© Н.А.Баранов

Баранов Н.А. Армия, политика, человек // Мировая политика и идейные парадигмы эпохи: Сб. статей / Санкт-Петербургский гос. ун-т культуры и искусств. СПб.: СПбГУКИ, 2004. С.43-51.

Армия, политика, человек

Армия представляет собою единство народа, его мужественное начало; его волю; его силу; его рыцарственную честь. Так она должна восприниматься и самим народом.

И.А.Ильин Манифест Русского движения

Армия является одним из основных элементов государства, выполняющим важнейшие политические функции. В соответствии с Федеральным законом "Об обороне" вооруженные силы предназначены для отражения агрессии, направленной против России, для вооруженной защиты целостности и неприкосновенности территории страны, а также для выполнения задач, определенных международными договорами Российской Федерации.

Привлечение вооруженных сил к выполнению задач с использованием вооружения не по предназначению производится Президентом РФ в соответствии с федеральными законами.

Из Конституции РФ, федеральных законов следует, что основное содержание внутренней функции вооруженных сил составляет поддержка конституционного строя, законно избранной народом политической власти.           Традиционно армия выступает в качестве гаранта общественно-политической стабильности и целостности государства. Ее девиз можно выразить фразой: "Политика принадлежит партиям, а Отечество - армии".

Несмотря на определенные ограничения, существующие в российском законодательстве, армия не может быть полностью изолированной от политики.

Политизация армии определяется:

·      самостоятельной политической активностью;

·      вовлеченностью в политику в качестве объекта борьбы политических сил;

·      приверженностью к какой-либо одной партии, либо внутренним расколом армии на соперничающие идейно-политические группировки, фракции;

·      сочетанием профессиональной службы с различными видами политической деятельности у военнослужащих.

Вероятность непосредственного вмешательства военных в политику значительно возрастает в обстановке углубляющейся общественной и международной нестабильности, особенно когда правительства, другие властные структуры утрачивают контроль за развитием событий, оказываются неспособными принимать и проводить в жизнь действенные меры. Военнослужащие практически всегда поддерживают хорошо действующее гражданское правительство. И наоборот, одним из устойчивых факторов подталкивания их к подготовке и осуществлению переворотов является бездарное, слабое правительство.

Сильным провоцирующим фактором является тяжелое социальное положение военнослужащих и членов их семей, дискриминация по национальному признаку, недостаточное внимание властей к проблемам армии.

Дестабилизирующее влияние на морально-политическое состояние армии может оказывать и оказывает вовлечение военнослужащих в партии, общественные организации и движения.

Политическая борьба - соперничество между различными партиями, движениями, социальными группами за власть и влияние в обществе. Включение в политическую борьбу самого мощного организованного объединения вооруженных людей приводит к милитаризации общества и утверждению насилия в политической жизни.

В условиях общественно-политической нестабильности армия способна выходить на политическую арену в качестве самостоятельной политической силы, осуществляя, в том числе, подготовку и проведение военных переворотов и устанавливая прямое военное правление - стратократию. Поэтому развитые демократические общества устанавливают правовые и нравственные ограничители.

В 20 веке доминирующей стала тенденция отстранения военных от формирования общей государственной политики, исключения их из представительных и исполнительных органов власти. Во многих странах военные не входят в правительство и даже министры обороны являются гражданскими лицами. Процесс устранения военных из политической борьбы идет повсеместно, но не равномерно: в большей степени в Европе, в Северной Америке, в меньшей степени - в Азии, только начинается в Африке. В России также взят курс на департизацию армии.

В правовых государствах отношения между партиями и армией регулируются законами в соответствии с международным пактом о гражданских и политических правах, который предусматривает введение определенных ограничений для военнослужащих на членство в партии и на их деятельность в армии.

Партиям и движениям в демократическом государстве запрещается применять в политической борьбе насильственные средства, создавать свои вооруженные формирования.

Вооруженные силы в свою очередь не могут создавать свои политические партии или подчинять себе существующие. В правовых государствах ни одна партия, включая правящую, не имеет особых прав воздействия на армию. Партии спорят, сопоставляют программы, критикуют друг друга в подходе к военным вопросам, выдвигают законопроекты, но решения принимают государственные органы, которые и распоряжаются вооруженными силами.

Борьба партий за армию наиболее остро идет в переломные моменты — во время политических кризисов, революций, переворотов и при проведении массовых политических кампаний.

Существуют различные формы взаимодействия политических партий с армией:

1.       Монопольная партизация армии правящей партией. Наблюдалась в СССР, КНДР, КНР, Вьетнаме, Кубе. При этом армия непосредственно подчиняется правящей партии, деятельность других партий в ней запрещена.

2.        Жесткая департизация. Деятельность любых партий в армии запрещена. Такой вид взаимоотношений установлен законом в Испании, Португалии, большинстве бывших социалистических стран. Руководство армией осуществляется парламентом (комитетами) и руководящими деятелями. Жесткая департизация не означает полного разрыва связей между армией и политическими партиями. Командованию запрещается вести агитацию среди своих подчиненных.

3.        Гибкая композиция. При этом партии не имеют организаций в армии и не ведут в ней работу, как в первом случае. Однако военнослужащим разрешается состоять в партиях, вести партийную работу вне воинских частей во внеслужебное время и без формы. Эта форма характерна для стран с развитой демократической системой — Англии, США, ФРГ, Италии и других.

4.       Плюралистическая партизация. Подобный тип партизации наблюдался, например, в России, между Февральской и Октябрьской революциями. Часто используется в ходе революций, с целью развалить верную старому строю армию, ослабить ее внутренними противоречиями.

5.       Конспиративная партизация. Тайное проникновение партий в армию, создание в ней конспиративных групп и организаций. Характерна для диктаторских и тоталитарных государств.

6.       Милитаризация партии. Создание партией своих боевых отрядов и групп, вооруженных сил. Обеспечение членов партии личным оружием. Характерна для государств, в которых ведутся повстанческие действия, вооруженная борьба за смену политического строя или власти.

В условиях демократии существует особая модель эффективного гражданского контроля над вооруженными силами, опирающаяся на безусловное признание военными верховенства гражданской политической власти.

Американский вариант гражданского контроля заключается в следующем. Во-первых,  конгрессу дано право обсуждать и утверждать военный бюджет, требовать отчета высших военных чинов о положении в армии, издавать уставы, наставления, регламентирующие действия войск; во-вторых, гражданское министерство обороны, где министр, его заместители являются гражданскими лицами, осуществляет непосредственное военно-политическое управление войсками; в-третьих, политические права и свободы военнослужащих ограничены значительными правовыми запретами.

В России в ведение Федерального Собрания входит решение вопроса о возможности использования вооруженных сил за пределами территории Российской Федерации, рассмотрение оборонного бюджета, утверждение указов Президента РФ о введении военного положения и о привлечении вооруженных сил с использованием вооружения к выполнению задач не по их предназначению.

После создания современных Российских вооруженных сил армия часто становилась объектом пристального внимания различных противоборствующих сил, исполнительной и законодательной ветвей власти.

Политизацию армии усилил ускоренный вывод войск из стран Прибалтики, Закавказья, других регионов, проводимый в обстановке духовно-нравственного унижения в 1993-1994 г.г. Коррупция и казнокрадство в армии, явившиеся достоянием гласности, способствовали повышению политической активности офицерского состава.

Новый виток политизации связан с войной в Чечне, осуществляемой без необходимой информационной и моральной поддержки, без понятной всем идеи, без четкого руководства, в условиях противостояния законодательной и исполнительной ветвей власти.

События, разворачивающиеся в нашей стране, сильно задевают интересы военнослужащих, побуждая их к активному вмешательству в социальные процессы. Не прошло бесследно то, что армию бросали то на борьбу с преступностью, то в районы межнациональных конфликтов, то использовали как дешевую "рабсилу" при уборке урожая, в строительстве, в том числе дач вышестоящей элиты. В результате по профессиональному уровню она все больше уступала современным армиям развитых западных стран. Такая политика оскорбляла патриотические чувства, честь и достоинство военных людей. Продолжает оставаться неясным вопрос финансирования армии, обеспечение ее современным оружием и техникой, а также продовольствием и другими видами обеспечения. Униженное положение армии в обществе, растущее недовольство военных жизнью и службой представляют собой взрывной материал.

В то же время на снижение политизации армии повлияло принятие законодательных актов: "Об обороне", "О воинской обязанности и военной службе", "О статусе военнослужащих", «О военном положении».

Общественные объединения, претендующие на выражение интересов военнослужащих, в 1990-х гг. играли заметную роль, но в настоящее время их значимость снизилась и в свою орбиту они вовлекают незначительное число военнослужащих. Из наиболее влиятельных можно отметить «Союз офицеров», «Движение в поддержку армии», объединение ветеранов Афганской войны, союз «Щит», «Честь и Родина», «Боевое братство», партия «Союз».

Наиболее перспективной формой взаимоотношений между партиями и армией представляется следующая.

Каждая партия, претендующая на власть в обществе, вырабатывает свою программу военной безопасности государства, строительства и применения армии, защиты интересов военных, борется за их поддержку своей политики. При этом политические партии могут воздействовать на армию исключительно или преимущественно не напрямую, а косвенно, добиваясь принятия своих военных программ демократическими методами в высших законодательных органах власти и превращения их в государственные, единственно легитимные для армии. Государственная программа, в которой превалируют подходы правящей партии, подвергается строгой критике оппозиционных партий. Состояние армии и решения о ее применении контролируется и оценивается партиями через парламентские комиссии и комитеты. Конституции и другие законы исключают обходное вовлечение армии партиями в политическую борьбу.

Военнослужащие, являющиеся гражданами Российской Федерации, имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления. В соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих" военнослужащие могут состоять в общественных объединениях, не преследующих политические цели, и участвовать в их деятельности, не находясь при исполнении служебных обязанностей.

В нашей стране военные активно включаются в политическое противоборство: по государственной линии - через парламенты, местные законодательные органы; через систему исполнительной власти.

Как показывает политическая практика, военные проблемы становятся объектом пристального внимания в период выборов. Различные партии и движения, политические лидеры склоняют военный электорат на свою сторону, предлагая пути выхода из сложного положения, в котором оказалась армия, зачастую популистского характера. Военный электорат - это потенциальный избиратель с оборонным сознанием: военнослужащие, военные пенсионеры, работники военно-промышленного комплекса, казачества, члены их семей. По подсчетам независимых экспертов их количество составляет от 10 до 18 миллионов человек. Поэтому выборы всегда являются важным этапом борьбы политических сил, претендующих на участие в работе государственных органов, за избирателей в погонах.

Положение человека в армии, соблюдение его прав всегда являлось важной проблемой в вооруженных силах, в т.ч. в России.

Элементы гражданского общества в отечественной армии появились в конце 1991 года, когда в воинских частях были созданы Офицерские собрания. Особенностью Офицерских собраний, подчеркивающей их демократичный характер, стало положение, в соответствии с которым председателем собрания мог быть избран любой офицер, а не только командир. Это был значительный шаг вперед на пути демократизации армейской жизни, борьбы со злоупотреблениями служебным положением, другими негативными явлениями в вооруженных силах.

Апофеозом развития демократического процесса, коммуникативных взаимоотношений между армией и властью стало проведение Всеармейского офицерского собрания в январе 1992 года, на котором присутствовали избранные представители Офицерских собраний воинских частей из всех видов и родов вооруженных сил. Диалог между армейской общественностью и государственной властью, произошедший на этом форуме, ярко продемонстрировал удаленность власти от назревших армейских проблем и непонимание обеими сторонами друг друга, что стало причиной быстрого заката первого в послереволюционной истории демократического органа в вооруженных силах.

Руководство новой Российской армии, созданной указом Президента РФ 7 мая 1992 года, этот демократический орган отвергло. Роль Офицерских собраний была существенно снижена, деятельность забюрократизирована, демократические ценности размыты. Руководить Офицерскими собраниями поручалось исключительно командирам со всеми вытекающими из этого последствиями. Поэтому неудивительно, что многие офицеры в настоящее время даже не знают о том, что в их частях действуют Офицерские собрания, потому что никакой положительной роли они не играют, а созданы они лишь для проформы, для отчета перед вышестоящими воспитательными структурами. Попытки создать профсоюзные организации в армейских коллективах успеха не имели по причине сопротивления со стороны командования вооруженных сил. Поэтому в современной российской армии существует проблема в передаче информации от военнослужащих к органам государственной власти, что является источником раскола между отдельным человеком – офицером – и властью.

В силу обозначенных причин в качестве преобладающего средства коммуникации в армии становится межличностный аспект. С точки зрения Р.Якобсона, П.Лазерсфельда, Г.Лассуэлла межличностный аспект коммуникации имеет свои особенности: источник информации связан с наличием феномена комментатора; информация прокомментированная является уже сообщением; особенно значимым является контекст сообщения; между источниками информации и коммуникатором, с одной стороны, и сообщением и аудиторией, с другой стороны, существуют помехи, исходящие как от комментатора, так и от слушателя. [3]

Следует отметить наличие в армейских коллективах референтных групп, которые могут корректировать восприятие передаваемого сообщения в зависимости от того, как воспринимает слушатель информацию: один или в группе. Можно также поставить под сомнение кажущуюся прямолинейность коммуникативного процесса в связи с тем, что часть аудитории воспринимает сообщение напрямую, часть косвенно, а некоторые вообще выпадают из этого процесса.

Межличностные коммуникативные связи в армейской среде характеризуются доступностью коммуникатора к информации (главным образом, служебной) и особенностью интерпретации этой информации. Характер интерпретации зависит от уровня образования, политических пристрастий коммуникатора и многих других вышеперечисленных факторов.

Новым быстро развивающимся средством коммуникации является Интернет. Однако его роль пока настолько мала ввиду незначительного охвата населения, что говорить в настоящее время о его существенной роли преждевременно. Тем не менее, это наиболее динамично развивающийся сегмент коммуникативных отношений власти и общества, в том числе в армейской среде.

В настоящее время реально интересы военнослужащих до властных структур никем не трансформируются, поэтому у власти существует искаженное  представление о положении дел в вооруженных силах. Более того, командиры различных уровней сознательно скрывают негативные факторы, имеющие место в армейской среде. Такая ситуация связана с порочной практикой приукрашивания истинного состояния дел по причине карьерных соображений. Это приводит к росту отчужденности офицерского состава от службы, которая воспринимается как средство существования, а не сфера приложения всех способностей и возможностей человека. То есть происходит процесс углубления раскола между офицерским составом и властью, что приводит к снижению боеготовности вооруженных сил и созданию обстановки недоверия в этом важнейшем для государства политическом институте. От такого положения проигрывают все: и офицерский состав, и армия, и общество, и государство.

В своем письме к Суворину А.П.Чехов предлагал выдавливать из себя по капле раба. [Чехов А.П. Собр. соч. в 20-ти томах. Т.14. М., 1949. С.291.] Эта фраза как нельзя кстати для граждан новой России, в том числе для офицеров ее доблестных вооруженных сил.

Россияне привыкли к рабству: крепостничество, совковость, партийное лизоблюдство - все это проявления одного явления - несвободы, а точнее рабства. Мы все время были от кого-то зависимы, причем эта зависимость была полной, подавляющей волю человека. Именно она являлась первопричиной отказа от борьбы за свои права, за человеческое достоинство. 

В армии так привыкли к этой зависимости, что даже появление зачатков правового государства не изменяют нашего отношения к рабству. Так может быть и проще. Всегда можно сослаться на плохого начальника, который мешает нормально жить, служить и т.д. И при этом ничего не предпринимать. А где же активная жизненная позиция офицера? Последние годы показали, что офицер, имеющий право отстаивать свою позицию в суде, может выиграть судебный процесс у начальника, который был не прав. 

Государственная машина ломает человека настолько, насколько он сам позволяет. Армия - это часть государственной машины, в которой, может быть, более зримо выражено стремление подавления свободы личности. Армия не терпит вольнодумства и избавляется от индивидуумов, распространяющих эту страшную ересь в армейской среде. Самый желательный для армии типаж - тот, который изрекает "что-с изволите-с", переведенный на лаконичный армейский язык: "так точно!", "есть!".

Армия подавляет офицеров, доводит до состояния внутреннего морального дискомфорта, постоянной неудовлетворенности собой и своими действиями и в то же время каждодневного добровольного духовного порабощения. Часто встречающееся выражение армейского руководства "все успехи достигнуты, благодаря стараниям и высокой самоотдачи офицеров" - дешевый комплимент, рассчитанный на чувственное восприятие офицеров, за которым не стоит никакой внутренней убежденности оного руководства в своих словах. Так, дежурная фраза. Прослужившие верой и правдой долгие годы армейские офицеры вынуждены признавать, что за свое служебное рвение, чаще всего, не удостаивались от начальства даже обычного "спасибо", не говоря уже о каких-то более значимых мерах отличия.

Бесконтрольное единоначалие не приемлет никаких проявлений демократии в армейской среде. Командир отвечает за все - гласит устав. На деле, по большому счету, ни за что. Иначе как расценить безобразия, творящиеся в войсках, казнокрадство, воровство, злоупотребления служебным положением? Поэтому начальство отвечает за все и ни за что. Американцы, например, считают, что в России нет демократии, поскольку отсутствует жесткий парламентский контроль за исполнительной властью. В армии за исполнительной, командирской властью нет практически никакого контроля. Поэтому эта власть унижает, подавляет, оскорбляет военнослужащих безо всяких для нее последствий. А офицеры становятся послушным винтиком этой жестокой машины, лишенные эффективной защиты от самодурства военного руководства.

Понятия «демократия» и «армия» в сознании человека, воспитанного в нашей стране, противоречивы. Действительно, казалось бы, какая может быть демократия в государственном институте, смысл деятельности которого основывается на насилии? Приказ - это святое. Без него армия - не армия, а какой-то клуб по интересам. Это действительно так. Только не все в армии определяется приказами. Многое из того, что входит в обыденную, повседневную жизнь основывается на обычном человеческом отношении. И если эти отношения основаны также на насилии, то об эффективности данной структуры говорить не приходится. Точнее эффективность, которая зиждется на страхе, может быть, но она не долговечна. Когда говорят, что армейская жизнь подчинена приказу, это прежде всего свидетельствует о некой системе служебных отношений. Тем не менее, эта система должна отвечать определенным общечеловеческим требованиям и ценностям и не должна унижать человека, а командир или начальник, отдающий приказы, должен нести за отданный приказ юридическую ответственность. Причем реально. То есть, этот приказ не должен унижать человеческую личность, достоинство военнослужащего, как полноправного члена человеческого сообщества. Он не должен предусматривать никакой личной выгоды для начальника, а должен быть подчинен исключительно делам службы. Подчиненный должен быть для командира, прежде всего, личностью и только потом - военнослужащим, посвятившим себя служению Отечеству.

Основой всей жизни и боевой деятельности армии должны быть ее офицеры. Если характер нации падает, то и великие чувства, одушевляющие воинов, понижаются: на первое место выдвигаются материальные блага мира. Счастливы те нации, где есть сознание, что не все покупается за деньги, счастливы те, где есть сословие рыцарей, которые ценят железо и сталь дороже серебра и золота.   [Режепо П. Несколько мыслей по Офицерскому вопросу. СПб., 1910. С.1-3.]

Пока офицеры не будут чувствовать себя полноценными личностями, пока не будет создан механизм ограничения безграничной власти командиров, попирающей зачастую права человека, в Российской армии не приходится ожидать ветра перемен, о котором Виктор Цой пел еще в конце 1980-х.

Литература

Кретов Б.И. Современная российская политическая система. М., 1998. С.108.

http://www.smi.ru/text/00/08/30/220731.html

http://www.rus-sky.com/gosudarstvo/ilin/27.htm

http://circumflex.narod.ru/politics.htm

Чехов А.П. Собр. соч. в 20-ти томах. Т.14. М., 1949. С.291.

Режепо П. Несколько мыслей по Офицерскому вопросу. СПб., 1910. С.1-3.