Тема 3. Демократия Нового времени

В Новое время практически во всех сферах жизни общества возникают новые условия для изменений, для преобразований, для реформ, для ускорения развития общества, в том числе для нового государственного строительства, преобразования политических институтов, политической системы, всей  политической сферы общества.

Суть и главные отличия этих новых условий, от условий развития демократии в античности и средневековье заключались в следующем:

Ø  новый взгляд на мир, освоение его новых пространств, заставил людей по-другому посмотреть на историю освоения и завоевания мира, в том числе на историю политических институтов и форм правления;

Ø  колонизация мира и строительство огромных флотов, насчитывавших сотни судов во всех передовых европейских странах - Португалии, Испании, Голландии, Великобритании, Франции, и др., потребовало адекватного развития не только судостроительной промышленности, но и смежных с ней отраслей, развития торговли. Кроме того, для защиты своих торговых путей и колоний новым колониальным державам требовался военный флот и необходимая для него амуниция. Таким образом, в Новое время вся промышленность, сельское хозяйство, торговля, система транспорта и коммуникаций получили мощный импульс для ускоренного развития. Все это ускоряло вызревание и циркуляцию новых идей;

Ø  в связи с быстрой модернизацией передовых обществ Европы, а затем и Америки, также ускоренно начала меняться социальная структура этих обществ. В связи с большой потребностью в подготовленных специалистах стал расти престиж профессий, связанный с модернизацией морского дела, промышленности и торговли. Это сокращало разрыв между аристократами и простолюдинами, между сословиями, между профессиями и служило, в конечном счете, выравниванию социальной структуры общества;

Ø  в процессе ускоренного развития свой шанс получили не только представители высших сословий, но и рядовые горожане и крестьяне, сумевшие вписаться в новую систему ценностей, освоившие новые профессии, достигшие определенного положения в обществе. Представители новых профессий, связанных с созданием новых государственных структур власти, развитием промышленности и торговли, строительством флотов, регулярных армий, новых коммуникаций, основанием колоний, вместе с передовыми представителями высших сословий – носителями новых идей - своими практическими делами и участием в политике оказывали существенное влияние на демократизацию общества и его политических институтов;

Ø  выравнивание социальной структуры, осознание своей значимости для общества способствовали появлению и закреплению в общественном сознании идей свободы, социального равенства и социальной справедливости, которые служили объективной основой демократизации социальных отношений, готовили почву для пришествия политической демократии;

Ø  во всех передовых странах уже существовали, в том или ином виде, демократические институты, в первую очередь, сословно-представительные парламенты, которые получили новые возможности для институционализации;

Ø  началась эпоха социальных революций (нидерландской, английской, американской, французской), изменивших расстановку сил в обществе, расширивших горизонты политической сферы общества, открывших доступ широким масс к участию в избирательном процессе, а затем и к государственным должностям;

Ø  начался процесс деколонизации и нового государственного строительства на демократических, а не колонизационных принципах. Например, после окончания войны за независимость США (1783) и принятия бывшими американскими колониями Великобритании демократической конституции уже в 1810–1820-х гг. прошла целая волна войн за независимость южноамериканских колоний от Испанской империи, окончившаяся образованием новых демократий.

Эпоха революционных изменений рождала новые политические институты, имеющие демократическое содержание, возникали новые отношения между властными структурами и обществом.

В эту эпоху начался ранний этап индустриализации, который изменил отношения между участниками экономической деятельности и повлиял на политическую систему. В эпоху Возрождения по-новому были прочитаны античные источники, в эпоху Реформации появились новые религиозные идеи, затем зародились идеи эпохи Просвещения. На базе этих идей сформировалось новое мировоззрение, появились другие этические нормы и поведенческие стереотипы, формы экономической и социально-политической деятельности, новые ценности.

Территория Нидерландов XVI в. включала земли нынешних Голландии, Бельгии, Люксембурга, а также некоторые районы северо-востока Франции. С 1519 г. Нидерланды, будучи вассалом Священной римской империи, оказались включенными в империю Карла V, объединившую испанское королевство и германские княжества.

Нидерланды сумели использовать преимущества своего географического и политического положения. Быстро богатея на торговле с испанскими колониями, нидерландские промышленники и торговцы, в первую очередь, конечно, уплачиваемые ими пошлины и налоги, представляли для империи Карла V большую ценность. Однако огромные выплаты и бесконечные вымогательства со стороны Испании, ведшей постоянные войны, реализовывавшей идею «единой христианской империи», вызывали в Нидерландах недовольство. Особенно нетерпимым для голландцев стало вступление на испанский престол сына Карла V короля Филиппа II (1556), который ввел на территорию Нидерландов дополнительные испанские войска, усилил инквизицию,  сосредоточил всю политическую власть в государственном совете (консульте), представлявшем собой послушное орудие в руках испанцев, фактически отстранил нидерландских купцов от торговли с колониями. Такая политика переполнила чашу терпения, началась нидерландская революция (1566-1609), главными борющимися силами в которой стали:

  • дворянская оппозиционная фракция в Государственном совете в составе принца Оранского (лидер оппозиции), графа Эгмонта и адмирала Горна. Эта фракция противостояла официальной камарилье, поддерживавшей наместницу испанского короля в Нидерландах Маргариту Пармскую и требовала вывода испанских войск, отмены инквизиции, отставки главного советника Маргариты Пармской Гранвеллы;
  • дворянский оппозиционный союз «Компромисс» (возник уже в ходе революции в 1565 г.), выступавший за реформу католической церкви, против испанского угнетения и инквизиции. В 1566 г. союз «Компромисс» заключил соглашение с консисториями (выборными советами в протестантских церквах) о совместной борьбе с католиками;
  • городские профессиональные гильдии, имевшие в своем составе вооруженную милицию, сыгравшую значительную роль в обороне нидерландских городов от испанских войск, поддержании порядка в течение всего периода революционных событий. Именно из их состава во многих городах создавались так называемые комитеты восемнадцати (по два представителя от девяти «наций» - групп родственных цехов), которые явились первыми демократическими органами революционной власти;
  • иконоборческое движение 1566 г., состоявшее в религиозном плане из кальвинистов и анабаптистов, в социальном - из дворян, купцов, рабочих мануфактур, ремесленников, крестьян. Это движение противостояло католикам. Иконоборческое движение действовало путем бунтов и восстаний, во время которых громились католические церкви и монастыри, сжигались их документы на права и привилегии, изгонялись католические священники;
  • движение гезов (1566-1609), включавшее всех борцов за независимость Нидерландов от Испании и реформу политических институтов: дворян (именно их делегацию к Маргарите Пармской за бедную одежду придворная камарилья назвала «гезами», то есть «нищими»), купцов, ремесленников, рабочих мануфактур и верфей, матросов, рыбаков, ремесленников, крестьян.

Несмотря на то, что главной целью всех сил нидерландского общества была независимость страны, с точки зрения участия в развитии демократии все эти группировки и движения можно подразделить на демократические, радикально-демократические и антидемократические.

К демократическим силам относились слои, боровшиеся не только за национальное освобождение, но и за социальное и политическое равенство, против феодальных, за более прогрессивные капиталистические отношения. Это были ремесленники, рабочие, крестьяне, купцы, торговцы, предприниматели, включенные в рыночную систему, прибыли и заработная плата которых зависела от развития рынка. Сюда же относилось предприимчивые дворяне. Если взять религиозное противостояние, то к демократам времен Нидерландской революции следует отнести иконоборцев, выступавших за утверждение более демократичной протестантской религии и большую часть, но не всё, движения гезов.

Радикально-демократические силы представляли определенные группы иконоборцев, в первую очередь анабаптисты и движение гезов, особенно нижние его слои. Они выступали за полное, включая имущественное равенство.

Антидемократические силы, выступавшие даже после обретения независимости за сохранение «старого режима», феодальных отношений, дворянских привилегий, и, вообще, за сохранение социального и политического статуса рекрутировались из феодального дворянства, торговцев, ориентировавшихся на Испанию, не работавших на рынок крестьян.

В результате революции, усилиями, в первую очередь, демократических сил на севере Нидерландов образовалась независимая Республика Соединенных провинций, включившая Зеландию, Голландию, Утрехт, Гельдерн, Оверейссел, Дрент, Фрисландию, Гронинген. Здесь доминировало протестантское вероисповедание, формировались новые капиталистические отношения и политическая система. Католический Юг страны остался в составе испанского королевства.

По Утрехтской унии (1579) в новой республике было установлено политическое устройство, которое включало парламент - Генеральные штаты, правительство - Государственный совет, институт штатгальтера (президента) и провинциальные штаты.

В Генеральные штаты каждая провинция направляла депутатов с инструкциями своих избирателей (императивный мандат) и имела там один голос. Решения принимались консенсусом. Функции Генеральных штатов, как законодательной власти, заключались в законодательстве и налогообложении.

Исполнительную власть осуществлял штатгальтер. Он также имел право арбитража в Генеральных штатах, в случае отсутствия консенсуса в борьбе противостоящих фракций.

Государственный совет ведал финансовыми и военными вопросами. В нем места распределялись в зависимости от суммы налогов, уплачиваемых провинциями. Голландия и Зеландия имели здесь 5 мест из 12.

Все провинции получили достаточную автономию, гарантией которой служили провинциальные штаты и провинциальные штатгальтеры.

Местное самоуправление осуществляли магистраты и штатгальтеры городов. Избирательное право ввиду недостаточной политической грамотности населения не носило массового характера. Из 1,2 млн. населения избирательным правом пользовались только несколько тысяч человек.

В Генеральных штатах независимой Республики соединенных провинций образовалось следующие фракции:

1. По вопросу государственного устройства, условий функционирования политических институтов, внешней политики и, в частности, отношения к Испании:

- фракция «унитаристов» - поддерживавшая политику штатгальтера (Морица Оранского с 1585 по 1625 гг.), его стремление к усилению исполнительной власти и укреплению центральных органов власти, против сепаратизма провинций, за централизацию страны, его линию на возобновление войны с Испанией. Социальный состав фракции: буржуазия, дворянство, офицеры, государственные служащие и др.;

- фракция «провинциалистов» - выступавшая за традиционную автономию провинций, за соблюдение свободы, обеспечение безопасности торговли. Члены этой фракции высказывали опасения усилением власти штатгальтера, видели в этом диктаторские тенденции. Фракция выражала интересы торговой буржуазии, владельцев мануфактур, верфей, а также рабочих и крестьян. Лидеры фракции – великий пенсионарий провинции Голландия Олденбарнвелде и синдик Роттердама Гуго Гроций (который позже написал знаменитое сочинение «О праве войны и мира»).

2. По вопросу веры и отношения к католической церкви, а также по проблемам взаимоотношений с Испанией и внешней политики вообще образовались:

- фракция арминиан (лидер – профессор Лейденского университета Арминий) – выступала за политику веротерпимости, расширения рынков, покровительства торговли. Социальная база – правящая купеческая олигархия, торговая буржуазия, рабочие мануфактур, которые были заинтересованы в расширении торговли со всеми странами, включая Испанию;

- фракция гомаристов (лидер – профессор Лейденского университета Гомар) – группировка воинствующих кальвинистов, настаивала за участие консисторий в решении государственных дел, выступала против правящей купеческой олигархии, торговавшей с Испанией даже во время войны. Социальная база -  патриотически  настроенное дворянство, городские низы.

Фракции для продвижения своей политической линии и увеличения числа сторонников заключали союзы и временные соглашения. Например, фракция Мориса Оранского, для того чтобы заручиться поддержкой дворянства и городских низов во время политической нестабильности всячески поддерживала группировку гомаристов, в то время как фракция провинциалистов сотрудничала с арминианами. Поэтому, когда  провинциалисты подняли восстание, большинство населения поддержало «партию» штатгальтера. В результате восстание было быстро подавлено, лидер провинциалистов Олденбарнвельде казнен, а Гроцию пришлось эмигрировать во Францию. Это ослабило также и фракцию арминиан.

Следует отметить, что первая демократическая политическая система, установленная в Нидерландах не копировала античные и средневековые образцы. Во-первых, все демократии, существовавшие до Нидерландской республики рождались как полисы, то есть сравнительно небольшие города-государства с вполне обозримой с одного холма территорией и населением несколько тысяч, максимум – десятков тысяч человек. Республика соединенных провинций была установлена на обширной территории восьми провинций с населением 1,2  миллиона человек;

Во-вторых, античные демократии были демократиями, в первую очередь, рабовладельцев и для рабовладельцев. Республика Нидерландов стала демократией граждан и для граждан, которые сами, платя налоги, служа в армии, развивая промышленность, торговлю, образование и культуру создавали, развивали и защищали демократию;

В-третьих, все существовавшие до Нидерландов демократии были государствами унитарного типа, а если и разрастались, поглощая другие страны и народы, то становились империями. Нидерландская республика сразу создавалась, как федерация провинций, имеющих, правда неравное представительство в генеральных штатах;

В-четвертых, нидерландская демократия в отличие от античных и средневековых сразу строилась, как парламентская республика;

В-пятых, нидерландская демократия сразу рождалась не как родовая (семейная), не как территориальная (демы, трибы), а, как протопартийная демократия. Именно прообразы партий в Нидерландах выражали интересы различных социальных групп и вели борьбу в парламенте.

В 1621 году срок перемирия с Испанией, предусмотренный Утрехтской унией истек и непримиримые унитаристы и гомаристы настояли на возобновлении боевых действий. Официально независимость Голландии была признана по Вестфальскому миру, заключенному по окончании 30-летней войны в 1648 г. Но политическая борьба между сторонниками усиления исполнительной власти и централизации страны, получившими название «оранжисты» (по цветам своих предводителей – Оранских), выражавшими интересы дворянства, чиновничества, офицерского корпуса, и сторонниками автономии провинций, развития промышленности и международной торговли, выражавшей интересы владельцев и работников мануфактур, верфей, судов), шла на протяжении XVII и XVIII вв.

Регулярная борьба фракций в стенах парламента, а не произвольные, кровавые стычки вооруженных группировок политических противников постепенно становилась не только визитной карточкой политической системы Нидерландов, но и характерной чертой демократии Нового времени.

Развитие демократии в эпоху Нидерландской революции, конечно, имело под собой основу в виде исторического демократического опыта античности и средневековья. Но, учитывая изменившиеся условия, строительство демократии в Голландии приобрело и новые черты.

В количественном отношении – это расширение масштаба демократии как территориального, так и гражданского (большинство взрослого мужского населения страны); в качественном отношении – это формирование более регулярной и определенной, чем античная и средневековая, парламентской демократии.

3.      Возникновение парламентских институтов в Англии

История парламента Англии — это исто­рия переговоров между королевской влас­тью и обществом. Вначале в эти переговоры были втя­нуты лишь высшие уровни феодальной иерархии - бароны и прелаты[1] церкви. Необходимо отметить сочетание этих переговоров с наличием в Англии самоуправляющихся общин.

Явное злоупотребление своей властью со стороны Иоанна Безземельного вызва­ло согласованную реакцию всего обще­ства против такой политики. Результатом этого конфликта и последующих перего­воров стала Великая хартия вольнос­тей, наиболее важными в которой следует отметить три положения.

Во-первых, ни один свободный человек не мог быть арестован без суда.

Во-вторых, устанавливалось правило, согласно которому подати с фе­одалов (но не с общин) должны взиматься не иначе, как по решению общего совета Королевства.

В-третьих, устанавливался порядок гарантии прав, данных хартией. Так, гарантами хартии становились 25 выбранных баро­нов, и каждое нарушение должно было со­общаться четырем из них. В том случае, если большинство из 15 признают сущес­твование нарушения, а король откажется исправлять допущенную ошибку, все 25 баронов совместно с общиной будут принуждать исправить нарушение согласно их решению всеми возможными способами (путем захвата замков, земель, владений и т.д.).

Конфликт между обществом и королем привел к институционализации демокра­тических практик, т.е. по крайней мере, для феодалов налоги становились предме­том переговоров с королевской властью. Вся дальнейшая история английского парламента - это дальнейшее расшире­ние этих переговоров, включение в них но­вых групп населения королевства и новых предметов для обсуждений.

Великая хартия вольностей не создала парламента. Первый политический инсти­тут парламентского типа был создан в 1258 г. В правилах конституции, предложенных на собрании баро­нами и прелатами, говорилось, что при ко­роле должен постоянно находиться Совет пятнадцати, под контролем которого долж­ны находиться высшие должностные лица. Этот совет избирается Советом двадцати четырех, из которых 12 человек принадле­жат партии баронов, а 12 человек - партии короля. Двенадцать человек из баронской партии выбирают двух человек из королев­ской партии, и наоборот. Выбранные четы­ре человека и выбирают Совет пятнадцати, который затем утверждается Советом двад­цати четырех. Следует отметить, что правила выбо­ров своей сложностью и сбалансированнос­тью напоминают упомянутые выше венецианские выборы.

Конституция 1258 г. не была реали­зована. Конфликт с королем продолжал­ся и закончился поражением и смертью Симона де Монфора[2] - лидера баронской оппозиции королю. Но незадолго до своей гибели в 1265 г. он созвал от имени короля парламент с участием выборных представителей от общин, т.е. создал политический институт, который и стал основой для дальнейшего развития парламентаризма.

После этого парламент на протяжении четырехсот лет вел сложную тактическую игру с королевской властью, постепен­но добиваясь все больших прав и власти, пока не стал воплощением народного суверенитета. Весьма интересна стилисти­ка, в которой эта игра велась. Предъявляя новые и новые требования к королевской власти, общины, ставшие отдельной па­латой парламента, неизменно представ­ляли эти требования как фиксацию «ста­ринных вольностей», придавая новым правилам древнюю форму и ссылаясь на устоявшиеся обычаи. Например, иммунитет чле­на парламента от ареста появился из существовавших правил защиты королем направлявшихся к его двору и обратно. Начиная с 1455 г., поя­вились требования обеспечения свободы слова в Палате общин. Но окончательно свобода слова внутри парламента была установлена только «Биллем о правах» после революции 1688 г.

Постепенно усложнялась внутренняя структура парламента, появились парламентские комитеты, занимавшиеся отдельными вопросами. Парламент из собрания пред­ставителей  общества, съехавшихся для одобрения фискальной политики прави­тельства, превратился в сложный полити­ческий механизм, анализирующий раз­личные проблемы общественной жизни и предлагающий и принимающий решения по урегулированию этих проблем. Факти­чески это означало установление посто­янной системы переговоров на двух уров­нях.

Один уровень - переговоры между парламентом и королевской властью о функциях и границах компетенции пар­ламента.

Другой уровень - переговоры внутри парламента о способах решения проблем общества.

Эта система перегово­ров усложнялась и дифференцировалась, производя структурные изменения внут­ри самого парламента. Происходит разделение парламента на две палаты, объясняемое тем, что пред­ставители общин хотели независимо, без присутствия баронов и прелатов, выска­зывать свое мнение. Спикер палаты об­щин наделялся функциями представи­теля палаты в переговорах с королевской властью. Создание комитетов означает оформление еще одного уровня перегово­ров внутри парламента.

Демократические практики начина­ют расширяться, захватывая все более значительные слои общества. Оформле­ние в парламенте политических партий во второй половине XVII века вовлекло в парламентские дебаты и общественность вне парламента. Возникает еще один уро­вень переговоров - между членами пар­тий в парламенте и поддерживающими их представителями общества вне парла­мента. Демократические практики, воз­никнув как переговоры по ограничению власти короля внутри элит общества, вна­чале институционализируются на элит­ном уровне, а затем разрастаются вширь, превращая все общество в сложную сис­тему институционализированных перего­воров.

Важные изменения произошли во время Гражданской войны[3] в Англии, когда пуритане[4] в поисках республиканской альтернативы монархическому правлению были вынуждены поставить многие важнейшие вопросы демократической (или рес­публиканской) теории и практики. По мере углубления своих требований расширить право голоса и сделать пра­вительство ответственным перед обширным электоратом левеллеры[5], в частности, предвосхитили будущее демокра­тической мысли, например правомочность, а фактичес­ки - необходимость представительства. Тем не менее, полное включение представительства в демократическую теорию и практику произошло веком позже.

Институционализация демократических практик имела не только полити­ческие, но и экономические последствия. Сложная система перего­воров внутри британского общества уже к XVIII веку позволяет создать беспреце­дентно высокий уровень доверия к дейс­твиям правительства со стороны населе­ния. А этот факт немедленно доказывает влияние на финансовую сферу - в Англии появляется возможность решить финан­совые проблемы государства за счет роста государственного долга, причем быстрый рост этого долга, сделавший возможной промышленную революцию и превраще­ние Великобритании в крупнейшую ми­ровую державу, обходился практически без инфляции. Проводится успешная де­нежная реформа, позволившая заменить испорченные деньги на полноценные без потерь для населения.

То есть, «органически» вырос­шая демократия является не только по­литическим, но и экономическим факто­ром, обеспечивающим сначала прочность общественного доверия между властью и обществом, а затем трансформацию самой власти через институционализацию переговоров между ее ветвями и включая через политические партии различные группы интересов в осуществлении госу­дарственной власти.

Великобритания первой завершила полосу революционной демократизации и встала на путь эволюционной демократизации, главными средствами которой служили принимаемые парламентом законы, исполнительность государственных служащих и активность общественных организаций и граждан.

Среди наиболее значимых событий и актов, знаменовавших демократизацию индустриальной Великобритании исследователи выделяют следующие:

1803 г. - начало публикации протоколов парламентских прений;

1825 г. - Акт о свободе союзов, допустивший пока полулегальное существование профсоюзов;

1829 г. - Акт об эмансипации католиков. Уравнение в правах британцев католического вероисповедания (ирландцев, шотландских горцев) с остальными британцами;

1832 г. - реформа избирательного права;

1835 г. - реформа местного самоуправления, избрание муниципалитетов и мэров равным и прямым голосованием;

1836 г. - допущение гражданского брака наряду с церковным;

1845 г. - утверждение свободы печати;

1847 г. - Акт о 10-ти часовом рабочем дне в текстильной промышленности – одно из первых законодательных ограничений продолжительности рабочего дня и начало английского социального законодательства;

1857 г. - допущение законом развода;

1867 г. - признание прав переселенческих колоний на широкую внутреннюю автономию;

1870 г. - полное признание законности тред-юнионов (с запрещением пикетирования);

1872 г. - Акт о школьном образовании, создание государственной системы бесплатных начальных школ;

1888 г. - распространение демократических норм городского самоуправления на сельскую местность – на графства;

1911 г. - ограничение полномочий палаты лордов;

1911 г. - установление жалования депутатам палаты общин;

1937 г. - признание законом прав официальной оппозиции.[6]

Главными достижениями развивавшейся демократии в Великобритании тех времен было признание королем, парламентом и обществом верховенства закона, то есть начало построения правового государства, а также реформы избирательного права (парламентская реформа или великая реформа 1832 г.), реформа местного самоуправления и социальная реформа.

4.      Французский опыт развития демократии

В контрасте с органическим путем конфликтный путь развития демокра­тии приводит к коллапсу элиты общества и попыткам построить государственную власть снизу, «из ничего». Новые политики, лишенные традици­онной легитимации накопленного поко­лениями опыта государственного управ­ления, пытаются восполнить эту нехватку построением привлекательных идеологи­ческих конструкций, основанных на «де­мократической мифологии», способных, как они считают, обеспечить легитима­цию власти в новых условиях. Примером такого «конфликтного» пути развития демократии является Ве­ликая Французская революция.

Когда в стране отсутствуют раз­витые демократические практики, но дифференциация общества зашла доста­точно далеко, т.е. в том случае, когда ин­ституциональная сложность не соответс­твует сложности в структуре интересов, возникает рано или поздно переходный кризис.

Именно такой кризис возник во Франции. Попытки королевской власти решить финансовые проблемы путем ограничения привилегий высших слоев общества, предпринятые в 1787-1788 гг., привели к перевороту, совершенному аристократией и духовенством. Они заставили короля Людовика XVI созвать в мае 1789 г. Генеральные штатысобрание представителей феодального общества. Этот институт состоял из депутатов трех сословий: первого (духовенство), второго (аристократия) и третьего (купцы, ремесленники, буржуа и рабочие).

Депутаты от третьего сословия объявили  себя сначала Национальным, а затем Учредительным собранием. Попытка разгона собрания вызвала народное восстание: штурм Бастилии, как символа деспотизма, 14 июля 1789 г. явился началом Великой Французской революции. В августе 1789 г. была принята Декларация прав человека и гражданина.

Революция принимала все более экстремистские формы в зависимости от того, какая из многочисленных группировок брала верх. В 1792 г. монархия была низвергнута, а король1793 г.) казнен. Политическое руководство перешло к жирондистам[7], которым противостояли якобинцы[8], стремившиеся к углублению революции. 22 сентября 1792 г. была провозглашена республика, учрежден Конвент – высший законодательный и исполнительный орган власти.

Хотя революцию начали привилегированные классы, к руководству ею  вскоре пришла буржуазия (жирондисты), а затем санкюлоты – склонная к экстремизму парижская беднота. Опираясь на их поддержку, Робеспьер[9] во главе якобинцев добился власти и стал руководителем Комитета общественного спасения, что позволило ему и его соратникам установить режим диктатуры, в результате которого были казнены тысячи людей за преступления против революции. Ограничительный режим и террор подорвали их социальную базу. Термидорианский переворот[10] 1794 г. низверг якобинскую диктатуру. Робеспьер был казнен. Власть сосредоточилась в руках крупной буржуазии. В 1795 г. установлен режим Директории[11]. Государственный переворот восемнадцатого брюмера[12] знаменовал окончание революции.

Мир­ному развитию революции и становле­нию демократических институтов препятствовала политика представи­телей «старого режима», а также личное соперничество  между  революционными лидерами.

К концу 1791 г. сложился блок между не принимавшими революцию роялистами (во главе с коро­лем) и сторонниками революционного насилия, которые успешно использова­ли ретроградство роялистов для пропа­ганды своих идей. Эти две политические группировки объ­единяли общий интерес - борьба с теми сторонниками революции, которые вы­ступали за твердый конституционный по­рядок, и теми из сторонников монархии, которые поняли, что расстаться с метода­ми абсолютизма необходимо для ее спасе­ния. Союз поли­тического насилия в борьбе с конституци­онной демократией во время Французской революции одержал победу.

Этот исторический парадокс является универсалией многих рево­люций: теряющие власть круги обще­ства препятствуют формированию леги­тимных институциональных механизмов новой власти и тем самым способствуют усилению антиинституциональных, призывающих к насилию политических движений.

Логика развития ситуации оказыва­ется достаточно простой. Революция требует мобилизации и сплочения масс. Способ достичь этого - заявить о «единстве политической истины», потре­бовать «единения народной воли». Едине­ние достигается вокруг одной платформы, все остальные объявляются «ложными», «несуществующими».

Важнейшим предметом дискуссий в период Великой Французской революции был вопрос об истинных ценностях Рево­люции. Эти дискуссии стали показательным примером внедрения «демократичес­кой мифологии». Все враждующие группировки клялись в верности общим демократическим иде­аламсвободе, равенству, братству. Тем не менее, они не спешили воплощать эти ценности в реальной политической жиз­ни. Постепенно ценности революции ста­ли связываться с той новой эпохой, с тем светлым будущим, которое наступит пос­ле ее победы.

Переходный кризис в условиях острого конфликта между властью и обществом ведет к тяжелым социальным потрясе­ниям, зачастую связанным с террором. «Демократический миф» подменяет собой органический рост де­мократических практик, а «свобода» начи­нает рассматриваться как возможность неограниченного насилия по отношению к тем, кто был связан с погибающим режи­мом.

Основной пружиной террора является конфликт между личной свобо­дой и государственной властью. В усло­виях стабильности в обществе формиру­ются определенные нормы свободы. Даже рассматриваемые как недостаточные оп­ределенными социальными группами, эти нормы все же являются фактами мас­сового сознания. В периоды резких соци­альных сдвигов нормы свободы начина­ют рушиться — и это создает условия для возникновения конфликта между личной свободой и новыми, только рождающими­ся нормами. Начинается борьба, которая может, при определенных условиях, пере­расти в массовый террор.

Свобода имеет свои издержки. В рево­люционные периоды ломки старых соци­альных структур возникает искус полной свободы. Такая свобода порождает еще больший произвол и часто кончается трагически.

Революция 1789 г. продемонстрировала острую нехватку де­мократических практик во французском обществе, неспособность старой и новой власти договориться о принципах полити­ческой жизни и одновременно создала некий «идеальный тип» развития событий, повторявшихся впоследствии во многих местах - в России, Китае, Испании и т.д.

На примере Великой Французской революции ясно видно, что отказ от институционализации переговоров не толь­ко внутри общества в целом, но и внутри политической элиты ведет к катастрофи­ческим последствиям - террору, а затем к авторитаризму. «Демократический миф» оказывается неспособен создать реальную демократию в обществе.

5.      Конституционализм как основополагающий принцип демократии

Еще в XVIII веке философы заметили, что соединение демократичес­ких принципов народного правления и недемократичес­кой практики представительства позволяет демократии приобрести новую форму и измерения.

Тем не менее, изменения в демократической теории,  вызванные их объединением с представительством, привели к возникновению ряда внутренних сложностей. Институты представительной демократии так далеко отодвинули правительство от демоса, что вполне уместным становится вопрос некоторых крити­ков о правомерности называть новую систему демо­кратией. В дальнейшем старая идея монистической демо­кратии, где автономные политические образования рас­сматривались как ненужные и неправомерные, была пре­образована в плюралистическую политическую систему, где относительно независимые политические организа­ции были не только законными, но и действительно не­обходимыми для демократии больших измерений. В крупномасштабной политической системе, или в нации-государстве, существует множество интересов и групп ин­тересов. И эти разнообразные группы были бесспорным благом. Там, где ранее факционализм и политические конфликты считались деструктивными, сейчас они при­знаются нормальной, неизбежной и даже необходимой частью демократического порядка. Соответственно, объяснить старое представление о том, что граждане могут и должны преследовать общественные блага более, чем собственные, становится все труднее, а порой невозможно, так как «об­щественное благо» распадается на индивидуальные и груп­повые интересы.

Современные демократии, наследуя многие традиции исторических демократий, приобретают новые сущностные и процедурные черты. Они основываются на политических идеях Возрождения, Реформации, Просвещения. Эпоха Нового времени характеризуется началом процесса модернизации, под которой понимаются политические, экономические и социальные изменения, переводящие об­щество из традиционного в современное состояние. Предпосылками для политических изменений - демократизации - явились процессы становления суверенности политических систем и конституционности их устройства. Возникают суверенные государства, пред­полагающие на своей территории от­носительно однородный режим властных отношений, закрепляющие за собой монополию на применение насилия. В противовес государству возникает гражданское общество, утверждающее ненасильственную договорную само­организацию в соответствии с нормами естественного права и свобод человека.

Инициатором модернизационных преобразований явилась Англия, в которой после Славной революции 1688 года установилась конституционная монархия. В конце XVIII века после образования Соединенных Штатов Америки впервые были определены и законодательно закреплены некоторые формальные механизмы, которые позже сыграли важную роль в консолидации современных вариантов демократии. В Декларации независимости американский мыслитель и политик Томас Джефферсон писал: «Мы считаем самоочевидными истины: что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью; что для обеспечения этих прав люди создают правительства, справедливая власть которых основывается на согласии управляемых; что если какой-либо государственный строй нарушает эти права, то народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй, основанный на таких принципах и организующий управление в таких формах, которые должны наилучшим образом обеспечить безопасность и благоденствие народа».[13]

Ранний конституционализм Англии и США способствовал возник­новению нынешних форм демократического государственного устройства, и этот процесс продолжается до сих пор.

Тем не менее, еще длительное время в противоборстве государства и гражданского общества происходило становление демократических институтов и практик, что, в конечном итоге, привело к возникновению современного конституционного государства.

В развитии конституционного государства Б.Гуггенбергер выделяет пять стадий (см. таблицу 1).

На первой стадии происходит установление внутреннего мира и формулирование проблемы суверенитета. Именно на этой стадии формируется государство, характеризующееся суверенитетом и монополией на законные средства принуждения.

Конституционным государство становится лишь на второй стадии, когда создаются необходимые условия мира и выжи­вания для людей, осуществляется разделение властей и гарантируется неотчуждаемость прав человека.

На третьей стадии развития с проведением в жизнь принципа суверенитета народа и с завоеванием всеобщего избирательного права государство становится демократическим конститу­ционным государством.

Впоследствии – уже на четвертой стадии – государство дополняется некоторыми компонентами государства социального. Данная последовательность состоит, таким образом, из гарантии все­общего права на выживание и социальной безопасности через признание прав на личную свободу, неотчуждаемые основные права, гарантию прав на политическое участие и сотрудничество, вплоть до утверждения гражданских прав, предоставляемых государством всеобщего благоденствия. Однако, этим не исчерпывается динамика развития политической структуры демокра­тического конституционного государства.

На пятой стадии развития вырисовываются требования будущих гарантий. Они касаются окружающей среды и жизненных прав, экологической неприкосновенности перед императивами промышленного раз­вития, а также социальной и военной безопасности.

Таблица 1. Стадии развития современного конституционного государства[14]

Стадии

Главное

требование

Доминантный тип права Боязнь…

Стремление к …

Политически-институциональные выводы
I. «Мир» Общие права на выживание  и набезопасность Насильственной смерти, общей ненадежности,  террора, гражданской войны, внутренней разобщенности Внутреннему миру, безопасности, прогнозируемости, ясности властных отношений Государственный суверенитет, монополизация государством законных средств физического насилия
II. «Свобода» Права личной свободы Государственного террора, насилия над совестью, мелочной опеки со стороны государственных органов Свободе личности и рынка, самоопределению, сферам вне государственного вмешательства Конституционное государство, неотчуждаемые основные права и права человека, разделение властей, принцип парламентского большинства
III. «Равенство» Право политического соучастия, содействия Рабства, бесправия, ущемленности, нераспространенности гражданских свобод навсех Равноправию, равной для всех свободе, соучастию в политических  решениях Правовое государство, политическая демократия, право на всеобщие и равные выборы, парламентское представительство, суверенитет народа, сотрудничество партий
IV. «Братство» Социальные (гражданские)права Социальной иматериальной ущемленности, нищеты Материальномудостатку, обеспечению равенства шансов Социальное государство, современное государство всеобщего благоденствия
V. «Окружающая среда», экологическая надежность Право на экологическое выживание (экзистенциальные права  человека и права самой природы) Всеобщего разрушения природы и жизни, атомной и экологической катастроф, опасности для естественных условий жизни Нормальному существованию вусловиях мира, экологическомуравновесию, «естественному»,адаптивному образу жизни Защита животногомира, среды обитания  и жизни как конституционные права, комиссии по этике, учреждение технических академий

 Несмотря на огромное разнообразие конкретных демократических режимов, институтов и процедур, все они, наряду с представлением о су­веренной власти народа, основаны на некоторых основополагающих прин­ципах, среди которых отечественный политолог А.Ю.Мельвиль выделяет такие, как:

полити­ческое и правовое равенство граждан;

всеобщее избирательное право;

представительный характер власти;

выборность власти как форма реали­зации принципа представительства;

плюрализм и свобода политической деятельности;

правовой характер государства;

уважение прав и интересов меньшинства;

разделение властей на равноправные законодательную, ис­полнительную и судебную ветви;

свободная конкуренция политических сил в борьбе за голоса избирателей, которая является наиболее надежной гарантией того, что власть не будет сконцентрирована в руках той или иной группы и др.[15]

В этот перечень следует добавить конституционализм, легитимность, мажоритарность (правление большинства) и уважение к оппозиции, конституционные гарантии индивидуальных прав и свобод.

 

[1] Прелаты – в католической и англиканской церквах – звание высших духовных лиц.

[2] Симон де Монфор, граф Лестерский (ок. 1208-1265) – один из лидеров баронской оппозиции английскому королю Генриху III. Во время гражданской войны 1263-1267 гг. одержал победу над королем. В 1265 г. созвал первый английский парламент. Погиб в битве в королевскими войсками.

[3] Гражданская война в Англии между сторонниками парламента и роялистами была в 1642-1646 гг. и в 1648 г.

[4] Пуритане – последователи кальвинизма в Англии в XVI-XVII вв., выступавшие за углубление Реформации, против абсолютизма. Пуританизм стал идеологическим знаменем Английской революции XVII в.

[5] Левеллеры – радикально-демократическая политическая группировка в период английской революции XVII в.; добивались установления республики, введения всеобщего избирательного права, выступали против ликвидации частной собственности.

[6] Данилов С.Ю. Правовые демократические государства. М., 2009. С.37-38.

[7] Жирондисты – политическая группировка времен Великой Французской революции. Название дано историками позднее - по департаменту Жиронда, откуда были родом многие из руководителей.

[8] Якобинцы – члены Якобинского клуба, оставшиеся в его составе после выхода из него в 1792 г. жирондистов. Вожди якобинцев: М.Робеспьер, Ж.П.Марат, Ж.Дантон, Л.А.Сен-Жюст и др.

[9] Максимильен Робеспьер (1758-1794) – деятель Французской революции конца XVIII в.,  один из руководителей якобинцев. Фактически возглавив в 1793 г. революционное правительство, способствовал казни Людовика XVI, созданию революционного трибунала, казни лидеров жирондистов. Сосредоточил в своих руках практически неограниченную власть, организатор массового террора. Казнен термидорианцами.

[10] Термидорианский переворот – переворот 27-28 июля 1794 г. (9 термидора II года по республиканскому календарю), свергший во Франции якобинскую диктатуру. Термидор – 11 месяц французского республиканского календаря (1793-1805).

[11] Директория – правительство (из 5 директоров) Французской республики в ноябре 1795 – ноябре 1799 гг.

[12] Восемнадцатое брюмера VIII года по республиканскому календарю, государственный переворот 9-10 ноября 1799 г. Наполеона Бонапарта, заменивший режим Директории военной диктатурой.

[13] Джефферсон Т. Декларация независимости. Инаугурационные речи. Алматы, 2004. С.29.

[14] Гуггенбергер Б. Теория демократии // Полис. 1991. № 4. С.138.

[15] Мельвиль А.Ю. Демократические транзиты (теоретико-методологические и прикладные аспекты). М., 1999. С.15.