятельность В.Путина, его контакты с представителями административно-политической и бизнес-элит, действующим Президентом, не позволяют говорить о потере им статуса и властных ресурсов. Поэтому его карьера после 2008 г. может быть описана скорее ролью «командное» или «продолжающееся» лидерство, чем «экс-лидерство».

Украина: «политики», «эксперты» и «пенсионеры». В политической системе Украины «бывших» глав государства – если учитывать только бывших президентов – трое. Наибольшую политическую активность после президентского этапа проявил Л.Кравчук. Кравчук исполнял обязанности Президента Украины до 1994 г., когда проиграл во втором туре выборов Л.Кучме. Он возглавил Социал-демократическую партию Украины (объединенную), от которой дважды подряд был избран народным депутатом Верховной Рады. Кроме того, в 2006 г. он принимал участие в обсуждении Универсала национального единства (соглашения между партиями, прошедшими в парламент) как представитель общественности (его партия тогда в Раду не прошла), т.е. есть некоторое время выступал в роли «эксперта».

Л.Кучма занимал пост президента дважды подряд, и по Конституции, оставил пост в 2005 г. К тому времени уровень его популярности упал, а политические просчеты практически лишили его возможности продолжать карьеру в роли «политика». Выйдя в отставку, Кучма основал неправительственный благотворительный фонд своего имени [Напрям діяльності… б.г.]. Однако возникли подозрения, что через этот фонд отмывали деньги [Состояние Кучмы… б.г.]. Фактически после отставки он играл роль «пенсионера».

О деятельности последнего бывшего главы государства В.Ющенко пока судить рано, скорее всего, он также попытается играть роль «политика».

Молдова и Армения: «политики» и «эксперты». Довольно богата история института «бывших глав» в Армении (Л.Тер-Петросян и Р.Кочарян) и Молдове (М.Снегур, П.Лучинский и В.Воронин). В этих странах, как правило, президентами становились люди в возрасте сорока-пятидесяти лет, поэтому даже после каденции они были готовы продолжать политическую карьеру, а политический режим давал такую возможность. Первый молдавский президент М.Снегур в настоящее время является председателем Партии возрождения и согласия Республики Молдова и, таким образом, выступает в роли «политика» [Биография господина Мирчи Снегура… б.г.].

П.Лучинский несколько лет после отставки жил и работал в Москве как исполнительный директор Фонда развития общественных наук Российской Академии наук, демонстрируя роль «эксперта». На родине им был основан Фонд стратегических исследований и развития международных отношений «Lucinschi» [Биография господина Петру Лучински… б.г.]. В качестве его главы он налаживал торгово-экономические связи с Белоруссией в ходе официального визита в Минск в июне 2007 г. Примечательны слова А.Лукашенко о фигуре экс-президента Молдавии, как об «опытном политике и государственном деятеле», который сможет проанализировать развитие отношений между двумя странами и «подсказать что-нибудь действующему руководству Молдовы» [Лукашенко 2007].

В.Воронин после ухода с поста президента играет роль «политика». Он возглавляет Партию коммунистов Республики Молдова (ПКРМ), которая рассчитывает вновь получить большинство в парламенте и избрать президентом своего представителя.

Таким образом, в России, Украине, Молдове и Армении представлены различные карьерные траектории бывших лидеров, при доминировании «политиков» и «экспертов». Этому способствует институционализация бывших глав государства (по крайней мере, начальная стадия этого процесса), а также особенности политических режимов, в той или иной степени проявляющих демократические черты.

Беларусь: «политики» или «изгнанники»? Беларусь формально можно отнести к группе стран СНГ, где формируется институт экс-лидерства. Однако фактически бывшие главы государства играют роли не «политиков», а «изгнанников».

В настоящее время в Белоруссии есть три экс-лидера: С.Шушкевич, М.Гриб (председатели Верховного Совета Республики Беларусь) и С.Шарецкий (и.о. председателя ВС Республики Беларусь). Первые два, находясь в оппозиции, продолжают активную политическую деятельность (играют роль «политиков»). Шушкевич досрочно был снят со своего поста после проверки парламентской Комиссией по изучению деятельности коммерческих структур, созданных при органах государственного управления по борьбе с коррупцией в апреле 1993 – июле 1994 гг., которую, к слову, возглавлял А.Лукашенко [Энцыклапедыя… 1997: 398-399]. Тем не менее, Шушкевич сохранил за собой депутатское место в парламенте (до 1995 г. – в Верховном Совете Беларуси; с 1995 г. – в Верховном Совете Республики Беларусь). Он участвовал в президентских выборах летом того же года (получил в первом туре около 10% голосов) [Шушкевич 1999]. С 1998 г. он возглавляет оппозиционную партию Белорусская социал-демократическая «Народная Громада», совершает визиты за рубеж, где в качестве эксперта выступает перед коллегами и дает интервью СМИ. Его деятельность вызывает международное признание. Например, в 2007 г. польский экс-президент Л.Валенса выдвигал его кандидатуру на получение Нобелевской премии мира. В 2010 г. он был награжден Орденом Витаутаса Великого – государственной наградой Литвы [Шушкевича наградят… 2010]. В международной деятельности он играет роль «общественного деятеля», а его признание после пика политической карьеры на родине уступает его авторитету в международной сфере. В какой-то степени, эта карьерная траектория (внутри- и внешнеполитическая) напоминает карьерную траекторию М.Горбачева.

С.Шарецкий ушел в оппозицию после избрания в ноябре 1996 г. президентом А.Лукашенко, и вскоре был вынужден эмигрировать («изгнанник»). Еще находясь на родине, он возглавлял созданную им же Аграрную партию Белоруссии, как оппозиционер, подвергал критике работу новой власти [Шарецкий 1998]. Конституционные изменения способствовали тому, что А.Лукашенко в рамках закона уже шестнадцать лет остается бессменным главой государства. Подобные модификации конституции были проведены также в некоторых среднеазиатских республиках СНГ и Азербайджане.

Грузия: «изгнанник» и «пенсионер». В политической системе Грузии пока отсутствуют механизмы институционализации «экс-лидерства». В постсоветской истории государства мы наблюдаем две основные роли: «изгнанника» (З.Гамсахурдиа) и «пенсионера» (Э.Шеварднадзе). Шеварднадзе практически полностью оставил политику, несмотря на то, что время от времени дает интервью отечественным и иностранным СМИ, комментируя курса действующего Президента. Они довольно критичны, впрочем, лишенный рычагов влияния на власть, Шеварднадзе не способен изменить положение дел – он только высказывает свое мнение.

Азербайджан: «изгнанники». В Азербайджане за последние 20 лет при разных обстоятельствах с поста президента уходило три главы государства. Через полгода после всенародного избрания А.Муталибов вынужденно подал в отставку под давлением оппозиционного Народного Фронта Азербайджана (НФА). По закону ему должны были гарантироваться личная и имущественная неприкосновенность и пенсия. К исполнению обязанностей приступил Я.Мамедов, но его политические просчеты подтолкнули парламент восстановить А.Муталибова в должности уже через два месяца. НФА, не согласный с его мерами по наведению порядка, захватил власть в Баку и оцепил президентский дворец [Зенькович 2002: 391]. Муталибов бежал в Москву и проживал там до 2000 г. как «изгнанник» [Корецкий 1996]. С 2000 г. возобновляется его политическая карьера («политик»): он возглавляет Партию гражданского единства, а с 2003 г. является сопредседателем Социал-демократической партии Азербайджана. В том же году сторонники выдвигали его кандидатуру на президентские выборы, но избирательная комиссия не утвердила его [Архив Агентства Интерфакс 2003].

Второй президент Азербайджана А.Эльчибей на следующий год после избрания вынужден был оставить свой пост. Неслучайно, что после 1993 г. он жил за рубежом (в Турции), тоже сыграв роль «изгнанника». Тогда действующий президент Гейдар Алиев помогал ему, как бывшему президенту, деньгами, а после смерти Эльчибея не препятствовал торжественному погребению своего бывшего оппонента. Сам же Г.Алиев оставался во главе государства почти пожизненно и даже был кандидатом в президенты на выборах 2003 г., находясь уже в очень тяжелом состоянии. Когда скончался Г.Алиев, пост президента благополучно занял Ильхан Алиев, действующий глава республики.

Таджикистан и Кыргызстан: «пенсионеры» и «изгнанники». В истории этих государств статус «бывших лидеров» весьма своеобразен: сегодня их роль ничтожна и в целом декоративна. В Таджикистане в период гражданской войны друг другу противостояли элиты Памира, Севера и Юга страны. Север представляли Р.Набиев и К.Макхамов (первый президент страны, избранный парламентом в ноябре 1990 г., к тому времени – глава правительства). Первый возглавлял Компартию Таджикистана до прихода К.Макхамова, и оба они боролись за президентский пост в 1990 г. Выходцами с Памира были Г.Паллаев и К.Аслонов (в 1991 г. – спикер парламента). Южанин И.Хаеев до Макхамова занимал пост премьер-министра, а после выборов стал вице-президентом [Пятнадцать лет… б.г.]. С начала 1990-х годов между тремя этими группами разгорелась борьба за власть. В результате Макхамову, и Аслонову пришлось уйти из политики, сыграв роль «пенсионеров». Набиева в ноябре 1991 г. всенародно избрали президентом Таджикистана. Однако, в мае 1992 г. он вынужденно подал в отставку (роль «пенсионер»). Номинально его сменил А.Искандаров, но контроль над страной оказался у исламистов, против которых выступили южане во главе с С.Сафаровым. На «примирительной» сессии Верховного Совета Р.Набиева вынудили отказаться от поста президента (был упразднен даже сам пост), а новым главой государства стал выходец с Юга Э.Рахмонов, ставленник Сафарова. С 1994 г. он занимает пост Президента Таджикистана. Причем, на вторых выборах, согласно официальным данным, он получил около 96% голосов [там же]. Без сомнения, все это говорит не только об отсутствии институционально закрепленных механизмов экс-лидерства в данной системе, но и о существенной роли культуры и традиций в этом процессе. Правда, бывший глава Таджикистана К.Макхамов – до сих пор заметная персона в стране. На родине его считают весьма уважаемым политиком: он является пожизненным членом парламента и возглавляет в Евразийском экономическом сообществе (ЕврАзЭс) комиссию по экономическим вопросам [Зенькович 2002: 347-348]. Но реальной власти он не имеет, выступая, по сути, в роли «пенсионера» и «чиновника», находясь в зависимости от И.Рахмонова.

Схожая ситуация – в Киргизии. Бывший глава государства А.Акаев, находится за рубежом (типичная роль «изгнанника»). Акаев потерял верховную власть в стране в конце марта 2005 г. (во время Тюльпановой революции искал в Москве поддержки), а подал в отставку 4 апреля, находясь в России (с 11 апреля 2005 г., когда парламент принял ее, официально считается экс-президентом Киргизии). Он отрезан от политической жизни Кыргызстана (согласно закону от 11.04.2005, он не имеет права участвовать в «политической и общественной жизни страны», в том числе выступать в киргизских СМИ [Богданов 2005].

Туркменистан, Узбекистан, Казахстан: без «бывших». В остальных странах СНГ бывших глав государства нет. Реальная оппозиция отсутствует, о принципе сменяемости главы государства не приходится даже говорить, первый же избранный глава государства по закону становится пожизненным президентом, или действующий глава государства на выборах получает свыше 95%. Наиболее вероятно, что в ближайшее десятилетие смена глав этих государств будет происходить либо в форме наследования, либо насильственным путем. Вместе с тем, ситуация в Туркменистане после смерти Туркменбаши и выборов 2007 г. дает основание предположить, что в будущем Туркменистан сможет переместится в другую группу.

Анализ типов траекторий политической карьеры и ролей, которые при этом играют бывшие главы государств, показывает, что государства СНГ делятся на три группы. В первой (см. таблицу) осуществляется траектория политической карьеры бывших глав государств типа «трамплин». Бывшие главы государств не находят себе места или не востребованы в политической системе. Внутриэлитные и межэлитные противостояния приводят к тому, что экс-лидеры оказываются физически либо фактически за пределами политической системы, вне элиты, вне процесса принятия политических решений. В эту группу попали Таджикистан, Киргизия, Азербайджан, Грузия, Беларусь (Шарецкий), Россия (Ельцин).

Таблица

Тип карьерной траектории Роль экс-лидера Бывшие главы государств Государство
«Трамплин» Изгнанник Шарецкий, 1996 Беларусь
Изгнанник Гамсахурдия, 1992 Грузия
Изгнанник Муталибов, 1992 Азербайджан
Изгнанник Эльчибей, 1993 Азербайджан
Изгнанник Акаев, 2005 Киргизия
Изгнанник Бакиев, 2010 Киргизия
Пенсионер Шеварднадзе, 2004 Грузия
Пенсионер Макхамов, 1991 Таджикистан
Пенсионер Набиев, 1992 Таджикистан
Пенсионер Ельцин, 2000 Россия
«Лестница» Эксперт Кучма, 2005 Украина

Общественный

деятель

- -
Политик Кравчук, 1994 Украина
Политик Ющенко, 2010 Украина
Политик Тер-Петросян, 1998 Армения
Политик Кочарян, 2008 Армения
Политик Снегур, 1997 Молдова
Политик Лучинский, 2001 Молдова
Политик Воронин, 2009 Молдова
Политик Шушкевич, 1994 Беларусь
Политик Гриб, 1996 Беларусь
«Змея» Нью-лидер Горбачев, 1991 СССР/Россия
«Перепутье» Повторное лидерство - -
- Нет экс-лидерства Путин, 2008 Россия
  Нет экс-лидерства Каримов, 1990 –
по настоящее время
Узбекистан
  Нет экс-лидерства

Ниязов, 1990-2006 (пожизненно)

Бердымухаммедов, 2007 –
по настоящее время

Туркменистан*
  Нет экс-лидерства Назарбаев, 1990 –
по настоящее время
Казахстан**

Примечания к таблице:

* глава государства избирается на 5 лет, количество сроков не ограничено;

** есть ограничение о количестве сроков и сделано исключение для нынешнего президента.

Во второй группе оказались страны, в которых политическая карьера большинства или всех бывших глав государств после пика разворачивалась по типу «лестницы». Показательно, что подавляющее большинство бывших глав реализовывают себя в роли «политиков» (мы выбирали доминирующую роль), а не «общественных деятелей» или «экспертов». В эту группу стран вошли Армения, Украина, Молдова, Беларусь (Шушкевич, Гриб). Правда в последнем случае стоит оговорить, что статус «политиков» в этой системе часто близок статусу фактических «изгнанников», поскольку как представители оппозиции они имеют минимальное влияние на государственную политику и процессы принятия решений.

Политическая карьера М.Горбачева может быть отнесена к типу «змея», в том смысле, что на международном уровне он смог еще раз реализовать свой лидерский потенциал. К его траектории близка политическая карьера П.Лучинского, хотя, очевидно, в ином масштабе.

В анализируемых странах мы не обнаружили ни одной карьерой траектории типа «перепутье», когда глава государства по окончании срока правления и после перерыва (как это оговорено в большинстве конституций) вновь возвращается на прежний пост (переизбирается). Вместе с тем, в следующих электоральных циклах Молдовы и России есть вероятность реализации и этих типов карьерой траектории[1].

Еще одна группа стран демонстрируют политические системы без «бывших глав государства» в силу того, что первые президенты до сих пор здравствуют и выполняют свои обязанности. В течение нескольких десятилетий в этих государствах правила игры постепенно корректировались (продлевались сроки правления, принимались на референдумах решения о пожизненном статусе президента и проч.). Формально к этой группе сегодня можно отнести и Россию, поскольку деятельность В.Путина не позволяет говорить о потере им статуса и властных ресурсов, а его карьера после 2008 г. может быть описана скорее ролью «продолжающееся» лидерство.

Нам представляется весьма плодотворными дальнейшие исследования феномена экс-лидерства. Нам видится несколько направлений таких исследований: изучение карьеры политических лидеров разного уровня (не только глав государств, но и партийных лидеров, политиков регионального и муниципального уровней); расширение географии исследования, охват всего постсоветского пространства; изучение влияния типа лидерства, лидерского стиля на тип карьерной траектории; анализ механизмов институционализации «экс-лидерства» в постсоветских системах и их особенностей. И в целом исследование многообразия и многоликости процессов социальной трансформации и механизмов институционализации новых политических практик.

Карьерные траектории и роли, которые играют главы государств после пика карьеры можно интерпретировать как один из критериев консолидации демократии и институциализации демократического транзита.

Архив Агентства Интерфакс. 2003. 04.08. Режим доступа: http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2003/08/m10556.htm

Биография господина Мирчи Снегура, Президента Республики Молдова (1990-1996 гг.). Pagina Oficială a Preşedintelui Republicii Moldova.б.г. – Режим доступа: http://www.president.md/crono.php?lang=rus&page=602.

Биография господина Петру Лучински, Президента Республики Молдова (1996-2001 гг.). Pagina Oficială a Preşedintelui Republicii Moldova. б.г. – Режим доступа: http://www.president.md/crono.php?lang=rus&page=603.

Богданов В. 2005. Киргизы хотят земли. Российская газета, 09.04. Режим доступа: http://www.rg.ru/printable/2005/04/09/kyrgyziya.html.

Горбачев Фонд – Жизнь и деятельность. б.г. – Режим доступа: http://www.gorby.ru/rubrs.asp?rubr_id=217.

Ельцин Б.Н. Президентский марафон б.г. – Фонд Первого Президента России Б.Н. Ельцина. Режим доступа: http://www.yeltsin.ru/yeltsin/books/detail.php?ID=3793..

Зенькович Н.А. 2002. Самые закрытые люди планеты: энциклопедия биографий. М.: Olma Media Group.

Капова А.Р. 2006. Акмеологическая модель индивидуальной стратегии выбора карьеры государственными служащими. – Акмеология, № 3.

Корецкий А., Тарасов С. 1996. Освобожден Аяз Муталибов. Удар по престижу. – Коммерсантъ, № 77 (1035) от 14.05. Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?fromsearch=be3800e0-acbb-4da7-b515-6155ae917f72&docsid=132460.

Лукашенко А. 2007. Беларусь поможет Молдове с сельхозтехникой и строительством дорог. Белорусские новости. Режим доступа: http://naviny.by/rubrics/politic/2007/06/12/ic_news_112_272130.

Макеев В.В. 2000. Политическая карьера. Автореферат диссертации на соискание степени доктора философских наук. Ростов-на-Дону.

Мечетная Н. 2009. Крепкий орешек – 2. – Корреспондент, № 23.

Напрям діяльності. Президентський фонд Леоніда Кучмии «Україна». б.г. – Режим доступа: http://www.kuchma.org.ua/fund/direction.

О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи. Указ Президента Российской Федерации от 31.12.1999 № 1763. 1999. – Российская газета. Режим доступа: http://www.rg.ru/oficial/doc/ykazi/1763.htm.

Осипова Е.В. 1989. Власть: отношение или элемент системы? (реляционистские и системные концепции власти в немарксистской политологии). Власть: Очерки современной политической философии Запада. / Отв. ред. В.В.Мшевениерадзе. М.: Наука.

Политические индикаторы. 2010. Отчет от 11.03.2010. База данных ФОМ. Режим доступа: http://bd.fom.ru/report/map/projects/dominant/dom1009/d100901.

Пятнадцать лет СНГ: президенты и правительства. б.г. – Режим доступа: http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1129243200.

Ротстайн Б. 1999. Политические институты: общие проблемы. – Политическая наука. Новые направления. М.: Вече.

Состояние Кучмы оценили в $1,5 млрд. Лента новостей. б.г. – Сегодня. Режим доступа: http://www.segodnya.ua/news/169880.html.

Социальное управление. / Под ред. В.И.Добренькова, И.М.Слепенкова. 1994. М.: Издательство МГУ.

Управление деловой карьерой. Управление персоналом в организации. б.г. – Режим доступа: http://upramir.ru/sis/page28/index.html.

Шарецкий С.Г. Трагедыя Беларусі, або Што такое сапраўдны лукашызм. 1998. Минск: Белорусская Энциклопедия.

Шушкевич С. 1999. Кто есть кто в Беларуси. Энцыкляпэдыя электронная. – Режим доступа: http://slounik.org/80318.html.

Шушкевича наградят самой почетной литовской наградой. 2010. – Новости АДС – Аб'яднаныя дэмакратычныя сілы Беларусi, 02.07. Режим доступа: http://udf.by/main_news/31816-shushkevicha-nagradyat-samoj-pochetnoj-litovskoj.html.

Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. 1997. Т. 4. Минск: Белорусская Энциклопедия.

Chambers J.W. 1977. Beyond the Presidency: The Residues of Power by Marie B. Hecht. – Political Science Quarterly, vol. 92, № 1.

Green Cross International Headquarters.б.г. – Режим доступа: http://www.gci.ch/who-we-are/history.  

[1] Поскольку нами изучались политические карьеры лидеров в постсоветский период, мы не включили в анализ те этапы политической карьеры глав СНГ, когда они (как, например, Э.Шеварднадзе и Г.Алиев).возглавляли республики СССР.