В начале мая 1987 года профессор Селезнев Л.И. был приглашен на конференцию в университет Беркли, около Сан-Франциско. На конференции Леонид Иванович познакомился с молодым профессором Нэнси Коулмэн, заведующей кафедрой русистики соседнего Стэнфордского университета. Нэнси пригласила советского профессора посетить их университет, где они и встретились на следующий день, расположившись в комнате кафедры. Нэнси знакомила Леонида Ивановича с присутствовавшими преподавателями и сферой их интересов, а те, пользуясь случаем, задавали гостю из СССР вопросы, в основном касающиеся горбачевской политики и подлинного значения тогда малопонятных слов "перестройка" и "гласность". Обстановка беседы была вполне дружелюбной. Наконец, когда Леонид Иванович и Нэнси остались вдвоем, и хозяйка стала рассказывать о своей последней книге по истории средневековой России в комнату вошла высокая, стройная, довольно миловидная негритянка. Леонид Иванович встал, и Нэнси представила ему молодую преподавательницу, имя которой он не совсем разобрал, кроме как прозвучавшего где-то в середине "Лиза". Она привычно, по-американски, приветливо улыбнулась, но когда Нэнси представила профессора Селезнева Л.И. этой Лизе, ее лицо сразу помрачнело. Вместо принятого "очень приятно" она пробормотала "извините, я очень занята", резко повернулась, подошла к полкам с книгами, взяла одну и стремительно направилась к двери, буркнув "гудбай". Нэнси пыталась спросить ее вдогонку: "А у вас нет вопросов к профессору Селезневу?". С коротким "нет!" она покинула кафедру. Леонид Иванович заметил, что Нэнси смущена случившимся, и, чтобы разрядить обстановку, спросил свою милую и гостеприимную хозяйку: "Мне показалось, что это молодая лэди чем-то недовольна?" Нэнси ответила: "Она очень умная. Но она очень недовольна тем, что в мире есть коммунисты. А Вы для нее, прежде всего, коммунист, раз уж из Советского Союза". Чтобы уйти от столь мрачного поворота столь хорошо складывающейся беседы, Леонид Иванович сказал полушутя: "Кстати, Нэнси, я не запомнил ее имени, а ведь история должна знать своих героев!". "Ее зовут Кондолиса Райс", - был ответ Нэнси. Теперь женщину с этим странным именем знают многие.