10 лет реформ

Под воздействием политических событий 1991 года произошел раскол Советской Армии. Этот раскол был неминуем, вследствие распада страны и государственного самоопределения союзных республик СССР. Россия была одной из последних, заявивших о создании своей армии.

Указом Президента РФ от 7 мая 1992 года было объявлено о создании Вооруженных Сил Российской Федерации. В пункте 4 указа было предложено Министерству обороны разработать и внести предложения по содержанию военной реформы в армии и на флоте. Именно с этого момента начался процесс реформирования Российской армии, как правопреемницы Советских Вооруженных Сил. 18 мая Б.Ельцин назначил своим указом министра обороны РФ - П.С.Грачева.

В мае 1992 года стала разрабатываться Концепция создания Вооруженных Сил, которая предусматривала строительство армии в три этапа. На первом этапе (1992 г.) основными задачами являлись инвентаризация вооружения и техники и разработка правовой базы строительства и функционирования Вооруженных Сил РФ. На втором этапе (до 1995 г.) - создание Мобильных сил, группировок, отвечающих  требованиям момента, переход к смешанной системе комплектования Вооруженных Сил. На третьем этапе (после 1995 г.) - проведение радикальных преобразований структуры Вооруженных Сил, изменения военно-административного деления территории России. Общую численность Вооруженных Сил планировалось довести до 1,5 млн человек.

Следует отметить, что реформирование армии происходило без военной доктрины, основные положения которой появились только в декабре 1993 года (но не сама полноценная доктрина). Т.е. строительство Вооруженных Сил на первоначальном этапе осуществлялось без учета продуманной стратегической линии, учитывающей особенность международного положения России и геополитических реалий. Она не была адаптирована к рыночным условиям российской экономики. Более того, реформа была ориентирована на благоприятную экономическую ситуацию в стране, на правовую основу, стабильный военный бюджет. Однако ничего этого в стране не было.

Правительство не считало для себя приоритетной деятельность по реформированию Вооруженных Сил, предоставив возможность армии реформировать саму себя. И.о. премьера правительства Е.Гайдар констатировал: "Объективный анализ складывающейся в мире обстановки свидетельствует о том, что Россия в настоящее время не сталкивается с непосредственной военной угрозой. Отсутствует и угроза внезапного нападения". (Красная Звезда, 9 октября 1992 г.)

Общеизвестно, что армия, которую собственные политики убеждают в отсутствии вероятных противников, неминуемо начинает загнивать и разлагаться. Она теряет смысл своего существования. Высокие слова о долге, о России при чрезвычайно нестабильном финансировании усваиваются плохо. Еще хуже они усваиваются, когда военный человек видит несправедливое устройство государства, которое он призван защищать.

В октябре 1992 года президент утвердил Концепцию реформы и План строительства Вооруженных Сил на период до 2000 года, который с треском провалился. В данной концепции не шла речь  о соответствующем финансировании, о правовой базе и главное - о роли государства. За реформы в течение 1992-1993 гг. выдавались создание Министерства обороны и Генерального штаба, вынужденный вывод войск из-за рубежа, сокращение армии, создание новых группировок, т.е. объективно вынужденные шаги в военной сфере. Это позволило генерал-полковнику Б.Громову  констатировать: "То, что сейчас выдается за военную реформу, на самом деле является масштабным организационно-штатным мероприятием".

Президент вспоминал об армии только тогда, когда требовалась ее поддержка в борьбе за власть и в дни военных праздников. В таких моментах Б.Н.Ельцин проявил себя последовательным исполнителем знаменитого ленинского изречения: "Всякая власть лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться". Жизнь армии все больше подчинялась интересам политической власти.

В конце 1992 года была предпринята попытка перехода на смешанный способ комплектования армии (по призыву и по контракту), но он не был подкреплен финансово. Долго и безуспешно решался вопрос создания Мобильных сил - любимого детища П.С.Грачева. О неудовлетворительном ходе реформ уже в конце 1992 г. отмечало высшее руководство страны. Так, Б.Н.Ельцин на расширенном заседании коллегии Министерства обороны РФ 25 ноября 1992 г. выразил неудовлетворение ходом военных реформ, заявив, что при всех объективных трудностях ее проведение недопустимо затягивается. (Красная Звезда, 23 февраля 1993 г.)

В постановлении Съезда народных депутатов от 7 декабря 1992 г. "О положении в Вооруженных Силах и военной политике Российской Федерации" отмечалось: "Состояние Вооруженных Сил остается тяжелым. Реформа Вооруженных Сил проводится медленно. Министерство обороны РФ не проявляет достаточной настойчивости в обеспечении боеготовности войск, социальной защиты военнослужащих и укреплении воинской дисциплины". (Красная Звезда, 15 декабря 1992 г.)

Прозрение Президента РФ наступило после начала чеченской кампании, в которой армия терпела сокрушительное поражение. В феврале 1995 г. Б.Ельцин заявил, чтот намерен кардинально заняться военной реформой. Но армия не дождалась президентского обещания. В своих президентских посланиях Б.Ельцин определял приоритетные задачи армии, но реальных шагов по реформированию сделано не было. Перед президентскими выборами 1996 г. Б.Ельцин издал популистский указ о переходе армии с 2000 года на профессиональную основу.

О систематическом недофинансировании армии с 1994 г. начал говорить П.Грачев. А минфин, в свою очередь, доказательно заявлял о нецеленаправленном расходовании денежных средств Министерством обороны. В стране не было создано действенного демократического контроля над армией, который предполагал бы не только права политических субъектов, но и их ответственность за состояние армии, отсутствовала централизация управления военной реформы, продуманная военно-техническая политика. В ходе реформирования армии неоднократно возникали серьезные проблемы с продовольственным обеспечением, а в некоторых частях солдаты действительно голодали (все СМИ сообщили о вопиющих событиях на о.Русском).

В 1994 г. был завершен вывод войск из Германии в соответствии с откорректированными сроками. В документах Министерства обороны указывалось, что вывод осуществляется "для создания новых группировок с учетом новых реалий". В соответствии с этими реалиями многие части были выведены в чистое поле. Министр обороны П.Грачев, обещавший не выводить войска в необжитые места, своего слова не сдержал (скорее всего, под нажимом Администрации Президента и МИДа).

В августе 1995 г. Президент РФ одобрил очередную программу военного строительства в России, которая вступала в силу с 1996 г. Лишь только в феврале 1996 г. в своем ежегодном послании Президент признал, что Вооруженным Силам не достает внимания со стороны государственной власти и что строительство Вооруженных Сил - общегосударственная задача. Т.е. все эти почти четыре года армия реформировала сама себя под стыдливым и трусливым взором государственной власти с интересом наблюдающей со стороны, что у нее из этого получится. В своей книге  "Генштаб без тайн" В.Баранец приводит убийственную по своей простоте и истинности фразу: "у нас военная реформа похожа на привидение: все о ней говорят, но никто ее не видел". Незадолго до своей отставки П.Грачев признал, что военная реформа находится в тупике.

Летом 1996 г. Министром обороны стал И.Родионов. Намерения у него были благие: реформировать всю оборонительную систему государства при гарантированном финансировании. Акцент делался на социальный аспект: сокращение количественного состава армии при гарантированной социальной защите военнослужащих. Многие военные политики (Ю.Батурин, А.Арбатов, Е.Гайдар и др.) настаивали на учете при военном реформировании таких факторов, как потепление международного климата и значительное снижение военных угроз. Западные специалисты признавали реальность плана реформирования нового Министра обороны, называя его прагматичным и продуманным. И.Родионов первым начал говорить об отсутствии политической воли у руководства государства по вопросам военной реформы. 

В противовес родионовскому реформированию разрабатывался проект Ю.Батуриным, который отличался рядом принципиальных моментов. В конфликт между ними, который дошел до общественности, пришлось вмешаться Президенту. Слишком высокая самостоятельность и откровенность нового Министра обороны стали причиной его скорой отставки. Фразу, высказанную им перед ветеранми Вооруженных Сил 22 февраля 1997 г. "я министр разваливающейся армии и умирающего флота", кремлевская власть ему не простила. 41-ый министр обороны за всю историю России прокомандовал рекордно короткое время - 10 месяцев. 

Реформы за предыдущий период затронули в основном количественный состав Вооруженных Сил: в мае 1992 г. по разным данным армия насчитывала 2,5 - 2,8 млн. человек, а в июле 1996 г. - 1,7 млн. чел. По некоторым данным за первые пять лет существования новой Российской армии уровень обученности российских военнослужащих снизился в 1,6 раза, а их материальное благосостояние - втрое. (Военные знания. 1998. N 8. С.23.)

За военными реформами в Вооруженных Силах РФ внимательно и с обеспокоенностью следили в западных странах. Так, в конце 1997 г. на заседании Североатлантической ассамблеи обсуждался доклад "Состояние Вооруженных Сил Российской Федерации". Парламентарии стран НАТО охарактиризовали наши Вооруженные Силы в качестве "раздавленного монстра". Офицеры НАТО, инспектирующие ВС РФ в соответствии с Договором по обычным Вооруженным силам в Европе, оценивали состояние Российской армии как катастрофическое. Они были шокированы жалким положением солдат и офицеров. Условия жизни и быта российских военнослужащих и членов их семей характеризовались при этом как ужасные. У них сложилось мнение, что ВС РФ деморализованы. В числе причин поражений в Чечне признавались просчеты в руководстве, недостаточная боеготовность, низкий уровень боевой подготовки, неудовлетворительное качество снаряжения и вооружения, нехватка материальных средств, включая продукты питания, слабая организация тылового обеспечения. В резюме доклада отмечалось, что российское общество находится на уровне нравственной деградации. Осознание необходимости обороны страны в общественной среде фактически разрушено. Защита Родины потеряла свое значение, а военная служба не является больше престижной и обязательной. Представители законодательных органов власти стран НАТО подчеркнули, что глубоко сочувствуют россиянам в том, что их армия, которая должна являться гордостью народа, находится в таком отчаянном положении. (Армейский сборник. 1998. N 3. С.13-16)

Следующим Министром обороны стал И.Сергеев. Его детищем стал Указ Президента РФ "О первоочередных мерах по реформированию Вооруженных Сил Российской Федерации", подписанный  в середине июля 1997 г. При И.Сергееве проведены следующие масштабные мероприятия: сокращение численности военных округов (Сибирский объединен с Забайкальским); упразднен Главкомат Сухопутных войск, вместо которого создано Главное управление; объединены Ракетные войска стратегического назначения, Военно-космические силы и войска Ракетно-космической обороны; объединены Войска ПВО и ВВС в единый вид Вооруженных Сил. И.Сергеева отличала самая важная для существующей политической власти черта: беспрекословное подчинение воле Верховного Главнокомандующего и готовность выполнить любую команду, пусть даже во вред Вооруженным Силам. Например, в период систематической задержки финансового довольствия военнослужащим Министр обороны сделал заявление, удивившее всю армию: угольщикам деньги нужнее, армия уступает им место в получении денежных средств (шахтеры в это время перекрывали железные и автомобильные дороги, поэтому для власти важнее было решить их проблему). И.Сергеев не так часто просил (в отличие от И.Родионова, который требовал) денег от правительства, призывал военное руководство правильно понимать сложившуюся ситуацию и не требовать денежных средств.

Став первым в новейшей российской истории маршалом Российской Федерации, И.Сергеев так реформировал группировку войск в Северо-Западном регионе - единственном регионе, где имеются общие границы со странами НАТО, что она перестала представлять угрозу для них. (Вестник военной информации. 1999. N 5. С.4) 10 февраля 1999 года Б.Ельцин встретился с руководителями силовых ведомств и выразил удовлетворение работой руководства силовых структур, и в первую очередь,  Министерством обороны. (Красная Звезда, 11 февраля 1999 г.)

А армия продолжала разваливаться. Б.Громов в очередной раз констатировал: "Сегодня мы расплачиваемся за проваленную военную реформу". (Известия. 27 августа 1999 г.)

28 марта 2001 года новым 43-им Министром обороны России назначен Сергей Иванов. При заступлении на этот пост он отметил: "В последние десятилетия в силу финансовых и других трудностей не уделялось должного внимания строительству Вооруженных Сил, а также социальному обеспечению военнослужащих". (Красная Звезда, 30 мая 2001 г.) 11 августа 2000 г. на Совете Безопасности РФ разработан очередной План строительства и развития Вооруженных Сил России на 2001-2005 гг. В январе 2001 г. этот план был утвержден Указом Президента. В соответствии с этим документом осуществляется переход на трехвидовую структуру: Сухопутные войска, ВВС, ВМФ. РВСН преобразованы в род войск Вооруженных Сил, из их состава выведены войска Ракетно-космической обороны и Космические силы и средства, а на их основе сформирован новый род войск - Космические войска (т.е. признано ошибочным реформирование, проведенное при И.Сергееве). Воссоздан Главкомат Сухопутных войск, также упраздненный при прежнем Министре обороны. Завершено объединение Приволжского и Уральского военных округов.

11 мая 2001 года проведен Совет Безопасности РФ по социальным проблемам военнослужащих, на основании которого был принят соответствующий Федеральный закон. На заседании Правительства РФ 4 июня 2001 г. при обсуждении данного проекта документов по повышению денежного содержания военнослужащих Президентом была высказана фраза, ставшая знаменитой из-за своей неоднозначности: "По реализации намеченных мер финансовое положение военнослужащих должно непременно улучшиться, а не ухудшиться". (Т.е. президент боялся, что правительство в очередной раз будет действовать по принципу: хотелось как лучше, а получилось, как всегда.)

Начальник Генерального штаба ВС РФ с 1997 г. А.Квашнин в 2001 г. заявил: "Все последние годы мы по существу выстраивали систему обороны РФ заново... Надо прямо сказать, что сегодня Вооруженные Силы России все еще находятся в критическом состоянии", тем самым признав и свои промахи в проведении реформы. (Вестник военной информации. 2001. N 7. С.6.) В связи с этим вызывает сомнение оптимистичная мысль В.В.Путина, высказанная им на торжественном вечере, посвященном Дню защитников Отечества 23 февраля 2001 г.: "Мы сумели вернуть уважение к армии, возродить авторитет российского солдата и офицера". (Вестник военной информации. 2001. N 3. С.2.)

Каков же результат военного реформирования, которое идет в Российской армии уже 10 лет? Прежде всего, слово "реформа" оказалось дискредитированным, стало однозначно нарицательным и почти ругательным. Поэтому современные заявления политиков - "без подлинной военной реформы невозможно построение современного демократического государства" (А.Кокошин) - воспринимаются неадекватно. И это справедливо, потому что под военной реформой военнослужащими понимаются, в первую очередь, преобразования, проводимые в интересах человека и общества. За 10 лет таких преобразований не произошло. 

Попытки военного реформирования выявили следующие тенденции: успехи военного строительства находятся в прямой зависимости от экономического развития страны; современная Российская армия не способна отвечать потребностям государства и общества; обнажился закоренелый консерватизм, невосприимчивость к новой идеологии военного руководства, которое боится открытости армии и идет на перемены только под давлением обстоятельств; систематическое невыполнение исполнительной властью законов об армии, отсутствие превентивных шагов по решению армейских проблем; личные проблемы генералитета всегда оставались на первом месте; наступила деградация социальных ресурсов; произошло разрушение ценностного единства армии и общества; огромный вред нанесла позиция Б.Ельцина - армия нужна в качестве устрашения политических противников, как гарант власти; повсеместное возникновение на всех уровнях приспособленчества в армии; критическое снижение статуса офицера (такое же отношение у офицеров к руковдству государства); возрастание бесконтрольности с ростом служебного положения; армия не может и не должна реформировать сама себя.

Заявленные Президентом В.Путиным преобразования, прежде всего, в социальной сфере военнослужащих длительное время встречали и встречают ожесточенное сопротивление в Правительстве, о чем свидетельствуют периодические неудовлетворительные высказывания главы государства в адрес исполнительной власти. Факты свидетельствуют, что военная реформа до сих пор не стала приоритетным направлением в деятельности высших органов власти. Поставки вооружений до смешного малы и не решают проблем поддержания Вооруженных Сил в боеготовом состоянии. Неудовлетворенность офицерского состава условиями службы не снижается. Не выполняются планы жилищного строительства, в связи с чем офицеры, отслужившие положенные сроки, не могут уволиться из Вооруженных Сил. Остается под большим вопросом рекламируемое значительное повышение денежного содержания военнослужащих. Финансисты подсчитали: с 1 июля чистая прибыль для офицеров составит порядка 300-500 руб., а "не разы", как было заявлено Правительством. В выигрыше будут только военные пенсионеры.

К сожалению, итоги реформ для Вооруженных Сил плачевны. Надежды, возлагаемые военными на деятельного прагматичного Президента угасают. Армия никак не может выбраться из огромной реформистской ямы, которую ей выкопали власть предержащие и в которую она послушно сошла. Упасть легко, подняться трудно. Осознание очевидного медленно, постепенно, но все-таки доходит и до государственной власти, и до военных руководителей, и до граждан. Несколько успокаивает одно: к следующему 10-летнему циклу реформирования армия подошла, приобретя опыт. Правда, пока негативный.

6.05.2002

На страницу про армию

На первую страницу