Глава 1. Краткий экскурс в историю демократии 

Два с половиной тысячелетия известно миру явление под названием «демократия». За этот достаточно продолжительный для человеческой истории период времени люди могли сравнить различные формы правления и государственного устройства, методы осуществления власти, взаимоотношения власти и общества. Такое сравнение все в большей степени приводило к мнению о том, что демократия является наиболее предпочтительной для комфортного проживания людей формой организации власти.

О демократии в политологическом значении, на мой взгляд, имеет смысл говорить лишь в том случае, если речь идет не просто о взаимоотношениях людей, а об отношении организованной власти и общества. Т.е. демократия появляется тогда, когда возникают государства, на этапе перехода от первобытнообщинного, племенного к рабовладельческому  строю. Некоторые, условно говоря, демократические проявления во взаимоотношениях людей в догосударственный период (общинная демократия, военно-племенная демократия) не могут претендовать на такое определение. Со времен Аристотеля демократия рассматривается, прежде всего, как форма правления, режим, при котором утверждается суверенность народа и при котором управляют от его имени.

Импульс к демократическому способу правления исходит, по выражению Р.Даля, из «логики равенства»,[1] когда члены сообщества стремятся вырабатывать решения совместно. Такие условия стали складываться примерно около 500 г. до н.э. в Древней Греции и Древнем Риме. На территории Греции располагались города-государства, самым известным из которых были Афины. В 507 г. до н.э. здесь существовала система «народных правительств», характерной особенностью которой являлось назначение граждан для исполнения общественных обязанностей по жребию. Несколько главных должностных лиц избиралось собранием, в работе которого должны были принимать участие все граждане. Таким образом, в Древней Греции имела место прямая демократия.  В то же самое время в Древнем Риме возникла республика с ее системой консулов, сенатом и народными трибунами. Для римского гражданина доступным для него демократическим институтом были народные собрания, созываемые в Риме для принятия законов и избрания  магистратов. Так как все большее число граждан проживало за пределами столицы, собрания практически были постепенно преобразованы в представительные учреждения, где представительство сильно искажалось в пользу тех, кто мог регулярно присутствовать на собраниях.

В Афинах прямая демократия функционировала около двух столетий до завоевания ее Македонией, а затем римлянами, в то время как Римская республика просуществовала примерно до I в. до н.э., после чего войны, гражданские распри, коррупция подорвали демократические устои, которые окончательно утратили свое значение с установлением диктатуры Юлия Цезаря.

После падения древних демократий народовластие вновь стало появляться в Северной Европе. В Скандинавских странах (примерно в 600-1000 гг.) были распространены местные собрания, в которых принимали участие свободные граждане, принимавшие законы и даже избиравшие или утверждавшие короля. В другой части Европы – в Альпах, на территории современной Швейцарии с 800 г. существовали особые отношения, которые привели к созданию Ретийской республики, а впоследствии  - Швейцарской конфедерации.

Аналогичные процессы проходили также в городах Северной Италии (Венеция, Флоренция и др.), где около 1100 г. возникли города-республики, в которых в работе органов власти принимали участие сначала высшие слои общества - знать, а затем и представители средних слоев – так называемый «средний класс». С формированием национальных государств города-республики были обречены на слияние с более крупными и сильными образованьями, что привело к потере ими самостоятельности и ликвидации демократических органов власти.

В дальнейшем на основе местных собраний стали появляться национальные собрания (например, в Исландии национальный парламент возник в 930 г. и просуществовал три столетия). Такие региональные, а затем национальные собрания образовались в Норвегии, Дании, Швеции. Этот процесс затронул также некоторые другие страны и регионы Европы – Англию, Нидерланды, Бельгию. Но, в первую очередь, именно в Англии представительная власть стала обретать тот облик и формы, которые впоследствии несколько столетий спустя оказали определяющее влияние на практику представительного правления.

Проявления демократического правления были и на Руси. Демократические собрания – вече – действовали  в различных  городах домонгольской Руси: Киеве, Владимире, Смоленске, Пскове и некоторых других. Но только в Новгороде возникла  особая форма правления - республика.  Сложившиеся там выборные органы власти и управления просуществовали с XII до XV столетия. 

В конце XVII - начале XVIII века в Европе возникли политические идеи и процедуры, которые стали важнейшими элементами современных политических институтов и демократических теорий. Прежде всего, это идея о том, что правительства нуждаются в согласии и поддержке людей, которыми они правят. Необходимость выработки согласованных решений потребовала создание системы представительства в законодательном органе, отличавшейся от древнегреческой и древнеримской тем, что формировалась на основе выборов. Такие выборные органы власти сформировались как на местном, так и на национальном уровне.

Несмотря на то, что эти идеи и процедуры создавали необходимую для развития демократии базу, для ее реализации необходимо было еще преодолеть вопиющее неравенство в обществе, обеспечить контроль правительства со стороны парламента, сформировать парламент, выражающий интересы различных социальных групп и слоев, довести до сознания широкой общественности ценности демократического правления. На развитие демократических идей и процедур оказывали влияние также определенные благоприятные условия, о которых Р.Даль сказал так: «Мне кажется, что торжество демократии во многом определяется рядом счастливых случайностей. Но и эти случайности зависят от того, что делаем мы сами». [2]

Современные демократии, наследуя многие традиции исторических демократий, приобретают новые сущностные и процедурные черты. Они основываются на политических идеях Возрождения, Реформации, Просвещения. Эпоха Нового времени характеризуется началом процесса модернизации, под которой понимаются политические, экономические и социальные изменения, переводящие об­щество из традиционного в современное состояние. Предпосылками для политических изменений - демократизации - явились процессы становления суверенности политических систем и конституционности их устройства. Возникают суверенные государства, пред­полагающие на своей территории от­носительно однородный режим властных отношений, закрепляющие за собой монополию на применение насилия. В противовес государству возникает гражданское общество, утверждающее ненасильственную договорную само­организацию в соответствии с нормами естественного права и свобод человека.

Инициатором модернизационных преобразований явилась Англия, в которой после Славной революции 1688 года установилась конституционная монархия. В конце XVIII века после образования Соединенных Штатов Америки впервые были определены и законодательно закреплены некоторые формальные механизмы, которые позже сыграли важную роль в консолидации современных вариантов демократии. В Декларации независимости американский мыслитель и политик Томас Джефферсон писал: «Мы считаем самоочевидными истины: что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью; что для обеспечения этих прав люди создают правительства, справедливая власть которых основывается на согласии управляемых; что если какой-либо государственный строй нарушает эти права, то народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй, основанный на таких принципах и организующий управление в таких формах, которые должны наилучшим образом обеспечить безопасность и благоденствие народа».[3]

Определенный импульс процес­сам политизации и демократизации на европейском континенте дала Великая француз­ская революция (1789-1794). Тем не менее еще длительное время в противоборстве государства и гражданского общества происходило становление демократических институтов и практик.

Распространение идей демократии от города-государства к нации-государству Р.Даль назвал второй демократической трансформацией. Получив развитие в Европе и англоязычном мире, демократия в ХХ веке стала распространяться и на другие континенты, демонстрируя свое постоянно возрастающее влияние.

Если в условиях монархии власть была воплощена в личности государя, то при демократии, по выражению французского мыслителя Клода Лефора, «место власти становится пустым местом».[4] То есть создается политический порядок, при котором накладывается запрет для правителей присваивать себе власть. Властные функции распределяются в результате соперничества, условия которого постоянны, что предполагает институционализацию конфликта. Власть, оставаясь инстанцией, осуществляется при демократии через всеобщее избирательное право.

Процессы демократизации в национальных государствах привели к представительному правлению, суть которого заключается в формировании законодательного органа власти из народных представителей, избираемых свободно. При этом решается вопрос участия в управлении государством для каждого гражданина: он доверяет такое право своим выборным представителям. Поэтому демократическим может стать государство с большим количеством жителей. Представительство фактически исключает прямое вмешательство граждан в принятие государственных решений, в связи с чем для реализации индивидуальных и групповых интересов используются другие формы поли­тического участия - создание политических партий, общественно-политических объединений, групп по интересам, состав­ляющих инфраструктуру гражданского общества.

Одним из наиболее эффективных способов преобразования суверенитета народа в народное представительство, которое легитимизирует власть, являются выборы. Поэтому одной из базовых ценностей современной демократии является свободное, равное, прямое, тайное, всеобщее избирательное право. На выборах решается также вопрос реализации принципа большинства, адекватного общественным потребностям, параллельно с которым возникает проблема меньшинства, связанная с учетом его прав и интересов. Как показывает политическая практика, чем надежнее защищены права и интересы меньшинства, тем эффективнее правление большинства, а сама демократия — более стабильна и прибли­жена к политическому идеалу.

Эволюция парламента шла в направлении повышения его влияния на исполнительную власть, а также в расширении права голоса на выборах законодателей. Рабы, женщины и метеки получили гражданские права только в современных демократических государствах, причем женщины только в ХХ веке (за исключением Новой Зеландии – 1893 г. и Южной Австралии – 1894 г.).

Правление народа в итоге ограничивается выбором тех, кто будет править и в меньшей степени – как будут править. Т.е. народ не правит непосредственно, а только влияет на выбор правителей. Французский социолог Алэн Турэн предполагает, что «демократия есть свободный выбор правителей управляемыми, что подразумевает свободные выборы, возможность существования партий, профсоюзов и проведения пропагандистских кампаний благодаря свободам ассоциаций, собраний и слова».[5]

Выборы могут проводиться и в авторитарных государствах, но только де­мократические выборы отличаются неопределенностью, необратимостью и повторяемостью. Они являются неопределенными, так как до объявле­ния результатов никто не может быть полностью уверенным в победе, нео­братимыми, потому что результаты нельзя изменить и избранные представители зай­мут посты на предусмотренный конституцией срок, и повторяющимися через утвержденный законом срок. Как пишет Адам Пшеворский, «демократия – это система разрешения противоречий, в которой результаты зависят от того, что предпринимают стороны, но ни одна сила не контролирует происходящее».[6]

В этом проявляется слабость демократических структур, которые не могут гарантировать определенность результатов и создание механизмов, препятствующих появлению авторитарных тенденций в обществе. Как предполагают М.В.Ильин, А.Ю.Мельвиль и Ю.Е.Федоров, главная защита состоит в демократической делиберации – постоянной самокритике и самоочищении граждан, в вовлечении потенциальных противников демократии в демократическую дискуссию, а тем самым и в демократический процесс, способный превратить их в демократов.[7] Особенно это актуально для стран, которые в процессе демократических преобразований, сталкиваются с политическим, экономическим, культурным, психологическим сопротивлением в ходе создания демократических институтов.

Демократия создает условия для реализации народовластия, индивидуальных прав и свобод человека, плюрализма во всех сферах жизнедеятельности общества, возможности ненасильственного разрешения конфликтов и повышения благосостояния народа. Но будет ли реализован на практике этот потенциал, зависит от того, как будет протекать политический процесс, какие силы будут в нем участвовать, поддерживая или препятствуя заложенным в нем возможностям.

Аристотель, ссылаясь на Платона, писал: «Основным принципом демократического строя является свобода. По общепринятому мнению, только при одном этом строе все граждане пользуются свободой, так к ней… стремится всякая демократия».[8]  Без свободы невозможна демократия, так как она позволяет индивиду реализовать весь свой потенциал, необходимый для управления человеческой судьбой, воплощенный в политической власти.

Ж.Ж. Pycco соединяет идею свободы с демократически понятым  эгалитаризмом, толкуемым в уравнительном духе. Его рационализм порождает мистическую общую волю, в которую преобразуются многие конфликтующие между собой индивидуальные воли. Эта всеобщая воля олицетворяет всемогущество большинства, которое учреждает правительство для реализации данной воли, оставаясь единственным сувереном. 

Такое понимание демократии приводит к появлению деспотизма большинства по отношению к меньшинству. Такую демократию С.Л.Франк называл якобинской, считая, что деспотизм большинства является всегда лишь переходной ступенью к деспотизму немногих или одного. Истинное же значение демократии «состоит не в передаче власти в руки всех или большинства, а в ограничении каждой индивидуальной воли волею всех остальных членов общества».[9] 

Американский политолог С.Хантингтон считает, что корреляция между существо­ванием демократии и существованием личной свободы чрезвычайно велика: человек заинтересованный в свободе как основополагающей соци­альной ценности, должен быть заинтересован и в судьбе демократии. Кроме того, по его мнению, демократические системы в совре­менном мире менее подвер­жены гражданскому насилию, чем недемократические, в связи с чем демократические правительства гораздо реже приме­няют насилие против своих граждан, чем авторитар­ные.[10]

Исторический опыт свидетельствует об угрожающей близости демократии и деспотической диктатуры. В этом человечество смогло убедиться на опыте тоталитарных "народных демократий" XX века. Поэтому главное условие прочности демократии, как считает  С.А. Котляревский, состоит в том, чтобы «власть большинства не применялась со всей тиранической полнотой, чтобы у нее были пределы».[11]

Политические мыслители XIX века – А.де Токвиль, Б.Констан, Дж.Милль – в качестве центральной проблемы демократии выдвигают обеспечение прав меньшинства и определение пределов вмешательства государства и общества в личную жизнь индивида. Томас Джефферсон в своей первой инаугурационной речи в 1801 году сказал: «…все должны помнить один священный принцип, который заключается в том, что хотя мнение большинства всегда превалирует, однако, чтобы быть правильным, оно должно быть разумным; меньшинство имеет такие же права, которые должны защищаться правом справедливости, и всякое нарушение этого права должно быть наказуемым».[12] Не случайно некоторые политологи (Р.Даль, Дж.Сартори и др.) определяют современную демократию как систему правле­ния большинства, ограниченную правами меньшинства.

Для современной демократии характерен принцип политического и правового равенства граждан. Он предполагает факти­ческое наличие общегражданских стандартов политического исполь­зования называемых прав человека. Любые ограничения на полити­ческую деятельность могут быть установлены лишь на основе закона.

Главные позиции в демократии занимают право и идея справедливости как высшей степени совместимости различных интересов. В качестве основного критерия справедливости рассматривается максимум свободы для возможно большего числа инди­видов. Целью демократии является достижение максимального разнообразия, привлечение наибольшего количества людей к социальной жизни и распределению общественного продукта. По сравнению с прежними идеалами демократии сейчас гораздо больше ценится отдельная личность, ее мнение и интересы, политическая активность.

Демократия представляет собой такой спо­соб организации власти, при котором общество имеет возможность на ре­гулярной основе посредством юридически закрепленных ненасильствен­ных процедур корректировать деятельность управителей, а также персо­нальный состав правящей группировки и политической элиты.

Регулярная корректировка власти в демократических системах делает их относительно гибкими, воспри­имчивыми к технологическим и социальным нововведениям, что в итоге обеспечивает постоянный экономический прогресс. Это подтверждено ис­торией: именно демократические страны Европы и Северной Америки в XIXXX вв. оказались в авангарде форсированного технико-экономи­ческого развития.

В ХХ веке демократия становится плюралистической. Утверждается принципиально новый, отличный от предложенного Ж.Ж.Руссо, подход в понима­нии демократии. Суть его в том, что признается неизбежность и естественность политических разногласий, противоречий, конфликтов и отвергается единомыслие и безальтернативность. В современной демократии появляется организационный и идеологический плюрализм, означающий легаль­ное и легитимное существование в ее рамках разнообразных автономных друг от друга и от государства ассоциаций, преследующих различные, в том числе противоречащие друг другу цели и интересы.

Несмотря на огромное разнообразие конкретных демократических режимов, институтов и процедур, все они, наряду с представлением о су­веренной власти народа, основаны на некоторых основополагающих прин­ципах, среди которых отечественный политолог А.Ю.Мельвиль выделяет такие, как: полити­ческое и правовое равенство граждан; всеобщее избирательное право; представительный характер власти; выборность власти как форма реали­зации принципа представительства; плюрализм и свобода политической деятельности; правовой характер государства; уважение прав и интересов меньшинства; разделение властей на равноправные законодательную, ис­полнительную и судебную ветви; свободная конкуренция политических сил в борьбе за голоса избирателей, которая является наиболее надежной гарантией того, что власть не будет сконцентрирована в руках той или иной группы и др.[13] В этот перечень следует добавить конституционализм, легитимность, мажоритарность (правление большинства) и уважение к оппозиции, конституционные гарантии индивидуальных прав и свобод.

Мера демократичности определяется соответствием реальной действительности идеалу демократии. Если же исходить из такого положения, которое предложил М.Крэнстон, - «демократия – это политическая доктрина, чье содержание меняется в зависимости от умственного склада народов»,[14] то степень демократичности будет варьироваться в зависимости от этих изменений.

Дж.Сартори сводит сущность демократического идеала к трем составляющим: народному суверенитету, равенству властей и самоуправлению. Народный суверенитет предполагает равную правоспособность всех, в результате чего принцип «монарх-подданные» заменяется другим: все в равной степени суверенны, следовательно, правительство «над народом» сменяется правительством народа (самоуправлением).[15] Итальянский политолог считает, что «идеалы лучше всего соответствуют своей цели, если при неприятии они обесцениваются, а при реализации их роль возрастает».[16] Поэтому он предлагает различать демократический идеал в условиях отсутствия или наличия демократической ситуации.

Американские исследователи Т.Дай и Л.Зиглер к демократическому мышлению относят следующие идеи:

1. Участие народа в принятии решений, регулирующих жизнь людей в обществе;

2. Признание прав большинства граждан на создание правительства. Это право включает свободу слова, печати, собраний и петиций, а также свободу на инакомыслие, создание оппозиционных партий и выдвижение своей кандидатуры на выборную государственную должность;

3. Приверженность человеческому достоинству и сохранению свободы и собственности;

4. Приверженность принципу равенства возможностей для всех людей с целью развития их способностей.[17]

Ж.Бешлер предпочитает говорить не об идеалах демократии, а о целях. По его мнению, цели объективны и совершенно независимы по своей сути и по определению от сообществ и индивидуумов, которые их осуществляют. В понятиях же ценности и идеалы «присутствуют слишком субъективные оттенки смысла – коллективные для ценностей и индивидуальные для идеала: у человека свой личный идеал, а у сообществ свои ценности».[18]

По мнению Р.Даля, при оправдании демократии, как правило, апеллируют к демократическим системам, близким к идеалу.[19] Однако, идеальные политические системы никогда не существовали и существовать не будут. В то время, как философские оправдания демократии в большей степени акцентируют внимание на политических идеалах, американский политолог отдает предпочтение человеческому опыту. Идея демократии, считает Р.Даль, активно воспринимается неким народом в таких условиях, когда он приближается к созданию наиболее пригодной политической системы. Исторический и современный опыт свидетельствует о том, что среди прошлых и существующих политических обществ при учете всех обстоятельств лучшими оказывались те, которые в большей степени удовлетворяли критериям демократической идеи. Ибо еще в 1821 году Франсуа Гизо писал: «Демократическая система… имеет своей целью заставить власть беспрестанно доказывать свою легитимность».[20]

Идеалы демократии в ходе исторического развития не были постоянными. Они изменялись вместе с развитием общественной мысли и политической практики. Под демократией понимается не только идеальный строй, но и реальный, отличный в той или иной степени от идеала. Поэтому одной из проблем является определение того порога, который можно характеризовать как переход в новое качество. Здесь сходятся теоретические и эмпирические аспекты: переход от идеала к реальной действительности.

Особенностью современной демократии является ее распространение на другие сферы жизни – культурную, экономическую, социальную и т.д. Как пишет М.В.Ильин, «в наше время само понятие демократии расширилось и стало включать не только характеристики формы политического правления (от его всенародности до параметров участия граждан в самоуправлении), но также идеологические и, шире, мировоззренческие подходы к отношениям между людьми, а также моральные и даже философские посылки человеческого существования в условиях современности».[21] Причем, как считают некоторые исследователи (Ю.С.Пивоваров, А.И.Фурсов), демократия – это не только состояние, но и – процесс. По существу демократия является синонимом слова «демократизация».[22]

Издавна критики демократии ставили под сомнение способность простых людей управлять собой. Они утверждали, что управление должно быть возложено на просвещенное меньшинство, которое может эффективно управлять, благодаря своим знаниям и добродетелям. Так, рассуждая о народовластии, российский мыслитель Р.И.Сементковский акцентировал внимание на готовности и умении народа «исполнять свои общественные обязанности. Если эта готовность, это умение отсутствуют, народовластие всегда будет пустым звуком…»[23]

Еще Платон поставил вопрос: кто наилучшим образом пригоден управлять: сам народ, используя возможности демократического процесса, либо группа профессионалов, обладающих особыми знаниями и добродетелью? А до Платона китайский мыслитель Конфуций отдавал предпочтение правлению тех, кто овладел соответствующими моральными и профессиональным качествами. Таких людей Р.Даль назвал попечителями, которые могут различать, что является необходимым для общества и полностью посвящают себя служению этой цели. Их называют также квалифицированным меньшинством или экспертами в искусстве управления, которые руководят остальными в интересах всех, соблюдают принцип равного учета интересов и защищают его.

Попечительство является альтернативой демократии, принципиально другой разновидностью строя. Под попечительством Р.Даль понимает «строй, при котором государство управляется  заслуженными властителями, которые представляют собой очень небольшую группу людей, которые не зависят от демократического процесса».[24]

Но дело в том, что даже самые деспотические монархи и авторитарные правители всегда пытались и пытаются представить себя как истинных защитников коллективных интересов. Все они стремятся легитимизировать свое правление ссылками на обладание высшего знания, а потому и права на его осуществление, выражающегося в искреннем служении народу. Сторонники такого попечительства признают, что идеалы, к которым стремились попечители, сильно искажались, но это не должно, по их мнению, служить основанием для отказа от такой формы управления обществом. Р.Даль в своем исследовании «Демократия и ее критики» доказывает несостоятельность попечительства в современных условиях, основываясь на историческом опыте, подтверждающем истинность афоризма лорда Актона о том, что любая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно.

При демократическом режиме существует риск совершения ошибок людьми. Однако, такой риск имеет место при всех режимах и, как показала политическая практика ХХ века, самые страшные ошибки были совершены лидерами при недемократических режимах. В то же время нельзя не признать, что некоторые элементы попечительства были восприняты демократической практикой. Так, например, современная демократия с разработанной системой представительства, делегирования, специализированных комитетов и административной экспертизы в значительной степени увеличила объем и качество информации, необходимой для принятия решений. Попечительство задерживает, по выражению Р.Даля, формирование «моральных качеств целого народа» и «только демократическая идея в ее лучшем проявлении может дать надежду… на то, что все люди, а не немногие, занявшись управлением собой, смогут научиться действовать как морально ответственные личности».[25]

Невозможно отрицать того факта, что недемократические режимы смогли в ряде стран поднять жизненный уровень, расширить школьное образование, снизить уровень детской смертности, частично решить проблемы здравоохранения и социального обеспечения. В то же время нельзя отрицать, что демократия способная потерпеть неудачу, привести к экономическому кризису, социальному неравенству и насилию.

Современная демократия основывается на разнообразной природе человека, которая развивается, видоизменяясь и преобразуясь. В демократии люди могут использовать то, что им окажется полезным для развития личности, благодаря тем возможностям, которые предоставляет демократия.

Для современной России является крайне важным и актуальным соотнесение себя с феноменом демократии. Чтобы определиться с перспективой демократических тенденций в стране, необходимо установить точный диагноз ее современного состояния, как результата исторического развития. Демократия возможна лишь в том случае, когда в обществе существует потребность в политических институтах, характерных для демократического общества. Адекватность результатов анализа природе изучаемого общества является определяющим условием получения знания, необходимого для осмысления перспектив дальнейшего его развития.

[1] Даль Р. О демократии. М., 2000. С.16.

[2] Даль Р. О демократии. М., 2000. С.30.

[3] Джефферсон Т. Декларация независимости. Инаугурационные речи. Алматы, 2004. С.29.

[4] Лефор К. Политические очерки (XIX-XX века). М., 2000. С.26.

[5] Турэн А. Что означает демократия сегодня? // Международный журнал социальных наук. 1991. №1. С.19.

[6] Пшеворский А. Демократия и рынок. Политические и экономические реформы в Восточной Европе и Латинской Америке. Пер. с англ. / Под ред. проф. Бажанова В.А. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. С.30.

[7] Ильин М.В., Мельвиль А.Ю., Федоров Ю.Е. Демократия и демократизация // Полис. 1996. №5. С.158.

[8] Политика Аристотеля. Пер. С.А.Желябова. М., 1911. С.272.

[9] Франк С.Л. Философские предпосылки деспотизма // Опыт русского либерализма. Антология. М., 1997, с.262.

[10] Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце ХХ века./ Пер. с англ. М., 2003. С.39.

[11] Котляревский С. Предпосылки демократии // Опыт русского либерализма. Антология. М., 1997, с.224.

[12] Джефферсон Т. Декларация независимости. Инаугурационные речи. Алматы, 2004. С.37.

[13] Мельвиль А.Ю. Демократические транзиты (теоретико-методологические и прикладные аспекты). М., 1999. С.15.

[14] Цит. по: Sartori G. Democrazia e definizioni. Bologna-Mulino, 1972. P.12.

[15] Sartori G. Democrazia e definizioni. Bologna-Mulino, 1972. P.65.

[16] Сартори Д. Размышления о демократии: негодное государство и негодная политика // Международный журнал социальных наук. 1991. № 2. Новый взгляд на демократию. С.10.

[17] Дай Т., Зиглер Л. Демократия для элиты. Введение в американскую политику. М., 1984. С.41.

[18] Бешлер Ж. Демократия. Аналитический очерк. М., 1994. С.72.

[19] Даль Р. Демократия и ее критики. М., 2003. С.124.

[20] Гизо Ф. Политическая философия: о суверенитете// Классический французский либерализм: Сборник / Пер. с фр. М., 2000. С.571.

[21] Ильин М.В. Слова и смыслы. Опыт описания ключевых политических понятий. М., 1997. С.332-333.

[22] Пивоваров Ю.С., Фурсов А.И. Размышления о демократии // Политическая наука. 1999. №2. Проблема демократии в политической мысли ХХ столетия. Проблемно-тематический сборник. С.17.

[23] Сементковский Р.И. Две книги о свободе / Русское общество и государство. Т.2. // Сочинения. В 3-х т. СПб., б/г. С.364.

[24] Даль Р. Демократия и ее критики. М., 2003. С.87.

[25] Даль Р. Демократия и ее критики. М., 2003. С.120.

К оглавлению

На первую страницу