Война застала меня в поездке по стране, дружественной по отношению к одной из воюющих сторон и враждебно настроенной по отношению к другой. Правда, такое сравнение достаточно условное, потому что официальный курс государства не всегда соответствует истинным чаяниям народа. Для того чтобы такой разрыв сократить, государственная машина использует все возможные средства для доказательства истинности своей позиции. Справедливости ради стоит отметить, что обычно власть, если не допускает больших ошибок, добивается своих целей и мнение жителей зачастую склоняются в ее сторону. Такое возможно в двух случаях: либо ценности в стране настолько устоялись, что и общество, и власть их разделяют в равной мере, либо - за счет передергивания фактов, сокрытия истинных причин того или иного политического события, административного влияния на средства массовой информации и на гражданское общество. Второй вариант характерен для стран, называющих себя демократическими, реально таковыми еще не являющимися. Потому что в истинно демократической стране существуют плюралистичные мультимедийные средства, разнообразные телевизионные каналы, предоставляющие информацию во всем многообразии политического спектра без опасности быть  закрытыми по причине несоответствия, например, требованиям противопожарной безопасности.

В большинстве стран, ставших на путь демократии в постсоветскую эпоху, пока только провозглашаются, но фактически не реализуются демократические свободы, о которых так любят говорить их лидеры и которые они отстаивают по всему миру. Борьба с терроризмом – чрезвычайно удобная форма прикрытия для власти, чтобы ограничить те свободы человека, за которые прежде боролись с советским режимом. Например, свобода высказывать свое собственное, нелицеприятное для власти мнение, писать в СМИ или в Интернете то, о чем думаешь, разговаривать по телефону без опасности быть подслушанным и т.д. Оказывается в целях борьбы с невидимым терроризмом можно всеми этими свободами пренебречь во имя мифической безопасности, уровень которой ничуть не изменяется после нарушения государством основополагающих демократических принципов. Повышается лишь уровень контроля за своими гражданами со стороны государства, которое приобретает черты полицейского. Обыватель либо чего-то не понимает, либо боится, либо не хочет глубоко вникать в эти перипетии и спокойно относится к нарушениями своих фундаментальных прав. Ну а если гражданское общество молчит, если конечно оно есть, то государство воспринимает его молчание как поддержку государственной деятельности по «усилению защиты своих граждан». Те же «несознательные граждане», которые не могут молчать, становятся нарушителями законодательства, которое работает, конечно же, в интересах подавляющего большинства людей, без учета прав меньшинств, которого требуют от других стран.

В Литве установилась элитарная демократия, впрочем, как и в самих США, являющихся для литовского истеблишмента образцом для подражания. С той лишь разницей, что в США политические лидеры все же ориентируются на мнения людей или формируют это мнение в соответствии с определенными целями и задачами, а в Литве на мнение людей мало обращают внимания. Элитарная демократия – это демократия для элиты, которую избирает народ на определенный срок. Элиты соревнуются между собой за право управлять народом, а народ отдает предпочтение той или другой элите. Влияние граждан на деятельность государственной власти при такой демократии минимально. Оно может быть существенным только в том случае, если в стране действительно сформируются демократические традиции, свободные средства массовой информации, требовательное гражданское общество, которое не молчит, а всегда высказывается по острым проблемам, зачастую в противовес власти. Но для формирования такого общества нужно время, поэтому элитарная демократия превращается в разновидность авторитарного политического режима, прикрывающегося «общеевропейскими» ценностями, озабоченного свободой в других странах, но только не в своем государстве.

Литва – это страна именно с такой элитарной демократией. Если к тому же элита, пришедшая демократическим путем к власти, имеет поддержку извне, со стороны сильного государства, то это гарантирует ей нахождение у власти на долгие годы, пока населению не осточертеет ее содержать. Поддержка извне является гарантом избрания «правильной» элиты, той, которая будет поддерживать все политические начинания своего покровителя. Если же народ изберет по своей неразумности «неправильную» элиту, то на него обрушится вся пропагандистская мощь государства-поводыря, потому что только он – поводырь – знает, что нужно несмышленому населению. Пример с демократически избранным и также демократически отстраненным от власти литовским лидером является демонстративно преподнесенным уроком для всей политической элиты Литвы, как настоящей, так и будущей. А на всякий случай непослушному народу приставили своего поводыря – в высоком чине президента. Создается впечатление, что не доверяют американские покровители местной элите. И правильно, что не доверяют. Потому что местная элита, какой бы проамерикански настроенной она ни была, понимает, что жизнь в стране можно улучшить, только развивая свою экономику, торгуя с соседями, развивая дружественные отношения безотносительно политической подоплеки. И здесь она попадает в очень сложное положение: для решения своих экономических и социальных проблем было бы выгодно больше сотрудничать с Россией, которая является могучим соседом, каковым останется и впредь, используя его газ, нефть, продавая ей товары сельскохозяйственного и промышленного производства, создавая совместные предприятия или получая инвестиции, которые будут благоприятствовать экономическому развитию страны. Однако это слишком просто, необходимо усложнить задачу, предъявляя прежде всего политические требования, могущественному соседу, и радуясь тому, что можно заблокировать заключение соглашения со всем Евросоюзом, гордясь своей смелостью и неразумностью. Чтобы не было проблем с нефтепроводом «Дружба» элите, наверное, заранее надо было предвидеть последствия своей агрессивной политики в отношении могущественного соседа, а не кичиться своей принадлежностью к мощной уважаемой организации, до которой она, объективно говоря, еще не доросла. Требуя свободы в соседней стране, неплохо было бы проанализировать состояние с этой свободой в родных пенатах. Но не в состоянии местная элита решать такие вопросы, потому как есть некто сверху, который и решает, как надо ей выстраивать отношения с Россией.

Политическая элита будет поступать с оглядкой на США до тех пор, пока не поймет, что зависит в первую очередь от своего собственного народа, в интересах которого и должна выстраивать межгосударственные отношения, отдавая приоритет экономическим аспектам, а не политическим. Неужели США, находящиеся на расстоянии 10000 км, повлияют на экономику Литвы сильнее, чем сосед, обладающий различными политическими, экономическими, демографическими рычагами влияния, с которым исторически были тесные, вплоть до династических браков, отношения, рынок которого открыт для литовской экономики?

Как может относиться Россия к Литве, если последняя в своей внешней политике исповедует единственный принцип: Россия всегда не права? И естественно солидаризируется со странами себе подобными. Трудно придумать более разрушительную для страны политику.

В таких условиях началась война. Война, которую начала Грузия с народом, который не хочет жить в ее составе, но который по сталинскому административно-территориальному делению, проживал на территории, принадлежащей его родной Грузии. Заставить народ проживать с тем, с кем он не хочет жить, конечно, можно, принудив его силовыми методами, уничтожив активную часть населения. Но проблему таким образом не решить, так как через короткое время начнется партизанская война, люди вспомнят о кровной мести, и вся эта бессмыслица будет продолжаться до бесконечности.

Россия исторически является гарантом мира на Кавказе – это продолжается уже 200 лет. Не остановить агрессора было невозможно по определению, так как в противном случае можно было задать вопрос: а что делают российские миротворцы, если они никак не реагируют на нарушения с грузинской стороны? Ну а когда на миротворцев нападает регулярная армия – это можно расценивать как нападение на страну, к которой миротворцы принадлежат. Грош цена тому государству, которое не защитит своих граждан, которых оно послало для выполнения миротворческого долга.

Конечно, все эти нюансы не важны для политического руководства Литвы. Как и не важно, кто начал войну на Кавказе, так как для нее существует только один критерий: свои и чужие. Грузия – своя, несмотря на психически неуравновешенного, неадекватного лидера, а Россия – чужая, к тому же всегда во всем виновата. Подконтрольные СМИ именно в такой интерпретации подавали информацию о военных действиях, замалчивая о разрушенном грузинами Цхинвали и тысячах погибших мирных жителей в результате обстрелов системой залпового огня «Град», который грузинская армия использовала по мирным жителям. А вот выдвижение российской армии для оказания помощи погибающим осетинам и уничтожение военной инфраструктуры противника, естественно, расценивалось как оккупация суверенного государства. Правда, суверенность в данном контексте понимается очень своеобразно, потому, как всему миру известно, что грузинские лидеры не принимают решений без американских советников. Хотя, возможно, войну грузинский президент начал и без согласия на то американских властей.

Предоставление не до конца правдивой информации – широко используемый в мире прием. Этим приемом воспользовались и литовские СМИ. Единственную статью, претендующую на нейтральность и объективность, которую я смог прочитать в литовской печати – это статья Ростислава Ошерова в «Республике» на русском языке, где автор с горечью констатирует: «самое смешное – то, что некоторые граждане до сих пор думают, что Литва – это независимое государство, самостоятельно определяющее свою внешнюю и внутреннюю политику…».  А в «Литовском курьере» просто перепечатано интервью из швейцарской газеты со специалистом по России Эрихом Хесли, идущее в разрез «с генеральной линией партии». Много ли людей читают эти газеты? Многие ли задумаются над истинными причинами агрессии Грузии и ответных действий Москвы?

Возвращался из Литвы – этой красивой и своеобразной страны с богатым историческим прошлым, - с тяжелым сердцем и болезненным чувством  несправедливости, задаваясь вопросом: сколько времени должно пройти, чтобы люди и политики, забыв прежние обиды, осознали приоритет общечеловеческих ценностей и отстаивали их без оглядки на «сильных мира сего», а лишь сообразуясь с интересами народа, проживающего в стране? И как долго люди будут обманываться политиками, которых они выбирают? Для меня ответ очевиден: когда у людей возникнет потребность жить, не сообразуясь с субъективными решениями властей, а диктуя власти свои условия, которые политики будут обменивать на право управлять народом, оказавшим им такое высокое доверие.

18.08.2008