© Н.А.Баранов

Баранов Н.А. Эволюция идеологических приоритетов российских политических партий // Куда пойдет Россия: новые возможности и ограничения современного развития: сборник статей / Ин-т «Справедливый Мир», Рос. ассоц. полит. науки, Фонд им. Фридриха Эберта, Ин-т социологии РАН; [редкол.: Л.И.Никовская (отв. ред.), В.Н. Шевченко, В.Н.Якимец]. М.: Ключ-С, 2013. С.241-252.

Эволюция идеологических приоритетов российских политических партий

Несмотря на критичное отношение ряда современных исследователей в отношении политических идеологий[1], подвергающих сомнению само их существование, тем не менее, в политическом дискурсе преобладает точка зрения, в соответствии с которой «ни политика личности, ни политика проблем не способны стимулировать активную деятельность в отсутствие широкого мировоззрения, предоставляемого политическими идеологиями»[2]. Поэтому, несмотря на переживаемый кризис, политические идеологии остаются влиятельной формой политического сознания, в значительной степени определяющей конкретную направленность политических действий.

В российском политическом пространстве происходит дифференциация идеологических предпочтений, причем гораздо более существенная, чем прежде. Тот идеологический дискурс, который предлагают политические партии, не отвечает ожиданиям общества. У граждан возникает потребность в отражении нюансов, характерных для развитых демократических практик. Таких идеологических тонкостей существующая в стране партийно-политическая система предоставить не может. Поэтому в современной России объективно востребована высокая политическая плюрализация, сдерживаемая властью в последнее десятилетие.

Традиционная типология идеологий представляет политические принципы лежащими на одной линии, идущей слева направо: левые верят в равенство и являются сторонниками социализма, правые верят в свободу и провозглашают какую-либо разновидность свободного рынка. Центристы пытаются сочетать равенство и свободу, провозглашая разные формы государства всеобщего благоденствия. Однако такая типология, по мнению Уилли Кимлики, утрачивает свою адекватность. Канадский философ полагает, что, с одной стороны, традиционное представление о западной политической теории игнорирует важные вопросы, которые не позволяют объяснить появление новых идеологических течений. С другой стороны, различные идеологии имеют в своем основании разные фундаментальные ценности, в связи с чем разногласия не могут быть рационально разрешены, так как нет способа доказать, что равенство превосходит свободу, или что свобода важнее равенства[3]. Поэтому некоторые исследователи отвергают традиционную дихотомию левых и правых и исходят из того, что новые теории апеллируют к иным предельным ценностям – «договорного соглашения» (теории справедливости), «общего блага» (коммунитаризм), «пользы» (утилитаризм), «гражданского равноправия мужчин и женщин» (феминизм),  «охраны окружающей среды» (экологизм) и др.

Таким образом, современная идеологическая палитра становится гораздо богаче и насыщеннее классической, что предполагает теоретическое обоснование новых ценностных приоритетов и их практическое воплощение в общественно-политических объединениях и движениях.

Российская предвыборная практика показала, что идеологические предпочтения политических субъектов коррелируют с потребностями российского общества, которые изменяются в ходе экономических и социально-политических трансформаций. Поэтому политические партии стремятся агрегировать и артикулировать интересы определенных слоев общества, идеологически концептуализируя представления людей о политической ситуации, встроить эти оценки в общую картину мира, сделав понятными предлагаемые политические изменения.

В отличие от западного идеологического дискурса в России не стали определяющими постклассические тенденции, прежде всего, по причине нерешенности базовых социально-экономических проблем. Тем не менее, кардинальные перемены в социально-экономической, политической и социокультурной сферах приводят к корректировке фундаментальных ценностей всех основных течений общественно-политической мысли – либерализма, консерватизма, социализма. Изменяется оценка роли государства, научно-технического прогресса, демократии и других важнейших компонентов современного общества, что приводит к перестройке научного понятийно-категориального аппарата.

Все три модели общественного развития являются подвижными и динамичными. В зависимости от конкретной исторической ситуации социалистический, консервативный и либеральный сегменты в общей системе общественно-политической мысли могут расширяться или сужаться, проявлять себя изолированно или сближаться, создавая социально-либерально-консервативный синтез. Создается, по сути, пограничное пространство, которое можно представить как зону взаимопроникновения социализма, либерализма и консерватизма. Так, с точки зрения Е.Ясина, в современной России распространены три основных идеологических течения: традиционное, консервативное – национально-государственное; социалистическое – левое, популистско-гуманистическое; либерально-демократическое, у каждого из которых есть множество оттенков и переходных форм[4].

Наиболее распространенные из таких идеологических симбиозов - «социальный консерватизм», «просвещенный консерватизм», «либеральный консерватизм», «консервативный либерализм», «социальный либерализм», «либеральный социализм» и т. д. Следовательно, изменяется само содержание, вкладываемое в понятия «социализм», «либерализм», «консерватизм». Появляется множество конструкций, которые нельзя однозначно оценивать по линии «социалисты-либералы-консерваторы».

В России исторически сложилось своеобразное воплощение идеологических принципов в реальной политической практике, так как статус пограничной страны между западной и восточной культурами предопределил их влияние на российскую действительность. При этом не следует забывать, что перенимая чужой  опыт, необходимо использовать его во имя утверждения своей уникальности, самобытности и величия. Любой инородный опыт необходим лишь тогда, когда он служит во благо нации, национальной культуры и укрепления духовных сил общества. Некритическое воплощение ценностей иной цивилизации на чуждой национальной почве приводит к совершенно иным результатам и ожиданиям. Так случилось с либеральной идеологией, взятой в качестве образца переустройства российского общества в конце ХХ века: авторы российских реформ фактически проигнорировали исторически сложившиеся традиции, менталитет и особенности характера русского народа. Попытки заимствования и некритического использования идей и опыта других стран не смогли исправить положения в осуществлении либеральных по форме и радикальных по существу российских реформ. Более того, без активной поддержки со стороны широких социальных слоев общества они не могли быть ни эффективными, ни успешными. Поэтому эти реформы не дали желаемых результатов. Стало очевидным, что выработанные цели, избранные пути, методы и темпы реформирования российского общества нуждаются в серьезной корректировке. В связи с этим возник практический интерес к проблеме российского политического консерватизма, опирающегося на традиции, преемственность, охранительность и стабильность, обеспечивающие постепенное реформирование и исключение крайних мер. Объясняя консервативный тренд, Л.Ионин отмечает, что консерватизм видит свою задачу в том, чтобы проскользнуть «между Сциллой социалистического эгалитаризма и Харибдой либерального индивидуализма, между Сциллой мировой революции и Харибдой либеральной глобализации»[5].

Отличительной особенностью русского консерватизма выступает тысячелетняя традиция, связанная с идеалом православного государства и антизападничеством как ответом на регулярно воспроизводимые в истории вызовы со стороны романо-германской цивилизации. Поэтому не удивительно, что в условиях активного продвижения либеральной модернизации в России появляются ее противники, предлагающие вернуться назад к своим истокам, от которых пошла «Святая Русь». Манифест просвещенного консерватизма, представленный в 2010 году Никитой Михалковым, ставит под сомнение либерально-демократическое начало, приводящее к революционным переменам, прямо заявляя - «эйфория либеральной демократии закончилась». В документе выражается уверенность в том, что «только справедливая форма сочетания свободы и власти, основанная на соединении заповедей и идеалов правды с принципами и нормами права, может и должна обеспечить всем нам "нормальную человеческую жизнь в нормальной человеческой логике - без революций и контрреволюций"»[6].

Авторы манифеста характеризуют новую разновидность консерватизма следующим образом: «Просвещенный консерватизм - это позитивное умение осмыслить прошлый и будущий мир вещей, свойств и отношений в должной и верной мере, а также способность эффективно действовать в современном мире, не разрушая его»[7]. В этих целях предусматривается новационный учет государственных, общественных и национальных традиций «Святой Руси» и «Великой России», сложившихся в течение нашей тысячелетней истории.

Наряду с  бережным хранением традиций и творческим восприятием новаций «просвещенные консерваторы» предлагают в качестве основных принципов новой идеологии те, которые в современном обществе небезосновательно подвергаются сомнению: укрепление вертикали власти; лояльность к власти; умение достойно подчиняться авторитетной силе; персонификация власти; почитание ранга. Такая гремучая смесь просвещенной традиции и авторитарной современности вызывает сомнение в целесообразности следовать курсу, который по признанию Д.А.Медведева, никогда не ставил в качестве приоритетов человеческую жизнь[8].

Другим вариантом консервативной идеологии, взятой за основу при проведении российских реформ и интеграционных процессов, является идеология социального консерватизма, которая главной консервативной ценностью объявляет человеческую личность, ее позитивное и стабильное развитие как залог успешного развития страны. Такого мнения придерживаются представители Центра социально-консервативной политики и Российского социально-консервативного союза.

Центр социально-консервативной политики сформировался в 2005 году как антикризисная площадка для выработки позиции партии «Единая Россия» по ключевым вопросам социально-экономического развития страны, а также для разработки социальных программ, целью которых является защита прав граждан. На базе Центра разработана концепция российского консерватизма, основанного на принципах непротиворечивости социальных и экономических задач, проведения преобразований, основанных на традиционных для российского общества ценностях, недопустимость проявления любых форм экстремизма[9].

Российский социально-консервативный союз был создан 17 сентября 2011 года для поддержки деятельности «Единой России» и Общероссийского народного фронта в предвыборный период. Социально-консервативный союз - организация, объединяющая сторонников на принципах идеологии. В качестве приоритетов Союза - земельный вопрос, формирование религиозного сознания, решение проблем транспорта и освоения территорий. Председатель координационного совета Союза Ю.Шувалов полагает, что «Россия - это одно из немногих в мире государств, которое может успешно развиваться, рассчитывая на собственные силы. Выбор России - это выбор самостоятельного курса, так называемого «Российского проекта»[10].

Еще одну разновидность консервативной идеологии представляет клуб «4 ноября», задачами которого являются разработка либерально-консервативной программы развития страны и мер по ее реализации; формирование в стране широкой общественной поддержки либерально-консервативного пути развития; организация широкой дискуссии среди политически и экономически активных слоев российского общества; вовлечение в эту работу общественных организаций, интеллектуалов, журналистов[11]. Клуб рассматривает партию «Единая Россия» как наиболее значимого политического партнера, в то же время, являясь непартийной площадкой. Программа клуба «4 ноября» сближается по своей сути с принципами консервативного либерализма, тяготеющего к осторожным, медленным реформам, соизмеряющим свои шаги с реакцией общества на проводимые преобразования, так как быстрые изменения могут привести к разрушению существующего порядка с соответствующими представлениями о справедливости, что является взрывоопасным для общества. Консервативный либерализм исходит из необходимости сохранить для большинства народа психологически комфортное состояние. В качестве его критериев можно отметить поиск реальных сил, которые бы явились опорой в становлении цивилизованных рыночных отношений, инициаторами в предпринимательской деятельности, в повышении личной ответственности людей, в признании демократических ценностей. Его особенностью является стремление воплотить либеральные идеи через обращение к массовым ценностям, поэтому он избирательно относится к опыту западных обществ, отбирая лишь то, что отвечает органически сложившимся потребностям страны.

Таким образом, преимущественно вокруг партии «Единая Россия», сформировались несколько направлений консервативной идеологии, ориентированных преимущественно на специфический для России путь развития, вовлекая в консервативный дискурс как социалистический, так и либеральный компонент.

В то же время становится очевидным, что современное развитие невозможно без свободного гражданина, способного стать актором в политическом процессе, разумно сочетающего свободу и ответственность. Вероятно, устойчивым и жизнеспособным сделает  общество только такая общественная и культурная система, при которой либеральное и консервативное начала находятся в сбалансированных отношениях, когда существует  либерально-консер­вативный консенсус, отстаивающий эволюционное изменение социально-политических отношений, снятие напряжения, достижение баланса сил и устойчивого развития общества.

Современный либерализм существенно отличается от его классического варианта.  С точки зрения А.Алесино и Ф.Джавацци, либерализм является необходимым условием «для более справедливого общества, где открывающиеся перед каждым возможности не зависят от его классового положения или от родственных и иных личных связей»[12].

В современных общественно-политических условиях ответы либерализма на конкретные вопросы времени различны. Однако функционирование либерально-демократических систем, по мнению К.Б.Макферсона, привело к созданию единой современной модели, включающей две необходимые составляющие: соответствие желаниям и возможностям людей, а также необходимость в общем одобрении и поддержке[13]. Следовательно, либерализм становится социальным, что неизбежно приводит к коррекции ценностей.

С точки зрения Ю.А.Красина, великие идеи свободы и достоинства личности «не работают», потому что оторваны от российской реальности, и заработают лишь в совокупности с другими не менее значимыми ценностями – социальной справедливости, равенства и солидарности[14]. Потребность в социальной справедливости возникла из-за неравенства условий в политической, экономической и социально-культурной областях жизни общества, которые дополняются ошибочно просчитанными социальными последствиями принятых законов, оторванностью их от реальной социально-экономической ситуации в обществе, несогласованностью с общественным мнением, культурными традициями. Такие ошибки привели к высокому уровню бедности в нашей стране и потребности в перераспределении богатств между выигрывающими и проигрывающими слоями населения.

Однако представление о бедности меняется: с позиции недостатка денег происходит постепенная трансформация к позиции недостатка определенного рода возможностей. Принципы социального государства предполагают создание равных возможностей для всех членов общества, проведение социальной политики, признающей за каждым членом право на уровень жизни, необходимый для поддержания здоровья и благосостояния человека и его семьи не только, когда он работает, но также в случаях безработицы, болезни, старости, инвалидности.

По данным Института социологии РАН, в первом полугодии 2011 года уровень бедности в Российской Федерации составлял 14,9%, что по сравнению с первым полугодием 2010 года выше на 1,4%[15]. Характерной чертой бедности в России является бедность тех, кто имеет постоянную работу, что свидетельствует о низкой заработной плате работающих. В соответствии с Федеральным законом РФ от 1 июня 2011 г. №106-ФЗ "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда" в 2012 году минимальный размер оплаты труда составляет 4611 руб. (в Санкт-Петербурге – 7300 руб., в Москве – 10400 руб.)[16], что в большинстве случаев ниже регионального минимального прожиточного уровня. В то же время по данным Росстата уровень среднемесячной начисленной заработной платы по итогам 2011 года по стране составил 23693,1 руб. (в Санкт-Петербурге - 30172,3 руб., в Москве - 43547,1 руб., в Республике Дагестан – 11479,2 руб.)[17], что в целом свидетельствует о достаточно серьезном перекосе в заработной плате между богатыми и бедными. Данная тенденция привела к тому, что к началу XXI века в России произошло накопление, по выражению В.Н.Якимца, критической массы «несправедливых неравенств»[18], что дало толчок развитию социалистической идее, в значительной степени эгалитарно решающей проблему неравенства (по данным ИС РАН 86% граждан оценивают нынешнюю дифференциацию доходов как несправедливую)[19]

Российские политологи видят отличие социального либерализма от социалистических концепций в том, что социальный либерализм, в первую очередь, делает акцент не на патернализме - то есть, раздаче всякого рода социальных пособий, а на создании условий для нормальной работы, на создании привлекательных рабочих мест, позволяющих дееспособным людям обеспечивать самим себя. В данном контексте система государственного патернализма должна смениться социальным партнерством, способствующим преодолению неприязни между богатыми и бедными. Суть социального партнерства состоит в том, что усилия предпринимателей сосредотачиваются на создании эффективных рабочих мест и расширении на этой основе массовой покупательной способности населения, в результате чего растет жизненный уровень всех слоев населения. По достижениям на этом поприще формируется общественная оценка предпринимателя, определяется мера его жизненного успеха. Не менее важна и обратная связь - возросшая покупательная способность населения формирует, в свою очередь, условия для расширения производства и соответствующего роста предпринимательской активности.

По мнению С.П.Перегудова, основой социал-партнерских отношений должно стать конструктивное взаимодействие между государственными структурами, коммерческими предприятиями и некоммерческими организациями. Причем принципиально важным является возрастание роли некоммерческого сектора, который в условиях современной России не столь влиятелен в трипартистских отношениях. Однако С.П.Перегудов полагает, что предпосылки для продвижения к оптимальной трипартистской схеме постепенно начали создаваться[20].

Таким образом, реализация системы социального либерализма требует активного участия всего общества и государства. Ведущие функции государства в таком обществе - это контроль за соблюдением законности, защита от внешней угрозы, в том числе от терроризма, проведение общей экономической, кредитной, налоговой политики, контроль за секторами экономики, где условия свободной конкуренции неосуществимы. Ответственность за качество жизни на местах перекладывается на элиту нижнего уровня - конкретного района, города, поселения.

Анализ программ политических партий в период избирательных кампаний 2011-2012 гг. свидетельствует о снижении идеологического противостояния и апелляции к наиболее актуальным общественным потребностям – справедливости, социальным приоритетам, расширению социальных функций государства.

Как показывает политическая практика, в предвыборный период преобладают необоснованные обещания, что является проблемой для демократии. Так, американский экономист Брайан Каплан, считает, что «избиратели не просто невежественны, они, можно сказать, иррациональны – и голосуют соответствующим образом»[21]. Автор отмечает наличие у большинства людей различных предубеждений: антирыночных, в пользу наличия работы, предубеждение против иностранного и пессимистическое предубеждение. Все они оказывают существенное влияние на оценку предвыборных программ политиков, которые вынуждены включать в них меры, ведущие, в конечном счете, к негативным последствиям. Правда следует отметить, что далеко не все включаемые в программы меры, реализуются политиками после прихода к власти. Но даже незначительная часть выполненных популистских обещаний, тем не менее, способствует тому, что демократия приводит к разочарованию в той политике, к которой она призывает.

Выход из иррационального тупика возможен только в случае убеждения граждан в необходимости проведения реально возможной позитивной политики на негативном примере популистских обещаний. То есть при условии возвращения к минимально воспринимаемому гражданами рационализму, детерминируемому объективной, в большей степени материальной, реальностью. Потребности российского общества, связанные с питанием, жильем, безопасностью, до сих пор для большинства населения являются наиболее насущными, что не может не учитываться политиками. Поэтому предвыборные программы всех политических партий без исключения имеют ярко выраженную социальную направленность.

В России нет ни одной политической партии, в программе которой на первом месте стояли бы либеральные ценности. Даже политическая партия «Правое дело»[22], в программе которой утверждается, что она является демократической либеральной партией, среди главных целей партии только одна может быть соотнесена с либеральной - освобождение предпринимательской инициативы и обеспечение экономического роста на новой основе. Остальные цели: повышение качества жизни людей и совершенствование среды обитания; активное развитие систем здравоохранения и образования; совершенствование государственной власти и ограничение произвола бюрократии; утверждение новой роли России в мировом сообществе наций – являются набором общечеловеческих приоритетов с социальной направленностью.

На официальном сайте Российской объединенной демократической партии «Яблоко»[23] указано, что она выступает за социальную рыночную экономику, равенство стартовых возможностей, неприкосновенность частной собственности, за конкуренцию в политике и экономике, укрепление демократических институтов, верховенство закона, правовое государство, контроль граждан за властью. Ее главная цель – мирным конституционным путем построить в России современное правовое демократическое социальное государство, состоящее на службе у граждан и обеспечивающее динамичное развитие страны, что характеризует партию как социально-либеральную.

Либерально-демократическая партия России[24] декларирует идеологию, основанную «на проверенных временем ценностях демократии, либерализма и патриотизма», поясняя, что подразумевается под данными ценностями: «Наша демократия - это свобода без анархии и выборность без давления со стороны партии власти и без использования административного ресурса; наш либерализм - это свободное развитие общества, основанное на уважении к разным мнениям, убеждениям, привычкам, к разным укладам жизни и мышления, но без навязывания того, как нам жить, извне; наш патриотизм - это любовь к России и русскому народу, который создал великое государство и открыл путь в будущее для десятков народов и народностей нашей страны». И в то же самое время – «цель ЛДПР - восстановление статуса России как Великой Державы», что вряд ли ассоциируется с либерально-демократическими ценностями. Более того, стержневой идеей строительства будущей России должна стать общинность, понимаемая как «взаимовыгодный союз свободных людей одной культуры и одного языка, служащий величию Державы и процветанию общества».

О своей однозначной приверженности левым ценностям заявляет КПРФ[25]: «Стратегическая цель партии — построение в России обновленного социализма, социализма XXI века». Партия руководствуется марксистско-ленинским учением, опирается на опыт и достижения отечественной и мировой науки и культуры. Российские коммунисты считают, что принципиальный спор между капитализмом и социализмом, под знаком которого прошло XX столетие, еще не завершен. Под обновленным социализмом КПРФ понимает «свободное от эксплуатации человека человеком общество, базирующееся на общественной собственности и распределяющее жизненные блага по количеству, качеству и результатам труда; общество высокой производительности труда и эффективности производства, достигаемых на основе научного планирования и управления, применения наукоёмких и ресурсосберегающих технологий; общество подлинного народовластия и развитой духовной культуры, стимулирующее творческую активность личности и самоуправление трудящихся».

Политическая партия «Справедливая Россия»[26] также заявляет, что ее «цель - новый социализм, социализм XXI века», характеризуя его как  «актуальный, демократический и эффективный социализм», полагая, что именно она выражает социалистические ценности, являясь с 2008 года членом Социалистического интернационала.  Под социализмом XXI века понимается «гуманизация социально-экономической жизни общества, обеспечение общественного контроля над использованием природно-ресурсного потенциала планеты, соблюдение прав и свобод граждан, улучшение жизни для нынешних и будущих поколений».

Таким образом, обе партии – КПРФ и «Справедливая Россия» - борются за электорат, ориентированный на социалистические ценности. Причем каждая из партий по-своему представляет социализм XXI века, пытаясь убедить в своей истинности избирателей: первая, основываясь на накопленном опыте коммунистического прошлого, вторая – в большей степени ориентируясь на европейские социалистические ценности, связанные с сочетанием справедливости, свободы и солидарности.

Оригинальную идеологию заявляет политическая партия «Патриоты России»[27], а именно: «российский патриотизм - новая идеология, способная объединить российское общество для достижения общенациональных целей и задач». «Патриоты России» не делят россиян на левых и правых, а стремятся объединить всех граждан страны, «заинтересованных в процветании нашей Родины». Главными ценностями партия объявляет «общенациональные идеалы и приоритеты, имеющие наивысшую значимость для российского общества, государства и подавляющего большинства граждан: человек, семья, государственность, достойный уровень жизни, мир, демократия, свобода». Таким образом, «Патриоты России» отвечают критериям универсальной партии (в другой интерпретации – партии «хватай всех»).

Однако самой деидеологизированной партией предстала «Единая Россия»[28], в предвыборной программе которой вообще не говорится об идеологии, а констатируется: «Единая Россия» – пропрезидентская партия», что свидетельствует об идентификации идеологии президента с партийной идеологией. Правда, единороссы активно участвуют в работе Центра социально-консервативной политики и Российского социально-консервативного союза, а также клуба «4 ноября», ориентирующегося на либерально-консервативные ценности. Однако в программных заявлениях об идеологии партии не упоминается. Цели, которые ставит перед собой партия, как сказано в программном документе, – «это цели, которые разделяет абсолютное большинство российских людей». Партийцы едины в самом главном, о чем они заявляют в предвыборной программе: «мы хотим счастья нашей стране и мы её любим». Такой подход свидетельствует о том, что в предвыборный период политической партией «Единая Россия» взят прагматический курс, ориентированный на самые широкие круги избирателей, что также соответствует критериям универсальной партии. Создание Общероссийского народного фронта для объединения усилий «Единой России» и всех, кто разделяет ее цели и задачи и «готов участвовать в выработке и реализации долгосрочной программы развития государства и общества» является подтверждением попытки широкого охвата избирателей неидеологизированными ценностями.

Для российского политического дискурса является также востребованным симбиоз классических идеологий с национализмом, который в различных формах присутствует в партийных программах. В политической риторике все чаще акцентируется внимание на великодержавии, патриотизме, незыблемости внутреннего и внешнего суверенитета. Националистическая идеология вновь широко востребована по причине снижения интегрирующей силы национальных государств, связанной с глобальными социальными трансформациями.

Противодействие глобальным тенденциям приводит к обращению политических партий и общественно-политических движений к потенциалу национализма как средству мобилизации населения для решения своих задач. Так ЛДПР, призывая к восстановлению «статуса России как Великой Державы», объявляет стержневой идеей строительства будущей России общинность, понимаемую как «взаимовыгодный союз свободных людей одной культуры и одного языка, служащий величию Державы и процветанию общества»[29]. В программах других политических партий националистические идеи также эксплуатируются в той или иной мере, что вполне объяснимо, так как тесно связаны с жизненными интересами людей, их коллективной идентичностью.

Анализ предвыборных программ российских политических партий свидетельствует о справедливости точки зрения Брайана Каплана, полагающего, что проблема демократии заключается в предоставлении избирателям того, чего они хотят[30]. А политические партии, стремясь к власти, вынуждены подстраиваться под, порой, иррациональные требования избирателей.

Еще на одну проблему в российской политике обращают внимание А.Кынев и А.Любарев - кажущаяся оппозиционность российских партий. Российские исследователи пишут: «…в 2000-е гг. организации, называемые в России партиями, из продукта самоорганизации гражданского общества для участия в выборах и влияния через выборы на власть в значительной степени превратились в элемент государственного контроля над политической активностью граждан»[31]. Результаты голосований в Государственной Думе и законодательных собраниях субъектов федерации, нежелание оппозиционных фракций договориться между собой по принципиальным вопросам, даже когда они вместе составляют большинство в ряде региональных законодательных органов власти, свидетельствует о следовании в фарватере собственных интересов, определяемых партийным активом, а не широких слоев общества, интересы которых они должны представлять. Как отмечает М.К.Горшков, «не вся политическая элита заинтересована в переменах. Значительная ее часть боится конкуренции и не уверена в собственных силах»[32]. Это в полной мере относится и к руководству политических партий. Руководители ЛДПР и КПРФ являются таковыми со дня их основания и до сих пор несменяемы. Проблемы обновляемости характерны и для других политических партий.

И все же, несмотря на несовершенство российских политических партий, именно они являются легальным институтом публичной политики, выдвигают лидеров, которые затем управляют обществом, вырабатывают программы, по которым строится наша жизнь. Поэтому необходима эволюция политических партий, основанная на демократизации партийной жизни, открытости и прозрачности внутрипартийных процедур, которая может быть осуществлена лишь в контексте общественных перемен, соответствующих наиболее востребованным идеологическим дискурсам.

Апелляция большинства политических партий к наиболее актуальным общественным потребностям – справедливости, социальным приоритетам, расширению социальных функций государства - в сочетании с потребностями в свободе может найти свое выражение в модели социальной демократии, ориентирующейся на три базовые ценности: свобода, равенство/ справедливость и солидарность[33]. При этом свобода предполагает ответственность людей; справедливость - равное достоинство каждого человека; равенство - равное распределение ресурсов, без которого не может быть реальной свободы; солидарность – взаимную связь, единство и помощь. Но в отличие от европейского варианта социальной демократии все эти ценности преломляются в российском политическом контексте, исходя из наших национальных особенностей.

В западном политическом дискурсе современная идеологическая картина все чаще представляется в виде противостояния старых тотальных идеологий традиционного лево-правового спектра, и новых «молекулярных», которые сложно вписать в привычные рамки. Эти идеи и движения, которые реально мобилизуют людей, имеют качественно другую природу, непохожую на природу традиционных или установившихся течений. Джон Шварцмантель полагает, что новые более ограниченные идеологии вместе формируют новую структуру политического дискурса. В то же время сами по себе они не способны обеспечить формирование масштабных мобилизующих движений и обеспечивают только часть необходимого для политической жизни идеологического и политического обновления[34].

Однако для России характерно не широкое распространение новых идеологических течений, а развитие переходных форм либерально-консервативно-социалистического дискурса. Правые и левые идеологии в своей нынешней форме во многом утратили свою силу, поэтому происходит взаимное проникновение новых идеологических течений и классических, в результате чего создается порой эклектический идеологический синтез. Так как политические процессы в России не являются изолированными от мировых тенденций, поэтому социально-политические трансформации в стране все в большей степени будут сочетаться с «новыми картинами мира», представленными сформированными идеологическими дискурсами, отвечающими потребностям общества.

Однако в современной России, несмотря на потребность в свободном выражении своих политических взглядов, конструктивной критики оппонентов, плюрализме мнений относительно государственных и общественных проблем, открытости в принятии решений, пока превалирует жесткий консервативный тренд, благоприятствующий авторитарным тенденциям в политической жизни страны.

 

[1] См.:Giddens, Anthony (1994) Beyond Left and Right: the Future of Radical Politics. Cambridge: Polity Press.

[2] Шварцмантель Д. Идеология и политика / Пер. с англ. Харьков, 2009. С.47.

[3] Кимлика У. Современная политическая философия: введение / Пер. с англ. С.Моисеева. М., 2010. С.18.

[4] Ясин Е.Г. Приживется ли демократия в России. – 2-е изд., расшир. и доп. М., 2012. С.586.

[5] Ионин Л. Апдейт консерватизма. М., 2010. С.10.

[6] Манифест просвещенного консерватизма. [Электронный ресурс]. URL: http://www.polit.ru/article/2010/10/26/manifest/ (дата обращения: 16.07.2012).

[7] Там же.

[8] См.: Статья Д.Медведева «Россия, вперед!». Официальный сайт Президента РФ. URL: http://www.kremlin.ru/news/5413 (дата обращения 16.07.2012).

[9] Устав некоммерческого партнерства «Центр социально-консервативной политики». Сайт Центра социально-консервативной политики. URL: http://cskp.ru/about/ (дата обращения: 16.07.2012).

[10] В России создан Социально-консервативный союз. Официальный сайт политической партии «Единая Россия». URL: http://er.ru/news/2011/9/17/v-rossii-sozdan-socialno-konservativnyj-soyuz/ (дата обращения: 16.07.2012).

[11] Клуб «4 ноября». Официальный сайт Института общественного проектирования. URL: http://www.inop.ru/page642/ (дата обращения: 16.07.2012).

[12] Алесино А., Джавацци Ф. Либерализм – это левая идея. М., 2011. С.160-161.

[13] Макферсон К.Б. Жизнь и времена либеральной демократии. М., 2011. С.15-16.

[14] Красин Ю.А. Публичная политика: либеральная и коммунитарная составляющие // Дифференциация российского общества в зеркале публичной политики. Под ред. Ю.А.Красина. М., 2004.  С.13.

[15] Горшков М.К. Российское общество как оно есть: (опыт социолог. диагностики). М., 2011. С.169.

[16] Сайт «Моя зарплата». URL: http://www.mojazarplata.ru/main (дата обращения: 16.07.2012).

[17] Основные показатели социально-экономического положения субъектов Российской Федерации в 2011 году // Российская газета. 2012. 14 марта. С.19.

[18] Якимец В.Н. О переформировании подхода к социальной справедливости в России // «Актуальные левые» в международном и российском политическом контексте. Сб.ст. / Под ред. Л.В.Сморгунова. СПб., 2007. С.114.

[19] Горшков М.К. Российское общество как оно есть: (опыт социолог. диагностики). М., 2011. С.330.

[20] Перегудов С.П. Политическая система России в мировом контексте: институты и механизмы взаимодействия. М., 2011. С.222.

[21] Каплан Б. Миф о рациональном избирателе: Почему демократии выбирают плохую политику / пер. с англ. М., 2012. С.15.

[22] Официальный сайт политической партии «Правое дело». URL: http://www.pravoedelo.ru/ (дата обращения: 16.07.2012).

[23] Официальный сайт Российской объединенной демократической партии «Яблоко». URL: http://www.yabloko.ru/ (дата обращения: 16.07.2012).

[24] Официальный сайт Либерально-демократической партии России. URL: http://www.ldpr.ru/# (дата обращения: 16.07.2012).

[25] Официальный сайт Коммунистической партии Российской Федерации. URL: http://kprf.ru/ (дата обращения: 16.07.2012).

[26] Официальный сайт политической партии «Справедливая Россия». URL: http://www.spravedlivo.ru/ (дата обращения: 16.07.2012).

[27] Официальный сайт политической партии «Патриоты России». URL: http://www.patriot-rus.ru/ (дата обращения: 16.07.2012).

[28] Официальный сайт политической партии «Единая Россия». URL: http://er.ru/ (дата обращения: 16.07.2012).

[29] Официальный сайт Либерально-демократической партии России. URL: http://www.ldpr.ru/# (дата обращения: 16.07.2012).

[30] Каплан Б. Миф о рациональном избирателе: Почему демократии выбирают плохую политику / пер. с англ. М., 2012. С.16.

[31] Кынев А.В., Любарев А.Е. Партии и выборы в современной России: эволюция и деволюция. М., 2011. С.751.

[32] Горшков М.К. Российское общество как оно есть: (опыт социолог. диагностики). М., 2011. С.630.

[33] Курс социальной демократии. Часть первая / Т.Гомберт, Ю.Блезиус, К.Крелль, М.Тимпе. М., 2010. С.12.

[34] Шварцмантель Д. Идеология и политика / Пер. с англ. Харьков, 2009. С.280, 283.