Тема 7. Арктика и Антарктика в системе международных координат

  1. Геоэкономическое и геополитическое значение Арктики

Ранее Арктика считалась периферийным пространством земли, она не была в числе приоритетов мировой политики. Ныне си­туация меняется, и значение Арктики в системе международных отношений растет. Это обусловлено рядом факторов.

Во-первых, реальными и потенциальными ресурсами региона, где сосредото­чено примерно четверть мировых запасов углеводородов.

Во-вторых, тем обстоятельством, что Арктика теплеет значительно быстрее, чем остальные зоны планеты. По предположениям, се­верные моря могут освободиться ото льда уже через несколько де­сятков лет, а не через сто лет, как считалось ранее. Это значитель­но ускорит и облегчит добычу полезных ископаемых и создаст воз­можности для решения инфраструктурно-логистических задач, превращения Северного Ледовитого океана и его морей в одну из важных транспортных артерий в мире.

В-третьих, Арктика имеет военно-стратегическое значение.

Происхождение названия «Арктика» связано с созвездием Боль­шой Медведицы (греч. арктос — медведь). Общепризнанные геогра­фические границы Арктики не установлены, существуют различные методики ее пределов. Наиболее часто под Арктикой понимают часть земного шара, центром которой является Северный полюс, а окра­инным районом — Северный полярный круг, располагающийся на 66°33' северной широты. В таком толковании Арктика включает Се­верный Ледовитый океан и его моря, Канадский арктический ар­хипелаг, острова Гренландия, Шпицберген, Земля Франца-Иосифа, Новая Земля, Северная Земля, Новосибирские острова, остров Врангеля и другие, северное побережье Европы, а также северные части Атлантического и Тихого океанов.

Площадь Арктики около 25 млн км, из них свыше 15 млн км2 занимает водное пространство, большая часть которого покрыта льдами.

На Арктический регион приходится 18% территории Российской Федерации, в него полностью или частично входят территории Яку­тии, Мурманской и Архангельской областей, Красноярского края, Ненецкого, Ямало-Ненецкого и Чукотского автономных округов, северный континентальный шельф России, юридически закреплен­ные за РФ морские воды и острова в Северном Ледовитом океане. Полярные владения России составляют 44% всей территории Арк­тики.

В полярных широтах России добывается порядка 80% газа про­мышленных категорий, выявлено более двухсот нефтегазоперспективных объектов, часть из которых уже вводится в эксплуатацию. Здесь сконцентрировано около 10% мировых запасов никеля и ти­тана, 19% металлов платиновой группы, значительные запасы ал­мазов. Моря Арктики богаты промысловой рыбой. Всего в аркти­ческой зоне производится около 11% национального продукта России и 22% от объема экспорта, при том что здесь проживает немногим более 1 % населения страны. По официальным россий­ским оценкам, сделанным в результате исследований в 1993— 2002 гг., начальные суммарные извлекаемые ресурсы континен­тального шельфа России превышают 100 млрд тонн условного то­плива, в том числе нефти — более 13,5 млрд тонн. Российский шельф при этом является крупнейшим в мире, его суммарная пло­щадь составляет 6,5 млн км2, или 20% от общей площади шельфа стран мира.

Геоэкономические и геополитические перспективы Арктики привлекают внимание мирового сообщества. Существует сопер­ничество внутри «арктической пятерки», к которой относят пять государств, примыкающих к Северному Ледовитому океану: Рос­сию, Канаду, Норвегию, Данию (Гренландию), США. С оговорка­ми в арктический пул включают еще три страны Швецию и Фин­ляндию, которые не имеют прямого выхода к этому океану, но часть их территорий расположена за Северным полярным кругом, а так­же Исландию, чей один из крохотных островов (о. Гримси, чуть бо­лее 5 км2) находится за полярным кругом.

В политическом плане ситуация в Арктике складывается дво­яко. С одной стороны, арктические страны не хотят увеличения количества государств, претендующих на ту или иную часть ре­гиона. С другой стороны, США, Канада, Норвегия и Дания стремятся не допустить доминирования России в арктической зоне. Более того, они претендуют на перераспределение в свою пользу вод, земель и шельфов арктического ареала. Россия в Ар­ктике не имеет возможности опереться на кого-либо из своих сторонников, в то время как остальные страны объединены экономически и военно-политически в такие структуры, как Евросоюз и НАТО. Можно сказать, что внутри многосторон­ней арктической проблемы сложилось как бы два полюса: одинроссийский, второйиз остальных приполярных го­сударств.

  1. Международно-правовой режим Арктики и политика приарктических стран

Положение усугубляется международно-правовой неопреде­ленностью больших территорий Арктики. Сухопутные простран­ства региона имеют статус государственной принадлежности к ар­ктическим странам, и споров здесь почти нет. Иное дело аквато­рия Арктики. Пока не существует универсальных соглашений, регламентирующих правовой статус арктических вод, отсутствует также всеобъемлющий договор об Арктике, наподобие договора об Антарктике.

Определены три варианта принципов, которые могут быть по­ложены в основу разграничения в Арктическом регионе: нацио­нальный, он же секторальный; региональный принцип, имеется в виду разделение вод между пятью арктическими государствами (Россия, Канада, Норвегия, Дания, США); и, наконец, максималь­но широкий принцип — международный режим, открывающий доступ в Арктику всем.

Позиция России в этом вопросе заключается в том, что в осно­ве разграничения должно лежать Морское право и его стержень — Конвенция ООН по морскому праву от 1982 г., которую иногда на­зывают морской конституцией. Российская Федерация ратифи­цировала эту конвенцию в 1997 г., США ее подписали, но не ратифицировали.

В конвенции определены правовые режимы различных мор­ских пространств: территориального моря и прилегающей зоны, исключительной экономической зоны, континентального шель­фа, открытого моря, а также соответствующие права и ответ­ственность прибрежных и других стран.

Для прибрежных госу­дарств устанавливается 12-мильная зона (22 км) территориальных вод, воздушного пространства, дна и недр, на которую распро­страняется полный суверенитет государства. Кроме того, опре­деляется исключительная экономическая зона в 200 миль (370 км), которая дает стране эксклюзивное право на экономи­ческую деятельность в данной зоне, то есть на добычу и развед­ку ресурсов дна, при том, что водная поверхность остается доступ­ной для других стран.

Конвенция по морскому праву содержит также определение района общего наследия человечества, к которому относится «дно морей и океанов и его недра за пределами национальной юрис­дикции» (ст. 1). Иначе говоря, в соответствии с конвенцией, об­щим наследием человечества является дно морей и океанов и его недра за пределами континентального шельфа прибрежных госу­дарств. На этот район не распространяются суверенные права при­брежных государств, права на ресурсы данного района принадле­жат всему человечеству, от имени и в интересах которого их осу­ществляет Международный орган по морскому дну.

То, что называют общим достоянием человечества, в Арктике пока окончательно не определено. Это произойдет тогда, когда в регионе завершится процесс установления прибрежными госу­дарствами внешних границ их континентального шельфа за пре­делами 200-мильных исключительных экономических зон. Про­цедура займет, по-видимому, немало времени, и только после того, как будет решен данный вопрос, можно будет четко обозначить границы общего достояния человечества.

Идет спор о национальной принадлежности некоторых участ­ков шельфов. Дело в том, что если к шельфу того или иного госу­дарства примыкает хребет континентального происхождения на морском дне, то право вести добычу полезных ископаемых в его пределах тоже принадлежит этому государству. К таким террито­риям в Арктике относят хребты Ломоносова и Менделеева, откры­тые советскими учеными в середине XX в. Россия считает, что эти хребты, площадь которых составляет 1,2 млн км2, есть продолже­ние Восточно-Сибирской платформы. В 2001 г. наша страна пода­ла в ООН заявку о примыкании хребтов к российскому шельфу. Заявку не отклонили, но и не приняли, попросив дать более ве­ские доказательства.

На хребты Ломоносова и Менделеева претендуют и другие приарктические страны. Так, Канада утверждает, что хребет Ломоно­сова — продолжение Североамериканского шельфа и является ча­стью канадской территории. На хребет Ломоносова предъявляет права и Дания, считая его продолжением Гренландии — самого большого острова в мире, второго после Антарктиды ледяного кол­пака планеты. Более того, эта страна считает, что географический Северный полюс тоже должен принадлежать Датскому королев­ству.

Для сбора дополнительных данных и обоснования своих пре­тензий Россия организовала несколько экспедиций, наиболее из­вестная из них состоялась в 2007 г. Тогда атомный ледокол «Рос­сия» проделал во льдах большую полынью, через которую погру­зились на дно российские глубоководные обитаемые аппараты «Мир-1» и «Мир-2». Участники экспедиции собрали геологиче­ские пробы и установили на дне государственный флаг России из титана, провели и другие исследования.

С учетом собранных материалов дополненную заявку в 2015 г. Россия подала в Комиссию ООН по границам континентального шельфа; еще раньше, в 2014 г., эта комиссия удовлетворила претен­зии России на значительный участок в Охотском море. Как счита­ют эксперты, рассмотрение повторной заявки России на расшире­ние границ континентального шельфа займет несколько лет и бу­дет непростым, учитывая при этом, что подобные заявки подали еще два приарктических государства. Соперничество за шельфы имеет особое значение, так как практически все предполагаемые за­пасы полезных ископаемых морской Арктики расположены в пре­делах исключительных экономических зон прибрежных государств.

  1. К истории освоения Арктики

Свои права Российская Федерация подкрепляет не только нор­мами международного права и геологоразведывательными данны­ми, но и активно использует исторические аргументы.

Россия не отрицает значения других стран в исследовании Арктики:

-          откры­тия Гренландии в X в. викингами;

-          первопроходства Северного мор­ского пути шведским исследователем Адольфом Норденшельдом (1878-1879);

-          дрейфа на судне «Фрам» вместе с движущимся ледя­ным полем через Северный полюс, совершенного норвежским ис­следователем Фритьофом Нансеном (1893—1896);

-          первенства до­стигшего на собачьих упряжках Северного полюса американца Ро­берта Пири (1909).

Однако вклад россиян в изучение и освоение Арктики был исключительным.

Русские впервые появились на берегах Белого моря в начале XII в., сохранилось письменное свидетельство, подтверждающее принадлежность новгородцам части территории Кольского полу­острова.

В XV в. уже существовали русские поселения на Шпиц­бергене.

В XVI и XVII вв. в Арктике начал развиваться китобой­ный промысел.

Русские поморы постепенно продвигались на вос­ток вдоль северных берегов Евразии. Важное значение для изучения Арктики имела экспедиция под руководством В. Берин­га (1733—1745), экспедиция под командованием В. Чичагова (1766-1767), экспедиция на Новую Землю (1821 — 1824) и северо- восток Азии (1820—1824) под руководством Ф. Литке и Ф. Вранге­ля, полярная экспедиция на шхуне «Заря» под руководством Э. Толля (1900—1902), гидрографическая экспедиция в Северный Ледови­тый океан на судах «Таймыр» и «Вайгач» под командованием И. Сергеева и Б. Вилькицкого (1910—1915).

Освоением Севера настойчиво занималось Советское государ­ство. Постановлением Президиума ЦИК и СНК СССР от 15 апре­ля 1926 г. «Об объявлении территорией Союза ССР земель и остро­вов, расположенных в Северном Ледовитом океане» государствен­ными территориями были объявлены все земли и острова, как уже открытые, так и те, которые могут быть открыты в этом океане к северу от побережья Советского Союза до Северного полюса, за исключением тех из них, которые являлись признанными террито­риями иностранных государств. Полярные владения СССР опреде­лялись тогда в соответствии с секторальным принципом, основа­нием которого служили северные границы страны, боковыми гра­нямимеридианы, вершинойСеверный полюс. Поколения граждан нашей страны привыкли к тому, что на географических и политических картах мира, выпущенных в тот период, от крайних точек страны к Северному полюсу ведут пунктирные линии, отме­чающие арктическую зону государства. Эти меридиальные линии проведены от крайней северо-западной точки тогдашней матери­ковой зоны СССР (полуостров Рыбачий) и от линии разграничения между Россией и США в Беринговом проливе.

В советские годы был создан первый в мире и пока единствен­ный атомный ледокольный флот, «дедушкой» которого можно счи­тать построенный в 1898 г. опять-таки первый в мире арктический ледокол «Ермак». В 1932 г. О.Ю. Шмидт на ледокольном парохо­де «Сибиряков» предпринял экспедицию по Северному морскому пути (СМП) без зимовки. На протяжении последующих десятиле­тий наша страна эксплуатировала СМП и обеспечивала соответ­ствующую инфраструктуру. С 1934 г. начинается покорение воз­душного пространства Арктики. В 1937 г. с экспедиции И.Д. Папанина запускается программа знаменитых дрейфующих станций «Северный полюс» (СП), выстраивается система метеорологиче­ских станций. В 1962 г. советская атомная подводная лодка впер­вые всплыла близ Северного полюса. В 1977 г. к нему сквозь мощ­ные льды пробился атомный ледокол «Арктика». Полярная и при­полярная зона России активно осваивалась в промышленном и транспортном отношении на протяжении почти всего XX в. Вер­нувшийся после забвения 1990-х гг. интерес к Арктике — это не только геоэкономический и геополитический императив XXI в., но и продолжение в новых условиях общенациональной полярной стратегии Российской империи и России советской.

Российская Федерация унаследовала огромную арктическую территорию, при том, что большая ее часть приходится на морские пространства Северного Ледовитого океана. Полярные владения России составляют 9,3 млн км2. На долю остальных членов «аркти­ческой пятерки» приходится: Канады4,8 млн км2 (21%), Да­нии3,0 млн км2 (14%), Норвегии2,7 млн км2 (13%), США1,7 млн км2 (8%).

Данные цифры соответствуют секторальному разделению Арктики между приарктическими государствами. Морская конвенция 1982 г. не отрицает принципа секторального деления, но и не подтверждает его, что создает коллизию неопре­деленности. Тем не менее, правоведы считают, что секторальный подход отнюдь не исчерпал себя и может служить методологией для делимитации Арктики в целях разграничения зон ответствен­ности прибрежных арктических государств.

Ведя последовательную и настойчивую работу по освоению Ар­ктики, Россия не всегда просчитывала последствия своих шагов на этом пути. Например, не проясненными до сих пор остаются первопричины уступки США Русской Америки — Аляски и Але­утских островов, площадь которых составляла около 6% всех зе­мель Российского государства в 60-х гг. XIX в. Российская импе­рия в тот период располагалась в трех частях света — Европе, Азии, а также в Америке. Русская Америка была владением империи 135 лет, с того момента, когда ее открыли и застолбили за собой российские первопроходцы в 1732 г., и вплоть до продажи. Во вре­мя императора Павла I эти территории перешли в административ­ное управление Российско-американской компании (РАК), кото­рая представляла собой смешанную форму внешнего представи­тельства государства в этом российском анклаве в Северной Америке: с одной стороны это было правительственное учрежде­ние, с другойчастное акционерное общество. Принципиальное отличие РАК от других акционерных обществ состояло в том, что ее служащие получали правительственные чины и ордена за рабо­ту в частной структуре, иностранцы в ее состав не допускались, а главный правитель назначался императором сроком на пять лет. В итоге РАК стала основным дипломатическим и торговым пред­ставителем Российского государства в данном регионе.

Среди причин уступок североамериканских владений России США до последнего времени называли следующие:

-     сложное финан­совое положение России после поражения в Крымской войне 1853— 1856 гг. и необходимость пополнения казны;

-     невозможность ни за­щитить, ни удержать российские владения в Северной Америке в случае военного нападения на них;

-     нерентабельность деятельно­сти Российско-американской компании;

-     чрезвычайная удаленность североамериканских владений России от ее центра;

-     желательность укрепления дружественных связей между Российской империей и США.

В последние годы интерес к вопросу о причинах добровольной уступки Аляски США и о характере сделки, заключенной 30 марта 1867 г., заметно вырос. Ряд специалистов приводит убедительные аргументы, свидетельствующие о том, что передача Аляски Северо­американским Штатам была крупной ошибкой России, свидетель­ством стратегической недальновидности императора. Известный историк Ю. Булатов показывает, насколько мало мотивированны­ми и необоснованными были официальные тезисы в пользу прода­жи Аляски, сформулированные братом императора Александра II великим князем Константином Николаевичем, который в те вре­мена был морским министром.

Сумма сделки в 7,2 млн долларов (немногим более 10 млн рублей по курсу той поры) не могла существенно улучшить фи­нансовую ситуацию государства. Годовые доходы и расходы Рос­сии в 60-е гг. XIX в. равнялись 500 млн рублей, внешний долг царского правительства составлял 1,5 млрд рублей, что мало со­поставимо с суммой продажи Аляски. Не отвечало реальным фактам и утверждение о том, что Россия не сможет удержать Русскую Америку в случае военного конфликта. Так, в ходе Крымской войны в 1854 г. русские моряки, возглавляемые во­енным губернатором В. С. Завойко, организовали оборону Пе­тропавловского порта на Камчатке и успешно отбили атаки совместной англо-французской эскадры. Впоследствии, в 1863 г. две российские военные эскадры — Атлантическая и Тихооке­анская — вошли в порты Нью-Йорка и Сан-Франциско и нахо­дились там в течение почти года, что не позволило допустить вмешательства Великобритании в Гражданскую войну 1861 — 1865 гг. в США между Севером и Югом. Не соответствует дей­ствительности и тезис об убыточности Российско-американской компании. Как свидетельствуют документы того времени, российское предприятие в Западном полушарии занимало проч­ные позиции и приносило стабильную прибыль. Но даже если это не так, и РАК была нерентабельна, то как можно было про­давать территорию, на которой компания вела свою деятель­ность.

Подготовка и сама процедура подписания договора об уступ­ке США российских владений в Северной Америке характеризо­валась строгой секретностью. С тем чтобы до минимума сокра­тить число посвященных, договор о продаже Аляски, составлен­ный на английском и французском языках, был написан от руки. Не были информированы о соглашении председатель Совета ми­нистров князь П. П. Гагарин, военный министр Д. А. Милютин, министр внутренних дел П. А. Валуев, ряд других руководителей российских министерств и ведомств, которые узнали об этой сделке из сообщений иностранной прессы. К тому же в докумен­те речь шла об уступке, а не о продаже Аляски, не был указан и срок предполагаемой уступки, отсутствовала стандартная для того времени формулировка о передаче партнеру территории «на вечные времена». В случае с Аляской американцы действовали в духе доктрины Монро (1823 г.), выдавливая европейцев с аме­риканского континента. В первой половине XIX в. США выку­пили у Испании Флориду, у Франции — Луизиану, затем у Мек­сики аннексировали Калифорнию и Техас.

Существует версия, что «живые» деньги за Аляску в российскую казну так и не поступили, сделка была оплачена чеком казначей­ства США, а не золотом, как было предусмотрено договором. Сум­ма в 7,2 млн бумажных долларов США равнялась лишь 5,4 млн дол­ларов золотом. Выкачали же американцы из Аляски средства не­сопоставимые, учитывая добычу золота, нефти и других полезных ископаемых, открытых уже после уступки Аляски. О военно-по­литическом и стратегическом значении Аляски и говорить не при­ходится. Оказавшиеся в непосредственной близости от границ с Россией, американцы стали использовать Аляску как плацдарм для расширения своего влияния в этой части Тихого океана и За­падного полушария в целом. В конце концов американцы превра­тили Аляску в своего рода непотопляемый авианосец у берегов Рос­сии. Политического и практического значения сегодня эта сделка не имеет, но в плане исторической памяти ее забывать нельзя.

Как считают эксперты, невыгоден для России и заключенный с США в 1990 г. договор о разграничении морских пространств (так называемый договор Бейкера — Шеварднадзе), согласно которому 70% водного пространства Берингова моря передается Соединен­ным Штатам Америки. Это район общей площадью 55 тыс. км2 богат рыбными запасами, к тому же, по американским оценкам, является нефтегазовым. Американцы соглашение быстро ратифи­цировали, Российская Федерация до сих пор этого не сделала, хотя и не решилась денонсировать его.

В 2011 г. после бурных дебатов Государственная дума РФ рати­фицировала договор между Россией и Норвегией, направленный на разграничение морских пространств в Северном Ледовитом океа­не, в частности, на участке между островами Шпицберген и Новая Земля. Ряд специалистов полагает, что Норвегии, по сути, подаре­но 90 тыс. км2 акватории Баренцева моря с богатейшими залежами нефти, газа, другими ресурсами, в том числе одно из крупнейших месторождений углеводородов — свод Федынского, запасы которо­го оцениваются в 10—12 млрд тонн условного топлива.

Подобные сделки опасны тем, что создают прецедент, ибо мо­гут касаться не только прошлого, но и настоящего, независимо от того, идет ли речь о других северных территориях, Курилах или Калининградской области.

  1. Северный морской путь — национальная транспортная артерия.

Исключительное значение для Российской Федерации имеет Се­верный морской путь, который проходит по морям Северного Ледо­витого океана и соединяет европейские и дальневосточные россий­ские порты. Длина морского пути (от Карских ворот до бухты Прови­дения) составляет 5600 км, продолжительность навигации 2—4 месяца.

Международный маршрут через Северный Ледовитый оке­ан со временем может составить реальную конкуренцию транспорт­ным артериям, проходящим через Панамский и Суэцкий каналы. Путь из Мурманска в японский порт Иокогаму через Суэцкий канал составляет 12840 миль, что вдвое длиннее Севморпути. Считается, что перевозка грузов из Северо-Восточной Азии в Европу с исполь­зованием СМП на 40% дешевле и вдвое быстрее, чем через эти кана­лы. Ситуация станет еще более экономически выгодной, если сбу­дутся прогнозы в отношении того, что через несколько десятков лет Арктика освободится ото льда.

Сохранение Северного морского пути как единой националь­ной транспортной магистрали России предусматривает осущест­вление ряда важных мер, в числе которых:

-          развитие единой Ар­ктической транспортной системы Российской Федерации в каче­стве национальной морской магистрали, ориентированной на круглогодичное функционирование;

-          дальнейшее строительство российского ледокольного флота;

-          модернизация арктических пор­тов и создание новых портово-производственных комплексов в Арктической зоне;

-          улучшение системы авиационного обслужи­вания арктических районов и развитие сети железнодорожных и автомобильных дорог;

-          формирование современных транспортно-логистических узлов в Арктической зоне.

Оставаясь национальной транспортной артерией, Северный морской путь призван активно использоваться и для международ­ных перевозок. Но это не означает согласия с постановкой стра­нами Запада и некоторыми восточными странами вопроса об «ин­тернационализации» и международном управлении Северным морским путем. Такую позицию не следует обсуждать даже в пред­положительно-гипотетическом плане, так как Россия не может ставить развитие своей экономики в зависимость от международ­ных управленческих структур. Вместе с тем участие иностранного капитала и государственно-частного партнерства в налаживании стабильной работы Севморпути позволило бы эффективно ис­пользовать его в интересах не только России, но и других госу­дарств.

Судя по декларациям, все арктические страны выступают за со­трудничество в Арктике, решение возникающих проблем мирно, путем переговоров, за сохранение уникальной флоры и фауны региона. В сфере природопользования и охраны окружающей среды Арктики совместными усилиями предстоит сделать многое, особенно учи­тывая возрастание техногенной и антропогенной нагрузки в реги­оне и высокий уровень экологического ущерба. Арктика отличает­ся суровым климатом, экстремальными колебаниями температуры и освещенности, коротким летом, снежной и ледовой зимой, об­ширными территориями вечной мерзлоты. К тому же установлено, что многие территории в Арктике выделяют метан, парниковый эф­фект от которого более чем в 20 раз выше, чем от углекислоты, вы­брасываемой в атмосферу в результате хозяйственной деятельности человека. Возможное повышение температуры воздуха на 3—4°С приведет к сокращению площади вечной мерзлоты на 12—15%, ее южная граница в России сместится на 150-200 км, а глубина летнего протаивания возрастет на 20—30%. Это может вызвать многочис­ленные деформации жилых зданий, промышленных и инфраструк­турных объектов, построенных на вечной мерзлоте.

На хрупкую экологию Арктики отрицательно действует хозяй­ственная и военная деятельность. Проблема экологической без­опасности в регионе в ряде случаев стоит острее, чем на других территориях. В сфере охраны окружающей среды в Арктике Рос­сия ведет работу по четырем основным направлениям:

-     минимиза­ция негативного воздействия на природу от действующих пред­приятий;

-     ликвидация прошлого экологического ущерба, в том числе от ядерных испытаний;

-     сохранение биоразнообразия и рас­ширение сети особо охраняемых территорий;

-     развитие системы наблюдений и экологического мониторинга.

Предстоит не толь­ко «чистка Арктики», но и реализация, совместно с другими ар­ктическими странами, мероприятий по снижению угроз окружа­ющей среде.

Важным элементом практической политики Российской Фе­дерации является учет интересов коренных малочисленных народов Севера, защита их исконной среды обитания, охотничье-промысловых угодий и традиционного образа жизни. Одновременно ре­шаются задачи повышения качества жизни коренных этносов, подготовки детей к жизни в современном обществе с полноцен­ным освоением навыков проживания в экстремальных природных условиях. В этих целях совершенствуются образовательные про­граммы, школы и отдаленные пункты оснащаются средствами дистанционного обучения.

Основной интерес в Арктике Российская Федерация видит в со­хранении и укреплении своих позиций в регионе, который геогра­фически и исторически связан с Россией и освоен ею больше, чем любой другой приарктической страной. РФ не без оснований опа­сается, что пользуясь ее непростым международным положением, западные государства арктического пула попытаются ограничить права и возможности России в данном геополитическом и геоэко­номическом ареале. Это недопустимо также по причине политико-психологического характера: в отличие от других азимутов внешней и внутренней политики, Россия сохраняет значительный ресурс и укрепляет свои позиции на Севере.

  1. Военно-политическая деятельность в Арктике

Пять прибрежных арктических стран, несмотря на имеющиеся между ними разногласия, активно взаимодействуют между собой. Согласно совместной Илулиссатской декларации (Гренландия, 2008), они считают, что нет необходимости введения нового режи­ма для управления Северным Ледовитым океаном и что существу­ющая международно-правовая база достаточна для решения спор­ных вопросов по Арктике. Однако многие государства, не входя­щие в арктическую «пятерку», стремятся обеспечить себе место под «арктическим солнцем», добиться соучастия в использовании ресурсов и возможностей Арктики. Они выступают за разработку специального международного договора по этому региону, пред­лагают интернационализировать его, открыть Арктику для всех. При этом используются различные политические и пропагандист­ские методы: одни государства «пятерки» («восьмерки») противо­поставляются другим, драматизируются возникающие между ними споры. По привычке используются клише холодной войны, когда Россия предстает агрессивной державой, незаконно претендую­щей на огромные арктические территории и выступающей ини­циатором арктической гонки XXI в.

О готовности принять непосредственные участие в разработ­ке шельфа Северного Ледовитого океана заявили уже более 20 государств, в том числе азиатские. Китай, который в 1993 г. приобрел ледокол «Снежный дракон», а в 1999 г. осуще­ствил первую научную экспедицию в Северном Ледовитом оке­ане, в 2013 г. получил статус наблюдателя в Арктическом совете. КНР выступает за многостороннее управление Арктикой, допуск всех стран к разработке его ресурсов вне суверенных границ ар­ктических государств. Страны с передовыми технологиями (Гер­мания, Япония, Норвегия) быстро развивают производство обо­рудования, необходимого для проведения буровых работ подо льдом и на дне океана.

Арктика имеет серьезное военно-стратегическое значение, что отчетливо проявилось как в ходе Второй мировой войны, так и в последующий период. Во время холодной войны стратегиче­ские подводные лодки с ядерным оружием обеих сверхдержав со­перничали друг с другом подо льдами Северного Ледовитого оке­ана. Передвижение советского Северного флота отслеживались с военных баз в Норвегии, Исландии, Великобритании, Грен­ландии. Советское термоядерное оружие испытывалось на Новой Земле, американскоена Алеутских островах. Согласно военной доктрине СССР предполагалось, что наиболее вероятным нап­равлением для ракетно-бомбового удара по Советскому Союзу со стороны США будет именно акватория Северного Ледовитого океана.

После окончания холодной войны военная деятельность в Ар­ктическом регионе поначалу снизилась, но затем вновь активи­зировалась. В США идут поставки в войска адаптированных для действий в суровых климатических условиях многоцелевых вер­толетов, наращиваются усилия по противолодочной обороне и обеспечению глубоких десантных операций. Канада, которая не устает повторять, что защита ее суверенитета в Арктике явля­ется высшим внешнеполитическим приоритетом, тоже наращи­вает боевые возможности в регионе. Активным сторонником укрепления и наращивания военного сотрудничества скандинав­ских и северных стран Европы выступает Норвегия. Великобри­тания стремится играть организующую роль в создании блока се­верных стран Европы (мини-НАТО) с целью, по выражению быв­шего американского посла в Норвегии, «присматривать за полярными медведями и русскими».

Наиболее активно в информационной войне на «арктическом фронте» против России участвуют США и правая пресса северных стран, стремясь испортить деловую атмосферу мирного сотрудни­чества в Арктике. Так, в 2014 г. X. Клинтон на митинге в Монреа­ле призвала США и Канаду объединиться против России в Аркти­ке, посчитав, что российский экспансионистский подход может затронуть и Арктику. «Слишком многое стоит на кону», — замети­ла она, напомнив о начатом Россией наращивании военного при­сутствия и развертывании военных баз в отдаленных районах Арк­тики.

В связи с необходимостью защиты экономических и геополи­тических интересов в Арктике Россия вынуждена укреплять свой оборонный потенциал в регионе. Возобновлено патрулирование Арктики российской дальней авиацией. В арктических районах несут боевое дежурство корабли Военно-морского флота, в осно­ве которых ядерные подводные лодки. Восстанавливаются и мо­дернизируются всепогодные аэродромы, предназначенные для во­енных и гражданских самолетов. До 2020 г. планируется создать группировку войск (сил) общего назначения Вооруженных сил РФ, других воинских формирований и органов в соответствии с реально существующими и прогнозируемыми военными угроза­ми России в Арктике.

Создано стратегическое командование в Арктике, которое сформировано на базе Северного военно-морского флота и ко­торому подчинены все дислоцированные в регионе войска. Зона ответственности нового Объединенного стратегического коман­дования «Север», судя по открытой печати, в ее верхней части включает Северный полюс, установлена также разграничитель­ная линия на юге с Тихоокеанским флотом. В состав аркти­ческой группировки входят 13 северных аэродромов и 10 техни­ческих станций радиолокационной разведки. Формируются во­инские части на островах Котельный, Врангеля, Земля Александры, архипелаге Новая Земля, на мысе Шмидта. Вме­сте с тем российское руководство неоднократно подчеркивало, что не ставит задачу развертывать «битву за Арктику» и ведет линию на решение спорных вопросов политико-дипломатиче­скими средствами.

Проблемами Арктики и взаимоотношениями государств, име­ющих отношение к ней, занимается значительное число между­народных организаций, неправительственных объединений и фо­румов. Среди них выделяются Арктический совет, «Арктическая пятерка», Комиссия по границам континентального шельфа, Со­вет Баренцева Евро-Арктического региона, Совет министров се­верных стран, Северный совет, проект «Северное измерение», Конференция парламентариев Арктического региона, а также Со­вет государств Балтийского моря — внерегиональная организа­ция, имеющая отношение к Арктике. В делах Арктики все более активно участвуют Евросоюз, ОБСЕ, Организация Североатлан­тического договора (НАТО).

Наиболее деятельная международная организация и основная координирующая структура в Арктике Арктический совет. Он создан в 1996 г., его основная цельсодействовать сотрудниче­ству в Арктике в сфере охраны окружающей среды и обеспечению устойчивого развития приполярных районов.

В состав Аркти­ческого совета входят представители восьми государств (Дании, Исландии, Канады, Норвегии, России, США, Финляндии, Шве­ции). Ряд неарктических стран имеет статус наблюдателя, в том числе пять азиатских (Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Син­гапур). У них есть возможность в буквальном смысле наблюдать за событиями, происходящими в Арктическом совете, но право действовать самостоятельно им не дано.

Все инициативы наблюдатели могут вносить в совет лишь че­рез государства «Арктической восьмерки» (А8) либо с разреше­ния старших должностных лиц, являющихся полномочными представителями совета. В деятельности Арктического совета в статусе наблюдателя принимает также участие значительное число международных и неправительственных организаций, не­сколько структур ООН. Обязательное условие получения и со­хранения статуса наблюдателя — признание и безусловное со­блюдение соискателем суверенитета и юрисдикции стран А8, иное означает аннулирование этого статуса. Приоритетными за­дачами Арктический совет считает экологию, развитие коренных народов Арктики, морское сообщение в регионе, арктический мониторинг. Высшим органом совета является встреча мини­стров иностранных дел государств-участников, собирающихся на сессии один раз в два года.

На седьмой сессии Арктического совета (Гренландия, 2011) до­стигнута договоренность о том, что правила поведения и любой деятельности в регионе устанавливаются только восьмью членами совета, остальные страны должны подчиняться этим правилам. У всех участников Арктического совета существует понимание, что значение региона возрастает не только для северных заполярных территорий, но и для других стран.

Главными документами, определяющими политику России в Арктике, являются «Основы государственной политики Россий­ской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» и «Стратегия развития Арктической зоны Россий­ской Федерации и обеспечения национальной безопасности на пе­риод до 2020 года».

В государственной политике России в Арктике определены следующие задачи:

-     превращение Арктической зоны Российской Федерации в ведущую стратегическую ресурсную базу страны;

-     сохранение Арктики в качестве зоны мира и сотрудниче­ства;

-     использование Северного морского пути в качестве нацио­нальной транспортной коммуникации;

-     укрепление оборонного потенциала России в регионе.

В ходе реализации арктической стратегии предусмотрено:

-           международно-правовое оформление внешней границы конти­нентального шельфа России в Северном Ледовитом океане;

-           создание и развитие береговой охраны ФСБ России;

-           формирование комплексной информационно-телекоммуника­тивной инфраструктуры;

-           обеспечение фундаментальных и прикладных научных иссле­дований, создание научных основ управления арктическими территориями;

-           реализация конкурентных преимуществ России в области ос­воения минерально-сырьевых ресурсов континентального шельфа;

-           создание и развитие единой системы комплексного контроля за надводной обстановкой, в том числе в целях обеспечения национальной безопасности;

-           развитие инфраструктуры Северного морского пути и флота, в том числе ледокольного.

Россия остается крупнейшим в мире арктическим государством и любые попытки решать проблемы Арктики без ее участия, а тем более вопреки ее законным интересам, контрпродуктивны.

  1. Антарктика и ее особый статус.

Противоположной стороной Арктики на нашей планете высту­пает Антарктика, отсюда и произошло ее название — полярная область земного шара, примыкающая к Юж­ному полюсу. Она включает Антарктику и прилегающие к ней участки Атлантического, Индийского и Тихого океанов с морями Уэделла, Росса, Амундсена, Беллинсгаузена, а также лежащие в су­бантарктических водах острова.

Границы Антарктики проходят в пределах 48—60° южной широты, ее площадь около 52,5 млн км2. Антарктика — наиболее суровая часть Земли с низкими темпера­турами воздуха, сильными ветрами, снежными бурями и тумана­ми. Здесь расположен полюс холода планеты (-89,2° С на станции «Восток»), свыше 99% территории материка покрыто толстым льдом (средняя мощность льда 1720 м).

Поиски гипотетической Южной земли велись еще с XVI в., но открытие Антарктики как материка состоялось в январе 1820 г. рус­ской экспедицией под командованием Ф. Ф. Беллинсгаузена (на судне «Восток») и М. П. Лазарева (на судне «Мирный»). На права первооткрывателей шестого континента претендуют также США, китобой этой страны Н. Палмер осенью 1820 г. первым из американцев увидел Южный континент.

Летом 1946—1947 гг. советская китобойная флотилия «Слава» открыла промысел китов в Южном океане. Регулярные исследо­вания Антарктики в Советском Союзе начались в 1955 г., когда была создана Комплексная антарктическая экспедиция (КАЭ) Академии наук СССР, впоследствии переименованная в Совет­скую (САЭ), а затем в Российскую антарктическую экспедицию (РАЭ).

Весь период деятельности КАЭ — САЭ — РАЭ условно под­разделяют на три этапа.

Первый этап1955—1969 гг. — рекогнос­цировочный, когда выявлялись основные черты географического, геологического, климатического, гляциологического, океаногра­фического и биологического строения Антарктики и омывающих ее морей.

Второй этап — 1970—1991 гг. — посвящался изучению и освоению ресурсного потенциала региона.

Нынешний — тре­тий этап деятельности Российской антарктической экспедиции направлен на определение роли и места Антарктики в глобальных природных и социальных процессах.

Все три этапа связаны с политико-правовыми аспектами международного антарктического сообщества. Первого декабря 1959 г. двенадцать стран, включая СССР и США, подписали Договор об Антарктике. Этот документ явля­ется главным актом международного права, который регулирует любые правительственные действия в южном полярном регионе.

Документ запрещает все виды военных действий, проведение ма­невров и испытания вооружений, хранение радиоактивных ма­териалов, а также охраняет природную среду и экологию конти­нента. Договор не только не признает, но даже не обсуждает тер­риториальные притязания любой из стран. Договор об Антарктике вступил в силу в 1961 г., на конец 2015 г. к 12 странам-учредителям присоединились еще 38 государств, вместе они представляют 67% человечества. Наша страна всегда последова­тельно выступала против территориального раздела региона и продолжает настаивать на ведущей роли Договора об Антар­ктике в вопросах регулирования международных отношений на шестом континенте.

Вместе с тем ряд неарктических государств, чрезвычайно заин­тересованных в интернационализации Арктики, ставят вопрос о том, что надо разработать международный договор об этом реги­оне наподобие действующего Договора об Антарктике. Российская сторона не согласна с таким подходом и считает, что в силу суще­ственных различий между этими полярными регионами невозмож­но использовать аналогичный подход применительно к Арктике. Попытки же отдельных стран вернуться к вопросу о территориаль­ной принадлежности ряда районов Антарктики или части конти­нентального приантарктического шельфа несостоятельны. Прежде всего потому, что в Антарктике не существует официально признан­ных мировым сообществом государственных территорий и, соот­ветственно, отсутствуют прибрежные территориальные моря, ис­ключительные экономические зоны и национальные континенталь­ные шельфы.

Российская Федерация считает необходимым постоянное и ак­тивное присутствие в Антарктическом регионе. В ныне действую­щей Концепции внешней политики Российской Федерации, в Морской доктрине Российской Федерации сформированы дол­госрочные задачи в Антарктике. Среди них:

-     эффективное ис­пользование механизмов и процедур, предусмотренных системой Договора об Антарктике, для сохранения и расширения присут­ствия России в Антарктике;

-     развитие комплексных научных ис­следований;

-     охрана окружающей среды региона;

-     сохранение Ан­тарктики в качестве зоны мира, стабильности и сотрудничества;

-     всестороннее содействие сохранению и прогрессивному развитию Договора об Антарктике;

-     обеспечение строительства научно-экспедиционных и научно-исследовательских судов для развития ис­следований в Антарктике;

-     использование водных биологических ресурсов Антарктики для укрепления экономического потенциа­ла России;

-     модернизация и реорганизация экспедиционной ин­фраструктуры в этом регионе и транспортного обеспечения Рос­сийской антарктической экспедиции.

Арктика и Антарктика будут привлекать все большее внимание человечества. России предстоит твердо отстаивать и укреплять свои позиции на северной и южной оконечностях земли.

Литература

Буянов В.С. Внешнеполитическая деятельность и международная безопасность России: учебное пособие. М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2017. С. 210-230.