© Н.А.Баранов

Либеральный дискурс в современной России: проблемы легитимности

Практически весь двадцатый век проходил под знаком победоносного шествия социалистической идеи по земному шару. Большое количество стран, вооружившись знаменем марксизма-ленинизма, пытались построить самое справедливое общество в мире, в котором идеалы, провозглашенные Великой Французской революцией – свобода, равенство и братство – были бы реально воплощены в жизнь.

Стремлением к свободе продиктованы и либеральные методы построения свободного и равноправного общества. Именно эти методы стали преобладающими в западных демократиях, которые добились значительных успехов в реализации намеченной цели. Противостояние этих идеологий явилось основной причиной возникновения «холодной войны», в ходе которой уверенную победу в конце ХХ века одержала идеология либерализма. Является ли либеральная идеология единственно приемлемой для стран, претендующих на прогрессивное развитие?

Объективная реальность свидетельствует о том, что либеральный метод достижения цели оказался предпочтительнее социалистического, основанного на плановой экономике и централизованном управлении. Если бы такая система была экономически и политически эффективна, то не произошло бы крушения социализма в конце ХХ века. Тем не менее, социалистические идеи живут в умах и сердцах людей.

С точки зрения Г.Рормозера  «идея … оказывается преодоленной только тогда, когда в сердцах людей исчезает вера в нее. И до тех пор, пока на остающиеся проблемы, в какой-то мере обозначенные марксизмом, не будет другого ответа, социализм будет сохранять за собой способность очаровывать … людей».[1] 

В системе ценностей российского общества демократические цен­ности и нормы, предложенные гражданам России политическими силами в ходе борьбы с КПСС за власть в 1989-1991 годах, не заняли прочные и доминирующие позиции. Более того, в процессе осуществления реформ и функционирова­ния посткоммунистической политической системы они подверг­лись определенной девальвации и утратили поддержку значитель­ной части граждан. Одной из причин, приведших к разочарованию общества в демократических ценностях стало то, что сами демок­ратические политические силы опрометчиво поставили осуществ­ление этих ценностей в функциональную зависимость от создания цивилизованного рынка. По замыслу лидеров демократических сил создание рыночной экономики должно было усилить позиции де­мократических ценностей в общественном сознании и придать политической власти необходимую демократическую легитимность.

Отношение к частной собственности - один из самых болезненных вопросов для России. Без этого элемента либеральное сознание немыслимо. В то же время невозможно заставить людей уважать в нравственном смысле ту собственность, которая добыта преступным или сомнительным путем. Государство должно создавать действительно равные возможности для каждого гражданина, способного добиваться успеха честным трудом за счет своих усилий, предприимчивости, таланта.

Медленное созидание цивилизованных рыночных отношений привело к снижению уровня жизни людей и ослабило позиции российских демок­ратов. Поражение правых партий на парламентских выборах 2003 года свидетельствует о кризисе демократических ценностей в российском обществе.

Следует констатировать, что основы либерального сознания создает политика государства, и одними пожеланиями здесь добиться ничего невозможно. Новая политическая элита должна была дать образцы поведения, соответствующие нормам демократии. Однако вместо этого она принялась за передел госу­дарственной собственности, который происходил вне ра­мок закона и права, с массовым обманом граждан. В результате в общественном сознании произошел перелом, в нем усилились негативные отношения к демократическому процессу и результатам ре­форм, следствием чего стало неуклонное падение доверия к существующей власти. Запоздалые раскаяния тех лиц, от которых зависело восприятие народом либеральных ценностей, могут служить лишь слабым утешением с целью оправдания упущенных возможностей.

Для России характерным является наличие завы­шенных ожиданий по отношению к властным структурам, обуслов­ленные во многом прошлым опытом, высокий уровень неудовлетво­ренности итогами социально-экономического развития, что оказы­вает отрицательное влияние не только на отношение к конкретным политическим силам, но и на восприятие демократических институ­тов и принципов. Свое разочарование рыночной экономикой российские граждане выражают в стремлении вернуться к старому порядку, когда бедность и преступность не достигали таких масштабов. 

Либерализм в российском понимании ассоциируется с явлениями, ничего общего не имеющими с его ценностями. В первую очередь, это связано с социально-экономическими преобразованиями в стране. Прежняя государственная система успешно разрушена, а новая, достойная российского человека, еще не создана. Общество неравных возможностей – так можно охарактеризовать либеральный дискурс 1990-х гг. в России. Поэтому у большинства россиян сложилось негативное отношение к либерализму как системе ценностей и взглядов на дальнейшее развитие общества.

Если вести речь о либерализме в России, то прежде всего необходимо считаться с ее историческим опытом, связанным с отсутствием либеральной традиции. Народ привык к жизни в условиях тотальной государственной регламентации. В условиях, когда законы не выполняются или отсутствует правовое регулирование, наступает неопределенность, переходящая в хаос. Свободы, не защищенные законом, нельзя осуществить. 

Демократия невозможна без либерального сознания. Совершенная и дееспособная либеральная система требует определенного уровня зрелости гражданского общества. Под гражданским обществом подразумевается свободная и независимая от государства многогранная общественная жизнь. В обществе люди должны объединяться друг с другом,  чтобы реализовать свои личные и общественные интересы. Все эти предпосылки в России отсутствуют, и потому, по мнению Г.Рормозера, «было бы в высшей степени ошибочно навязывать России идею, будто она сможет решить свои проблемы посредством принятия того, что на Западе понимается под либеральным обществом и либеральной системой».[2]

В России отсутствует автономная личность, сознательный индивид, который был бы способен договориться на разумных началах со всеми остальными и по поводу собственных интересов, и относительно того, что наилучшим образом отвечало бы общим интересам. Для советского времени характерен был социалистический коллективизм, который имел лишь видимость солидарности. Еще во второй половине XIX века Н.К.Михайловский рассматривал общество в качестве ближайшего и злейшего врага человека, «против которого он должен быть постоянно настороже. Общество самым процессом своего развития стремится подчинить и раздробить личность, оставить ей какое-нибудь одно специальное отправление, а остальные раздать другим, превратив ее из индивида в орган. Личность, повинуясь тому самому закону, борется или, по крайней мере, должна бороться за свою индивидуальность, за самостоятельность и разносторонность своего «я».[3]

Для российского менталитета характерно подозрительное отношение к другому убеждению, к иному образу жизни, к другой религии, вообще к любому отклонению от заданного стандарта, от единообразия. Причем неприятие другого носит агрессивный характер: его рассматривают как врага. Ненависть и озлобленность с распадом страны, с деформацией и расколом в обществе лишь обострились.

Классический либерализм предусматривает моральную ответственность свободного человека за свой осознанный выбор. Личная свобода, которую признавал еще Аристотель, называя ее «основным принципом демократического строя»[4], – важнейший элемент либерального сознания. Причем для либерального человека личная свобода имеет абсолютный смысл, а для консерватора — относительный, потому что последний готов ограничить ее, поскольку для него важны обязательства перед обществом, с которым он отождествляет себя. А либеральный человек, напротив, пожертвует многим, лишь бы жить именно так, как ему хочется, сводя разные ограничения до минимума. Нам в России даже представить себе трудно, насколько высоки рамки либерального сознания на Западе, потому что мы воспитаны вековым консервативным, патриархальным укладом традиций нашей жизни, где существовали и существуют различные ограничения: "не положено", "нельзя", "неприлично" и т.д.

Свобода, которую либеральное государство гарантирует отдельному индивиду, всегда есть свобода в рамках закона. Пренебрежение законом, свобода от него означает разрушение либерализма как такового.

Либеральное конституционное государство видит свой исторический долг в том, чтобы ликвидировать отношения господства и подчинения, создать такие условия, при которых не люди управляют людьми, а правит закон. Один из основных принципов либерализма состоит в ограничении государства и сведении его к минимуму вплоть до растворения государства в обществе, которое само организует свою деятельность. Что касается власти, то либерализм стремится все проблемы, связанные с главным вопросом политики, преобразовывать в правовые проблемы. 

Для России же характерен правовой нигилизм, который выражается в индифферентном отношении к законам со стороны большинства российских граждан. Некоторые российские мыслители расценивали данное качество, как невежество, желание жить по своим патриархальным законам и традициям. Так, Н.В.Шелгунов писал: «…невежество, как общественный принцип, встречает массу «убежденных» сторонников. Атмосфера, которую создают эти «убежденные», есть пережиток того допетровского, московского периода, когда мы замыкались от всего европейского, боялись знаний, как чумы, и  думали, что лучше всего мы проживем «своим умом».[5]

В то же время представляются не соответствующими действительности предположения о невостребованности свободы со стороны российского человека. Об этом свидетельствуют обширные исследования на тему свободы среди русских просветителей. Изучение классиков российской политической мысли приводит к выводу, что свобода была востребована, но со своеобразными для российского менталитета особенностями. Как писал И.А.Ильин, «русскому духу присуща духовная свобода».[6] Именно не экономическая, не политическая, а духовная свобода.

Важным представляется соответствие количества востребованной свободы тем политическим условиям, в которых оказалось современное российское общество. В данном контексте знаменитый русский философ считал, что людям надо давать «столько свободы, сколько они в состоянии принять и жизненно наполнить, не погубляя себя и своего государства: безмерная и непосильная свобода всегда была и будет сущим политическим ядом».[7]

В унисон данной интенции следует точка зрения А.Н.Фатеева, который считал, что «…чувство свободы… есть общечеловеческое чувство, его источник пробивается всюду и тем сильнее, чем меньше дают ему хода; он не иссякнет в борьбе, стремительность его только усиливается среди враждебных обстоятельств».[8]

Как показывает историческая политическая практика, без либерализма нет цивилизованного общества. Для того, чтобы общество модернизировалось, необходимо, чтобы и каждый человек в отдельности, и социальная группа, и политическая организация, и общество в целом вели себя в соответствии с элементарными либеральными нормами: уважали достоинство другого человека, соблюдали законы, проявляли терпимость к другому мнению.

Актуальный для России вопрос стоит следующим образом: сколько либерализма и при каких обстоятельствах можно осуществить? 

Как показывает политическая практика, либерализм эффективно функционирует в том случае, когда в обществе достигнут относительно высокий уровень благосостояния и сохраняется стабильность. Тяжелый кризис в обществе либерализм преодолеть не в состоянии. Об этом свидетельствует исторический опыт Веймарской республики. Г.Рормозер считает, что «справиться с кризисом такого масштаба, какой имел место в Германии в конце Веймарской республики или в России в конце ХХ столетия человечество, видимо, в принципе не в состоянии».[9] 

Подтверждением данного высказывания являются процессы, идущие в Восточной Европе и на пространстве бывшего Советского Союза, где народы борются за свою национальную идентичность. Россия также возвращается к своей собственной сущности, к своему историческому и национальному самосознанию, к православному христианству. Пока остаются без ответа такие вопросы как: возможно ли соединение либеральной идеи с национальной, либерализма - с православием?

И. Валлерстайн, анализируя кризисные явления в либерализме, обращает внимание на то, что для повышения стабильности капиталистической миросистемы, рабочий класс был интегрирован в политическую систему, «чтобы преобразовать таким образом господство, основанное только на силе и богатстве, в господство, основанное на согласии». Это привело к созданию государства всеобщего благосостояния, ставшего возможным из-за перераспределения части прибавочного продукта посредством государственного трансферта доходов».[10] Для России так же является необходимым совмещение рыночного развития экономики с обеспечением социальной защиты населения. 

Представляется, что России для создания устойчивой рыночной экономики настоятельно необходимо сильное, дееспособное государство, которое для осуществления либеральных принципов в хозяйствующем сообществе может руководствоваться отнюдь не либеральными принципами. Необходимо государство, обладающее реальной властью, способное, как пишет И.Валлерстайн, эффективно перераспределять.

И все же - востребованы ли либеральные методы на российской почве? Опыт демократизации 1990-х гг. свидетельствует о неприемлемости идей классического либерализма в политической практике современной России. Российский народ отвергает идеи индивидуализма, нерегулируемого рынка, как несоответствующие российским традициям и менталитету. Тем не менее, другой альтернативы, кроме либеральной, для модернизации российского общества нет.

Как свидетельствует опыт других стран, осознание необходимости либеральных преобразований в России придет через повышение благосостояния народа, обеспечение его первоочередных потребностей, связанных с материальной составляющей и безопасностью.

Бессистемное использование западного опыта для российской политической действительности, как показывает современная практика, имеет отрицательные результаты. Целесообразно помнить пророческие слова И.А.Ильина о том, что «каждый народ в каждую эпоху своей жизни может и должен находить тот способ, который наиболее подходящ и целесообразен именно для него. Всякое механическое заимствование и подражание может дать здесь только сомнительные или прямо гибельные итоги». [11]

[1] Рормозер Г. Кризис либерализма / Пер. с нем. M., 1996. С.19. 

[2] Рормозер Г., Френкин А.А. Новый консерватизм: вызов для России. М., 1996. С.62.

[3] Михайловский Н.К. Борьба за индивидуальность // Михайловский Н.К. Сочинения. Т.5. СПб., 1883. С.240.  

[4] Политика Аристотеля. Пер. С.А. Желябова. М., 1911. С.272.

[5] Шелгунов Н.В. Далеко ли ушла наша общественная мысль // Шелгунов Н.В. Сочинения в 3-х т. Изд. 3-е. Т.3. СПб., 1904. С.1071.

[6] Ильин И.А. О России. М., 1996. С.7.

[7] Ильин И.А. Демократия немедленно и во что бы то ни стало // Ильин И.А. Избранное. Смоленск, 1995. С.143.

[8] Фатеев А.Н. Идея личности в политико-философских сочинениях Д.И.Каченовского. Харьков, 1905. С.8-9.

[9] Рормозер Г. Кризис либерализма / Пер. с нем. M. 1996. С.79.

[10] Валлерстайн И. После либерализма: Пер. с англ. / Под ред. Б.Ю.Кагарлицкого. М., 2003. С.220, 222.

[11] Ильин И.А. Об органическом понимании государства и демократии // Ильин И.А. Избранное. Смоленск, 1995. С.139.