© Н.А.Баранов

Церковь как субъект в политике военных реформ

Как свидетельствует недавний исторический опыт религиозные организации в значительной степени повлияли на распад Советского Союза. Так, в Литве в конце 1980-х гг. костелы являлись центром антисоветской пропаганды и именно католическая церковь стала главным рупором идей за национальное освобождение.

Общеизвестно активное участие руководства Русской православной церкви в урегулировании системного кризиса в 1993 года в России.

Не оставалась безучастной церковь и к проблемам вооруженных сил. Так на Всеармейском офицерском собрании в 1992 году митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл призывал власти бережно относиться к людям в погонах, потому как ратный труд всегда, во все времена был почитаем и церковью и народом.

Память потомков хранит духовный подвиг Сергия Радонежского, сумевшего своим пастырским словом вдохновить воинов на Куликовское сражение. Лики русских святых и православная символика присутствовали на боевых знаменах русской армии во всех сражениях, начиная с XIII века. Самыми почетными наградами в русской армии были ордена святых Андрея Первозванного, Владимира, Анны, Георгиевский крест. Началось переосмысление исторических традиций и в современной России: некоторые регалии уже заняли свое достойное место.

На бескрайних просторах крестьянской страны, какой являлась Россия, исторически патриотическим воспитанием занималась лишь церковь. Эта работа способствовала поднятию воинского духа и служила своеобразной поддержкой солдат и офицеров на поле боя.

Непременным качеством русского воина и офицера исторически считалась верность православной вере. Петр I в одном из своих приказов по армии объявлял: "Вера и благочестие в особенности, необходимы в годину: воин чаще других бывает в огне, чаще других встречается со смертью и чаще других имеет нужду в тех утешениях, которые людям подаются святою христовою верою".[1] Верность христианской вере как необходимое нравственное качество офицера и воина отмечал и А.В.Суворов, говоривший, что воин благочестивый и богобоязненный есть самый верный слуга государю.

С 1710 года в России работал институт военного духовенства. В основе его воспитательной работы лежали догматы православия и традиции русской армии.

Уставы Русской армии включали в себя отдельные главы "О священнослужителях", которые определяли их правовое положение, обязанности и основные формы деятельности. Так, в Морском уставе 1899 года в статье 703 четко определялись обязанности корабельного священника перед боем и в сражении: "Перед боем, если командир признает возможным, священник служит молебен с коленопреклонением о даровании победы, обходит палубы и окропляет корабль и команду святою водою. Во время сражения он должен находиться при раненых, подавая им возможное пособие и утешение, исповедать и причащать умирающих и тяжелораненых, которые того пожелают".[2]

До 1904 года за военные подвиги были награждены золотыми наперсными крестами на Георгиевской ленте 111 военных священников. За годы первой мировой войны были награждены 1058 священнослужителей.[3]

22 июня 1941 года Патриарх Московский и всея Руси митрополит Сергий обратился к верующим с заявлением: "Церковь верна своей Родине". Обращение заканчивалось словами: "Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины".[4] (Сталин обратился к народу лишь 3 июля).

В настоящее время Русская православная церковь (далее – РПЦ) безоговорочно и твердо стоит  на принципах гуманистического обновления духовной жизни народа. Она противостоит тенденциям национального раскола, отстаивает незыблемость святости воинского долга, стремится крепить единство армии и народа. Символично звучат слова митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима: "Русский солдат – понятие для меня почти священное".[5]

С момента создания Вооруженных сил РФ (7 мая 1992 года) и начала проведения военных реформ неоднократно поднимался вопрос о взаимоотношениях армии с церковью. Особенно актуальной данная проблема стала в связи с упразднением политорганов, отвечавших за моральный дух в войсках. В воспитательной работе образовался вакуум, который до сегодняшнего дня не заполнен таким содержанием, которое отвечало бы потребностям современного развития вооруженных сил.

О низкой дисциплине в войсках свидетельствуют многочисленные самовольные оставления частей рядовыми военнослужащими, злоупотребления служебным положением командиров и начальников. Деморализация в армейской среде стала возможной также по причине бездуховности.

Церковь, объединяющая значительное число верующих, в т.ч. в армейской среде, имеет мощные рычаги воздействия через умы и сердца прихожан, как на политику в государстве, так и на военную политику в частности. Поэтому на первоначальном этапе проведения военных реформ обращение к РПЦ имело место. Комитеты Верховного Совета РФ по вопросу обороны и безопасности, а также по вопросу совести и вероисповедания вплоть до роспуска парламента в сентябре 1993 года вырабатывали основные подходы к религиозной работе в вооруженных силах. Решался вопрос о целесообразности введения должности, аналогичной капеллану. Однако в связи с тем, что армия является много конфессиональной, данный вопрос положительно не был решен. Дальнейшие политические катаклизмы в современной России (противостояние законодательной и исполнительной властей, война в Чечне) не позволили продвинуться в решении данного вопроса.

В настоящее время взаимоотношения церкви и вооруженных сил основываются на следующих юридических документах: Конституции Российской Федерации, Федеральном законе "О свободе слова, совести и религиозных объединениях", Федеральном законе "О статусе военнослужащих", приказе министра обороны РФ от 3 июля 1995 года № 235, совместном заявлении, подписанном министром обороны РФ и Патриархом Московским и всея Руси Алексием 2 марта 1994 года.

В соответствии с вышеуказанным приказом министра обороны Российской Федерации работа по взаимодействию с религиозными объединениями строится на основе российского законодательства и используется в интересах возрождения российской духовности и традиций самоотверженного служения Отечеству. Право военнослужащих на свободу совести и вероисповедания реализовывается без ущерба для боеготовности и решения учебно-боевых задач.

Действующее законодательство разрешает военнослужащим в свободное от службы время   участвовать  в  богослужениях  и религиозных церемониях как частным лицам; запрещает использование служебных полномочий для пропаганды того или иного отношения к религии, а также создания религиозных объединений в воинских частях; определяет, что религиозная символика, религиозная литература и предметы культа используются военнослужащими индивидуально; констатирует, что государство не несет обязанностей по удовлетворению потребностей военнослужащих, связанных с их религиозными убеждениями и необходимостью отправления религиозных обрядов.

Религиозные обряды на территории воинской части могут отправляться по просьбе военнослужащих за счет их собственных средств с разрешения командира.[6]

Для работы с верующими военнослужащими в Северо-Западном регионе разработан алгоритм, утвержденный командующим войсками Ленинградского военного округа. Священники нередко приглашаются в воинские части для проведения бесед с солдатами и сержантами, все чаще происходят встречи офицеров и членов их семей со служителями культа. В большинстве субъектов федерации на отправках в войска призывников присутствуют священнослужители. Некоторые воинские учреждения оказывают помощь в деятельности церковных воскресных школ.

В военном гарнизоне Каменка в 2001 году по инициативе военнослужащих гарнизона и ряда предприятий Санкт-Петербурга построена и освящена православная церковь.

Все это свидетельствует о заинтересованном взаимодействии армии и церкви. Но это взаимодействие осторожное, с постепенным осознанием потребности в более тесном сближении. Потенциал церкви как субъекта в политике военных реформ востребован, но не раскрыт полностью.

В чем церковь могла бы оказать помощь современной армии?

1. Помочь человеку и гражданину преодолеть противоречие между воинским долгом, который ограничивает права человека, и ценностью человеческой жизни.

2. Подтвердить приверженность гуманистическим идеалам в условиях как воинской службы, так и кризиса нравственных ценностей, который происходит в обществе, т.е выступить в качестве источника моральных ценностей.

3. Внести новый импульс в развитие патриотического воспитания, основанного на духовно религиозном компоненте.

4. Внести свою лепту в формирование общественного мнения о военной службе, исходя из исторических традиций.

5. Способствовать сплочению воинских коллективов через веру, в т.ч. веру в благородные цели защиты Отечества.

6. Дать нуждающимся нравственный ориентир в жизни и военной службе.

7. Оказать помощь в профилактике неуставных взаимоотношений в воинских коллективах, суицидальных настроений отдельных военнослужащих.

8. Проводить работу по психологической реабилитации военнослужащих, получивших тяжелые ранения и травмы в ходе боевых действий или учений.

9. Способствовать воспитанию у военнослужащих чувства достоинства, т.к., к сожалению, армия, по-прежнему, является механизмом для подавления личности.

10. Довести до всего армейского руководства необходимость добросовестного отношения к решению назревших проблем. На исторических примерах показывать ценность полководческого таланта и высокой самоотдачи военачальников.

11. Оказать помощь государственным структурам в организации альтернативной службы.

Как соотносится такое предполагаемое влияние церкви на ход военной реформы со знаменитым христовым изречением: Богу-богово, кесарю-кесарево?

Влияние церкви на ход военной преобразований не означает передачи части ответственности за военные реформы от светской власти духовной. Это означает заинтересованное, в пределах своей компетенции вмешательство в умы и сердца людей для продвижения их к пути истинному – повышению ответственности за возложенные задачи, добросовестное отношение к служебным обязанностям, а в итоге – совершенствование обороноспособности страны.

[1] Столетие Военного министерства. Исторический очерк. Ч.III. – СПб., 1914. С.213

[2] Морской Устав. – СПб., 1899.

[3] Столетие Военного министерства. Ч.IX. СПб., 1914. С.245.

[4] Журнал Московской патриархии. 1943. № 3.

[5] Красная Звезда. 1990. 4 января.

[6] Федеральный закон "О статусе военнослужащих".