Статьи про армию

Об оптимизации штатов управленческих структур Деньги для армии

Об офицерском достоинстве

О роли офицеров

О роли офицеров (часть вторая)

О кастовости офицерского корпуса (часть первая)

Об оптимизации штатов управленческих структур

Заметки на данную тему получили критику со стороны управленческого аппарата, поэтому есть необходимость пояснить точку зрения автора.

1. Кадры управленческих структур раздуты. Есть такие должности, отсутствие которых абсолютно никак не скажется на управлении войсками. Некоторые должности появляются под конкретного человека, под конкретную идею большого начальника, зачастую просто не оправданную. А отказаться от такой идеи начальник уже не может - это означает признать свою неправоту.

2. Интенсивность работы офицеров определяется, прежде всего, командующим войсками округа (КВО). Если он организует работу так, что офицеры штаба округа становятся практически исполнителями его поручений в конкретной части, то это порождает потребительские настроения в войсках. Существует такая практика: приезжает КВО в конкретную часть, ставит задачи командиру, оставляет своих офицеров для контроля и уезжает. Затем эти же офицеры, а не офицеры части, отчитываются за выполнение задач перед КВО. Поэтому офицеры части спокойны - спрос все равно будет не с них. При такой постановке вопроса, какой штат ни создавай в штабе округа - офицеров всегда будет не хватать. Т.е. армейское руководство не хочет отходить от старых стереотипов: младшие офицеры выполняют роль сержантского состава, а офицеры штаба округа - функции офицеров частей. Такой подход приводит к снижению эффективности управления войсками, т.к. офицер штаба округа выполняет не свойственные для него функции.

3. Снижение численности офицеров должно осуществляться за счет повышения информатизации управленческой работы. Все офицеры должны владеть компьютером и теми программами, которые необходимы для их деятельности. Если офицер не соответствует этим требованиям, он не должен работать в штабе. В противном случае появляется целый штат помощников: младших офицеров, солдат, владеющих компьютером и выполняющих работу за этих офицеров. Информатизация позволит сократить значительное количество офицерских должностей. Если данному аспекту управленческой деятельности не будет придано должного значения и внимания - управление войсками безвозвратно отстанет от требований времени.

4. Сокращение отчетности. Генштаб должен сохранить только самые необходимые отчеты, отказаться от надуманных, а нижестоящие структуры не должны создавать дополнительные отчеты, пользуясь только генштабовскими. Иначе отчетность возрастает со скоростью снежного кома сверху до низу. И низовые структуры: штабы частей, учреждений, военные комиссариаты районов, городов - львиную часть времени вынуждены тратить на бумаготворчество. В итоге страдает конкретная работа.

Вывод: до тех пор, пока не будет выработана стандартизация процессов управления, пока военачальники занимаются волюнтаризмом, может быть даже с благими намерениями, пока у нас в армии не появится решительный руководитель, который сможет повести борьбу с бюрократизмом и осознает необходимость информатизации управленческого процесса, все предложения по сокращению армейского управленческого аппарата останутся благими пожеланиями. Самый большой враг в борьбе с бюрократизмом - сам бюрократ.

14.06.2002

Деньги для армии

Чем ближе 1 июля, тем тревожнее на душе у военных. Обещанное Президентом повышение денежного содержания явно под угрозой срыва, несмотря на оптимистичные заявления премьера. И тому есть основания.

Впервые после дефолта в армии вновь стали накапливаться невыплаты. До июня с.г. задержки были связаны в основном не с основными доходами: командировочные, проездные, пайковые. Например задержки по выплатам проездных составляет почти год. Т.е. военнослужащие, которые были в отпуске летом прошлого года еще не получили полного расчета за свою поездку. По пайковым задержки составляют от месяца до трех. А в июне до сих пор не выплатили денежное довольствие, хотя последний год таких срывов практически не было и деньги выплачивались до 20 числа каждого месяца. Более того, в финансовые органы пришли документы на взимание подоходного налога с 1 июля, а о повышении денежного довольствия ни слова.

Все эти факты свидетельствуют о том, что для правительства РФ армия не является приоритетом в финансировании, и несмотря на то, что Президент в июне поставил задачу найти деньги для военных, правительство делать этого пока не спешит.

Не только правительство так относится к военным. Госдума так и не внесла изменения в закон о приравнивании окладов военнослужащих к окладам государственных служащих. Оказывается денег на это не было предусмотрено. Т.е. когда принимали бюджет, депутаты не предусматривали повышение зарплаты военным. Но Президент свое обещание повысить уровень доходов военнослужащих решил сдержать и своим указом обязал правительство с 1 июля внести изменения в оплату денежного содержания военнослужащих в соответствии с проектом соответствующего закона, принятого во втором чтении.

Теперь у правительства болит голова, где взять деньги, которые они уже распределили на другие нужды. И это происходит при благоприятной цене на нефть, повышении темпов экономического развития, о чем победно докладывает министр экономики, и при повышении конкурентоспособности наших товаров на международном рынке. Нет только одного: желания заботиться об армии, повышать уровень благосостояния офицеров и членов их семей, сделать их жизнь достойной. Недаром сейчас много шума о признаниях начальника Генерального штаба о закритичном состоянии вооруженных сил. Об этом не хочет слышать государственная власть, но с этим каждодневно сталкиваются военнослужащие, защищая эту самую власть. 

24.06.2002

Об офицерском достоинстве

Неопределенности, связанные с выплатой денежного довольствия, неожиданно возникшие в июне и уже продолжающиеся в июле, активно обсуждаются в офицерской среде. Естественно, у людей в погонах набралось много вопросов, которые они хотели бы задать своему руководству в связи с задержками в выплате денежного содержания. Об этом известно всем начальникам, у которых имеются подчиненные. И вот едут эти начальники высокого уровня в одном автобусе на очередное командное мероприятие и возмущаются сложившейся ситуацией. И правительство бездарное, и высшее военное руководство не добивается должным образом разрешения армейских проблем, поэтому и деньги не платят и т.д. Да вот только большим военным начальникам будто невдомек: все вопросы в армии решаются по команде. И докладывают тоже по команде. Если подчиненные офицеры чем-то возмущены, обязанность командира или начальника доложить об этом вышестоящему руководству. А оно докладывает еще выше. И так далее вплоть до Президента, как Верховного Главнокомандующего. На вопрос большому начальнику, доложил ли кто-нибудь командующему войсками округа о настроении офицерского состава, связанного с невыплатой денежного содержания и возникших задолженностях, этот начальник ответил: кто же ему осмелится об этом доложить? То есть признается факт невыполнения своих должностных обязанностей. Если доложить об успехах в боевой и мобилизационной готовности - то в первых рядах. А предотвратить возможные негативные последствия из-за плохой работы правительства - на это ни генералам, ни полковникам не хватает силы воли.  Ведь офицер, своевременно не получающий положенного денежного довольствия, - потенциальный нарушитель любого приказа! И на это большим начальникам наплевать. Главное, чтобы их реноме не пострадало.

Вот такие военачальники командуют в армии. Где же чувство собственного достоинства, офицерской чести, беспокойства за своих подчиненных, а в конечном счете за судьбу Отечества? Если офицеры независимо от занимаемого поста не научатся уважать себя, они не станут достойными защитниками своей Родины, а армия будет влачить жалкое существование и дожидаться государственных подачек в зависимости от политической коньюнктуры.

2.07.2002

О роли офицеров

Проблемы современной Российской армии невозможно решить, игнорируя исторический опыт. Имея за своими плечами более чем 300-летний путь, Российская армия неоднократно оказывалась в критическом состоянии, но вновь и вновь возрождалась и радовала свой народ великими победами, которыми россияне гордятся до сих пор. Кадровой основой любой армии являются офицеры, которые определяют дух армии, процесс обучения и воспитания солдат, служат примером для подчиненных на поле боя. 

Вот как характеризовал роль офицерского корпуса в 1910 году полковник Режепо Петр Александрович, автор известных трудов по статистике офицеров, покончивший с собой в 1917 году.

Он считает, что деятельность каждого общества более всего зависит от его руководителей. Эта психологическая аксиома тем более довлеет в армии, где царит дисциплина. Одни офицеры служат долго, они воспитывают, они источник знаний, они высшие начальники и в них залог побед и поражений. 

Основой всей жизни и боевой деятельности армии должны быть ее офицеры.  

Если характер нации падает, то и великие чувства, одушевляющие воинов, понижаются: на первое место выдвигаются материальные блага мира. Счастливы те нации, где есть сознание, что не все покупается за деньги, счастливы те, где есть сословие рыцарей, которые ценят железо и сталь дороже серебра и золота.  

Такое сословие всегда дает энергию от идеи, сословие мучеников, которое не чета энергии процента, сословию от мещан. Усилия лжефилософов и подчиненных народов, мечтающих о самостоятельности, всегда будут направляться к уничтожению основ армии. Наконец, многие штатские люди не любят еще офицеров просто из-за житейских мелких причин.  

Таким образом, с различных сторон, и внешних и внутренних, пытаются помешать, сознательно и бессознательно, развитию армии и улучшить состав ее офицеров. А между тем кто не знает аксиомы, что для государства проигранная кампания всегда будет дороже, чем подготовка к победоносной войне. Да и кто посмеет воевать с нами, когда будет знать нашу силу и готовность.  

Характеризуя причины неудач в русско-японской войне П.А.Режепо отмечает, что Русская армия уклонилась с пути, указанного великими полководцами, великими знатоками человека. Ее стали не так воспитывать и учить не тому, что надо для войны. В ней было обращено главное внимание на внешность, частью — на быт солдата, но в ней было мало обращено внимания на сущность усовершенствования офицера.  

Исчезла духовная сила, великая связь отцов-командиров со своими подчиненными детьми. Умение руководить и управлять, умение заставить всех и все пойти на смерть перестало цениться на деле. Надобности не встречалось, а в будущее глядеть не хотелось. Обращалось более внимание на точное знание форм, на умение вести хозяйство, одним словом, на доблести мирного гражданина и хорошего хозяина.  

По мнению военного публициста хороший состав офицеров — основа хорошей боевой деятельности армии. Русская армия никогда не имела лучшего солдатского материала, чем в начале ХХ века, и тем не менее испытала только поражения.

Из высказываний уважаемого военного специалиста начала ХХ века прослеживается параллель с проблемами конца ХХ-начала ХХI вв. Пожалуй, наша страна относится к числу тех счастливых, "где есть сословие рыцарей, которые ценят железо и сталь дороже серебра и золота". К сожалению, военное и политическое руководство об этом тоже знает, о чем свидетельствует их соответствующая "забота" о золотом фонде вооруженных сил.

В данном выпуске использован материал следующих источников: 

11.08.2002.

О роли офицеров (часть вторая)

Продолжаем исторический экскурс в прошлое Русской армии. Высокое предназначение офицеров, о котором шла речь в предыдущем выпуске, достижимо лишь в том случае, если сами офицеры достойны носить это благородное звание. Из кого же состоял офицерский корпус начала ХХ века?

Император Петр Великий, создавая регулярную армию, возложил на дворянство всеобщую воинскую повинность (для образования офицерского корпуса), а на прочие сословия (кроме освобожденного от военной службы духовенства) — рекрутские наборы, т.е. поставку в войска молодых людей для занятия солдатских должностей. В XVIII веке только дворянство выставляло офицеров, и офицерство было исключительно дворянским. Но в XIX в. разночинцы хлынули в администрацию государства, достигая даже ее вершин, и вслед за этим обнаружился прилив недворянских детей в офицерский корпус. Перед Первой мировой войной Российское кадровое офицерство было по своему происхождению всесословным. Закон не создавал никаких ограничений по сословному признаку — в праве каждого, не привлеченного к суду гражданина, можно было стать офицером.

В начале ХХ века было три способа стать кадровым офицером:

1) Имея аттестат зрелости (свидетельство об окончании гимназии, реального училища или кадетского корпуса), поступить в одно из военных училищ и, завершив его, получить погоны подпоручика.

2) Отличиться в военное время и из солдат быть произведенным в офицеры с правом достичь чина штабс-капитана (штаб-ротмистра). В мирное же время каждый солдат, закончивший срочную службу в унтер-офицерском звании, имел право держать вступительный экзамен в военное училище, чтобы стать офицером.

3) Имея свидетельство о прохождении полного курса среднего учебного заведения, поступить на военную службу солдатом-вольноопределяющимся, прослужить один год (обычные солдаты служили три года), выдержать экзамен на чин прапорщика запаса и, имея этот первый офицерский чин, сдать экзамен за курс военного училища; после этого следовало производство в чин подпоручика запаса, и этот офицер мог ходатайствовать о зачислении его на действительную военную службу, что уравнивало его со сверстниками, нормально прошедшими курс военного училища.

Все три пути были открыты для всех. Вольноопределяющимся мог стать молодой человек любого сословия и после сдачи экзамена получить чин кадрового офицера; солдатами были люди всех сословий, и каждый мог, либо отличившись на войне, либо поступив в военное училище, быть произведенным в офицеры; а обычный путь через военное училище был открыт для всех юношей, независимо от их сословного происхождения. Кадровым офицером мог стать княжеский сын и сын дворянина, а также сыновья священника, купца, почетного гражданина, крестьянина, мещанина, ремесленника или рабочего. И не только мог стать теоретически, по закону, но и становился фактически и притом без каких-либо затруднений.

Единственным ограничением был утвержденный законом статут Пажеского Его Императорского Величества корпус, куда могли вступать лишь дети или внуки чинов Царской свиты, генералов и генерал-лейтенантов.

Кроме этого ограничения касались гвардии. В Санкт-Петербурге было два военных училища — Павловское (пехотное) и Николаевское (кавалерийское), куда принимались преимущественно дети потомственных дворян. Не закон определял такое ограничение, а традиция гвардии, требовавшая, чтобы ее полки комплектовались офицерами из потомственного дворянства, поэтому эти два училища служили главным образом для укомплектования гвардии.

На особом положении был также офицерский состав Флота и Морской корпус, выпускавший молодых людей офицерами во флот. Это проистекало от особенностей морской службы и от флотских традиций, основанных на заветах славных Российских флотоводцев.

Процентное отношение офицеров разного сословного происхождения в армейских войсковых частях колебалось между 75 и 25%, причем не потомственно-дворянская часть офицеров состояла преимущественно из детей личных дворян, купцов, священников и крестьян. Колебания процентов зависели не только от рода войска (в коннице — больше, в пехоте — меньше), но и от стоянки войсковой части: много юнкеров при выпуске из военного училища брали вакансии в полки, расположенные в месте пребывания своих родителей, вследствие чего полки Московского гарнизона имели большой процент дворянских и купеческих отпрысков, а полки в Ташкенте или Омске — меньший процент.

С большой долей вероятности можно утверждать, что в годы перед Первой мировой войной Российское офицерство состояло в большинстве своем не из родового дворянства, а из людей, чьи деды или только отцы, а зачастую лишь сами эти лица были удостоены дворянства. Т. е. не дворянское звание делало офицером, а офицерское звание делало дворянином.

С момента вступления юноши в кадетский корпус или молодого человека в военное училище исчезало понятие о сословном различии, если оно было привито в семье. В офицерской среде никогда и ни при каких обстоятельствах не ощущалось различие происхождения: все были офицерами на службе Его Величества, и только разница чинов устанавливала градацию прав и обязанностей. А чины приобретались вне зависимости от происхождения. В начале XX века ни закон, ни традиция, ничто не препятствовало людям всех сословий восходить на высшие ступени военно-иерархической лестницы: в офицерстве было абсолютное сословное равенство.

Проводя параллель с современностью можно отметить, что сто лет назад молодые люди стремились в армию, чтобы стать офицером, а возможно, и дворянином. Только так можно было достичь высокого положения в обществе. Теперь молодые люди идут в армию по другим причинам. И, к сожалению, в большинстве своем не офицерское звание привлекает их, а несколько иные, зачастую меркантильные интересы.

В данном выпуске использован материал следующих источников: 

16.08.2002

О кастовости офицерского корпуса (часть первая)

Исторически существовало расхожее мнение, что офицерство всегда являлось особой кастой, т.е. общественной группой, обособленной от остальных групп происхождением и правовым положением своих членов. Пожалуй, справедливым данный подход к определению общественного положения офицеров являлся лишь в XVIII веке до Екатерины Великой включительно. Что касается остального периода Русской армии, то кастовость офицеров поставлена под сомнение исследователями военной истории конца XIX -  начала XX века.

В данном выпуске использован материал следующих источников: 

Каста есть замкнутая группа людей, в которую включается человек лишь фактом рождения от родителей, принадлежащих к данной касте, и в которую нельзя проникнуть извне, а также из которой нельзя выйти. Рождение в касте предопределяет на всю жизнь права и обязанности рожденного. Офицерские права и обязанности проистекали не от рождения, а от вступления по собственной воле в офицерский корпус. И корпус этот не был замкнутым: в него ежегодно вливалось тысячи три молодых людей всех сословий, всех групп общества, всех имущественных положений.

Этот приток посторонних начинался в кадетских корпусах. Кадетские корпуса имели в XX в. своим назначением предоставлять офицерам возможность бесплатно давать образование своим сыновьям. Для офицеров, живших в большинстве своем в весьма стесненных финансовых обстоятельствах, было облегчением, что в корпусе не только не надо было платить за обучение и учебники, но и пропитание, и обмундирование были бесплатными. Это побуждало большинство офицеров определять своих сыновей в кадетские корпуса. Побуждал к этому и военный дух в офицерских семьях. Но дух этот не был кастовым, и офицерские сыновья по своей воле или по воле родителей свободно могли поступать не в корпус, а в какое-либо среднее учебное заведение. 

Но бывало и обратное: родители, не принадлежавшие к военной среде, отдавали своих сыновей в кадетские корпуса, чему закон не препятствовал. Эти кадеты были «своекоштными», т.е. родители оплачивали их содержание и обучение. Наличие этих кадет «со стороны» опровергает мысль о кастовой замкнутости офицерства. Процент этих неофицерских детей в корпусах был различен, но, например, Николаевский кадетский корпус в Санкт-Петербурге заполнялся преимущественно купеческими детьми.

В кадетских корпусах воспитание было систематическим развитием любви к военной службе, и поэтому большинство кадет шло по окончании корпуса в военные училища. Однако образование было поставлено так, что кадет, не желавший стать военным, мог без затруднений, наравне с окончившими реальные училища поступать в высшие технические заведения и мог, как и реалисты, идти в университет, сдав экзамен по латинскому языку. Уход кадет «на сторону» был нередким явлением: офицерская среда не имела кастово замкнутыми ни входную, ни выходную двери.

В офицерскую среду ежегодно вливалось более полутора тысяч неофицерских детей, которые сливались с наследственно-военными, т.е. с детьми офицеров. Если в полках гвардии процент офицеров из неофицерских детей не превышал 10, то это происходило главным образом от того, что вакансии в гвардейские части разбирались преимущественно сыновьями гвардейцев. Но в армейских полках от 30 до 60% офицеров было из неофицерских детей.  

20.08.2002

На страницу про армию

На первую страницу