Уже давно упали последние листья с деревьев, которые, сбросив листву, оделись в зимние шубы. Однако перед моими глазами по-прежнему колышется на ветру одинокий лист, который запомнился мне своим кричащим одиночеством и какой-то необъяснимой жизненной силой во время прогулки поздней осенью по Екатерининскому парку. Этот сюжет навеял мне соответствующие ассоциации с природой.

Почему человек чувствует себя одиноким? Он работает в коллективе, занимается интересным делом, его даже любят близкие и ценят друзья. И все равно: не покидает щемящее чувство одиночества и беспробудной тоски, которое настигает в тот момент, когда остаешься один на один с собою. Наступает момент истины, за которым невозможно прикрыться занятостью, собственной востребованностью, любовью близкого человека. Чувство неудовлетворенности собой, своими поступками, тем, что мало успел сделать, не сказал нежные слова любимому человеку, а был, наоборот, слишком официален и не откровенен, преследует как будто ты провинился перед Всевышним, поэтому совесть не оставляет тебя в покое. Зачем «копаться» в себе, в своей душе, когда можно спокойно жить, не утруждая себя самокритикой и стремлением к заоблачным высотам? Понимая это, внутренний мир не соглашается со спокойной жизнью, а ищет душевного покоя, сам не зная в чем.

Может быть достаточно просто жить с любимым человеком и не создавать себе не разрешимых проблем? Невозможно жить бесконечными эмоциями, обидами, чувствами, попытками доказать недоказуемое тому, кому это абсолютно безразлично. Душевные терзания – характерная черта мазохиста, который не может жить спокойно, а должен обязательно страдать по самым различным причинам. Лекарство от этого недуга – здоровая окружающая среда, которая выводит затворника из его эгоистического состояния, возвращая к полноценной жизни.

Но заканчивается энергичный день и снова остаешься один на один со своими мыслями, сомнениями, неопределенностями. Вновь и вновь задаешь себе вопросы, на которые трудно дать ответы. Как получилось, что я стал зависимым, как я позволил сделать себя таким? Где сила духа и сила воли, которой всегда гордился? Почему разрушилась моя защита, в результате чего я оказался беззащитным и восприимчивым? Беззащитным перед чем? Перед духовной агрессией, перед манипулированием ценностями, перед эгоистическим пониманием любви. Диффузное проникновение не характерного для меня понимания жизни является той инородной составляющей моего существа, к которому теперь я вынужденно возвращаюсь. В такие моменты у меня возникают ассоциации с последним листом на дереве в осеннем парке – листом, который вот-вот упадет, после чего завершится его жизненный путь со всеми надуманными проблемами.

Восстановить утраченную ауру может только любящий человек, но для этого необходимо быть открытым его влиянию, идти навстречу, решительным образом освобождаясь от духовного засилья, даже если оно явилось логическим продолжением симбиотической связи. Найти силы, понять и поверить в любимого оказывается не так просто. Этот шаг требует каждодневных усилий, борьбы с инородной составляющей, ставшей родной. Для этого придется изменить себя и свое мироощущение. Но если я не хочу, чтобы меня постигла участь последнего листа, то ничего не остается делать, как найти силы, сжать зубы и вырвать с корнем все инородное, что проникло в мою душу и тело. Осознание необходимости такого поступка – первый шаг на пути к исцелению, которое необходимо не только мне, но и тем людям, которым я могу еще приносить счастье и радость в жизни. Потому что я люблю мир, в котором живу и не хочу быть последним листом на древе жизни.

Любовь всегда рождает ответное чувство, если для этого открыты обе стороны. Если один дающий, а другой только берущий, то это огромное несчастье, с которым не каждый может справиться, - тогда дающий может стать последним листом. Только ответная любовь может спасти такого человека. Он в ней нуждается как в живительной влаге, эликсире, пробуждающем к жизни.

Мне повезло. У меня есть такой эликсир. Значит, я не последний лист, а один из многих пробуждающихся к жизни после морозной зимы, длившейся длинных двенадцать месяцев.

P.S. Последний лист колышется на ветру, кажется, что он вот-вот упадет, но какая-то неведомая сила удерживает его на ветке, оберегая от сильных порывов ветра. Так и меня какая-то неведомая сила хранила целый год. Теперь я знаю имя этой силы. Ее зовут Любовь. Настоящая любовь, не придуманная моим воображением, а такая, под которую не надо подстраиваться, а можно просто жить, доставляя радость другим. Значит, будем жить!

19.12.2004