1.1.  Эволюция взглядов на популизм в современной политической науке

Термин “популизм” (от лат. populus - народ) впервые появился в конце ХIХ века в США, после чего он прочно вошел в политический лексикон в течение последующего столетия. Правда, еще в Римской империи во  II - I веках до нашей эры существовало идейно-политическое течение популяров, призванное отражать интересы простого народа - плебса. Популяров отличало ораторское мастерство, с помощью которого они стремились воздействовать на толпу. Однако значительных политических результатов это движение не имело.

Популизм в той или иной мере присущ правителям и администрациям разных времен и народов. Как общественное движение, идеология и вид политической деятельности он достаточно молод, но это ему не помешало освоить совокупность тех средств и методов борьбы за власть и ее укрепление, которые были выработаны на протяжении всей человеческой цивилизации.

Исторически корни популизма большинство западных и российских ученых усматривает в деятельности американских популистов на рубеже ХIХ - ХХ веков.

Появлению популизма предшествовали следующие события.

После гражданской войны 1861-1865 годов американские фермеры, особенно на среднем Западе и Юге, стали терпеть убытки от постоянного снижения цен на свою продукцию. Основными причинами этого являлись: во-первых, увеличение производства, благодаря появлению новой техники, и во-вторых, революция в транспорте, которая заставила американских производителей конкурировать с производителями из других стран. Американские фермеры были склонны не замечать эти основные причины, а вину возлагали на чрезмерные железнодорожные расходы, высокие процентные ставки, необоснованно высокие доходы механиков и торговцев и даже на некий денежный заговор, возможно, международный, созданный для поддержания недостатка в деньгах.

Предваряя популизм, существовала серия фермерских движений, получивших основную поддержку от производителей продуктов со среднего Запада и производителей хлопка и табака с Юга. Фермеры в 1870-ых годах сосредоточили свои усилия на железной дороге и добились значительных результатов на уровне штатов и, в конце концов, повлияли на федеральный железнодорожный устав. Свободные добытчики серебра и Greenbackers направляли усилия на денежный вопрос, требуя или увеличения количества бумажных денег, или равного обмена серебра на золото, или то и другое. Альянсы фермеров: один - на среднем Западе, другой - на Юге, использовали возможности взаимодействия фермеров как экономические, так и политические.

Популисты (так стали называть сторонников зарождающегося движения), появляющиеся на этом фундаменте, старались создать партию, служащую в первую очередь интересам сельскохозяйственных работников, хотя они тщетно надеялись завоевать также поддержку рабочих. Их противниками были “плутократы”, которые контролировали финансы и промышленность, а также две старейшие политические партии.

В конце 1880-х и начале 1890-х годов положение фермеров на западных окраинах среднего Запада и старого Юга было ужасающим. Перемещение на запад исчерпало себя и перешло на территорию к западу от девяносто восьмого меридиана, где годовой уровень осадков оказался очень низким. Фермеры-арендаторы на юге при постоянно падающих ценах работали из последних сил, так как необходимо было выдержать поборы хозяев и оптовых торговцев. Но был еще один фактор. На крайнем западе добытчики серебра были недовольны демонетаризацией серебра; уже с 1873 года США имели единый золотой стандарт, и цена на серебро катастрофически упала. Тот факт, что некоторые европейские страны опередили США в принятии золотого стандарта, укреплял во мнении, что существует международный заговор о выведении серебра из бизнеса. В действительности беда состояла в том, что западные старатели серебра добыли столько нового серебра, что нарушили традиционное равновесие между ценами серебра и золота, но этот факт рассерженные старатели признавать отказывались.

Настроение разорившихся фермеров и ряда рабочих уловили общественные деятели, которые объединились в политическую организацию. 19 мая 1891 года она оформилась в Народную (популистскую) партию.

Популистское движение объединяло разнородные групповые интересы (главным образом фермеров и рабочих) на межрасовой основе в борьбе против многообразных форм господства монополистического капитала, установившегося в тот период. В движении отразилось мироощущение массовых слоев американских трудящихся, ставших жертвами разрушительного воздействия монополий на мелкое производство и его социальных последствий. Оно тяготело к спонтанному, организационно аморфному типу, что определялось недоверием к теоретизированию и к жесткой организации, которые воспринимались как символы отделения власти от народа. Поэтому идейно-политическое творчество популистов, несмотря на то что к нему примыкали на разных этапах такие представители общественной мысли как Г.Джордж и И.Доннелли, в целом развивалось на уровне обыденного сознания.

Тем не менее популисты выдвинули ряд новых идей, соответствовавших важным тенденциям общественного развития США. Программные установки популистского движения изложены в Омахской (1892г.) и Спрингфельдской (1894г.) декларациях. Своеобразие популистских идей определялось следующими фундаментальными аспектами: во-первых, новым содержанием понятия “народ и народовластие”; во-вторых, новым взглядом на роль государства; в-третьих, требованием расширения демократических структур путем сочетания представительной демократии и прямой демократии, то есть непосредственного участия народа в управлении и контроле за деятельностью властей.

Понимание идеи народа и народовластия, предложенное популистами, отличалось от классических положений буржуазной демократии. Высшая социальная ценность для них - не абстрактный народ, а трудящиеся массы: “истинный народ - это те, кто трудится в деревне и в городе”. [8]

Вопреки американской традиции слабой центральной власти популисты выдвинули идею сильного государства, действующего в интересах трудящегося народа и, что особенно важно, под его непосредственным контролем. Дж. Хикс писал: “Популистская философия в конечном счете сводится к двум основным положениям: первое - правительство должно сдерживать эгоистические интересы тех, кто извлекает выгоду за счет бедных и нуждающихся; второе - народ, а не плутократы должны контролировать правительство”. [9]

Главную цель движения популисты усматривали в улучшении положения трудящихся, что по их мнению, должно достигаться путем роста регулирующей роли государства в экономической сфере.

Известный американский историк Р.Хофстедтер, один из наиболее суровых критиков популизма, признает тем не менее за ним приоритет в пересмотре господствовавших в США взглядов на роль государства. “Популизм, - писал он, - был в США первым значительным политическим движением, которое настаивало на ответственности государства за всеобщее благосостояние”. [10]

Популисты 90-ых годов прошлого века ощутили и выявили на уровне массового движения одну из центральных проблем политической философии современности: соотношение демократии и социальной ответственности государства, что предполагает сильную исполнительную власть при четко действующем механизме демократического контроля.

Популисты не только выдвинули идею участия, но и предложили обеспечивающую ее систему конкретных реформ. “Популизм, - писал американский исследователь Э.Голдмен, - разработал механизм прямой демократии - прямые выборы в сенат; инициативы, дающие избирателям право законодательства через головы представителей; референдум, обеспечивающий право вето на действия законодательных органов”. [11]

Демократизм популистского движения усиливается тем, что, развернувшись, прежде всего и наиболее активно в южных штатах, оно создало коалицию белых и черных для борьбы против всевластия промышленно-финансовых магнатов, чем продолжило традицию аболиционизма, перенеся ее в самый очаг расизма - на глубокий Юг. В насыщенных антирасистской риторикой речах популистов, в их действиях в защиту преследуемых черных популистских лидеров обозначился принцип движения, поставившего социальные противоречия выше расовой розни. Из речей одного из популистских лидеров конгрессмена от штата Джорджия Т.Уотсена: “Вас заставляют ненавидеть друг друга, потому что эта ненависть - краеугольный камень финансового деспотизма, порабощающего и белых, и черных. Вас обманывают и ослепляют, чтобы вы не смогли увидеть, как расовый антагонизм увековечивает денежную систему, которая вас грабит”. [12]

Яркий урок антирасистской солидарности дали популисты штата Джорджия, когда в ответ на угрозу линчевания негритянского лидера две тысячи вооруженных белых фермеров-популистов выступили в его защиту. [13]

По свидетельству американских исследователей антирасистский размах популистского движения уникален для массовых политических выступлений белых на Юге.

Популизм не исчерпывался социально-политической проблематикой. Движение несло с собой целый пласт мировоззренческих, психологических и этических проблем. Популистское сознание характеризовалось особым, не рационально-теоретическом, а интуитивно-прагматическим видением мира и места личности в нем, своеобразным отношением к историческим судьбам страны. Не имея четко оформленной идеологии и теоретической базы, популизм представлял собой причудливое сочетание: это было прагматическое политическое течение с весьма конкретной программой, но в то же время - умонастроение и своего рода этос. Популистскому восприятию социального мира было свойственно дихотомическое членение общества, возрождающее архетипические социальные представления примитивных обществ: богатые и бедные, народ и избранные. Популистское сознание характеризовалось утопическим иррационализмом, выступавшим в своеобразной форме - в оболочке плоского прагматизма, что выражалось в пристрастиях к экономическим и политическим панацеям - вере в то, что одно или несколько простых мероприятий (например, предлагаемая популистами чеканка серебряных денег) могут радикально изменить к лучшему всю общественную ситуацию.

В идейном арсенале популизма важное место принадлежит проблеме личности. “В центре популистской идеологии, - писал английский исследователь Д.Макрэ, - не экономика, не политика, даже не общество. Ее ядро - личность, в первую очередь ее моральный аспект”. [14] Это замечание справедливо для популистского мировоззрения, согласно которому главной задачей общества - его экономической и социальной политики - должно быть счастье рядового человека, его материальное благосостояние и духовная гармония, что характерно также для марксизма, частично либерализма. Но если марксизм предполагает добиваться этого с помощью революционных преобразований, либерализм - исходя из концепции частной собственности, то популизм надеется на возможность реализации такой гармонии благодаря надежде на простейшее решение всех проблем, вере в то, что одно или несколько простых мероприятий могут радикально изменить к лучшему всю общественную ситуацию.

В популистском мировосприятии идеал естественного цельного человека воплощал земледелец-фермер. Отсюда острая критика популистами язв капиталистической индустриализации и присущий им антиурбанизм. Они были первым массовым движением в Соединенных Штатах, поставившим экологические проблемы. Однако их критика не носила характера ярко выраженного антитехницизма. Они одобряли развитие техники и ее внедрение для облегчения труда на производстве и в сельском хозяйстве, но были обеспокоены тем, что она используется для усиления власти промышленных магнатов.

Популизму была также чужда романтическая интерпретация идеала естественного человека с ее эскапизмом и противопоставлением сильной личности, героя - серой толпе обывателей. Популистский личностный идеал питался не идеализацией ухода от общества, “жизни в лесу” по Генри Торо, а представлениями о демократической общественной деятельности как высшей сфере самоосуществления личности. Один из самых образованных популистских лидеров Т.Ньюджент развивал эти идеи в своих речах, звучавших непривычно и странно для американцев той поры. “Не есть ли Христос, - вопрошал он, - конечный результат божественной эволюции, ниспосланный в этот мир для того, чтобы преобразовать, возвысить и прославить Человека общественного?”. [15]

Личностная самореализация рядового американца в общественно-активной деятельности осуществлялась в популистском движении. Миллионам тружеников, униженных и отторгнутых от возможности влиять на свои судьбы, это движение давало ощущение социальной причастности и значимости. Оно сформировало культуру, характеризовавшуюся особым демократическим этосом. Высшей ценностью этой культуры мыслился рядовой “общественный человек” активно участвующий в решении своей судьбы. Популистские идеи демократического участия и контроля были политическим выражением этих более глубоких культурно-мировоззренческих основ.

Популистское сознание в США характеризует ряд особенностей, а именно: меткость и решительность в разоблачении негативных явлений американской жизни и вместе с тем приверженность основополагающим принципам системы в целом, на которые не покушались самые радикальные популисты. Они, например, не подвергали сомнению принцип частной собственности, рассматривая его как естественное право личности и основу идеального общества. Ими не ставилась и проблема производственных отношений, и общественных классов, соответственно у них отсутствовали и представления об антагонистическом противостоянии в обществе. Отсюда и отрицание популистами насильственных способов решения социальных проблем.

При всей противоречивости популистского мировосприятия выдвинутая движением широкая программа структурных реформ, имевших целью максимальное участие рядовых людей в решении своих судеб, его антимонополистическая направленность и установки на подлинное равенство вплоть до расового - все это делает возможным определить популистское движение в целом как явление демократической ориентации.

Будучи реакцией на ломку старых структур и складывание крупнокапиталистического производства популизм в США тем не менее не был обращен в прошлое. Напротив, популистский менталитет улавливал требования своего времени, а зачастую и времени, отдаленного на несколько десятков лет вперед. Об этом свидетельствуют рассмотренные выше требования движения, обозначившие основные направления развития демократии в США, сохраняющие актуальность и по сей день: достижение экономических целей средствами массового политического движения, в котором участвует широкая коалиция трудящихся на межрасовой основе; демократическое участие и контроль; сохранение окружающей Среды и гармоническое развитие личности.

Однако будучи неопределенным по своему составу, популистское движение не смогло существовать самостоятельно. В 1896 году оно влилось в демократическую партию, поддержав на президентских выборах У.Брайана. С его именем связано окончательное утверждение термина “популизм” для обозначения политического течения и набора тактических приемов в политической борьбе, связанных с апелляцией к обыденному сознанию масс, с попытками подстроиться под их требования, использовать такие черты обыденного сознания, как упрощенность представлений об общественной жизни, непосредственность восприятия, максимализм и склонность к простым и однозначным политическим решениям.

Популизм имел несколько побед на уровне штатов, но так как его программа была преимущественно общегосударственной, то эти локальные победы были малоэффективны. В 1900 году партия раскололась: сторонники слияния с демократами поддержали список последних, а фракция “непримиримых” выдвинула Вартона Баркера от Пенсильвании на пост президента и Игнатиуса Доннелли от Миннесоты на пост вице-президента. Эта фракция продолжала выдвигать списки кандидатов до 1912 года. При Теодоре Рузвельте и Вудроу Вильсоне многие из требований популистов были удовлетворены.

Основные популистские принципы приведены на схеме 1.1.  

ОСНОВНЫЕ ПОПУЛИСТСКИЕ ПРИНЦИПЫ

·        Развитие демократии;

·        Борьба против господства монополистического капитала;

·        Объединение на межрасовой основе;

·        Трудящиеся массы как главная социальная ценность;

·        Создание сильного государства, действующего в интересах и под контролем трудящегося народа;

·        Главная задача государства - счастье рядового человека, его материальное благосостояние и духовная гармония;

·        Обеспокоенность экологическими проблемами;

·        Личностная самореализация рядового гражданина в общественной деятельности;

В 1930-х годах популизм ярко проявился в тех же США. Это было время так называемой “великой депрессии”, наступившей вслед за мировым кризисом в экономике 1929-1933 годов. Став самым длительным и разрушительным в истории капитализма, вызвав беспрецендентное падение жизненного уровня населения, кризис возбудил общественные страсти, привел к новому подъему популизма. Проводимая в это время система мероприятий правительства президента Ф.Рузвельта, сочетающая меры по усилению государственного регулирования экономики с некоторыми реформами в социальной области, получила название “новый курс”.

Популистское движение США дало заметный импульс возникновению популизма в странах Латинской Америки. Одновременно экспансионистская  политика Соединенных Штатов по отношению к латиноамериканским государствам обусловила интенсивное развитие национально-освободительного компонента популизма. Его приверженцы выступили не только против уродливых черт капиталистической эксплуатации, но и против “североамериканского империализма”, за национализацию ключевых отраслей промышленности и земли. Первой популистской партией в Латинской Америке стала Перуанская апристская партия, основанная в 1924 году под названием Американский народно-революционный альянс. Первая официальная программа апристов, принятая в 1931 году, содержала такие положения, как установление демократии и экономическое освобождение трудящихся, предоставление полного равноправия женщинам, развитие кооперации, национализация с компенсацией, союз Национального экономического конгресса, создание государственной финансовой корпорации.

В 30-е годы почти во всех латиноамериканских странах возникли и окрепли партии популистского  толка. В 1930 году к власти в Бразилии пришел опиравшийся на популистский либеральный альянс Ж.Варгас (был президентом до 1945 года). Ярко выраженную популистскую политику проводило правительство Ласаро Карденаса в Мексике в 1934-1940 годах, Хуана Доминго Перона в Аргентине (1946-1950г.г. и 1973-1976г.г.), Алана Гарсии в Перу (1985-1990г.г.), Сандинистский фронт национального освобождения в Никарагуа (1979-1990г.г.). В настоящее время позиции популистских партий в Латинской Америке остаются по-прежнему сильными.

Одним из широкомасштабных течений современности, ведущих борьбу за социальную справедливость, исповедующих популистские принципы, является общественное движение, названное именем одного из его основателей, - гандизм.

Это движение родилось как протест против войны США с Мексикой в 1846-1848 годах, завершившейся захватом США ряда мексиканских земель, на которых утвердилось рабовладение. В ответ на это Генри Дэвид Торо - американский философ, писатель - организовал движение “гражданского неповиновения”. Г.Д.Торо полагал, что граждане обладают естественным правом на социальную справедливость и, в случае ее нарушения, правом на сопротивление правительству, ведущему несправедливую политику. Торо считал, что если государство принимает несправедливые законы, то граждане имеют неотъемлемое право игнорировать их и проявлять свое неприятие этих законов не восстанием и насилием, а гражданским неповиновением. Основным средством такого неповиновения являются отказ от уплаты налогов, демонстрации, отказ от призыва на военную службу, саботаж госучреждений, которые по его мнению нравственно оправданы и являются мирной, ненасильственной революцией.

Демократизм и философские взгляды Торо оказали определяющие влияние на становление личности выдающегося деятеля Индии Махатмы Ганди. Оценивая современное ему общество как несправедливое и аморальное, Ганди разработал систему мирных, “моральных” средств для его преобразования. Эта система ненасильственной борьбы за приближение общества к божественному идеалу получила название сатьяграхи (“упорство в истине”). Система сатьяграхи включила в себя две основные формы: несотрудничество и гражданское неповиновение. Несотрудничество выражалось в отказе от титулов, пожалованных колонизаторами, бойкоте правительственных учреждений, учебных заведений, в мирных демонстрациях. Неповиновение выражалось в нарушении отдельных, “несправедливых, аморальных” законов, в политических забастовках, “харталах” (отказ от любой деятельности), в отказе от уплаты налогов (в исключительных случаях).

Опыт борьбы позволил Ганди утверждать, что широкие массы, объединившись (без различия религии, национальности, класса, касты) могут добиться мирным путем того, что достигают революции, но в отличие от них, не нанося разрушений стране, не вызывая смертей и ненужных страданий в обществе. Следует иметь в виду, что Ганди допускал и вооруженную борьбу, направленную на защиту независимого государства от агрессора.

Единомышленниками М.Ганди являются Бертран Рассел - крупнейший философ, логик, политолог, общественный деятель, которого называют “британским Ганди” (и “английским Вольтером”) и известный баптистский пастор, основатель негритянской организации “Южная конференция христианского руководства” (США) Мартин Лютер Кинг, который предпринял попытку развития идей гандизма применительно к христианской этике.

Сегодня это движение не ставит под сомнение моральность существующих политико-правовых режимов (за исключением диктаторских и расистских). Движение сторонников М.Ганди концентрирует свои действия против попыток разжигать военную истерию, борется за отдельные права трудящихся, за экологическую безопасность, против деятельности неофашистов и мафии.

Обострение глобальных проблем (таких, как угроза экологической и термоядерной катастрофы планеты, исчерпание природных ресурсов, голод в “третьем мире”, рост в большинстве стран самоубийств, наркомании, заболеваний СПИДом и т.д., духовная деградация, индивидуализм) вызвало к жизни в кругах западноевропейской и американской интеллигенции стремление выработать социальное учение, которое бы позволило решить эти глобальные проблемы и обеспечить людям “золотой век” в новом , ХХI веке.

Это социальное учение, объединившее многие организации “зеленых”, сторонников за физическое и психическое совершенство человека, последователей паранормальной психологии и борцов за равноправие женщин, стало сегодня значительным явлением в общественной жизни и получило реализацию в “движении новой эпохи”. Теоретики движения (Петер Руссель, Дейвид Шпинглер и др.) утверждают, что у человечества появляются обьективные и субьективные возможности совершить третью общечеловеческую перестройку: после перехода к земледелию и промышленной революции “прорваться” в новый век путем изменения сознания и морали всех людей .

“Движение новой эпохи”, распространившееся, прежде всего, в кругах интеллигенции и студенчества, начинает влиять и на другие социальные слои и группы, в том числе на рабочих и фермеров.

Социальным движением популистского характера, пользующимся значительным авторитетом среди населения планеты, является движение “за христианский социализм”. Опираясь на проповеди Иисуса Христа и его последователей, на философские работы таких видных христианских мыслителей, как Н.А.Бердяев, члены этого движения называют себя христианскими социалистами.

Цельная концепция “христианского социализма”, базирующаяся на Ветхом и Новом заветах, была разработана французским аббатом и философом  Фелисте Робером де Ламенне и французским философом Пьером Леру в первой половине ХIХ века. Наибольшим влиянием это движение пользовалось в Великобритании, Германии, Франции, Польше, США и других странах. Новый этап активности христианских социалистов с 70-х годов нашего столетия связан во многом с деятельностью известного на Западе публициста, политического деятеля и философа Майкла Харрингтона.

Идеи “христианского социализма” также ориентированы на широкие слои населения. Его идеалы, включающие в себя христианские моральные нормы, утверждающие необходимость союза различных демократических сил, демократизации системы образования, информации, децентрализация экономики и развитие кооперативного движения, привлекают многочисленных сторонников. Христианские социалисты активно пропагандируют одну из центральных идей М.Харрингтона - принцип расширяющегося демократического контроля, подчеркивая важность применения его во всех сферах общественной жизни.

Современные социальные движения независимо от их целей (будь то экология, защита мира или иная задача) концентрируются вокруг проблематики демократического участия. Взгляды и настроения сторонников этих движений достаточно точно выражены одним из идеологов экологистов Б.Стоуксом в книге “Самопомощь: локальное решение глобальных проблем”: “Настало время, когда отдельные люди и общины должны добиться большей власти над своей жизнью. Путь - создание гражданами на местном уровне параллельной системы, которая станет альтернативой как крупным бюрократическим организациям, так и большому бизнесу”. [16]

В современной истории использование популистских методов (см. схему 1.2)  характерно как для политических деятелей демократических государств, так и для руководителей авторитарных и тоталитарных режимов. Программные установки и действия Муссолини и Гитлера были основаны на стремлении удовлетворить потребности толпы в “хлебе и зрелищах”, сулили быстрые и легкие пути выхода из кризиса, ласкали слух обывателя громкими радикальными лозунгами и словами: раздел богатства, антиаристократизм, социальная справедливость, особая миссия. В теории и практике гитлеровского национал-социализма был достаточно эффективно задействован такой популистский  прием, как раздувание воинствующего национализма и расизма. “Ариец является Прометеем человечества. Его ясная голова была одарена божьей искрой гения, ему дано было возжечь первые огоньки человеческого разума, ему первому удалось бросить яркий луч света в темную ночь загадок природы и показать человеку дорогу к культуре, научив его таинству господства над всеми остальными живыми существами на этой земле... Все основные планы человеческого прогресса, все самые большие камни, необходимые для постройки, - все это дал ариец. Другим расам принадлежало только выполнение планов,” - так Гитлер представляет созидательное прошлое арийской нации, играя на национальных чувствах народа. [17] Брошенное в благодатную почву семя привело Гитлера и его сподвижников к власти, проросло в виде фашистского государства, исповедующего расизм, национализм, шовинизм, тоталитаризм, которое принесло миру много горя и страдания.  

ПОПУЛИСТСКИЕ МЕТОДЫ

·        Попытки подстроиться под требования народа;

·        Использование черт обыденного сознания масс: упрощенность представлений об общественной жизни, непосредственность восприятия, максимализм, тягу к сильной личности;

·        Апелляция к простоте и понятности предлагаемых мер, приоритет простых решений сложных проблем;

·        Спекуляция на вере людей в быстрые и легкие пути выхода из кризиса;

·        Переориентация гнева и обид людей на действующие институты власти и элиты;

·        Приверженность индивидуальной свободе и морали в противовес коллективной мысли и согласию;

·        Использование податливости больших человеческих масс на примитивные громкие лозунги;

·        Игра на “ожиданиях” народа;

·        Прямой контакт между лидерами и массами без посредства политических институтов;

·        Выступление от имени простого человека;

·        Использование нерешенности самых злободневных на данный момент проблем, чтобы всегда быть в фарватере большинства; 

Романтический бунт 60-х годов принес с собой “новый” популизм, порожденный не элитами, а массами, и распространенный средствами, ранее не применявшимися для подобных целей, - средствами массовой информации. “Новый“ популизм захватил и левых (“новые левые”), и центр, и правых.

Выросший из противоречий “коллективистской политики” “новый” популизм отразил потребности в улучшении “качества жизни”. И хотя установки носят антиавторитарный характер, именно этот импульс содержит потенциал демократического обновления и может породить устойчивые социальные и политические структуры.

Именно в этом свете С.Бар оценивает тэтчеризм как прорыв из тупика “плюралистической стагнации”. Ведь М.Тэтчер не ставила своей задачей победу на очередных выборах, ее политическая задача заключалась в использовании “нового” популизма для завоевания общественного мнения, для системы рыночного выбора - рыночного, а не государственного.

Авторы концепции тэтчеризма как “авторитарного популизма” - М.Джейкс и С.Холл. [18] С их точки зрения, тэтчеризм открыл мощное средство перевода экономической доктрины на язык повседневного опыта, моральных императивов и здравого смысла, создавая таким образом “философию” в более широком смысле - в смысле альтернативной этики по отношению к этике “заботливого общества”. Этот перевод теоретической идеологии в популистскую идиому был важнейшим политическим достижением.

С.Холл и М.Джейкс отмечают неоднородность тэтчеристского популизма. Он сочетает устоявшиеся понятия - нация, семья, долг, авторитет, стандарты, традиционализм - с агрессивными темами возрожденного неолиберализма - личный интерес, индивидуализм и конкуренция. [19]

 “Призрак бродит по свету, призрак популизма”, - констатировали участники конференции по проблемам популизма, проходившей в 1969 году в Лондонской школе экономики. Как бы усиливая впечатление призрачности, они отметили, что суть столь часто упоминаемого явления остается неуловимой: “... никто не представляет себе в точности, что это такое... его смысл ускользает, не поддается определению”. [20] В числе участников конференции были такие крупные исследователи, как А.Турэн, И.Берлин, Л.Шапиро, А.Валицки, Д.Макрэ, Дж.ф.Манчини, Р.Хофстедтер, Х.Сегон-Уотсон и другие. На конференции выделили шесть основных вопросов, ответ на которые позволит прийти к выводу, что такое популизм: единое явление, несмотря на множественность его воплощений, или просто термин, неправильно употребляемый в совершенно разнородных контекстах.

Первый из вопросов состоит в том, чем является популизм - идеологией, движением или тем и другим.

Второй - возможно, популизм - постоянно возрождающийся тип мышления, проявляющийся в различных исторических и географических условиях в результате возникновения особой социальной ситуации, при которой промежуточные социальные факторы или отсутствуют, или слишком слабы.

В-третьих, популизм можно определить в терминах политической психологии. Популизм проникнут ощущением, что против народа упорно и целенаправленно плетется сеть явных и тайных заговоров.

Главная установка популизма - это, в-четвертых, - подозрительность в отношении неведомых внешних сил: колониального угнетения, людей, живущих в городах, где осуществляются международные контакты, банкиров, иностранных капиталистов и т.д. Популизм как таковой характеризуется специфическим негативизмом - он весь “анти”: антикапиталистический, антиурбанистский, антисемитский, проникнутый ксенофобией.

С другой стороны, и это пятое положение, популисты боготворят народ. Однако народ, который боготворят популисты, непременно слаб и несчастен, причем обязательно из-за того, что ему вздохнуть не дают заговорщики, Установлено, что народ чаще всего отождествляется с крестьянством, бывшим, да и остающимся, особенно в слаборазвитых странах, самым обездоленным классом. Чем более оно обездолено, тем сильнее полагается его боготворить.

Наконец, в-шестых, этот постоянно возрождающийся тип мышления, как свидетельствует история, обычно исчезал, растворяясь в более устойчивых идеологиях и движениях. Существовало три пути, ведущих от него. Первый вел к социализму. Второй - к национализму. Третий , как это происходило, например, в Восточной Европе перед второй мировой войной и после нее, вел к почвенничеству. [21]

Обычный путь большинства западных исследователей, стремящихся найти корень единства разнородных политических и идеологических феноменов, тем не менее прочно скрепленных друг с другом в сознании или подсознании, начинается с попыток вывести смысл понятия из значения термина. Популизм - идеология, исходящая из признания народа главной ценностью в противовес государству (индивиду, другим народам). Такова характерная схема их “терминологического” объяснения.

По мнению исследователя популизма Д.Макрэ, “суть популизма - романтический примитивизм. Вследствие этого он внутренне аполитичен и не создает основы для возникновения устойчивой партии, сохраняющейся независимо от превратностей массового движения. Его программа - реставрация почвеннических добродетелей. Популизм не останавливается на демократии, а стремится к единодушию, он приносит защищаемую им свободу в жертву моральному единству. Он требует от государства осуществления “реставрации”, однако государству и бюрократии не доверяет и предпочитает им общинные и личные добродетели. Примитивизм неизбежно имеет определенный оттенок антиинтеллектуализма”. [22]

Макрэ решительно отрицает распространенное мнение о “прогрессивности” популизма, как такового, и называет идеологию популизма “убогим, хотя и влиятельным типом мышления”. По его мнению, “еще более существенно то, что популизм очень часто выступает в современном мире в неразрывном единстве с национализмом, а иногда с национализмом и марксизмом одновременно”. [23]

Исторически популизм фигурировал как защитное и корректирующее, а отнюдь не разрушительное или революционное движение. Его суть в восстановлении утраченного. Популизм есть моральная кара за извращение системы.

Социальные корни и функции популизма придают ему особую значимость, но благодаря устоявшимся демократическим ценностям и комплексности системы управления в высшей степени неоднородном обществе этот феномен становится достаточно проблематичным. Исторические основания популизма следует искать в двойственности реакции людей на кризисы в процессе развития, подрывающие устои жизни периферийной части населения, которая если и понимает неизбежность реформы “их” общества, то только с позиции традиционных ценностей. В этом проявляется консервативный фактор политического влияния популизма. В определенной мере популизм становится термином для еще одного обозначения консерватизма. Однако схемы его действий при помощи инициатив можно обнаружить и в делах, касающихся контроля за большим бизнесом, охраны окружающей среды, совершенствования защиты потребителя.

Популистские аргументы и решения, которые по сути направлены против эксплуататорской элиты и институтов в целом, нельзя подогнать под жесткое разделение “правое - левое”.

С точки зрения целесообразности популисты видятся приверженцами упрощенных решений, а они иррациональны и, следовательно, безнравственны. В данном случае критерием, отличающем популистов от лжепророков и революционеров с их пристрастием к различного рода допущениям в делах преобразования общественной жизни, выступает рациональность системы, которую популисты, так же как и их критики, стремятся установить, но, по мнению критиков, не понимают, как это сделать.

Популизм может быть выделен из сферы массовых чувств, таких, как национализм, расизм, этноцентризм, на основе специфики его характерных средств мобилизации гнева и обид людей. Он направляет их против институтов власти и элиты, которые, понятно, “оторвались от народа”. Функционально популизм можно расценить в качестве движения, корректирующего, наказующего, но не революционного. Это своего рода моральный курс лечения демократии, а не ее истязание.

Популистские нападки могут, в известной степени, ослабить интегративные политические структуры, привести к разъединяющим общество результатам. Сказывается его приверженность индивидуальной свободе и морали в противовес коллективной мысли и согласию, за потребление в противовес инвестициям. Но популизм сам по себе не способен трансформироваться в рабочую систему, так как популистские декларации обходят молчанием способы реализации желаемого. Демократической системе можно навязать популистские атрибуты, но это не означает возникновения нового способа перестройки системы, тем более универсального для всех случаев жизни.

Ведущие западные справочные издания дают разное толкование понятию “популизм”. Так, авторитетная испанская энциклопедия “Сопена” объясняет его как “политическую доктрину, отстаиваемую Народной партией США”, а популистов относит к сторонникам подобных партий и взглядов, называя среди них итальянских фашистов и русских коммунистов”. [24]

В Американской энциклопедии термин “популизм” вовсе отсутствует. Составители этого издания ограничились статьей “Народная партия” - “политическая партия, которая начала существовать в годы максимальных беспорядков в сельском хозяйстве США”. [25]

К популистскому движению относят также народничество в России. Так, в Большом энциклопедическом словаре Ларусса (Франция) одно из определений популизма выглядит так: “1. Идеология и политическое движение (по-русски - народничество), получившее развитие в России в 1870-х годах, отстаивает специфический путь продвижения к социализму”. [26]

Российское народничество вполне соответствует определению популизма как политического движения, отстаивающего интересы широких масс. Так, популистами были такие уважаемые в России и Европе люди, народники, как Петр Лаврович Лавров и Николай Константинович Михайловский. Возникнув в немногочисленной просвещенной прослойке российского общества народнический популизм не был понят простым народом и не получил массовой поддержки. Потерпев поражение в политической борьбе, он возродился со временем в идеологии и практике партии эсеров.

Сильный элемент популизма был свойственен и политике большевистской партии в России. Такие популистские лозунги как “Мир - народам!” и “Земля - крестьянам!” сплотили вокруг большевиков многомиллионные народные массы. Их реализация сыграла решающую роль в борьбе за влияние в народе. “...Мир по телеграфу” дали большевики и солдатская масса пошла за ними,” - признавал в своих мемуарах П.Н.Краснов. [27]

С лозунгами, выражавшими волю и чаяния простых людей, у большевиков соседствовали и такие, которые играли на низменных инстинктах толпы, например, “Грабь награбленное!” или “Война - дворцам!”, которая привела к невосполнимым утратам материальных и духовных ценностей.

В преломлении к современному определению понятия “популист” многие западные издания сходятся, интерпретируя его как члена политической партии, претендующей на отражение интересов рядовых людей или как человека, стремящегося представлять интересы массы или простых людей.

Политический деятель Франции Алекс Москович - соратник Шарля де Голля - дал следующую оценку популизму: “... во всем мире популизм считается искусством завоевывать симпатии людей”. [28]

Тем не менее апелляция различных политических сил к народу, а тем более спекуляция именем народа еще не есть популизм. Амплитуда употребления термина в западной науке столь велика, что затрудняет выработку его научной дефиниции. Путь к прояснению проблематики популизма лежит через изучение специфики каждого явления, называемого популистским.

Ряд политологов определяет популизм как податливость больших человеческих масс на простые объяснения сложных проблем, на примитивные громкие лозунги, а также как демагогические политические действия, в ходе которых стремятся использовать эту податливость.

В более детальном виде их популизм представляется как набор технологий, таких как приоритет простых решений, апелляция к простоте и понятности предлагаемых мер; преобладание значимости малых, но конкретных дел; заигрывание с массами, игра на “ожиданиях” народа. [29]

Мировой опыт свидетельствует, что популистское движение активизировалось в периоды, когда страны переживали переломные этапы своей истории. При резких социально-экономических сдвигах, особенно тогда, когда ломались старые устои, а новые еще не вычерчивались четко и определенно, на политическую арену выходят популистские деятели. Основанный на обыденном, непосредственном восприятии окружающего мира и его проблем, упрощенных представлениях о причинно-следственных связях и отношениях общественной жизни, популизм предлагает соответственно облегченные, зачастую бунтарские пути выхода из сложных ситуаций.

Однако в стабильной Франции силы популистской направленности на выборах в Европарламент получили более трети голосов. В Италии победу на парламентских выборах в 1994 году одержало движение “Вперед, Италия!”, которое иначе как популистским не назовешь. Лидер этого движения С.Берлускони, который, по его словам,  за три месяца до победы не помышлял о политике, использовал для завоевания большинства электората исключительно важную роль телевидения, а также (рекламную) социологию, подкрепленные большими деньгами. Еще Б.Кракси - бывший премьер-министр Италии ввел нововведения в политический обиход: начал писать Нация и Отечество с заглавной буквы, в обыкновение вошли поездки в сопровождении пышной свиты публицистов, актеров, певцов (аналогичные приемы использовал Б.Н.Ельцин в предвыборной кампании 1996 года). С.Берлускони запомнился избирателям тем, что чаще остальных появлялся на экранах телевизоров, использовал в своем лексиконе громкие лозунги, отражающие не нужды страны, а настроения избирателей: “Я создам миллион новых рабочих мест”, “Домохозяйкам будет выплачиваться зарплата”, “Я добился успеха для своего предприятия - такой же успех ждет Италию, если меня изберут” и т.д. (возникают ассоциации с предвыборными лозунгами В.В.Жириновского). [30]

Итальянский успех популистов заставил говорить политиков о “берлусконизме”, исключительном значении телевидения при проведении предвыборных кампаний, об изначально заложенной в человеке восприимчивости к популистской риторике.

Популистским следует признать политический стиль (см. схему 1.3) экс-президентов США Дж.Картера и Р.Рейгана. Последний во время торжеств, посвященных вступлению на пост Президента, заявил: “Я недостаточно сообразительный, чтобы вас обманывать”, чем привлек на свою сторону подавляющую часть простых американцев, увидевших в нем “своего парня”, человека из народа. Чтобы зазвучала эта фраза, над ней трудились сотни интеллектуалов. В результате фраза запомнилась и сыграла свою мобилизующую роль.  

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТИЛЬ ПОПУЛИСТА

·        “Заигрывание” с массами, говорить только то, что они хотят услышать;

·        “Хождение в народ” (апелляция к широким массам в стране);

·        “Народная дипломатия” (апелляция к широким массам за рубежом);

·        Создание имиджа решительного, уверенного в себе политика;

·        Ораторские способности, умение коротко и доходчиво излагать свои программы;

·        Создание видимости человека из народа: “я такой же, как и вы”;

·        Создание привлекательного имиджа с помощью средств массовой информации;

·        Использование национальных и патриотических чувств народа;

Процесс демократизации советского общества дал ряд ярких примеров популизма всех возможных цветов и оттенков. Главный инициатор демократизации страны М.С.Горбачев практиковал частые поездки по стране - своеобразные “хождения в народ”, непосредственные апелляции к широким массам как в СССР, так и за его рубежами (“народная дипломатия”), продемонстрировав умелое применение классических образцов популистских методов. Во многом благодаря им в первые годы пребывания у власти М.Горбачеву удалось завоевать симпатии простых людей. Однако, когда популизм Михаила Сергеевича не был подкреплен практическими результатами, он был оттеснен от реальной политической власти.

Активно использовали и используют популистские методы многие российские политики. Так, один из предвыборных лозунгов В.В.Жириновского “Я подниму Россию с колен!” нашел широкий отклик у российских избирателей. Для этого политика характерны острота и злободневность поднимаемых проблем. Его ораторское искусство помогает без посредников доводить свои мысли до тех, кто их разделяет. Этот публичный политик в наиболее яркой и острой форме выразил национал-патриотическую идею. Число единомышленников В.В.Жириновского тем больше, чем напряженнее обстановка в стране. Неудачи экономического курса, нестабильная политическая обстановка породили всеобщее

разочарование людей во многих политических деятелях демократического толка, в лице которых они не видят тех политиков, которые могут найти выход из межнациональной розни, навести элементарный порядок в стране. На этом фоне выигрышно выглядят те политики, которые решительны, тверды, уверены в себе, могут коротко и доходчиво довести до избирателей свои программы. К разряду таких политиков относится А.И.Лебедь.

Однако одновременно с нормализацией экономической, социально-политической обстановки в стране будет сокращаться социальная база для лидеров популистского толка с неприкрытыми авторитарными устремлениями.

Президентские выборы в России 1996 года продемонстрировали неиссякаемый популизм Б.Н.Ельцина, который в течение нескольких недель повысил свой рейтинг буквально с нулевой отметки до уровня, необходимого для победы на выборах.

В нашей стране популизм возник вследствие глубокого кризиса общества. Среди кризисных явлений в общественном сознании непосредственное отношение к возникновению популизма имеют два: острое разочарование части общества в социалистических ценностях, с одной стороны, и неприятие радикального обновления общества частью людей - с другой. Их склонность к восприятию популистских идей объясняется в значительной степени неразвитостью политической культуры общества.

Исследователь популизма М.Конован считает, что термин “популизм” “в зависимости от контекста может относиться ко множеству разнообразных явлений”. Он предлагает различать аграрный и политический популизм. [31] Касаясь стран, являвшихся республиками бывшего СССР, мы имеем дело с политическим популизмом, который одновременно может рассматриваться как идеология, как социальное движение, “как своего рода возрожденное самосознание, возникшее из разных исторических и географических контекстов как результат особой общественной ситуации”, и как специфическая политическая психология.

Многообразие идей популизма создает основу для демократических, консервативных, реакционных тенденций и, соответственно, различных его оценок - “левый популизм”, “правый популизм”. Ключевым словом левых популистов является «справедливость» в ее принудительно-распределительном варианте. У правых - слово «порядок», чаще всего военно-полицейский.

Левые склонны эксплуатировать экологические проблемы или проблемы равенства-братства. А правые - проблемы национальные.

Некоторые ученые (Заславский В.) предлагает определять популизм в зависимости от отношения к формам собственности - главного параметра, в корне различающегося в обществах, основанных на рыночном и командно-административном типах социальной координации: “государственный популизм” и “рыночный популизм”. [32]

В российских справочных изданиях популизм рассматривается как “деятельность, имеющая целью обеспечение популярности в массах ценой необоснованных обещаний, демагогических лозунгов и т.д. Популист в современной политике: деятель, заигрывающий с массами”. [33]

В результате анализа этого феномена, обобщения данных его исследователей автор пришел к выводу, что популизм - это:

·      Исторически сложившийся переходный тип политического сознания;

·      Термин, используемый для обозначения различных социально-политических движений и идеологий, в основе которых лежит апелляция к широким народным массам;

·      Политическая деятельность, основанная на манипулировании популярными в народе ценностями и ожиданиями.

Практика показывает, что популизм как политическое явление возникает в странах, где имеются определенные демократические институты - всеобщее избирательное право, равноправие граждан - и где массы в качестве избирателей выступают участниками политического процесса. Только тогда попытки апелляции к настроению населения, попытки подстроиться под массовое сознание могут стать средством завоевания власти.

Популизм распространен в наибольшей мере среди слоев с низким уровнем политической и правовой культуры и в условиях еще не упрочившихся структур народовластия. Неспособность масс отличить демагогию от реалистических предложений, черно-белое видение мира, готовность обожествить очередного кумира и ненавидеть конкурентов - все это симптомы невысокой политической культуры, весьма активно используемой популистскими лидерами для мобилизации общественной поддержки.

Однако популизму склонны поддаваться не только люмпены, психически неуравновешенные люди, хотя именно они составляют основную базу популистских движений. На определенных этапах развития общества возникают моменты, когда более благополучные и образованные слои желают услышать от кого-то простые и ясные рецепты выхода из трудностей.

Характерная особенность популизма - прямой контакт между лидерами, обладающими способностями воздействовать на умы и чувства людей, и массами без посредства политических институтов. Популизм тяготеет к сильной личности, харизматическому лидеру, вождю, для которого важнее всего не какие-либо программы, выработанные партийными или иными инстанциями, а “голос народа”, реальные настроения и чаяния “простого человека”, которыми бы он и руководствовался в качестве программы действий.

Такие ориентации открывают широкие возможности для умелого политика-демагога, что может привести к выхолащиванию демократического потенциала популизма - идей непосредственного участия народа в управлении и контроле за властью. Но популизм - не синоним демагогии, несмотря на то, что использует порой типичные для демагогии средства - ложные клятвы в верности народу, выдвижение безответственных программ и обещаний и одновременно клевета на тех, кто на деле действует во имя подлинных интересов общества. Вместе с тем популизм не сводится лишь к демагогии. Демагогия имеет более широкую сферу применения. Популизм - это создание популярности с помощью социальной демагогии, он связан с политикой. Для лидеров популистского толка типична прямая апелляция к народу, выступления от имени “простого человека”, манипуляции формулой “Воля народа - высший закон”.

Основные идеи популизма: прямое участие народа в управлении, так называемая “прямая демократия”, недоверие к представительным государственным институтам, критика бюрократии, коррупции и т.д.

Популизм - это не целенаправленное практическое воплощение определенной идеологии, а скорее комплекс непосредственных политических реакций индивидов на развитие событий, систематически ущемляющее их ближайшие интересы. В сфере политического действия он проявляется чаще всего  в виде акций гражданского неповиновения, общественных кампаний, “походов” в знак протеста против конкретных мероприятий власти.

Для популизма характерны вера в возможность простейшего решения социальных проблем, выражающихся в пристрастиях к экономическим и политическим панацеям - вере в то, что одно или несколько простых мероприятий могут радикально изменить к лучшему всю общественную ситуацию.

Популисты выдвигают и прогрессивные, демократические требования. Но в  методах популизма преобладает иррационализм, поверхностность при объяснении экономических бед народа. Поэтому популизм - это уход от действительно имеющихся проблем, от объективно существующих интересов и потребностей людей, уводящий массы от реальности, не удовлетворяющей их, в мир несбыточных ожиданий, чуда. Популизм возникает на почве разочарования, разочарованием же и заканчивается.

Популизм зачастую обслуживает политический радикализм, суть которого состоит в замене реальной дистанции между целями и средствами, которые могут сформироваться только по прошествии времени категоричным требованием: если поставлены цели, должны быть и средства, необходимо только найти их и применить. Чем более радикален политик, тем в большей мере он пользуется популистскими приемами.

Стратегия политика-популиста: он не думает ни о последствиях, ни о своих возможных действиях в случае прихода к власти. Для него главное - получить как можно больше голосов в данный момент. Потом придут другие моменты, другие лозунги. А так как настроения толпы переменчивы, популистская политика со стороны выглядит бесцельным метанием из стороны в сторону. На самом же деле здесь точный и тонкий расчет, состоящий в том, чтобы всегда быть в фарватере большинства. Меньшинства политические, религиозные, национальные популистов не интересуют, так как не делают погоды на выборах. Именно поэтому популизм, победив, приводит зачастую к установлению тоталитарной диктатуры. Ибо самый простой способ борьбы с недовольными - их физическое устранение. Популистскими следует признать указы, постановления, законы исполнительной и законодательной властей, не имеющие под собой твердой экономической основы, механизмов реализации.

Опасность чистого популизма для политика: выдвинув несколько ходовых лозунгов, он быстро становится их заложником, и любая попытка корректировки или смены курса воспринимается его электоратом как измена.

Популизм, как политологическое понятие, не может быть ни однозначно положительным, ни безусловно отрицательным. Характеризовать его можно в таких параметрах: степень воздействия на сознание масс; эффективность воплощения в жизнь популистских лозунгов; конечные результаты популистской политики.

Развитие популистских тенденций чревато издержками в силу противоречивой природы популизма, отражающей противоречия массового сознания. Причем издержки эти тем серьезнее, чем слабее демократические традиции общества. Но есть и положительный момент, заключающийся в том, что общественно-политическая самодеятельность народа является лучшей школой демократии: она воспитывает у рядового человека чувство социальной ответственности и личностного достоинства, расширяет его умственный кругозор.

Можно с уверенностью сказать, что популистское сознание - это особый демократический компонент политической культуры, сутью которого является стремление широких народных масс к подлинному и непосредственному участию в политическом процессе. Любой политик, действующий в условиях демократии, должен быть немного популистом, так как полное игнорирование нужд избирателей во имя теорий приводит к поражению на выборах.

В явлении популизма, как совокупности форм и методов за влияние в народе, важно - во имя чего ведется эта борьба, как будет использовано это влияние и что в итоге получит народ.

ВЫВОДЫ:

Появившийся в конце ХIХ века как общественное движение, идеология и вид политической деятельности популизм прочно занял свои позиции в политическом сознании масс, приобретая новые черты и активизируясь в периоды, когда страны переживали переломные этапы своей истории.

Являясь сопутствующим атрибутом демократии, популизм порой приводит к власти на гребне своей волны политических лидеров, которые в дальнейшей политической деятельности исповедуют авторитарные или тоталитарные принципы.

В современной политической жизни любой публичный политик вынужден использовать те или иные популистские методы, придерживаться определенного политического стиля в борьбе за власть, так как полное игнорирование нужд и симпатий избирателей приводит к поражению на выборах.  

ПРИМЕЧАНИЕ

[8] Nugent W.T.K. The Tolerant Populists. Chicago, 1963. - P.233-234

[9] Hicks J.D. The Populist Revolt: A History of the Farmers Alliance and the People’s Party. Minneapolis, 1931. - P.407

[10] Hofstadter R. The Age of Reform. From Bryan to FDR. N.Y., 1955. - P.61

[11] Goldman E.F. Rendezvous with Destiny. A History of Modern American Reform. N.Y., 1956. - P.46

[12] Цит. по Chandler D.L. The Natural Superiority of Southern Politicians. Garden City, 1977. - P.213 

[13] Populism: Reaction or Reform? Ed by Saloutos T.Huntington. N.Y., 1978. - P.45

[14] Populism. Its Meanings and National Characteristics. Ed. by Jonescu G., Gellner E. L., 1969. - P.159

[15] Godwin L. The Populist Moment: A Short History of the Agrarian Revolt in America. N.Y., 1978. - P.192-193

[16] Stokes B. Helping Ourselves: Local Solutions of Global Problems. N.Y., 1981. - P.141

[17] Гитлер А. Моя борьба: Пер. с нем. - Ашхабад, 1992. - С.243

[18] The Politics of Thatcherism / Ed. by Hall S., Jacques M. - L., 1985. - 344p.

[19] Gamble A. The Free Economy a. the Strong State: The Polit. of Thatcherism. - L., etc.: 1988. - 263p.

[20] Populism: Its Meanings and National Characteristics. Ed. by Jonescu G., Gellner E. - L., 1969. - P.1

[21] Jonescu G., Gellner E. Introduction. - In: Populism: Its Meanings and National Characteristics. - L., 1969. - P.3

[22] МacRae D. Populism as an Ideology. - In: Populism: Its Meanings and National Characteristics. - L., 1969. - P.162

[23] там же - P.163

[24] Enciclopedia universal Sopena: Diccionario ilustrado de la lenqua espanola. T.7. - Barselona: Sopena, 1980. - P.6900

[25] The Enciclopedia Americana: International edition.: compl. in 30 vol. - N.Y., 1973. - V.21 - P.558

[26] Grand dictionnaire enciclopedique Larousse. T.8. - Paris: Librairie Larousse, 1984. - P.8340

[27] Революция и гражданская война в описании белогвардейцев. - М.-Л.: Госиздат, 1926. - С.25

[28]  Популизм - это не порок. // Аргументы и факты. - 1991. - N22

[29] Выдрин Д.И. Предвыборная борьба и политические технологии. // Коммунист, 1990. - № 2

[30] Левин И.Б. Размышления об итальянском кризисе.//Полис, 1995. - №2

[31] Conovan M. Populism. N.Y., 1981. - P.13

[32] Заславский В. Россия на пути к рынку: государственно-зависимые работники и популизм. // Полис, 1991. - № 5

[33] Политология: Энциклопедический словарь. - М., 1993. - С.306

К оглавлению

На первую страницу